home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Часть четвёртая. Дальние дали.

Тысячу лет назад на этом месте был лес. Впрочем, что это я? Лес был тут и две, и пять, и десять тысяч лет тому - а дальше, кто его знает? Во всяком случае, деревья росли и сегодня. Величавые, стройные и высокие, они никогда не знали топора лесоруба и грубой силы корчёвщиков пней. Ни разу этот зачарованный лес не оскверняли безобразно растущие оспины крестьянских полей или чудовищно изуродованные проплешины пустошей.

И вот здесь-то, по скорее угадываемой нежели видимой тропинке еле слышно пробирался отряд всадников. Иногда позвякивала сталь в доспехах солдата, приглушённо звучала какая-нибудь отрывистая команда - но топот лошадиных копыт почти полностью сглаживался мягкой хвойной подстилкой.

Встречали его и провожали лесные жители, стоит признать, безо всякого страха. Правда, и без особого восторга - всё-таки это были чужаки. Люди. Но спасибо всем богам, что не тролли и не орки.

А потому лесной дух, что вылез на верхушку корявого пня подышать свежим воздухом да послушать, о чём же тут пташки щебечут, через некоторое время и думать забыл про приезжих. Ездют тут всякие… а лес как стоял, так и стоит. Как жил, так и ныне живёт своей таинственной и совсем непонятной непосвящённым жизнью. Много их тут было таких, приходили и уходили, кто в землю - а кто и вовсе во тьму. И только эльфы всё так же неслышно сновали незримыми тропами… ну, эти свои, чего их поминать-то?

Оттого и понятно, что пробирающийся лесом отряд вскоре забылся так же, как удар грома или летний дождь. А зря, наверное…

Арриол покачивался в седле, на которое специально для него положили большую мягкую подушку ввиду полного к верховой езде неумения - и недоумение его постепенно росло. Два десятка солдат и пожилой сержант откровенно побаивались этой вечно молодой, зелёной и какой-то колдовской силы. Зыркали настороженно по сторонам, оглядывались, а ладони их неотлучно находились на рукоятях и древках оружия.

Но в то же время он сам чувствовал себя куда как спокойно. Словно отпустило что-то внутри, разжалось. А глаза с никак не унимающимся восторгом разглядывали и замшелый неохватный дуб, в котором так и чудился задремавший от долгого безделья лесной богатырь, то удивлённо провожающую кавалькаду пятнистую косулю, которая спокойно жевала какой-то кустарник - а бояться ей отчего-то даже и в голову ушастую не пришло. А уж рыже-серые беззаботные белки, те и вовсе чуть по головам не скакали, заставляя коней нервно прядать ушами, а их седоков частенько хвататься за арбалеты.

В конце концов, это ему надоело, и он поинтересовался причиной.

- Дык, ваша милость, - сержант Дизли вдумчиво почесал в рыжеватой бороде, и шумно вздохнул. - Хоть троллей и порубили, да вполне по одному-два в чащобе встретиться могут.

Хотя, в подозрительно обшаривающих полосу обнаружившегося справа кустарника глазах старого солдата куда явнее ощущалась тревога встретить пару-тройку эльфов с длинными луками и наповал, без промаха разящими стрелами. Уж в остроухих в таком дремучем лесу верилось куда охотнее…

Прикинув, что перворождённые вполне могли бы в пару залпов вынести весь отряд - а потом здесь останки или следы даже и магики не сыщут - Арриол зябко передёрнулся и в пару конских шагов выбросил эти страхи из головы. Бойся, не бойся - а чему быть, того не миновать.

Сержант со вполне солдатской мудростью согласился с этими словами, но добавил, что солдат всё же распускать да расхолаживать не стоит.

- Лучше перебдеть, чем недобдеть, - с ухмылкой под уже седеющими усами доверительно шепнул он, и на пару с сэром рыцарем сдержанно захохотал над немудрёной солдатской шуткой.

С самого утра неразговорчивый и злой спросонья императорский маг поставил портал куда-то прямо в лесную чащобу. Сунул в руки Арриолу какую-то вертящуюся на гвозде щепочку - дескать, дорогу покажет, потому как точно на место дыру в пространстве пробить не удаётся. И этак неопределённо махнул рукой на прощанье, прежде чем скрыться обратно в тут же погасшем за ним наколдованном проходе.

Вот и разбирайся тут… в самом деле, и поручение у Его Величества с подковырочкой, так ещё и по всему выходило, что без кровопролития, вполне возможно, обойтись вовсе и не удастся.

Понятное дело, Арриол излагать этакие соображения сержанту не стал, а лишь задрал повыше нос, как и полагалось благородному сословию, да запасся терпением.

Вот и ехали они почти уже целый день с редкими перерывами. То коней напоить, то самим пожевать чего или в кустики отметиться - но и тут сержант приказал по двое ходить. И постепенно внутри парня крепло убеждение, что ничего на свете, кроме этого величественного леса, возможно, и нет. Почудилось всё - уже золотящиеся жнивьём крестьянские поля, шумные и удивительные города. Нет этого ничего, и никогда не было. Привид, мара - одна только видимость и есть. А лес… о-о, лес вот он, живой и вечный…

Внутри что-то встрепенулось, чтобы тут же заколотиться с бешеным, заполошным трепетанием.

- К оружию! - отчего-то сипло и негромко воскликнул от неожиданности Арриол и указал рукой направление. - Тут совсем рядом магией балуют.

В недоверчивых взглядах, которыми окатили парня солдаты, тут же промелькнуло неприкрытое уважение. Шутка ли - отпрыск рыцарского рода, с которым Император самолично разговаривать изволили, ведёт себя скромно. Да ещё и с волшбой накоротке, это дело завсегда очень даже нужное…

После короткой команды солдаты рассыпались цепью и осторожно направили коней в указанную сторону. Но Арриол и тут посвоевольничал. Сержанта с парой откровенно зелёных новичков он отправил прикрывать тыл, а сам поехал впереди, весьма резонно заявив, что с магией или колдовством шутки плохи, и лучше он сам примет первый удар - а вдруг и удастся отразить?

Почти сразу за деревьями стал угадываться просвет. Тёмно-зелёный сумрак сменился яркой зеленью подсвеченной солнцем листвы, и вскоре небольшой отряд осторожно выехал на опушку. Да уж…

Такого дива Арриол, да и любой другой солдат, никогда до сих пор не видали. Лесная крепость, о которых очень мало кто знал наверняка, а ещё меньше людей и видали воочию.

На большой поляне стоял замок. Только, на привычный человеческому глазу он оказался похож примерно так же, как гном на эльфа. Вроде и всё то же - голова, руки-ноги. Только, этот в отличие от многих виданных других не был выстроен из камня. Напротив, он произрастал прямо из земли и по сути своей являлся огромным деревом. Небольшой, ладный, с красиво зеленеюшими кронами вместо флагов над тонкими шпилями. Хотя, с другой стороны, всё остальное было на месте - башенки, стены, бойницы и даже ворота.

И вот эти-то покрытые красивыми древесными узорами ворота штурмовала небольшая банда впервые увиденных Арриолом существ. Трое серо-зелёного цвета шишковатых громил с шипастыми палицами в руках и кое-какой бронёй на широченных плечах. Они подбадривали себя азартным рыком и с вожделением постукивали оземь своими здоровенными дубинами. Однако, не от их вида челюсть у парня отпала едва не до седла.

В створки здоровенной колодой стукал верзила, от одного только зрелища которого хотелось не мешкая повернуть коня да нахлёстывать его до тех пор, пока от этого места всадника отделит как можно больше лиг. Ростом эдак раза в два поболе человека, а вширь даже и вчетверо, грязно-жёлтый одноглазый великан с бугрящимися мышцами методично долбил в ворота. И судя по всему, долго они не продержатся…

Изутри замка вяло огрызались - но похоже было, что дело близилось к развязке, ибо выйти и надавать как следует нападавшим не виделось решительно никакой возможности.

- Можем чем подсобить? - угрюмо поинтересовался Арриол у подъехавшего поближе и теперь осторожно дышащего в левое ухо сержанта.

Тот замялся. Троллей-то можно нанизать на копья, не впервой.

- А вот огра, ваша милость, приголубить нечем. У эльфов, бают, яд есть какой-то - да он медленно действует, - во всём виде старого солдата так и виднелся намёк - да приголубили бы вы, ваша милость, того оглоеда своею Силою!

Призадумавшись на миг, Арриол хмуро кивнул.

- Готовьтесь, а я займусь тем жлобом…

Мало, слишком мало было его здесь, разлитого, слабо изливающегося с небес потока магии. Куда больше было иной, молодой и в то же время вечной силы леса - но с той парень управляться не умел. И всё же, после мгновенного колебания изящная формула мэм Фиреллы сама собою вспыхнула в голове яркими письменами… ах нет - то и меж ладоней призрачным светом зажглось крохотное кольцо магии.

Оно моргнуло на миг - с тем, чтобы снова зажечься, но уже настолько нестерпимо ярким светом, что оказалось раскалено до тускло-лилового, почти невидимого глазом сияния.

Арриол помянул Падшего сквозь зубы - мало, мало практиковался он с такими диковинами. Теорию хоть тайком, но почти всю выучил, но опыта не хватало просто чудовищно. И всё же, настал миг, когда над ладонью его завис слабо искрящийся бледно-серый бублик.

- Хватит, пожалуй, - он покосился на уже отдавшего распоряжения сержанта и пояснил. - Лето. Сухо слишком здесь, понимаешь? Если полыхнёт и займётся, Император мне потом голову открутит.

Бывалый солдат сглотнул судорожно, примерно уже представляя, какая силища залита в эту неказистую с виду диковину. Но всё-таки неуверенно кивнул, зачарованно глядя на сгусток магии… и в этот момент Арриол сквозь зубы коротко бросил:

- Атакуем! - и пятками сапог принудил своего коня неуверенно потрусить вперёд.

Наверное, это их и спасло. Если бы они вылетели из лесу с гиканьем или воинственным кличем, по глупости думая напугать или смутить врага, их встретили бы как должно. Однако, мягкая трава почти полностью заглушила перестук копыт, а нападающие слишком уж увлеклись зрелищем уже затрещавших ворот. Да и осаждённые заметили подмогу и вовремя подняли шум, осыпав троллей залпом арбалетных болтов. Без особого, впрочем успеха - толстые доспехи из вдвое сложенной, прокалённой над огнём шкуры дикого тура лишь грохотали словно черепичная крыша под градом.

- А-а! - завопил Арриол звонко, когда ближний тролль буквально ощетинился сразу четырьмя пронзившими его копьями всадников.

Второго атаковали сразу шестеро побледневших от решимости солдат. Успеха добились всего двое - но того хватило. Зато третий вовремя отмахнулся здоровенной палицей, от чего ближний к нему солдат вылетел из седла как сноп и с глухим хеканьем скатился в траву. Арриол ещё миг-другой созерцал, как нелепо блестящая на солнце секира сержанта словно замедленно опустилась и рубанула тролля в основание шеи.

Огр неуверенно рыкнул и неуклюже повернулся, так и не выпуская из лап лохматящейся щепой колоды. От его рёва Арриола едва не сдуло с подушки - оставленные во второй линии новички уже остановились и таки дали неплохой арбалетный залп прямой наводкой.

Во все стороны брызнула алая, совсем человеческая кровь - но великану то было что укусы комара. Его колода неестественно медленно взлетела в небесную синеву… вот она уже накрыла тенью дерзнувшего подъехать совсем близко щуплого парнишку, а в единственной мутной глазнице мелькнуло что-то похожее на торжество.

И только сейчас Арриол зашвырнул согревающий ладонь бублик в раскрытую от натуги пасть великана.

Тот непроизвольно глотнул, рыкнул недовольно - а потом взорвался чадными ошметьями с таким грохотом, что Арриола вместе с конём отбросило кувырком шагов на пять, да ещё и по траве провезло изрядно… впрочем, он сам того уже не помнил.


В ухо лезло чьё-то надоедливое сиплое бубнение. Жужжало и прилипчиво вилось словно ошалелая от жары муха, и Арриол в конце концов не выдержал. В открытые глаза ударил неяркий свет, а оторвавшаяся от подушки голова стала вспринимать окружающее более осмысленно.

- О, а вот и сэр д'Эсте в себя пришёл! - от стола к постели, в которой валялся парень, шагнул черноглазый небритый дворянин в рваной кольчуге и с левой рукой на перевязи. - Маркиз Жоффре де Шампэнь.

Кое-как отогнав тоненько жужжащих в голове комаров, Арриол осторожно пожал протянутую крепкую ладонь и всмотрелся в маркиза. А тот уже отдавал распоряжения своим солдатам, и те бегали как ошпаренные.

- Мы отъезжаем прямо сейчас, сэр Арриол, - извиняющимся тоном промолвил тот и понизил голос. - Если я не отдам своим приказа выступать домой, солдаты взбунтуются.

- Что, настолько плохо тут? - парень благодарно кивнул сержанту, заметившему хриплый голос своего рыцаря и поднёсшему тому ковшик чистой, приятно остудившей горло воды.

Маркиз криво пожал плечом и тут же зашипел от боли в потревоженной руке - похоже, рана его оказалась совсем свежей.

- Это не то слово… почти месяц мы здесь, - и, доверительно наклонившись, шепнул. - Ни одной бабы в округе, а у меня в замке жена молодая…

Что ж, это был весьма веский довод. Равно как и известие о том, что имперская пехота и магики, похоже, небрежно зачистили здешние места - а вокруг самая чащоба - и порою из теней вылезают такие вот небольшие группы, как сегодня.

- Но хуже всего лесные дьяволы, - проворчал маркиз, наблюдая, как солдаты увязывают на коней тюки.

Заметив недоумённо взметнувшиеся брови постепенно приходящего в себя парня, добавил - да остроухие начали пакостить, и похоже, дело таки катится к войне между эльфами и Империей.

- Мы третьего дня… вернее, ночью изловили нескольких - лезли в замок прямо через стены. С кинжалами в зубах, прямо тебе убийцы полночные. В подвал их на цепь пока посадили - потом полюбопытствуете, сэр рыцарь.

Выслушав напоследок наставление, чтобы брать воду только из источника в замке, беречься открытых мест, где стрелам перворождённых самое раздолье, и вообще держать ушки на макушке, Арриол только хлопал глазами и наблюдал, с какой охотой и едва прикрытой радостью прежний гарнизон замка покидал эти места и возвращался домой.

Впрочем, услышав краем уха ворчание одного усатого и щуплого копейщика, что от первоначального состава осталась едва половина, он решил всё же этих людей особо не осуждать. Да и вновь прибывшие поглядывали со стен и башенок с такой тоской, что сердце просто сжималось.

"Хотел бы я знать, отчего мне наоборот - здесь так нравится" - Арриол положил на память узелок при первой же возможности с этим разобраться.

Маркиз неловко отсалютовал копьём уже из седла, и вскоре предводительствуемая им дюжина солдат гуськом скрылась в лесу. А новый хозяин замка и окрестностей стоял в распахнутых наполовину воротах и с тоской думал, как же ему теперь быть. Наобещать Императору с три короба, храбриться вдалеке отсюда было просто - а вот каково придётся теперь исполнять?

Он со вздохом похлопал ладонью по нагретой солнцем мощной створке и только сейчас обратил внимание, что древесина от чудовищных ударов огра треснула по всей длине и теперь сочилась янтарными каплями.

- Надо же, будто плачет, - пробормотал он и вздохнул. - А ведь, замок и в самом деле живой.

От попытки залечить рану магией он отказался сразу - в Школе такое не преподавали. Закрыть волшбой дыру или ожог в человеческом теле он ещё кое-как сумел бы. Ненадолго, правда, лишь бы дотянуть до настоящего целителя или травника. Но живой замок… Арриол окинул мысленным взором столь понравившееся ему сооружение и кликнул сержанта.

К счастью, один из солдат по совместительству оказался и кузнецом, да и инструменты с собою были. Посовещавшись с ним, Арриол решил пока сжать края трещины струбциной, а в остальном положиться на естественные процессы.

- Нет, чуть выше, Жан… вот здесь, - и потный солдат проворно закрутил рукояткой винта.

С тихим скрипом края дерева сошлись, напоследок уронив на ладонь парня, осторожно прощупывающего повреждение своей аурой, несколько янтарных капель сока. Надо признать, после столь эффектного избавления от великана-огра поглядывать на юного рыцаря стали не в пример уважительнее. Уже не прятали в ус скептическую усмешечку, а приказы бросались выполнять чуть ли не бегом.

Арриол посмотрел на лужицу древесных слёз в своей ладони. принюхался и осторожно лизнул. Ах, мерзавцы! Он едва удержался, чтобы не послать вслед исчезнувшему в лесу маркизу изощрённое проклятие. Остолоп ты, хоть и дворянин - разве ж можно так варварски обращаться с этим замком? Он ведь живой!

- Вы понимаете, он ведь - живой! - Арриол с досадой хлопнул себя по лбу и приказал раскручивать струбцину обратно.

Клинок гномьей стали уже блистал в руке, и парень несильно чиркнул им по левой ладони. Несколько капель крови блеснули алыми рубинами на полуденном солнце, стекли с царапины и исчезли в глубине трещины. А взамен парень, повинуясь некому наитию, втёр древесный сок в свою крохотную ранку…

Вселенная полыхнула призрачным светом. Вымахнули из-под земли видения исполинских, сурово нахмурившихся бровями зелёного мха дубов, неодобрительно шумящих буйными кронами. Зашумел ветер, которому видно и слышно всё на свете, и словно сама повелительница всего живого Велини с недовольством обратила сюда свой взор.

- Моя кровь - в твоей крови… - прошептали сухие человеческие губы. - И твоя кровь всегда будет моею…

Бессмертная повела очами, и чудно заблистали они. Зажглись болотные огоньки, повели вокруг хоровод с тягучей, томной песней - и словно зелёный огонь пробежал по жилам содрогнувшегося в сладкой муке человека. Вот он встретился с яростной и горячей огненной волной магии - но не отпрянул от неё. Напротив, они оба слились и закружились в сладостном волнении.

Упав на колени, Арриол погладил отзывающееся на каждое прикосновение дерево, и ощущение оказалось такое, словно он встретил давно потерянного и бесконечно одинокого брата.

- Всё будет хорошо, вот увидишь. Отныне я не дам тебя в обиду…

Солдаты вокруг отшатнулись, когда побег дерева-замка наклонился и ласково погладил листьями своего нового друга и защитника. А когда он поднялся, ладонь чудесным образом оказалась неповреждённой - равно как и только что ещё изуродованная створка.

- Клён, - с зачарованной улыбкой шепнул Арриол, и сердце его отчего-то пело. Как же здорово осознавать, что теперь ты не один - у тебя есть брат, пусть даже такой диковинный. Он способен согреть в лютую зиму, развеять печаль и напеть тихую, вечную песню. Да и ты можешь многое дать ему…

- Нарекаю тебя - замок Кленового Листа, - объявил он и кое-как, в самых смешанных чувствах поднялся на ноги.

Солдаты смотрели на него со смесью ужаса и восхищения - створка ворот заросла самым чаровным, непостижимым образом. А на внешних сторонах обнаружилась словно сама собою объявившаяся картина большого, кокетливо пятилапого кленового листа.

Да и сам замок преобразился. Он весь светился тем мягким светом, от которого так и хотелось тихо петь, а на глаза так и наворачивались слёзы радости. Впрочем, ещё не время.

- Сержант Дизли! - молодой рыцарь кое-как собрал расчувствовавшиеся мысли воедино. - Там, в подвале, привести сюда троих пленных. И… помогите им.

В самом деле, двое идти не могли. Лишь третий, угрюмо насупившийся тощий парнишка, кое-как переставлял самостоятельно ноги. Грязные и израненные, эльфы представляли собой самое жалкое зрелище - но Арриол с жадным, даже каким-то нездоровым любопытством рассматривал их. Красивые? Да, пожалуй - хотя и худощавы немного, как на человеческий взгляд. Уши… да что ж, почти что и нормальные, вовсе не кроличьего размера, как порою гласит молва. Чуть заострённые кверху - но так даже пикантно выглядит, да и слышат наверняка получше наших.

- Снимите с них кандалы. Это приказ, сержант, - Арриол содрогнулся, заметив пузырящиеся гноем глубокие ожоги. Вот насчёт того, что многие эльфы не выносят прикосновения железа, молва всё же не соврала.

Дизли вздохнул неодобрительно, однако прекословить не осмелился, стал помогать стучащему молотком кузнецу.

- Ты понимаешь Общий Язык? - и единственно держащийся на ногах тощий, настороженно зыркающий эльф нехотя кивнул. - Пусть сюда придёт ваш целитель, осмотрит твоих соплеменников - даю слово рыцаря, что его никто не тронет. Ты вернёшься с ним.

Правая ладонь Арриола медленно сжалась в кулак, а потом поднялась над плечом - жест рыцарской клятвы словно горел в доставшейся от отца памяти. Эльф отшатнулся, ибо таким жестом пользовались лишь паладины Света, которых проклинали во всех краях, хоть и уважали за силу и непримиримую борьбу с исчадиями Падшего бога.

- Пропустить, - буркнул Арриол в сторону ворот, и эльфа тут буквально передёрнуло от неожиданности - створка приоткрылась словно сама собою.

- Большую силу ты забрал, магик homo - коль поработил даже Лесную Обитель, - проворчал совладавший с собой перворождённый и без малейшего звука исчез. А ведь, даже и мысли не допустил эльф, что всё могло пойти совсем иначе - Арриол проводил его слегка неприязненным взглядом.

А парень повёл по сторонам глазами и распорядился - пока что ходить внутри замка босиком, траву и цветы особо не топтать. Завтра будут дорожки… ох боги, сколько ж ещё придётся тут сделать! Но труднее всего пришлось объяснять недоверчиво переминающимся с ноги на ногу солдатам - что если вот таким, особым образом нажать на вот эту ветвь в дальнем уголке, то открывшаяся щель это отхожее место и есть.

- Для дерева это вроде как для нас хлеб. А конский навоз вообще, как хорошо прожаренный кусок мяса с хрустящей корочкой. Так что - всё туда.

- Опять же, дурного духу не будет, - сержант первым решился и примостился седалищем на непривычном месте. - А что, удобно - и во дворе чисто будет.

Судя по неприкаянным физиономиям солдат, те всё же остались при своём мнении. Но перечить их милости, таким чудесным образом принявшим власть над диковинным древесным замком, в открытую никто не осмелился. Тем более, что сэр рыцарь зажёг в руке яркий, колдовской силы зелёный огонь и тут же, ловко забросил на словно нарочно для этого висящую над двором ветвь. Та сразу распрямилась, и словно рычаг требучета, зашвырнула шар света на шпиль донжона.

- О, это вроде как флаг, что мы тута? - кузнец, прикрыв глаза от солнца ладонью, полюбовался на диковинное, феерически танцующее над замком зрелище - и на лицо его несмело выползла какая-то мальчишески восторженная улыбка.

Он тут же спохватился и погасил её. Но заметив, что их милость кивнул и стал разбираться с другими, прежде недоступными предыдущему гарнизону делами, охотно подключился. Естественно, сержант не отставал - да и ещё пара солдат посмелее из тех, что бывали в дальних краях и диковин всяких повидали вдосталь. Особенно понравилась им казарма - широкая, просторная и прохладная, что в летнюю жару было особенно кстати.

- И главное, - Арриол обвёл своих лоботрясов жёстким взглядом. - Если кто вздумает на стенах что-то карябать или вырезать - а упаси боги даже калёным железом… повешу на воротах, и таков мой сказ.

Затем он не допускающим возражений тоном пояснил, что по древнему обычаю дал замку часть своей колдовской силы, но зато и получил что-то взамен. Так что каждая царапина или дырка в стене, это лично ему как серпом по известному месту.

- Магия, ваша милость? - один из солдат безнадёжно вздохнул, а следом понятливо закивали и остальные. - Что ж мы, совсем тёмные, чтоль? Понимаем…

В это время усатый горнист, которого Арриол в виде наказания за рассказываемые всю дорогу скабрезные истории загнал первым дежурить на смотровую площадку, встрепенулся.

- Вашмилость, двое елфов чешут! - он с лязгом почесался где-то под левым наплечем, и на красную от жары физиономию его выползла озабоченность.

Целитель оказался молчаливым, и всю свою работу над впавшими в забытьё двумя сотоварищами проделал без единого слова. Правда, глазели на него с нескрываемым любопытством - оказался тот ну точь-в-точь как молва баяла. Худощавый, златоволосый и породистый, как хучь бы и сам Ампаратор.

Арриол втихомолку сплюнул, послушав вполголоса роняемые солдатами замечания. В большинстве своём вчерашние сельские парни, которых голод или ещё какие провинности вынудили завербоваться в армию, знаниями и образованием они отнюдь не блистали. "Стоп" - одёрнул себя молодой рыцарь, - "Сам хорош, полгода проторчал в школе магии, а толку?"

И решительно принялся раскладывать в облюбованной для себя комнатке приехавшие в поклаже пожитки. Словно поняв намерения, из стены прямо на глазах выросла полка, прихотливо составленная из причудливо сцепившихся тонких побегов, а от плетёного словно из лозы кресла парень вообще пришёл в восторг. Оно оказалось мало того что точно по фигуре, так ещё и покачивало да легонько массажировало спину.

- Во дела какие, - помогавший господину солдат восхищённо покрутил головой.

И получив приказ передать целителю - как закончит, чтоб поднялся сюда - с топотом босых пяток скатился на галерею, а оттуда уже и гаркнул во всё горло. Вот же орясина…

- Я слушаю тебя, homo, - целитель опустил на пол сумку со снадобьями и покорно скрестил на груди руки. Голос его журчал и в самом деле мелодично, хоть тут молва не соврала…

На вопрос о состоянии пленных он, помявшись, ответил, что плохо. Ещё пару дней в подвалах и железе доконают тех вернее удара топором по шее.

- А кто тебе сказал, что я собираюсь их туда определять? - глаза Арриола хищно сощурились. - Я с эльфами не воюю. Поднимай их на ноги, и валите отсюда на все четыре стороны.

Если кому-то когда-то и удавалось увидать донельзя удивлённого эльфа, то Арриол имел редчайшую возможность насладиться этим зрелищем сполна. Впрочем, надо отдать должное, тот сумел довольно быстро прийти в себя и вновь скрыться за маской обычной холодной надменности. Некоторое время глаза целителя в задумчивости изучали причудливый рисунок деревянного пола, а затем он осведомился:

- Нас вместе с моими собратьями действительно четверо - но что это за обряд расходиться сразу на четыре стороны? Такое твоё колдовство мне неведомо, homo.

Парень отвернулся к окну. Не столько для того, чтобы посмотреть на уже начавших подавать признаки жизни двоих эльфов, и не на озабоченно сидящего возле них на корточках щуплого третьего. А скорее для того, чтобы скрыть усмешку и не расхохотаться во всё горло.

- Это означает - идите в любую сторону, куда хотите.

Взгляд перворождённого уставился на него долго, изучающе. Потом вильнул в сторону, с тем чтобы через миг-другой снова впериться в подпирающего спиной стену парня.

- Ты не похож на благородного рыцаря. Уж те не преминули бы заломить за наши жизни хорошую цену в золоте.

- Дыру взглядом протрёшь, quendi, - отчего Арриолу вспомнилось это название перворождённых, вычитанное где-то в книге, он не знал и сам. Но пустить пыль в глаза кичливому эльфу? Почему бы и нет…

- Я воспитывался в строгости… А теперь слушай внимательно, - парень потёр ноющий висок, где упрямо жужжали какие-то особо настырные пчёлы. - Нет, погоди чуть… я сегодня огра магией угрохал - теперь в голове гудит ужасно.

Целитель понятливо кивнул и нехотя принялся рыться в своей сумке. Но заметив недоверчивый взгляд сержанта с кинжалом в руке, сначала отхлебнул из протянутого было пузырька сам.

Арриол поблагодарил, плеснул тёмной и пряной жидкости в чашу. Хитро прищурился на эльфа - и поднёс сосуд к стене. Один из безучастных доселе отростков ожил, наклонился - и с зелёными шипучими искрами в чашу полился твеньял. Драгоценнейший сок, испробовать которые доселе случалось лишь самым уважаемым и почётным гостям в доме.

- А ничего, - он круговым движением размешал лекарство с булькающим напитком и залпом осушил.

Глаза эльфа вновь полезли на лоб. Затем он удивлённо покачал головой, отчего золотистые локоны заёрзали по плечам.

- Как бы ты, homo, ни закабалял дерево-обитель своей магией - но однажды оно распрямится и убьёт тебя.

Сержант за его спиной втихомолку ухмыльнулся. До пожилого ветерана уже давно дошло, что никаким насилием над древесным замком тут и не пахнет. Да и вообще… он словно только сейчас заметил кинжал в своих ладонях, и под одобрительным взглядом сэра рыцаря спрятал его в ножны.

- Но почему ты, рыцарь, на меня так поначалу смотрел? - вечнозелёные глаза перворождённого вновь окинули фигуру Арриола сомневающимся взглядом.

Получив ответ, что никогда доселе парень не видел живых эльфов, некстати поинтересовался:

- А мёртвых?

- Тоже, - кивнул Арриол и осторожно потёр виски. - Надеюсь, что никогда и не увижу…

Слабая ноющая боль и мельтешение в голове постепенно уходили, а потому он решил не оттягивать дальше. С глухим пумм ладони парня открыли плотный трубчатый чехол тиснёной кожи, а потом развернули и разгладили на столе извлечённый изнутри свиток.

- Империя отвоевала эти земли у троллей, и теперь по всем законам они наши, - негромко, словно задумчиво начал он. - А это указ Его Величества, что замок и на десять лиг вокруг всё моё.

- Законный указ, - подчеркнул он и ткнул в то место, где в окружении множества печатей словно живым огнём светилась ярко-алая подпись Императора и хитрая лиловая завитушка лорд-канцлера. - Если вас, остроухих, что-то не устраивает - жалуйтесь своему королю, и пусть он утрясает проблемы там, на самом верху. А ко мне претензий никаких, я всего лишь исполняю приказ сюзерена. Это понятно?

Эльф со вполне понятной угрюмой недоверчивостью порыл носом над и в самом деле выглядящим весьма впечатляюще документом. Пошептал что-то, и вокруг свитка заиграли нежно-алые сполохи.

- У нас Королева… Хм-м, не подделка, - странно оказалось видеть несколько кислое выражение на этой породистой физиономии. - Мне приходилось видеть подпись вашего Императора… однако, эта земля всё равно наша.

- Была ваша, эльф, - негромко засмеялся от двери сержант. - Вы потеряли на неё право, отдали троллям и ограм.

Арриол вполне понимал и даже отчасти разделял задумчиво-угрюмое выражение лица перворождённого. Если принять за предположение, что он сам здешний уроженец, то и впрямь этому худощавому и словно придавленному невидимой горой эльфу стоило посочувствовать.

Целитель медленно поднял голову.

- Нам некуда уходить с этой земли, homo, - а в глазах его плескалась боль.

Напротив, голос Арриола замурлыкал, словно у обжравшегося утащенной на кухне рыбой кота.

- Ну что вы, я вас не гоню. Напротив, мне на службе очень пригодились бы такие ребята. Заметь - на службе, а не в рабстве, - поспешил добавить он. - Ощущаешь разницу, остроухий?


Часть третья. Свобода | Отблески Тьмы | Часть пятая. О пользе гвоздя в сапоге.