home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



0001:0006

— Приветствую, Вадим.

В голопроекции появилось не привычное видеоизображение лица собеседника — перед товарищем полковником предстал Волк — нарисованная в трёхмерной графике и с большой любовью морда персонажа из знаменитого мультипликационного сериала «Ну, погоди!». И голос не принадлежал ни одному из живущих ныне людей: это была точная имитация голоса замечательного актера прошлого века Анатолия Папанова.

Тем не менее товарищ полковник сразу понял, кто перед ними на самом деле. И рука его плавно нырнула под стол. Он коснулся пальцем специальной клавиши, призывая на подмогу группу технического обеспечения Третьего Отделения. Группа немедленно подключилась, что засвидетельствовала ярко — алая плоскость, разрубившая рисованную шею Волка поперек гипертрофированного кадыка. Теперь они попытаются определить истинное местонахождение источника сигнала, а от товарища полковника требуется растянуть разговор как можно дольше и выжать из собеседника как можно больше. И о Фантомасе в том числе.

— Здравствуй, Слава, — протянул товарищ полковник.

— Быстро соображаешь, — оценил Падший Слава, а Волк в голопроекции развязно подмигнул. — Как твои дела?

— Работаю, — отвечал товарищ полковник.

— И хорошо работаешь, — сделал новый комплимент Слава. — Я к тебе именно по поводу работы.

Н-да, что-то невероятное сегодня происходит!

— Никак устроиться надумал? — очень натурально изумился товарищ полковник. — Или, наоборот, сдаться?

Смешок.

— Ну что ты, Вадим. Я не такой псих, чтобы поступать к вам на службу или капитулировать. Информацией хочу поделиться.

— Вот оно что… — протянул товарищ полковник. — Интересно. Значит, ты собираешься стать нашим информатором? Дятлом, что называется?

Не перегибай. Не клюнет.

— Вовсе нет, — сказал Падший Слава, а Волк вдруг встал на передние лапы, задрав задние вверх, и обнажил в хищной улыбке свои знаменитые клыки. — Такого дохода мне не надо. Я предупредить тебя хочу.

Какая забота о моей заднице! К чему бы это?

— О чем?

— Сегодня ты взял группу «Сетевые вампиры».

Вот черт! Все уже знают! Кроме, наверное, Вероники с Олечкой!.. Хотя…

— Ты интересуешься судьбой Фантомаса? — настороженно спросил товарищ полковник.

— Нет, — легко ответил Падший Слава; Волк сделал очередной кульбит. Я просто хочу дать тебе совет.

Ярко — алая плоскость, пересекавшая до сих пор кадык Волка и следовавшая за этим самым кадыком в моменты его, кадыка, перемещёний, приобрела отчетливо багровый цвет и покрылась рябью. Кажется, группа технического обеспечения засекла координаты респондента. Впрочем, данные следовало проверить.

— Совет? Что за совет?

— Будь я на твоем месте, — сказал Падший Слава, — я немедленно отпустил бы всю группу «Сетевые вампиры» за недостаточностью улик и более никогда не брался за разработку человека по имени Фантомас.

всё-таки Фантомас. Поистине свет клином сошелся на этом гении всех времен и народов!

— Будешь мотивировать свой совет? — уточнил товарищ полковник.

— Около года назад, — словно и невпопад произнес Падший Слава, — со мной связался один программист, вольный стрелок. И предложил свои услуги в решении вопросов весьма деликатного свойства. Я, естественно, поинтересовался стоимостью его услуг. Названная сумма меня удивила. Этот программист стоил намного дороже, чем сам себя оценивал. И это настораживало. Но я согласился. И никогда впоследствии не пожалел об этом.

— Интересно, — обронил товарищ полковник, который догадался, конечно, что речь идет не о каком — нибудь абстрактном программисте, а все о нём же о Фантомасе, будь он трижды проклят, — то есть ты хочешь сказать, что вот так вот взял и принял человека на работу? Без рекомендаций? Без залога? Что-то верится с трудом…

— Видишь ли, Вадим, — сказал Падший Слава, и морда Волка в голопроекции приобрела определенно задумчивое выражение, — этот человек не нуждался в рекомендациях.

— По какой такой уважительной причине?

— Он связался со мной по каналу, о существовании которого знали до сих пор только два человека: я и моя жена. Этим он подтвердил, в частности, и уровень своей квалификации.

Эк он его, подумал товарищ полковник с благоговением. Правильно говорят, высшего класса специалист. Не зря в него Геннадий вцепился, как клещ. Не зря.

— Спасибо за информацию, — сказал товарищ полковник вслух. — Но, честно говоря, меня твое предупреждение не пугает. Взломщик Фантомас блестящий, и программер — выше всяческих похвал. Только вот попался он и сидит сейчас в камере. И никакие выдающиеся способности ему выбраться из этой камеры не помогут.

— Ты в этом уверен?

— На сто процентов.

— Может быть, ты уже знаешь, кто из пяти Фантомас?

Полковнику очень хотелось сказать — да, мол, знаю — но он понимал, что Падший Слава находится в курсе происходящих в Третьем Отделении событий (каким образом — другой вопрос), а значит, располагает информацией о ходе разработки по Фантомасу. «Преувеличивать» не следовало: доверительный диалог утратит точку опоры. И товарищ полковник ответил прямо:

— Нет, пока ещё не знаю. Но ведь ты подскажешь?

Алая плоскость на шее Волка вдруг дёрнулась, поблекла и покрылась пузырями. Волк хищно оскалился.

Что там у них происходит?..

— Даже если бы захотел, — сказал Падший Слава раздумчиво, — что, в общем — то, маловероятно, то вряд ли я смог бы помочь тебе в этом деле.

— Это почему же? — насторожился товарищ полковник.

— Потому что я тоже не знаю, кто из них Фантомас.

— Интересное дело получается, — язвительно заметил товарищ полковник. — Ты нанимаешь человека. Человек на тебя работает. Ты платишь человеку за работу большие деньги. И вдруг в один прекрасный день выясняется, что ты не знаешь, кого ты нанял, кто на тебя работает и кому ты платишь?

— Не бери на понт, Вадик, — с презрением обронил Падший Слава, — я не из тех, кого можно взять на понт, и ты это прекрасно знаешь. Что же касается моих взаимоотношений с Фантомасом, то тут все просто: результаты работ говорили сами за себя… а деньги я ему переводил открыто, на легализованный счет, с уплатой подоходного и т. д. А вот встречаться с ним или разговаривать мне не приходилось…

— Но кто из пяти, ты ведь знал?

— Создание группы «Сетевые вампиры», — невозмутимо продолжал Падший Слава, — не моя инициатива. Это — одно из условий нашего с Фантомасом договора. Он сам потребовал, чтобы группу — всю целиком — мы обласкали и приняли на полную ставку. Очевидно, Фантомас предвидел возможность ареста и обезопасил себя таким вот необычным образом.

— «Обезопасил»? — товарищ полковник скептически хмыкнул. — Не так, оказывается, страшен Фантомас, как нам его малюют. Честно говоря, Вячеслав, я был о тебе более высокого мнения. Прикрыть разработку только потому, что какой-то хитрожопый сукин сын попытался обезопасить себя на ранней стадии подобным неуклюжим способом — странные, однако, советы ты даешь. И смешные.

Волк сморгнул и почесал когтем кончик носа. Алая плоскость поблекла ещё больше, покрылась трещинами и с едва слышным сухим треском раскололась на фрагменты. Волк схватил четырёхпалой лапой один из фрагментов и с задумчивым видом принялся жевать.

— Ты меня снова не понял, — сказал Падший Слава со вздохом. — А я хочу довести до тебя простую мысль: этот человек — маньяк. Он пришёл ко мне не за крышей и не за башлями — он пришёл ко мне делать дело, а я со всей своей техникой и связями был для него лишь наиболее подходящим рычагом, с помощью которого он собирался перевернуть Землю.

— Весьма образно, — оценил товарищ полковник. — И ты так легко согласился быть рычагом?

— Я позволял ему так думать, — после краткой паузы сказал Падший Слава. — В конце концов, эта маленькая уступка приносила мне большие деньги. Но ещё я понимал и понимаю, что долгое и равноправное сотрудничество с этим человеком невозможно. Да, он гений, но он еще и безумный гений — улавливаешь разницу? Возможно, вы его расколете… Нет, о чём это я — вы его обязательно расколете! Потом он сотворит вам чудо: одно — два — три — и вы будете в полном восторге: виктория, ордена, шампанское. А потом он вас обманет… — Падший Слава замолчал.

Товарищ полковник всё понял. Оставался один вопрос. Последний.

— Ты его боишься? — спросил товарищ полковник.

— А если и боюсь, — вспылил неожиданно Слава, — что это меняет?.. Да, я боюсь этого человека. Я боюсь гениальных безумцев. Меня, видишь ли, вполне устраивает то положение, которое я занимаю в этом мире. А наш с тобой общий друг способен все это взять, и изменить. На любом из уровней. Причём, это он сделает не по какой-то суровой необходимости, а как подскажет ему любимая мозоль на левой пятке.

— И ты так долго терпел его в своей епархии?

— Ну ладно, — продолжал Слава невпопад, словно и не слыша, что ему говорит товарищ полковник, — я понимаю, закрыть дело ты не можешь. Тебе этого просто не позволят. Но тогда возьми ты парня покрепче, стрелка проверенного — вызови из камер всех пятерых и… Убей его, Вадим!

Товарищ полковник растерялся. Он ожидал от Падшего Славы чего угодно, но только не такого предложения. Да в своем ли он уме?

— Ты в своем уме?

— Предпочел бы оказаться в чужом! — огрызнулся Падший Слава, перефразировав Кэрролла. — Пойми, Вадим, он опасен. Более опасного человека ты ещё под замок не сажал. Если ты его не убьешь, он тебя уничтожит!

— Ну, это мы ещё посмотрим…

— Я тебя предупредил! — сказал Падший Слава, как отрезал. — Тебе принимать решение. И не дай тебе Бог допустить ошибку.

Слава отключился. Волк растерянно моргнул, затем сунул лапу куда-то за спину и извлек, держа за уши, обречёно повизгивающего зайца, облизнулся и съел. После чего картинка скомкалась и исчезла.

Товарищ полковник немедленно связался с группой технического обеспечения.

В голопроекции появилось помятое лицо товарища майора Петракова. По выражению этого лица товарищ полковник понял, что у группы технического обеспечения что-то пошло не так.

— Засечь удалось?

Майора передёрнуло. Но он доложился:

— Нет, товарищ полковник.

— Параметры?

— Обмен продолжался четырнадцать минут тридцать шесть секунд. Изображение и голос респондента смоделированы с использованием пакета «Кристал Дизайнер Про»…

— Это имеет значение? — поинтересовался товарищ полковник.

— Нет.

— Тогда отделяйте шелуху.

— Так точно, — майор явно обиделся, но спорить не посмел. — В ходе обмена адрес респондента менялся семнадцать раз. Всё это — частные терминалы пользователей, проживающих в Москве и области. Они уже проверены. Как и следовало ожидать, они не имеют никакого отношения к криминальным структурам Города.

— План «Перехват — Центр»?

— Удалось получить только общую ориентировку. Судя по всему, передатчик респондента смонтирован на транспортном средстве; его средняя скорость во время разговора составляла сорок — сорок пять километров в час.

Шёл в черте города, сообразил товарищ полковник.

— Направление взяли?

— Юг, юго — восток. Автоинспекция и оперативные группы работают. Но шансы невелики.

— Понятно, — товарищ полковник ожидал чего-то подобного, и совершенно не собирался по этому поводу переживать. — Хорошо. Будут новости, немедленно свяжитесь со мной.

— Слушаюсь!

По лицу майора было видно, что новости вряд ли последуют, но протокол соблюден, а остальное — не его дело.

Товарищ полковник прервал связь и задумался.

Итак, Падший Слава.

Персонаж не простой. Пятьдесят девять лет. До двадцатого года занимал видный пост в недоброй памяти Правительстве Национального Возрождения. Потом, когда интервенты из ЭКАР при поддержке интернациональных бригад ЕС разгромили под Москвой Добровольческую армию Ершова и низложили «возрожденцев», Слава бежал и два года скрывался в Сибири. Однако после выборов в обновлённый парламент, снова всплыл в Столице — уже как глава мощнейшей криминальной группировки новой, «поствозрожденческой» формации. Предметом интереса и главным источником дохода для этой группировки стала информация и её непосредственное вместилище — всепланетная информационная сеть. Промышленный шпионаж, прогнозирование на основе прямого взлома, торговля «мертвыми душами», откровенный грабёж среди бела дня — это и многое другое использовалось группировкой Падшего Славы. Понятно, что для проведения акций подобного ранга требовались специалисты самого широкого профиля. И такие специалисты у Падшего Славы имелись. И не только компьютерщики. Так, согласно последним оперативным данным, в горячем резерве Падший Слава держал до двух сотен боевиков: в условиях города целая армия! Казалось бы, чего или кого может бояться человек подобного размаха и богатства? А вот оказывается, боится. До такой степени, что, выпустив ситуацию из-под контроля, идёт на контакт с органами правосудия, нарушая тем самым целый ряд писаных и неписаных правил. Неужели Фантомас действительно так хорош? Но если он так хорош, то почему тогда так легко попался?

Да нет, ерунда, одернул сам себя товарищ полковник. Задурить тебя Слава хотел — и весь разговор. Запугать и запутать. Видно, не самую низкую ступеньку занимал Фантомас в его доморощенной иерархии, многое знает, ко многому причастен. Вот и решил наш Слава сделать, что называется, ход конем: представить дело таким образом, будто вместо талантливого взломщика нам достался маньяк — индивидуалист, который только для вида согласится сотрудничать, а сам будет строить козни и врать напропалую. Чтобы, поверив Славе, мы авансом перестали верить Фантомасу.

Очень похоже на правду, — решил товарищ полковник, — ход конем. Так это и следует расценивать… Но в конце концов, дадут мне сегодня поработать или нет?!

Не откладывая более этого дела в долгий ящик, товарищ полковник связался с архивом и выяснил, что двенадцатого апреля две тысячи двадцать пятого года паролем доступа в локальную сеть Третьего Отделения Комитета по Вопросам Общественной Стабилизации и Интеграции по приоритету «С» было вычурное сочетание из трёх слов: «Гиацинты трепещут томно».


0001:0005 | Собиратели осколков | 0001:0007