home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



XL

Их «Разрушители» шли по холмам, бок о бок, плечом к плечу. Связи между машинами не было, но они с Жеребцом успели договориться о том, как будут действовать, пока ждали старта. Сейчас Эйден думал, что они с Жеребцом не первые, кто пробует действовать, объединившись. Наверняка в истории Клана это не раз имело место. Надежда оставалась на то, что подобной тактики от вольнорожденных кадетов никто не ожидает. Тем более, если учесть, что противостоят им на Аттестации вернорожденные воины. Если в одном из роботов Джоанна,– а Эйден твердо верил, что именно она первая встретит их на поле, – для нее это будет неприятным сюрпризом. Шутка ли сказать, верно– и вольнорожденный, действующие в паре. Как бы Джоанна не блеванула прямо на мостике. Эйден хмыкнул при мысли об этом.

Утро выдалось на редкость туманное. Туман лежал на земле плотным слоем, придавая местности какой-то нереальный, призрачный вид. Гигантские «ноги» соседнего робота мерно поднимались из тумана и тут же вновь погружались в него. Эйден подумал, что Жеребец, должно быть, видит то же самое, когда смотрит в его сторону.

Все системы были приведены в состояние полной боевой готовности и работали, как надо. В отличие от первой Аттестации вольнорожденным кадетам не позволялось изменять конфигурацию бортового вооружения. Приходилось довольствоваться стандартной схемой размещения. Правда, на «Разрушителе» Эйдена вместо стандартной установки РДД справа на «торсе» была смонтирована РБД-установка, а под ПИ-излучателем на правой «руке» был добавлен ЛСМ большого калибра. Он предполагал, что такие же изменения были внесены и в схему вооружения «Разрушителя» Жеребца. Судя по всему, только вернорожденные кадеты пользовались привилегией изменять конфигурацию вооружения по своему усмотрению.

«Ладно, – подумал Эйден,– неважно. На такой пересеченной местности, как здесь, лучше передвигаться налегке».

Он ощущал, что на этот раз ему куда легче сохранять равновесие, чем во время первой Аттестации, когда его боевой робот вышел на поле боя, перегруженный дополнительным вооружением.

Тем не менее сохранять равновесие было достаточно трудно. И не только из-за того, что приходилось постоянно идти по склонам, но и из-за тумана. Эйден вел машину, полагаясь исключительно на компьютер, вычерчивающий на экранах рельефную сетку.

Им не пришлось долго искать неприятеля. Впереди, в тумане, замаячили три машины – «Вурдалак», «Грифон» и «Каратель». Они медленно шли навстречу. Впереди двигался «Вурдалак», оторвавшись от остальных двух противников метров на шестьсот. Впечатление было такое, что водитель «Вурдалака» пытался таким образом выразить свое презрение к вольнорожденным, показывая, что, мол, и одного его робота достаточно, чтобы покончить с аттестуемыми. Когда Эйден увидел, что «рука» «Вурдалака» указала в его сторону, о" в ответ поднял обе «руки» своего «Разрушителя», а затем опустил их, давая понять, что принял вызов. Это была чистая формальность. Подобные странные проявления учтивости приняты на учениях. На войне же они встречаются крайне редко. Там просто не бывает времени для соблюдения этикета.

Эйден вспомнил: во время первой Аттестации все начиналось точно так же. Там тоже впереди был «Вурдалак», и точно так же он указал на Эйдена. Но на этот раз результат будет иным. Никаких импровизаций, никаких прыжков через линию противника.

Эйден наклонил «торс» своего робота вбок на сорок градусов в сторону «Разрушителя» Жеребца. Тот стоял неподвижно. Очевидно, Жеребец ждал появления своих противников.

«Вурдалак» впереди тоже остановился. Эйден подозревал, что это тоже часть ритуала. Кадету предоставляется право первого выстрела. Впрочем, в бою все тактики хороши. Так что не стоит чрезмерно уповать на учтивость противника.

Эйден бросил взгляд на экран бокового обзора. Внезапно робот Жеребца указал «рукой» налево. Там, двигаясь между двумя холмами, из тумана появились противники Жеребца. Их тоже было трое – «Вурдалак», «Грифон» и «Громовержец». С «Громовержцем» Эйдену так и не довелось вступить в бой во время первой Аттестации. Это был самый большой из тяжелых боевых роботов Клана. Сто тонн массы. В этой тройке «Вурдалак» опять-таки шел впереди, метрах в шестистах от двух других машин. Тоже, наверное, демонстрирует полное презрение.

Как он и договаривался с Жеребцом, Эйден наклонил «торс» своего робота еще несколько влево, а затем вернул его в вертикальное положение. Жеребец проделал то же самое. Эйден невольно улыбнулся, представив себе, как это выглядело со стороны. Наверное, их противники решили, что роботы недоумков-вольняг занимаются на поле боя физкультурой.

Поскольку вторая тройка явно шла на соединение с первой, чтобы атаковать в лоб, Эйден и Жеребец встали в одну линию, бок о бок. Они заранее договорились об этом на случай лобовой атаки.

Жеребец поднял «руку» своего боевого робота на сорок пять градусов, потом еще на сорок пять. Это был сигнал, означающий, что им с Эйденом предстоит атаковать двух «Вурдалаков», стоящих впереди. Эйден заметил, что броня его противника местами повреждена и покрыта окалиной. Он решил, что, должно быть, – перед ним тот самый боевой робот, против которого не устояли Том и Спиро. Подобный вывод напрашивался сам собой. Па двух других машинах не было видно никаких отметин. Похоже, что они даже не вступали в бой. Видимо, водитель «Вурдалака» чертовски гордится боевыми шрамами своей машины.

Ни одна из сторон не начинала бой. Интересно, насколько хватит у противника терпения? Оказалось – ненадолго. «Вурдалак» ударил ракетами. Компьютер показал, что ракеты ударили бы прямо в «торс» робота, в область мостика, если бы Эйден не успел отскочить в сторону. Неплохо. Правда, этот маневр нарушил построение, вынудив Жеребца податься назад, сохраняя линию. Они договорились удерживать строй в бою, оставаясь по возможности рядом. У Эйдена мелькнула мысль, что противник может расценить маневр Жеребца как проявление трусости. Хорошо! Это еще более собьет противников с толку.

Они с Жеребцом договорились, что каждый открывает огонь по собственному усмотрению.

Ракетная установка на «Вурдалаке» шевельнулась, ловя машину Эйдена в прицел. Он решил опередить противника и дал залп РБД. Прицелился он точно, но водитель «Вурдалака» тоже не дремал. Ракеты были сбиты, ни одна не поразила цель. Однако водитель «Вурдалака» не мог предвидеть, что за первым залпом последует второй. РБД, выпущенные Жеребцом, ударили прямо в середину «торса» противника Эйдена. Во все стороны полетели осколки брони.

Пока водитель «Вурдалака» недоумевал, Эйден перенес огонь на противника Жеребца, ударив по нему из ПИ-излучателя. Воспользовавшись тем, что водитель второго «Вурдалака» не ожидал нападения с его стороны, Эйден сделал один за другим несколько выстрелов, которые легли точно в цель – в «торс», в область мостика. Жеребец быстро отреагировал на этот маневр и, прежде чем его противник успел прийти в себя после неожиданной атаки Эйдена, открыл по нему огонь.

Взглянув на экран дальнего обзора, Эйден заметил, что остальные машины пришли в движение, спеша на помощь своему товарищу. У Эйдена с Жеребцом оставалось меньше минуты, чтобы покончить с «Вурдалаками».

Их «Разрушители» пошли вперед, не обращая внимания на огонь опомнившегося противника, который ударил из ПИИ. Выстрел разнес броню в нижней части корпуса робота Эйдена, возле левой «ноги». Машине Жеребца тоже досталось. Его противник дал ракетный залп, который, казалось, должен был развалить боевой робот Жеребца на части. Но оба «Разрушителя» удержались на «ногах», продолжая идти навстречу «Вурдалакам» и не прекращая ответного огня. И Жеребец и Эйден сосредоточили всю огневую мощь на противниках друг друга, как и спланировали заранее. Перекрестный огонь должен был стать неожиданным фактором.

И это сработало. Все произошло так, как того и ожидал Эйден. Водители обоих «Вурдалаков», привыкшие к одиночным схваткам, растерялись. Подобные методы ведения боя им были непривычны – уж слишком не в духе Клана.

Эйден знал, что такая тактика будет стоить ему и Жеребцу немалого количества очков. Открыв огонь по чужим противникам, они нарушили правила. Кроме того, своими действиями и он и Жеребец лишили себя возможности добиться второй победы. Так что офицерских званий им уже не получить. По этого и не требовалось. Задача только одна – стать воином. В первый раз его подвела собственная амбициозность, он переоценил свои силы и проиграл. Па этот раз он ограничится меньшим. Их с Жеребцом два. «Вурдалаков» тоже два. Если покончить с ними, прежде чем подойдут другие машины, у него и Жеребца будет на счету по роботу. И они автоматически станут воинами. Большего и не требуется. А на возражения офицеров плевать. В конце концов, они с Жеребцом всего лишь вольнорожденные. Что с них взять? Известно же, вольняги всегда все испоганят, но тем не менее вольняги сегодня вечером уснут воинами.

Машина его собственного противника была сильно повреждена. Поэтому Эйден с Жеребцом сосредоточили огонь на втором «Вурдалаке». Синхронными залпами они вынудили противника встать на «колени», после чего точными выстрелами разрушили остатки брони, закрывающей реактор. Эйден чуть было не заорал от восторга, увидев, как катапультировался водитель. Ни он, ни Жеребец даже не стали смотреть, как падает робот. Некогда было.

Они развернули своя машины и атаковали оставшегося «Вурдалака».

У того были уничтожены все лазерные установки на «торсе». Остались лишь ПИИ на «руках». «Вурдалак» безнадежно пытался отстреливаться, но было видно, что противник сломлен. Следовало его поскорее прикончить. Эйден и Жеребец двинули свои «Разрушители» вперед. И тут Эйден чуть не допустил фатальную ошибку. Он совсем упустил из виду, что у «Вурдалака» еще осталась левая установка РДД. Эйден даже сначала не понял, что произошло. Лишь когда внезапно весь обзорный экран заполнила массивная «рука» второго «Разрушителя», тут же исчезнувшая в ослепительной вспышке, до него дошло, что случилось. Ракетный залп был нацелен прямо в область мостика его робота, где броня уже изрядно пострадала. Не подставь Жеребец «руку» своего «Разрушителя», песенка Эйдена была бы спета. Даже и теперь его машина пошатнулась от взрывной волны.

Два «Разрушителя» неуклонно шли на «Вурдалака», методично его расстреливая. Выстрел за выстрелом, ракета за ракетой. Водитель «Вурдалака» перестал отстреливаться. «Торс» робота задымился. У Эйдена замерло сердце, когда он подумал, что водитель «Вурдалака», "возможно, находится в бессознательном состоянии и не может катапультироваться. Даже если там Джоанна... А Эйден был уверен, что это она, кому же еще там быть? Неважно, что она ему глубоко антипатична. Сейчас Эйдену не хотелось пятнать свою победу ее смертью. Мысленно он кричал ей: ну давай же, давай! Катапультируйся!

Еще один сдвоенный залп – и «Вурдалак», качнувшись, рухнул навзничь. Удар был такой, что даже на мостике Эйден почувствовал вибрацию.

Хотя он и знал, что надо сосредоточить все внимание на приблизившемся «Грифоне», он не мог отвести глаз от упавшего «Вурдалака». Но вот из облака дыма показалась фигура водителя. Спустившись на землю, тот быстро отбежал прочь от машины. Когда воин стащил с головы нейрошлем, Эйден увидел, что это – женщина. Но не Джоанна. Марта. И она осталась невредима.

Эйден переключил все свое внимание на «Грифона». То, что им с Жеребцом еще оставалось, было рутинным делом. Им следовало продержаться по возможности подольше. Теперь главное – не позволить себя убить или ранить. Сейчас это было бы до обидного глупо. Взглянув на экраны, Эйден увидел, что у него почти не осталось боеприпасов, чтобы встретить «Грифона». Тем не менее его «Разрушитель» держался еще некоторое время, пока меткое попадание в ходовой отсек не обездвижило машину. Тогда новоиспеченный воин признал поражение и катапультировался.


XXXIX | Легенда о нефритовом соколе-1: Путь Кланов | ЭПИЛОГ