home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Часть третья. Свобода

Арриол тихо вздохнул и поёжился от решимости, когда сзади с гулким стуком захлопнулись ворота Школы. В плечо и щёку грело утреннее солнце, будто так и надо. Но в душе холодком шевелилось сомнение. Как странно было стоять и видеть перед собою тысячи незримых дорог. И осознавать, что выбирать одну из них придётся самому - теперь уже никто не моги приказывать. Лишь её величество Судьба да его подлючество слепой Случай. А ещё свои желания, свом решения.

- Столько ждал этой свободы, а теперь не знаю, что с нею делать, - голос едва ли улетел дальше пары шагов, однако ворота сзади заскрипели опять.

Мэм Фирелла на вороном коне оказалась само очарование. Длинное с искоркой роскошное платье до пят, а пуще того синий плащ волшебницы делали её яркой и заметной издали фигурой.

- Зато кажется, я знаю, что с ней делать, - хотя голос её и казался холодно-надменным, парень всё-таки углядел в глубине карих глаз знакомые смешинки.

- И насколько далеко путь наш окажется общим? - Арриол насупился.

Уж очень надоело, когда помыкают… хотя эта волшебница и в самом деле попутчица необременительная. Потому он поправил на плече тощую котомку со скудными пожитками и направился куда глаза глядят и ноги поведут.

С другой стороны, почти сразу Арриол заметил, что у неприметной развилки его с неодолимой силой потянуло на восход, навстречу утреннему солнцу.

- А почему туда? - поинтересовался он у равнодушно ступающего рядом великолепного коня.

Видимо, волшебница что-то неслышное таки шепнула над своим скакуном, потому что конь раскрыл пасть и невозмутимо ответствовал вполне человеческим голосом, что неплохо бы вернуться в Мелит да порасспросить тамошнего барона о рыцарской чете д'Эсте.

- Видите ли, молодой человек - хозяйка поговорила по хрустальному шару с сэром Лефоком. И некие странности в прошлом таки имеют место быть, - конь пожевал железку в пасти, сплюнул от отвращения в сторону и как ни в чём ни бывало продолжил. - Да и вспоминал некто одну рыжую до неприличия молодую особу, которой помощь нужна.

Арриол ухмыльнулся и припомнил позавчерашние события…


С визгом вымахнуло из ниоткуда длинное, отчего-то оранжевое заклинание отторжения. Словно проснувшаяся кошка, оно лениво потянулось и принялось со скрежетом точить когти. Разве что происходило это на широком дворе Школы, да и терзало весьма сконфуженного парнишку из числа держащих испытание, едва успевшего выскочить из мудрёной паутины сплетённых заклятий.

Посматривающий с верха полуденной башни вниз Арриол хмуро сплюнул в сторонку. Что-то совсем уж забубённое придумал мэтр Карвейл и подчинённые ему преподаватели! Клубок диковинных, запутанных как шерстяная пряжа под лапками разгулявшегося котёнка заклинаний - а внутри виднелись не столько призы… сколько отметки. Достать зелёный огненный цветок, символизирующий хоть какие-то успехи в изучении магии, смогла едва лишь половина студиозусов.

Алый, полыхающий тревожным огненным сиянием цветок второй ступени осилили лишь двое - долговязая девчонка откуда-то из рыбацкой деревушки… и, к тайной радости Арриола, держащий нынче экзамен Терри. Не зря, выходит, они с ним столько вечеров провели в изысканиях, сравнивая и проверяя внезапно пришедшую на ум идею.

Ведь магический поединок в некотором роде сродни фехтованию на шпагах? Голая сила и там и там решает мало - зато вот умение, гибкость и быстрота мышления, это очень и очень объединяет эти два столь непохожих с виду занятия. Те же блоки, обводы и обманные удары, те же уходы в сторону и маневрирование с целью найти выгодную позицию и в то же время нащупать слабинку в обороне противника?…

Последний из держащих испытание мрачно ругнулся сквозь зубы и поднялся из щебня изрытого ногами двора. Похлопал по дымящемуся плечу затлевшей от маленькой молнии куртки, и плечи его опустились. Что ж, парнишка, жив остался и то хлеб - Арриол покачал головой - придётся тебе ещё годик-два покорпеть в стенах Школы… и тут же он замер. А как бы он сам, если бы кому-то вдруг пришла на ум идея схватить его за ухо и сунуть в клубок магии, попытался справиться с этим хитроумным препятствием?

Он улыбнулся и представил себя внизу, разбирающимся с этим адским варевом из заклятий разных школ магии - но взгляд его неизменно притягивал белый с золотом цветок первенства, так и оставшийся нынче нетронутым. Не нашлось среди учеников таланта, достойного быть названным лучшим. Так, одни середнячки.

Однако, неумолимое солнце уже садилось за вершины недальнего леса, и это означало, что последний экзамен закончен. Соответствующие пометки в бумагах и личных делах сделаны, всякие исправления и поправки в учебный курс и индивидуальные планы занятий будут непременно внесены. Зрители, преподаватели и толпа пристально наблюдавших за ходом испытания учеников волнующимся потоком потекли в сторону трапезной залы, замковых ворот и жилых корпусов.

На два закопчёных пятна, только и оставшихся от допустивших грубейшие ошибки и оттого сгоревших заживо, старались не наступать и даже не смотреть. Всяк понимал, что на то он экзамен и есть, и никаких поблажек или уступок в жизни никто делать не станет.

- Терри, Селена, идите сюда, - негромко позвал Арриол и озабоченно ощупал мешок рядом с собой.

Белобрысая малявка хоть и должна была держать испытание лишь на следующий год - но присутствовала в толпе зевак. Упустить возможность поглазеть на столь редкостное зрелище? Угу, щас!

Арриол ухмыльнулся, глядя на всё это безобразие сверху. Уже без пяти минут как полноправный маг Терри почти сразу взглядом нашёл своего приятеля, помня его неистребимую страсть занимать выгодные со всех точек зрения стратегически важные высоты. Зато девчонка старательно завертела во все стороны головой, выискивая направление, откуда магический ветерок занёс прямо в ухо голос парня.

И лишь заприметив рассекающего постепенно редеющую толпу поперёк течения маркизового сынка, мгновенно уловила нужную сторону. Глаза её встретились с насмешливым взглядом сидящего наверху Арриола. Она кивнула и тут же, прощебетав что-то извиняющееся подружке, и нырнула в неприметную, прикрытую от досужих глаз слабенькой иллюзией стены боковую дверь. Миг-другой - и вот уже оба ученика Школы высокой Магии приветственно хлопнули Арриола по плечу.

Если в прикосновении Терри чувствовалась едва прикрытая сдержанная радость, то от хлопка девчонки парень едва не слетел кубарем с башни. В ушах зазвенело, и лишь уцепившись за оставленный строителями зубец, он остался здесь. Вот же ж боги дали силы!

- Слушай, Селена - какого демона ты здесь делаешь? - он помассажировал плечо и беззаботно осклабился. - Тебе бы где-нибудь в другом месте, таинства Луны изучать.

Девчонка сделала на миг страшненькую рожицу. В мире есть всего один толковый храм ночного солнца - но и там не изучают новое, и соответственно не обучают тому молодёжь. Пользуются раз и навсегда найденною силой, погрязнув в роскоши и довольстве.

- Так что, лучше я начну с маленького… а потом сама докопаюсь до тонкостей, - Селена принюхалась и беззаботно хихикнула.

Рука её безошибочно откинула ткань, и под чистой мешковиной обнаружился поднос со всякими вкусностями, которые Арриол утянул с кухонь и припас для своих друзей. Правда, бутылку вина Терри повелительным жестом отодвинул в сторону. Ещё и проворчал при том, что не тот мужчина, кто пьёт - а тот кто лишнего не выпьет.

Вот это правильно, уж владеющим Силой голову задурманивать и вовсе ни к чему! Потому кувшин с яблочным соком оказался принято обоими учениками не в пример благосклоннее. Все трое жизнерадостно хохотнули и приступили к трапезе, благо Арриол давно изучил вкусы и приволок именно то самое, что и могло порадовать желудки и сердца после столь впечатляющего зрелища, как выпускные испытания.

- Гово-и, - с набитым ртом потребовала непоседливая девчонка, едва первый голод оказался утолён.

Терри до поры помалкивал - уж он-то чуть ли не явственно подозревал, что его лукавый приятель Арри умыслил некую каверзу. Но ответ того заставил обоих посерьёзнеть и даже переглянуться.

- Как стемнеет, предлагаю объединить силы - и разорить творение преподов, - он указал полуобгрызенной ножкой куропатки вниз.

Во двор Школы, где в причудливой вязи заклинаний светящимися цветными огнями по-прежнему плавали три цветка.

- Так, чтобы и самим уцелеть, и тарарам на всю Школу не поднялся? - судя по задумчивой физиономии, идея эта Терри понравилась.

Зато Селена, залезшая чуть ли не с ушами в изрядных размеров плошку с шоколадным мороженым (представляете физиономию обнаружившего недостачу распорядителя кухонь?), едва не поперхнулась.

- Нет - вы, парни, точно сумасшедшие, - девчонка облизала пальцы и сыто, с блаженством вздохнула. А потом с чисто женской последовательностью кивнула. - Я с вами… хотя шанс погореть у нас просто-таки феноменальный.

Судя по решительным физиономиям парней, берегитесь сегодня все законы и правила высокой магии! Уж коль Арриол, Терри и Селена самолично возьмутся за вас - без всяческих безобразий, уж будьте покойны, не обойдётся. А потому, прямо на верхушке башни, под лучами одобрительно посматривающей из-за леса луны, потихоньку началось обсуждение…

- Чтобы воспринять и проявить Силу ночного светила, мне придётся снять… всё, - девчонка нерешительно потеребила шнуровку платья. - Кто вздумает ржать или лезть с руками…

- Тот козёл, - понятливо кивнул ничуть не интересующийся девчоночьими прелестями этой худышки Арриол.

Селена ещё раз в сомнении глянула на замерших у кромки испытательного поля парней и со вздохом принялась разоблачаться.

- А ничего, в общем, - вынесли те своё мнение, пока девчонка ещё не успела закутаться взамен одежды сиянием своей ночной подруги.

Свет луны мягко обернул свою малолетнюю белобрысую дочь. Окутал переливами нежного мерцания словно легчайшим шёлком. И при легчайшем румянце, таки выползшем на щёки девушки, выглядело это просто…

- Классно, в общем, - Терри показал большой палец. - Подрастёшь, и репутацию волшебниц своим экстерьером не посрамишь.

Арриол вместо ответа в восхищении чмокнул кончики пальцев - и протянул руку. Товарищи по авантюре немедля подали свои ладони, и через миг в образовавшемся Малом Круге вихрем взвился поток магической энергии.

- Амулет сними, - коль Селене доверили роль ведущей, она принялась командовать.

Круг разорвали, пока смущённый отчего-то парень снимал и прятал в карман свой зелёный камешек на шнурке. Странно, когда ладони вновь сомкнулись, он отчего-то почувствовал себя голым. Не в телесном смысле, а… от девчонки исходили столь властные женственные посылы, что ему на миг стало даже неудобно.

Стоящему по направлению циркулирующего потока следующим Терри доставалось куда меньше. Но он понял всё правильно. Взглянул на друга с сочувствием и проворчал, что нынче же вечером он задаст жару своей очередной подружке.

Селена в свою очередь поёжилась и заметила, что тоже всю ночь будет на стену лезть… но отвлекаться не дело.

Равновесие. Принцип, придуманный не нами и даже не нашими предками. А прадедами наших пращуров, кровью и потом нащупавших это правило. Своими жизнями проторивших тропочку сквозь трясину неведомого к редким в нём островкам истины. Даже страшно подумать, плодом скольких раздумий и кровавых испытаний являлся этот нынче кажущийся немудрёным и простым принцип!

Селена ломилась вперёд словно идущий в атаку флагманский дредноут. Составляющий ей опору Арриол отчаянно балансировал на грани света и тьмы, иногда от усилий идя радужными разводами - а замыкающий круг Терри выглаживал, устранял остаточные сполохи и отклонения.

Вроде и есть трое, но вроде их и нет. Принцип замкнутого на себя и закольцованного диполя тут не сработал бы, уж преподам в хитроумии не откажешь. Однако, тут в замкнутом круге Силы оказались сразу три сущности - а вот чтобы ответить на такую хитрость, пришлось бы изрядно попотеть не только многомудрым наставникам, но и самой матушке-природе, куда более нас гораздой на всякие хитрости.

- Туда, - кивнул в нужную сторону немного разобравшийся в испытательной магии Терри, и Селена словно послушная девочка (ой-ой, можно подумать!), повернула куда ей подсказали.

Первым, и причём без особых усилий, достигли зелёного цветка - девчонка бестрепетно рассматривала его в непосредственной близости от лица, и изумрудные отсветы плясали на её восхищённом лице. Дабы сорвать это диво, ей пришлось поднести руку к себе поближе, и пальцы Терри, чтобы не разрывать Круг и течение силы (весьма чревато, знаете ли), ухватили её за ухо.

- Первый есть, - Селена бесцеремонно выдрала светящееся диво из хитросплетения магии, сунула себе в причёску и обратила на замерших в неустойчивом равновесии мальчишек сияющий взгляд. - Заслужила я?

Угуканье и агаканье послужили ей ответом. Равно как и тихие проклятия на этих вечно любующихся собою девчонок.

- Давай дальше, - прошипел Арриол, не без труда уводя в сторону колючий и настороженный клубок магии, в котором так и чудилось что-то весьма зловредное от мэм Харальды - уж её пакостный стиль плести заклятья не узнать было трудно.

Укутанная жемчужным сиянием девушка с зелёной звездой в волосах милостиво улыбнулась и развернула всю троицу почти строго в противоположную сторону. Когда тут такая дьявольская смесь из магии многих волшебников, к чёрту все правила! Только на интуиции и вдохновении и можно выехать…

- Луна говорит, что сейчас лучше зайти к золотому огню - а на обратном пути прихватить и алый.

В ответном ворчании сопящего от усердия Терри без труда удалось расслышать, что и у него во время испытания шевельнулась подобная мыслишка - но силы были откровенно на исходе, потому он не рискнул.

Некоторое время троица с испуганным уважением разглядывала искрящееся нечто, в котором угадывались молнии госпожи Фиреллы - и после короткого совещания решила обойти эту гадость стороной. Волшебница та молодая, дурная, предела своей силы не знает. Вот и сунула в испытательный клубок нечто такое, что мама помогай!

Но Терри тихо завопил, что другого пути нет. И после некоторых колебаний решился. Сторожевое заклинание разлеглось в паутине прочих заклятий вольготно, словно настороженная кошка на пороге дома. Однако, если приглядеться, виднелась сбоку крохотная щелочка, будто навесили эту зловредную магию чуть небрежно, кривовато.

- Фирелла сработала спустя рукава? Не верю! - решительно заявил Арриол и легонько подул в нужную сторону.

Клубок сплетённых молний чуть отодвинулся, и за ним обнаружилась поджидавшая беспечного студиозуса ловушка. И пока Селена негодовала по поводу женского коварства (вполне, впрочем, заслуженно), Терри с Арриолом переглянулись. А ведь, второе заклинание может сработать как отвлекающий маневр для главного - и после короткого обсуждения истекающая мягким лунным светом девушка с ними согласилась… в общем, чтобы пройти к золотому цветку, пришлось пожертвовать зелёным.

Сиротливо повис он у двух сторожевых заклятий, схвативших друг друга вместо жертвы и не верещащих на всю спящую Школу лишь потому, что Цветок вот он, на месте - и орать тут нечего.

- А неплохо придумали, - заметил Терри, и остальные участники аферы с ним легко согласились.

В самом деле, разбираться в хитросплетениях чужой волшбы, находя знакомые штрихи и подсмеиваясь над образом мышления наставников, оказалось после некоторого времени даже забавным. Свёрнутый до поры и спрятанный для маскировки под Плащ Теней огненный шар мэтра Карвейла они обнаружили лишь благодаря лунному свету - в его отблесках бдительная Селена вовремя приметила пакость и подняла тихую тревогу.

- Говорят, это пить можно, - Терри принял вовсе уж немыслимую позу, стоя на одной ноге и другою придерживая отодвинутую в сторону широкую синюю ленту Воздушного Жгута. Храбро он приник губами к дремлющему огню - и отхлебнул.

Демонстративно облизался и осклабился.

- На самом деле, это не столько ловушка, сколько возможность пополнить силы. Старикашка думал, будто мы о том не знаем, - Арриол уступил второе место девчонке, а остатки не без колебаний допил сам.

По телу пробежалась освежающая огненная волна, заставив уставшие конечности налиться новой силой. На щёки вымахнул ощущаемый даже собою румянец, их даже защипало легонько, как бывает на морозце - и все трое не сговариваясь легонько засмеялись.

- Теперь, зная что тут к чему, я бы и в одиночку добралась, - Селена вытянулась в струнку и таки достала довольно высоко зависший на магических нитях искрящийся золотом и серебром магический цветок.

- Осторожнее, - Арриол вовремя успел сбалансировать всё кольцо, когда противная девчонка едва не рухнула прямо на что-то непонятное, однако наверняка жутко неприятное.

- А, ладно - вы-то у меня на что? - Селена после поглощённого в таких количествах Огня откровенно захмелела.

На щеках её пылал просто-таки неприличный румянец. Она развеселилась, потеряла прежнюю скованность, и теперь скользила меж магических нитей легко, словно летучая мышка меж деревьев. Алый магический цветок они втроём взяли словно походя, небрежно - а перед запирающим до поры двойную ловушку Фиреллы зелёным в сомнении остановились.

- Знаете, что делает волк, когда обнаружит капкан? - глаза Терри смеялись.

Он теперь в свою очередь переложил пальцы Селены себе на ухо, и полез рукой в штаны. И едва его двое спутников успели возмущённо закатить глаза к ухохатывающейся на своих небесах Луне и отвернуть глаза, как сын маркиза Рико совершил над магией преподавателей неслыханное кощунство.

Однако, едва прекратилось журчание, Арриол незамедлительно подвинулся на его место и повторил. А уж каким там образом изворачивалась пикантно покрасневашая и всё же ухмыляющаяся Селена, они подсматривать даже и не подумали… как-то даже и в голову не пришло.

- Вот… а теперь пусть хоть до скончания веков проверяют, кто же это здесь отметился, - девчонка вдумчиво пошептала что-то над растворяющимся в магии шаром гм, почти воды. - Теперь запашок, как у скунса - если кто сунется, мало не покажется. Да и магия спасует…

Обратный путь к краю опустевшего и потемневшего кокона магической паутины ничем особым не ознаменовался. Теперь троицу вёл Терри, у которого в голове уже сложились вместе все части головоломки.

- Спасибо, Арри - мне бы такое и в голову не пришло. И в то же время, проверить свои силы было весьма недурственно, - уже выйдя из занимающей треть широкого двора паутины, заметил он.

Руки парней сомкнулись в рукопожатии. А сверху напоминанием, без кого ничто в этом мире не обойдётся, улеглась холодная на удивление ладошка Селены.

- Да, это было здорово, мальчишки.

Первый цветок высшего признания безоговорочно подарили ей - и было странно смотреть, как расцвела улыбающаяся малявка с блистающей красивой звездой в руках. Терри безжалостно присвоил огненный, дескать, к его силе боевого мага это как раз подходит. А зелёный Арриол осторожно спрятал во вновь повешенный на шею амулет. И судя по мерцанию камня, место это оказалось как раз впору.

Возбуждение схлынуло. Со всех сторон надвинулась темнота, холод. А ещё лёгкая усталость. Судя по изрядно подвинувшейся на чёрном небе Луне, по велению которой мелкими рыбёшками двигались и другие звёзды, время ушло далеко за полночь. А стало быть, пора бы и баюшки… если бы так не донимало желание. Уж стать в круг и открыть свои сущности на полную, это вам не просто так.

Терри криво ухмыльнулся и вполголоса проворчал, что намерен теперь довести до сладкого обморока свою очередную подружку. Он пренебрежительно смерил взглядом по-прежнему окутанную лишь лунным светом девчонку.

- Арри, не вздумай входить к ней - ещё шестнадцати нет, - и после короткого прощания исчез.

В глаза Селены страшно было даже взглянуть. Безумная смесь женского, радости - и мутная пелена подступающей от неудовлетворённого желания боли. И всё же, Арриол ласково обнял её.

- Ты мой друг - а для друзей невозможного не существует, - шепнул он. - Пошли… я умею делать это язычком… не позволим друг дружке умереть?


Как на следующий день разорялся мэтр Карвейл, обнаруживший трудолюбиво созданные магические построения мало того что пустыми - но ещё и пренебрежительно помеченными, не хотелось даже вспоминать. Ведь самое что оказалось пакостным, ни одно сторожевое или охранное заклинание даже не пискнуло.

Кое-что мог бы по этому поводу сказать сонный и немного бледный Терри - но его мнением никто поинтересоваться и не подумал. Уж проделанное ему, пусть даже блестяще прошедшему испытание, никак оказывалось не под силу. Да и вряд ли сам высший наставник Школы сумел бы сходу разобраться и преодолеть все прилежно начинённые в паутину магические каверзы…

- Спасибо, друг - я ещё никогда настолько не чувствовала себя женщиной, - Селена с чувством пожала руку встретившегося ей в тёмном уголке Арри. А потом легонько обняла от ещё не схлынувших до конца нежных чувств - и ускакала куда-то лёгкой походкой, оставляя за собой легчайший шлейф серебристых искорок и еле ощущаемый мускусный ароматец.

Их двоих тоже никто не спрашивал, хотя Карвейл и пытался провести расследование - но оно с самого начала пошло не по тому пути. Все преподаватели и наставники оказались тут совершенно ни при чём. Впрочем, кое-что веьма близкое к истине подумала тонко улыбнувшаяся Фирелла, но любопытствовать мыслями Мастера Молнии, это как-то весьма опасно, знаете ли - не только для здоровья, но и для жизни…

- А отчего вы решили, сэр конь, что в моей истории есть некие, как вы изволили выразиться, странности? - коль скоро могучей волшебнице пришло в голове общаться с каким-то мальчишкой-недоучкой таким диковинным образом, Арриол тоже решил не подавать даже и вида.

Мэм Фирелла ехала себе спокойно, задумчиво склонив чуть набок голову и взгляд. А парень неспешно шагал по лесной дороге и на полном серьёзе разговаривал с чёрным жеребцом.

- А потому, юноша, что это мнение Харальды - а к словам Мастера Воздуха прислушаться таки стоит, - следом конь смущённо фыркнул и поинтересовался - раскрыл ли один хулиганистый мальчишка хотя бы раз учебники, и прочёл ли он из них хоть одну страницу?

Арриол честно признался, что пролистал кое-как целых три магических учебника.

- Небось не читал, а картинки скабрезные выискивал, - конь с шумом неодобрительно вздохнул и потянулся мордой к преодолеваемому вброд мелкому ручейку.

По вполне понятной причине беседа на некоторое время прервалась. А затем для Арриола наступил маленький кошмар, когда вороной конь въедливо принялся экзаменовать его по прочитанному… впрочем, для первого раза оказалось неплохо. Тем более, что парень даже не заикнулся о том, что остальные учебники он давно уже прочёл вдоль и поперёк во время ночных бдений в библиотеке…

- Ну, раз такой умный - сам и отдувайся, - конь внезапно остановился, мотнул головой.

Только сейчас поглощённый беседой Арриол и заметил, что глухую лесную тропку им перегородил здоровенный медведь. Ещё не набравший веса после зимы зверь присматривался ко встреченным на пути двуногим, хмуро зыркал и вообще, вёл себя явно по-хулигански.

Судя по демонстративной улыбке вредины Фиреллы, волшебница оказалась намерена не вмешиваться и посмотреть представление до конца, удобно расположившись в седле. Да и парень вовремя прикинул, что за нож хвататься смысла нет - уж против такого медведя это не катит. А вот… и меж нешироко разведённых ладоней его затрещала махонькая, нарочито невыверенная молния.

Парень выворачивал ладони в разные стороны - до тех пор, пока разряд в его руках не принялся шипеть в точности как змея у виденного пару раз на ярмарке заклинателя.

Надо признать, медведь отреагировал почти так, как Арриол втайне и рассчитывал - то есть шарахнулся и, отчаянно косолапя, удрал подальше. Правда, при этом отметил следами своей медвежьей болезни часть тропинки…

- Но нельзя же иметь сразу всё, - грустно заявил конь, осторожно ступая меж источающих зловоние мест.

Волшебница наверху демонстративно зажала носик. Но судя по тому, что на этот раз покачивалась в седле заметно сильнее обычного, от хохота она удерживалась с изрядным трудом.

А парень задумчиво шагал впереди по мягкой лесной тропинке и грустно думал о том, что свобода это вовсе не возможность делать всё, что заблагорассудится. Это нельзя, то можно, но потом последствия будут - и по сути, выбора особого и не остаётся. Наверное, это и есть путь?


Умытый дождями Мелит встретил своего блудного сына как-то не так. Настороженно Арриол вступил на улицы, чувствуя себя слово под осмотром сотен глаз.

Нет, на самом деле, на двоих приезжих почти никто и не обращал никакого внимания.

Фирелла ещё в самой первой встретившейся по пути деревне спрятала подальше своё вычурное и богатое одеяние волшебницы. Переоделась зажиточной мещанкой, и судя по всему, в этой простой но добротной одежде чувствовала себя намного свободнее. Да и Арриол в пути малость пообтёрся - даром что отказался взять у мэтра Карвейла хотя бы медную монетку сверх положенного за работу слуги заработка.

А потому экономил и спал зачастую на сеновалах.

- Что-то не то, - хмуро заметил парень, ступая по кривоватой улице и ведя в поводу коня с волшебницей.

Сердце его стукнуло совсем невпопад, когда он свернул в знакомый проулок торговой части города… и остановилось совсем. Он даже протёр глаза и присмотрелся вновь - то место, где ещё совсем недавно стояла лавка с работающей в ней весёлой и рыжей подружкой, нынче пустовало.

Глаза парня зашарили по сторонам и тут же нашли сидящего на углу базарного калеку, который ввиду жары и совершенно cегодня не ярмарочного дня перекочевал сюда. Тот, судя по глазам, хоть и признал Арриола сразу - но виду отчего-то не подал.

- Пожар был, точно, чуть пол-квартала не выгорело. А у рыжей наверху в закутке мамка больная лежала… сдуру полезла за ней, едва успели её за руки схватить - тут-то оно всё рухнуло…

Бывают смутные мгновенья, которые отчего-то не хочется вспоминать. Бывают в жизни огорченья, когда душа смущается и вдруг холодом напоминает что-то внутри о её существовании. Мир вокруг меркнет, становится холодным, серым, бесцветным. И ненужным. Глаза с недоумением обводят вокруг, как бы вопрошая - зачем всё это? Быть может, оно лишь дурной сон или бредовые видения, когда неслышно обернувший тело жар обращает всё в липкий и душный кошмар?

Мрачная с фолетовым отливом чернота сползла с доспехов и остального, словно предутренняя сырость. И теперь рыцарь в блистающих на солнце доспехах стоял у безымянной могилы в степи, отдавая последнюю дань безвременно ушедшей. Ушедшей туда, вперёд - туда, куда никто особо не торопится но куда мы все со временем неизбежно придём.

Белоснежный красавец-конь нагнулся было к поникшей траве, но передумал. Его губы тронули вдруг за ухо, а затем толкнули в волосы тугим жарким дыханием. Словно напоминанием, что мы пока живы, а потому супостатам самое время озаботиться завещанием да последними перед неизбежным в жизни распоряжениями…

Какимим дальними тропами в такое время бродит здравый смысл - то уж никому не ведомо - Арриол только стиснул ладонь на рукояти ножа, внимая одному лишь себе слышную песнь. Еле слышно выпустил воздух сквозь стиснутые зубы и поткачал головой.

- Плохо. Очень плохо… - волшебница за его спиной посмотрела вслед уходящему парню и в сомнении покачала головой.

Что такое терять близких или друзей, она всего лишь догадывалась. А посему звякнула монетка, которую Фирелла бросила в торбу нищего, и притомившийся конь вновь направился за уже приевшимся провожатым.

- Нет, Фи, к барону мы пойдём завтра, - куда делся остаток дня, Арриол не мог потом припомнить ни за что.

Волшебница в немом изумлении наблюдала, как невидимые простым глазом ослепительно-белые молнии обвивают фигуру этого парня, особенно ярко блистая на фоне извечной тьмы. Бывает же… нечасто приходится воочию видеть, как люди выдерживают удар судьбы - и по правде говоря, глаза б больше на такое не глядели.

Молча она проглотила такое пренебрежительное сокращение своего имени, многим другим стоившее бы если не головы, то весьма болезненного ай-яй-яй точно. Лишь смотрела, как гордо и неукротимо распрямилась сжавшаяся было словно арбалетная пружина сущность этого потомка доблестного рода. И склонила голову, молча признавая превосходства человека знатного.

- А ещё лучше было бы не ходить к нему вовсе, - еле слышно прошептала она.

Однако Арриол уловил их. Его серые глаза с гордо поднятого и словно закаменевшего лица некоторое время пристально и с неудовольствием глядели на высящуюся над ним волшебницу на вороном коне. Что ж, бывают слова, которых лучше иной раз не произносить - уж парнишка отсутствием соображения никак не страдал.

Он кое-как отвернул взгляд, дёрнул в сдерживаемой ярости щекой. И наверное оно к лучшему, что уже вечером на постоялом дворе он не заметил, как волшебница одним лишь изменившимся выражением лица подозвала не замедлившего подскочить и замереть в угодливо-подобострастной стойке хозяина. И показав глазами вослед ушедшему в свою комнату парнишки, негромко распорядилась:

- Горе у него. Но если к утру не будет как огурчик, то уж не осерчай, сгорит твоё заведение… вместе с тобой.

На своё счастье, хозяин постоялого двора опытом и жизнью оказался умудрён. Чем и как лечатся у их благородий подобные напасти, хитрован знал прекрасно и вовсе не понаслышке. Потому, когда взгляд его остановился на пригожей девице в переднике, которая как раз выносила в заднюю дверь поднос с грязной посудой, та через некоторое время неслышно проскользнула к указанной хозяином двери. С кувшином в руках - и уж понятное дело, не молока.

Только, она легонько вздрогнула и замерла, когда взгляд кого-то невидимого остановился на ней. Безропотно отдала кувшин и на плохо подгибающихся, ставшими вдруг непослушными и словно деревянными ногах уковыляла в свой угол. Глаза её незряче уставились куда-то в вечность, и не было сомнений, что наутро девица будет уверена, что на самом деле всё сделала как надо…

В комнату, где на непривычно широкой постели метался в полубреду-полуяви парнишка, вошла полупрозрачная, истекающая темнотой тень. Несколько мгновений она смотрела на него, а затем покачала неодобрительно головой. Несколько неслышных слов, беззвучной вспышкой сотрясших мирозданье - и тот испуганным воробышком замер. Губы сами раскрылись навстречу, когда к ним прильнуло горлышко кувшина и напоило соком сладкого забвенья.

Из наполненных грёзами серых глаз словно выпорхнуло рыжее и весёлое воспоминание. Увлекаемое властной волей, оно запорхало по тёмной и печально притихшей комнате, и с некоторой ухмылкой оказалось одобрено. Послушно оно облекло тень, слилось с ней. Заиграла та вдруг радужными переливами - и в шагнувшей вдруг в комнату любой признал бы девчонку-служанку из лавки прежнего купца.

С горькой усмешкой - уж подобное лечится подобным - девица для начала и себе меланхолично отхлебнула сладкого вина с Южного берега.

А затем всё было просто и правильно. Нет, вовсе не то, что подумали бы любители клубнички. Рыжая просто наклонилась - и до дна выпила из доверчиво распахнувшихся навстречу глаз всё о себе воспоминание.

- Вот и всё, малыш. Я забрала твою боль… взамен что-нибудь придумаем. А теперь спи - и пусть тебе приснится хороший, чистый сон…


Они встретились посреди двора. Утреннее солнце только-только, позёвывая, заглянуло через стену внутрь храма своего божества, как это и произошло. В беспечно распахнутые ворота зашла из города девушка в простом платье зажиточной мещанки или среднего достатка купеческой дочери - а из пристройки навстречу спешила по своим делам озарённая внутренним светом молодая жрица.

По мере сближения словно выплывали из тумана видения, словно сползала хмарь с полузабытых воспоминаний, когда всё вдруг становится ясным и понятным. Столбами вымахнули косые тени невидимых до поры событий, закружили вокруг них призраки былого - и обе девицы в остолбенении остановились, не дойдя друг до дружки полудюжины шагов. Ещё чуть, и неизбежно произошло бы непоправимое. Однако обе неосознанно замедлили шаги, а потом вовремя спохватились.

- Надо же, какая встреча, тёмная! - полуэльфийски зелёные глаза Эсмеральды с неудовольствием заметили соперницу.

Фирелла подняла задумчивый взгляд - и со внезапно сузившихся ресниц едва не сорвалась самая настоящая молния. Она тут же погасила её, втихомолку досадуя, что судьбе угодно было в это почти прекрасное утро подстроить встречу с жрицей ясноликого Риллона.

- Уйди с дороги, светлая - и никто не пострадает, - негромко процедила Мастер Молнии с потемневшим от презрения лицом.

Жрица покачала головой, упрямо не желая встречаться с извечной противницей взглядом. Так уж повелось, что неизбежно владеющие Силой становились по разные стороны. Глупости всё насчёт Света и Тьмы - то всего лишь обозначения, всего лишь цвет. На деле оказывалось всё куда проще и в то же время замысловатее. Стремление к порядку, к торжеству идей традиционно отождествлялось со светлым, в то время как идущие на поводу своих желаний и стремлений столь же привычно назывались тёмными.

- Мы не можем драться, тем более здесь, - кисло процедила Эсмеральда.

Волшебница оживилась.

- А что, так хотелось бы оказаться битой? - хохотнула она с непонятным даже самой себе весельем. - Ладно, не будем заводиться…

В нескольких словах поведала она, что всего лишь пришла осведомиться о некоем парнишке, выросшем при Храме и этой зимой покинувшем его стены. Может ли кто поведать о его прошлом - там оказалось столько непонятного и странного, если не сказать загадочного.

- Ты попала как раз к той, кому нужно, - невесело признала жрица. - И стало быть, Арриол остался за воротами, отказался войти в храм пресветлого Риллона?

Промолчавшая Фирелла улыбалась сладко, как завидевшая беспечную мышь кошка. К чему лишние слова, когда всё и так оказывалось предельно ясно - уж слишком неприглядные воспоминания оставил о себе Свет в истерзанной душе парня.

- И значит, теперь тёмные взяли потомка доблестного рода под своё крылышко? - полуэльфка печально вздохнула.

А затем произошло то, чего обе они ожидали меньше всего. Эсмеральда тряхнула золотистыми волосами и неожиданно для себя самой сообщила, что она тоже едет… куда?

За разговором как-то незаметно оказалось, что обе уже вышли за ворота храма - уж здесь-то и общаться друг с дружкой им было не зазорно. Да и в случае стычки закон оказывался почти бессилен. Ну встретились двое магиков на нейтральной территории, ну кто-то кого-то грохнул. Бывает - дело-то житейское.

Арриол с непонятным оживлением наблюдал за приближающейся парочкой. Надо же - какие обе эти женщины родные и до боли знакомые. И в то же время разные, словно две стороны одной и той же монеты. Озарённая внутренним сиянием небесного света Эсмеральда с еле заметно заострёнными кончиками ушек и прекрасная в своём негодовании. И бархатно-уютная темнота Фиреллы, в которой блистали сполохи неистовых молний…

- Кого из нас ты выберешь? - вопрос жрицы прозвучал именно так, хотя подразумевал он под собою совсем, совсем иное.

Да и многое другое, если призадуматься…

- Обеих, - парень не раздумывал и не колебался ни мига.

Хотя он прекрасно понял подоплеку произнесённых весьма важных слов, папенька и маменька прокляли бы его с того света, если бы он не проявил свойственную потомку рыцарского рода прижимистость и не заграбастал себе в названые матери сразу обеих. Уж лапки у их благородий и должны быть загребущими, верно я вам говорю.

- Это как? - Фирелла ненароком припомнила, как на следующий день всё-таки одарила парня поцелуем за победу в поединке с травником, и какого труда стоило им обоим удержаться на грани невозможного…

Эсмеральда своим безошибочно чутким к малейшим нюансам эльфийским слухом мгновенно различила тут некие сложности и проворчала в сторону, что Тьма пользуется порою недозволенными методами.

- Дура, - глаза волшебницы на миг сузились от ненависти.

И всё же, она легонько рассмеялась. Что ж, а парень таки сделал правильный выбор!

- Что ж, я готова следовать за своим учеником и почти сыном. Сколько тебе надо, чтобы собраться, о моя светлая сестра? - произнесла она нараспев.

В ответном взгляде жрицы без труда читалось кое-что весьма нелестное о потакающих своим прихотям тёмных волшебницах вообще и об этой зловредной магии в частности. И всё же, Эсмеральда с вызовом посмотрела в тёмные глаза соперницы и тоже рассмеялась. Не ей убояться трудностей, не ей, истоптавшей не одну стёжку-дорожку в те горние выси, куда не залетит ни орёл ни облако. Лишь дух людской горячий и нескромный осмелится забраться так высоко, откуда истина и ложь видны столь явственно, различно и понятно.

- Да нисколько. Один из наших девизов - всё своё носи с собой, - жрица осмотрела себя, кивнула и тут же с совершенно женской непоследовательностью поинтересовалась. - Как у нас с деньгами?

Фирелла в ответ неопределённо поморщилась. Уж она, будучи на попечении Школы и всецело отдаваясь научным и преподавательским занятиям, столь низкими и презренными материями, как стяжательство, как-то не интересовалась. А Арриол в ответ лишь ухватился за рукоять боевого ножа и высоко задрал лицо.

- Понятно, - Эсмеральда немного покрутила носом. - Пару минут, я себе коня приведу, да кое-что из мелочей по женской части.

Тут они с Фиреллой обменялись понимающими взглядами, и жрица не мешкая ушла обратно в храм. Хотя Арриол и сильно сомневался в возможности женщин делать таковые дела быстро, он всё же запасся терпением и вернулся в тень под старым ясенем, где расположились несколько выносных столиков трактира.

- Мэм, - рекомендую этот сок.

Волшебница с сомнением попробовала что-то ядовито-оранжевое в запотевшем бокале, что принёс служка. Однако, выдавленный чернокожими рабами на дальнем полудне и сохранённый беспощадной магией бритоголовых жрецов апельсиновый сок, выдержавший затем дальнее путешествие в бочках, и в самом деле оказался превыше всяких похвал. Да ещё и с эдаким бархатистым оттенком… пожалуй, это Магия Воды?

Они ещё некоторое время посвятили чинной и чуть ли не научной беседе, обсуждая и смакуя разные оттенки вкуса да способы сохранения напитков - согласитесь, в жарких краях задача отнюдь не простая и в тоже время животрепещущая.

- Кстати, надо будет этим заняться, - оказалось, что Эсмеральда уже обреталась рядом.

И естественно, в поводу жрица держала белоснежную кобылку, составившую столь разительный контраст с придремавшим по жаре вороным коньком волшебницы, что в другое время тому стоило бы и восхититься.

Арриол хоть и не умел на этих животных ездить, но согласился поскучать немного в отправляющейся в полдень почтовой карете - благо путь её проходил вплотную к никогда не виданным родным местам.

К барону по молчаливому соглашению решили не заходить. Уж очень как-то некстати случился тот пожар, ну очень - вернее то, что он за собою повлёк…

Старые камни, на которых кое-где ещё сохранились следы копоти, да весь этот заросший бурьяном расплывшийся холм - вот и всё, что осталось нынче от родового замка рыцаря д'Эсте.

- Жжётся, - Арриол отдёрнул ладонь и зачем-то посмотрел на неё, словно огонь бушевавшей здесь некогда битвы и в самом деле обжёг кожу.

Обе заклятые подруги благоразумно остались внизу. Не стали подыматься сюда. И не только для того, чтобы дать парню побыть наедине с останками никогда не виданного дома. А скорее по той причине, что яростное пламя ещё и сейчас опаляло всё восприятие неслышным жаром. И никому не хотелось чересчур испытывать судьбу - даже у подножия холма, где в зарослях ещё угадывались остатки крепостного рва, неведомые остатки лизали ауру обеих владеющих Силой.

- Да уж, маменька, если это она, делов тут натворила нешуточных, - прошептали сжавшиеся было в горькую струнку губы.

Место оказалось в высшей степени непримечательным. Обширное, до горизонта поле, посреди которого небожители словно нарочно воткнули старый холм. И лишь где-то на пределе зрения - там, где земля сходилась и никак не могла сойтись с небом - виднелась тёмная ниточка леса.

"Да ведь, просто вырубили деревья" - запоздало обожгла мысль.

Арриол вытер пот и осмотрелся вновь. Отсюда, с чуть обдуваемой тёплым ветерком высоты, его отвыкший от тесноты городских стен взгляд вдруг вычленил среди кустарника некую неправильность. Да ещё и легчайший дымок указывал, что оное глазу не почудилось. Определённо, в том месте некогда была деревня… да и сейчас там кто-то жил. Расположение уж больно хорошее - в излучине большого ручья. Да, скорее всего, угадал верно.

- Никак, молодой рыцарь пожаловали? - как после звуков этого скрипучего голоса, неизменно напоминавшего о дурно смазанной телеге, Арриол не подпрыгнул от неодиданности, осталось ведомо только небесам.

Позади обнаружилась старуха в засаленном домотканом одеянии и с кривою клюкой в руке. Седые волосы её печально свисали с поникших костлявых плеч напоминанием о бренности всего живого. Только не это удивило парня - обе девицы внизу точно так же ничего не заметили.

"А ведь старая плесень наверняка что-то может знать, да и меня узнала сразу" - всё же, иногда умные мысли приходили в голову своевременно, каковым обстоятельством Арриол немного загордился.

- Да, это я… а ты, бабуля?… - в глаза этой карги смотреть отчего-то очень не хотелось.

И всё же, он пересилил себя. И оказался вознаграждён стократ - глаза у старухи оказались молодые, ясные и полные той силы, что неизбежно напоминают о весне.

- Вижу, вижу - как раз малыш Арри и есть, - бабка ухмыльнулась и виновато моргнула. - Что ж, коли так - здравствовать вашей милости.

Кланяться до земли не стала, правда - но Арриолу того и не надобно. А старуха покивала то ли своим мыслям, то ли подслушанным парня и продолжила уже безо всякого скрипа и сиплого бульканья в голосе.

- Верно, верно - я тоже с кое-какими умениями, малыш, - негадано-нежданно объявившаяся ведунья пренебрежительно глянула с холма на по-прежнему пикирующихся и ничего не замечающих девиц. Да загнула что-то такое пренебрежительное про кичливых неумех, что в другое время Арриол просто восхитился бы.

- Ладно, Арри, не станем ходить вокруг да около. Смотри… - и сухая старушачья рука неожиданно ловко коснулась пальцем мокрого от пота лба парнишки…

Закружило, завьюжило нынче над землёю. Заволокло мглою ещё более чёрною нежели ночная темень. Да только не снегом - дымом и пеплом. Пришла в эти благословенные края война, и чад сожжённой дотла деревни несло ветром прямо на осаждённый замок.

Десятник Вернье задремал всего на миг. Даже и не задремал вовсе - он себе такого не позволил бы, да и спать стоя на посту никак не возможно - однако едва он хлопнул пару раз глазами, отгоняя так и лезущую сладкую дрёму, а перед ним уже стояла госпожа. Осунувшаяся и бледная леди д'Эсте с факелом в руке пристально и пытливо всматривалась в своего верного воина.

- Что скажешь? - голос леди оказался куда более красноречив, нежели её внешний вид.

- Худо дело, госпожа, - старый десятник не стал кривить душой перед супругой господина, который сейчас где-то вместе с остальными рыцарями и солдатами оборонял переправу через Реку.

Однако леди покачала головой, и словно подтверждая сомнения похолодевшего от догадки Вернье, пламя факела заметалось в безветрии под прикрытием привратной башни.

- Нет больше рыцаря, погиб - я почувствовала то явно, - тихо и печально промолвила леди, и словно тяжкий груз мягко обрушился на поникшие под кольчугой плечи солдата.

Ведь госпожа не просто женщина. Ведьма, да не обыкновенная - одна из тех великих, чьи прихоти могли бы волновать или успокаивать по своему велению души и сердца. Да и сэр д'Эсте не из обычных провинциальных дворян… слыхал ли кто из нынешних о Договоре Равновесия? Когда вселенная закачалась в неустойчивом положении, готовая уже сгореть в пламени беспощадной битвы Света и Тьмы, бессмертные вдруг спохватились - а ведь мало что останется на пепелище от этого с таким трудом созданного и поддерживаемого мира?

И тогда было принято простое, и в то же время весьма непростое решение. Дюжина сильнейших ведьм, воспитанниц первозданного мрака и унаследовавших его силу и умения - и с другой стороны ровно столько же паладинов Света, могущих одним лишь словом или жестом творить чудеса. Да-да, вошли они к ним как к женщинам и образовали супружеские пары, став простыми смертными…

- Сейчас я вынесу сюда сына. Отнеси его в город. Для прикрытия устрою бурю и дождь, а потом… - дальнейшие слова оказались не нужны. Если сэр рыцарь до конца исполнил свой долг, супруга по Договору не имеет права пережить его.

А коль скоро истерзанный замок осаждали беспечные полки Кооролевства Всадников, то судьбе их нынешней ночью завидовать не приходилось. Всё равно завтрашнего штурма защитникам не выдержать…

- И ещё, Вернье, - глаза леди на миг полыхнули яростью. - В наш замок с такой силой и яростью вцепились не просто так… мой бывший друг, которого я отвергла дабы сдержать свою часть великого Договора…

Арриол с усилием протолкнул воздух в ставшее вдруг непокорным горло и кое-как перевёл дух. Сердце колотилось так, будто он без передыху заполнил сорокаведёрную бадью водой, а по спине чуть ли не ручьём лился отчего-то ледяной пот. Стоило признать, что заглянуть одним глазком в прошлое оказалось не столько забавно, сколь страшно.

Выходит, та непонятная Харальда оказалась таки права. Папенька из самих паладинов Света - да и маменька… кстати!

- А не из скамаррских ведьм она часом была? - после произнесённых негромко этих слов старуху прямо-таки скрючило пополам и с хрустом приложило о полускрытый сухой травой щебень.

В глазах её заплескалось такое изумление пополам со страхом, что Арриол не сдержался. Шагнул вперёд и навис над извозюканной в грязи деревенской недоучкой грозным приветом из прошлого.

Смутно, смутно и неохотно поминалось о том могучем и почти неведомом племени даже в тех немногих книгах, где о них всё-таки хоть что-то было. Некогда ведьмы едва даже не взяли в этом мире верх, сколотив подобие государства. Однако молодая и стремительно набирающая силы Империя тогда всё же сумела одержать победу в той беспощадной бойне, в которую обратилась обыкновенная война.

- Из них, - старуха отвела глаза. А затем вскинула их вновь. - Нет, что-то я в толк никак не возьму…

Рука её не по-старушачьи проворно и ловко шастнула вперёд и выудила за шнурок привычно обретающийся за пазухой парня амулет.

- Ах вот оно что!

Из постепенно становящихся всё более сбивчивыми слов её Арриол всё же разобрал, что это нельзя носить ему боле. Потому он и никак не добьётся в жизни толка, что прячется за зелёным камнем - вот когда в силу войдёт, только тогда и можно…

Она постепенно бледнела и таяла, становясь всё более полупрозрачной и размытой - а сама фигура старухи колебалась в полуденном жарком ветерке всё более откровенно. Ах вот оно что - морок! Видать, старую плесень ухайдакали где-то поблизости, а кости так и остались непогребёнными с должным обрядом. Уж если хоть проблеск Силы в ауре имелся, таковое непростительно - хорошо хоть не пакостила напоследок. Теперь-то понятно, отчего обе девицы внизу ничего не почуяли.

Ладонь сама собою сняла с шеи привычное не то украшение, не то защитный талисман - а глаза по-новому всмотрелись в искрящуюся изумрудной зеленью глубину камня. А ведь, очень даже может быть… сколько можно прятаться от судьбы? И Арриол решительно намотал шнурок на запястье левой руки, сделав что-то вроде кожаного браслета с украшением.

Не сдерживаемое и не скрытое боле в отбрасываемой бериллом тени нечто привычно воспарило вокруг. Коснулось уже почти совсем истаявшей, но упрямо бормочущей тени старухи, отдёрнулось брезгливо. И подумалось отчего-то парню, будто совсем он голым остался, словно без одежды посреди людной площади.

- Надо же - но ладно, - Арриол шагнул с вершины старого и притихшего под полуденным зноем холма в ту сторону, куда вело его и тянуло просто-таки настойчиво.

В самом деле, в заплывшем рву из-под нескольких скатившихся сюда сверху глыб на него из бурьяна укоризненно смотрел выбеленный солнцем и дождями череп.

- Ну что ж, - парень погладил добычу в своей ладони.

Поскольку двигать такие здоровенные каменюки без рычагов он не умел - а шарашить молниями или огнём по примеру патентованных волшебников не собирался, то решил ограничиться разумным и не докапываться остального. Ноги сами вынесли своего обладателя обратно наверх, где остатки былой волшбы обжигали горячим ветром. И здесь-то он сунул череп в наспех освобождённую от щебня расщелину да старательно присыпал опять.

- Покойся с миром, бабка - кто б ты ни была. И спасибо тебе от наследника рода д'Эсте…

Взвился на миг горячий и душный вихрь, запорошил глаза мельтешением ярких искр. На душе сразу стало эдак чуть спокойнее. А отчётливо пронизывающий всё естество поток магии, некогда испепелившей замок вместе с упрямо лезущими внутрь захватчиками, отчего-то на миг подластился, словно весёлый щенок. Выходит, сделал всё правильно?

Мельком улыбнувшийся Арриол сел на нагревшийся под солнцем камень и огляделся вокруг уже новым взглядом. Да уж, не лучше ли было оставаться круглым сиротой, нежели однажды узнать о своих родителях такое?…

Но с другой стороны - война тогда была с расположенным на восходе королевством Всадников. И стало быть, искать надо там… но имя? Имя!

- Эсмеральда! - крикнул он с вершины холма. - А не сможешь сверху своею силою подглядеть, где бы мне разыскать несколько живых скамаррских ведьм?

На полуэльфийское лицо жрицы выползла брезгливость, словно при той сказали непристойность. Надо же, сколь разительный контраст - Арриол припомнил строгое и спокойное лицо матери, за которым тем не менее полыхало неугасимое и яростное тёмное пламя. Да уж, маменька красавица была… а вот внутренняя сущность её куда как далека от этой открытой и словно всегда освещённой изнутри солнечным светом жрицы. Вот Фирелла зато куда ближе со своей сдержанной силой.

А всё же, серые глаза наверняка от папеньки достались… и в этот момент жрица отозвалась.

- Зачем это тебе, малыш?

"Ещё раз назовёшь так - и ты о том пожалеешь!" - эти бешеные слова едва не сорвались с языка парня, однако полуэльфка всё поняла с одного взгляда. Она ещё менялась в лице, когда обстановка вокруг решительно понеслась вскачь.

У подножия холма, совсем рядом с обеими по-прежнему неприязненно поглядывающими друг на дружку девицами, в знойном воздухе разлилось радужное сияние. Оно сгустилось, пошло жемчужными разводами - и вдруг стало столь реальным, что взирающий на это диво с вершины холма Арриол не сразу поборол в себе желание бегом спуститься и своими руками потрогать диковину.

Сначала раздался лязг. Потом кто-то невидимый отдал команду, и на притихшее под полуденным солнцем поле выбежали две цепочки закованных в чёрную сталь солдат.

- Слава Императору! - громко и страшно выкрикнули они зычными голосами, одновременно, слаженно ударив блестящими мощными копьями по своим сумрачным щитам.

И в это время из портала - а в том, что эта доступная едва ли нескольким величайшим из магиков диковина им и оказалась, сомнений не было уже ни у кого - в это время оттуда вышел разодетый в алое и золотое человек.

На первый взгляд он не поражал ни исполинским ростом, ни шириною плеч. Не обреталось при нём рогов и хвоста, как по злобе втихомолку поговаривали кое-где в совсем уж глухомани. Не ударили с ясного и слегка выцветшего от зноя неба и молнии, как приписывала молва при появлении повелителя Полночной Империи. Всего лишь вышел молодой, красивый и уверенный человек в сопровождении нескольких весело беседующих и над чем-то похохатывающих сановников.

- В чём здесь дело, и кто посмел творить Великие Заклятья? - тёмные глаза Императора по очереди осмотрели обеих не замедливших присесть в глубочайшем реверансе девиц, и наконец остановились на сконфуженном Арриоле.

В походке того самый пристальный взгляд не усмотрел бы смущения или раскаяния - однако парень спускался с холма весь отчего-то сконфуженный. Надо же, а всего-то от всей души упокоил старую ворону… значит, от папеньки и маменьки досталось много чего помимо внешности? Ах, как же права была Фирелла - учиться, учиться надо было и овладевать своими способностями, а не дурью маяться! Щёки молодого рыцаря залила жаркая волна.

- Рад приветствовать Ваше Величество на своей земле, - он понятия не имел о всяких там светских условностях и этикетах, но стал перед Императором на одно колено, как несколько раз видал на картинах и в представлениях бродячих лицедеев, и склонил голову.

А затем представился, запинаясь от непонятного смущения - согласитесь, не каждый день на голову словно гром с ясного неба сваливается самолично Император, да ещё с таким грозными словами на устах! Как бы тут не угодить прямиком на плаху…

- Очень хорошо, сэр д'Эсте, - Его Величество нетерпеливо кивнул и жестом изобразил - встать.

Ноги словно сами собою подбросили Арриола, настолько велика оказалась власть этого человека. Да и Сила тоже - уж где-то парень несколько раз встречал упоминание, что Император и сам патентованный волшебник.

- Ваше Величество, мы можем говорить открыто и не боясь быть подслушанными? - и едва после повелительного кивка повелителя Полночной Империи вокруг взлетела непроницаемая, обернувшая обоих людей ватной тишиной завеса, продолжил.

Выражение лица Императора поначалу было скептическим, но в общем терпеливым. Арриол рассказывал сбивчиво, запинаясь и перескакивая с пятого на десятое. Но когда прозвучали слова о Великом Договоре и о том, что его некогда, вполне возможно, пытались нарушить, на лицо Его Величества набежала тень.

- Сэр Родерик и Изабелла д'Эсте… да, я помню эти имена из списка. Всё, парень - ни слова больше. Этим делом теперь займутся куда более сведущие в розысках, да и в тёмных делах подобного рода тоже. А пока… - Император задумчиво посмотрел на безучастно и всё же как-то непокорно стоящего пред его ликом парня. - А пока займёшься делом. Будет к тебе поручение…

Из дальнейшего обливающийся холодным потом и проклинающий втихомолку всю эту высокую политику Арриол узнал - с находящимся на закатной границе Империи королевством эльфов опять трения вышли. Недавно приплыла с моря на ладьях хорошая ватага троллей, да с шаманами. Погнали остроухих далеко и быстро.

- И быть бы там совсем беде - да случайно, недалеко от тамошней границы проводил маневры усиленный магиками полк нашей тяжёлой баронской конницы, - Арриол всё же приметил скользнувшую по губам Его Величества улыбку. А уж потом и сообразил, что собирать по мирному времени такую силищу и кормить-поить да содержать её просто так никто не станет. Видать, у Императора разведка толково поставлена…

Короче, вышел весьма редкостный и заковыристый в юридической практике казус - Империя порубала захватчиков, но уходить с отвоёванных земель не спешила. Любая судейская крыса душу продаст за возможность ухватиться за подобное дело, ибо валандаться с ним можно десятилетиями. Ваши чиновники и ярлы с этих земель ушли, господа остроухие? Мы обратно у троллей отвоевали, кровушку свою пролили? А вот не отдадим, или выкупайте на весьма вкусных для нас условиях…

- В общем, тебя они не знают - получишь там хороший кус земли и начинай хозяйничать. Обустроиться совсем, скорее всего, не выйдет - но мне там нужен человек, чистый душою. А главное, не замеченный раньше во всяких громких делах. Обдумай - а потом обсудим подробности.

По спине уже давно вместо холодного пота струился горячий - такой чудовищной смеси полунамёков и недоговорок Арриол не слыхал никогда. Однако, не выполнить поручение самого Императора? Шалите, господа хорошие и плохие - потомок рода д'Эсте трудностей не боится! Да и слишком уж недвусмысленно совпало… реши мою проблему, и я решу твою.

- Ваше Величество… - он нерешительно облизнул пересохшие губы. - Действовать по совести или по закону?

Воцарилась такая тишина, что стало слышно шуршание сухих травинок под ногами. Наконец, отчаявшись дождаться ответа, Арриол поднял глаза. Император молча и как-то загадочно улыбался, глядя на него - и эта улыбка отчего-то ободрила парня и обрадовала больше любой поддержки. Так… ага! Значит, на верном пути?


* * * | Отблески Тьмы | Часть четвёртая. Дальние дали.