home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Эпилог

27 сентября 1886 года

Тополя, высившиеся вокруг аккуратного деревянного домика, надежно защищали его от ветров. От дома, петляя, тянулась узкая дорожка, уводившая в бескрайние поля.

При беглом взгляде в этой картине не было ничего необычного. Но присмотревшись, можно было увидеть, что недалеко от домика стоит некое строение, странным образом напоминающее индейский вигвам. Впрочем, это и был самый настоящий вигвам — и принадлежал он хозяйке имения.

— Она часто там отдыхает? — спросил Гриффин, глядя на вигвам с крыльца дома.

— Только когда в доме становится слишком жарко, — ответил Джордан. — Тогда Жоли уходит в вигвам, чтобы побыть одной. Но подолгу она там не сидит, так что я не возражаю.

— А маленький Джонни не возражает, когда мама оставляет его одного? — Широкое лицо Эймоса озарилось улыбкой.

Джордан собрался было ответить, но тут чей-то громовый голос произнес:

— Маленький Джон Анри отнюдь не возражает, monsier! Когда maman нет рядом, он может играть со своимgrandpere.

Эймос обернулся. Сидя, на руках у огромного, словно гора, Анри Ла Флера, малыш казался совсем крохотным.

«Ничего, — подумал негр, — дайте только срок — увидите, как мы обгоним и папу, и дедушку!»

— Не правда ли, — лицо великана светилось счастливой улыбкой, — мой внук — вылитый grandpere?

— Вообще-то я нахожу, что он больше похож на нас, Синклеров, и в первую очередь на моего дядю Джордана! — хитро прищурившись, ответил Гриффин.

— Да, глаза у него от отца, — согласился Эймос. — А вот волосы и комплекция — от матери.

— От отца у него не только глаза, но и ум! — добавила Жоли, появляясь в дверях.

Джордан встал ей навстречу и помог сесть в кресло-качалку.

— Что ты на меня так смотришь? — спросила Жоли у Эймоса и улыбнулась. — Никогда не видел беременной женщины?

— Разумеется, видел, — ответил негр. — Но чтобы с таким большим животом — признаюсь, нечасто.

— Должно быть, снова мальчик! — заключил Джордан.

— Non! — прогремел Анри. — На этот раз должна быть petite fille — такая же очаровательная, как maman!

— Не хочу я сестру! — надул губки малыш. — Я хочу пони!

— А вдруг у нее там и вправду пони? — сострил Гриффин. — Живот и вправду что-то уж очень велик!

— Не говори ерунды! — одернул его Джордан, хотя на самом деле немудреная шутка племянника рассмешила и его. — Расскажи лучше, как дела в колледже?

— Отлично! — Симпатичное лицо Гриффина светилось гордостью. — Учусь на адвоката, перешел на второй курс…

— Я всегда говорил, что этот парень далеко пойдет! — торжествующе воскликнул Эймос. — Не удивлюсь, если в один прекрасный день ты станешь губернатором нашего штата!

— Как знать, может быть, мне суждено стать и президентом! — ответил Гриффин и важно надул щеки.

— Не зарывайся, приятель! — осадил его негр. — Для начала хотя бы стань толковым адвокатом.

— А как Далия? — спросил Джордан, имея в виду жену Эймоса. — Я-то думал, она приедет с тобой!

— На последнем месяце? Извини, Джордан, но согласись, что путешествовать ей сейчас сложновато, к тому же если учесть, что живот у нее, пожалуй, еще больше, чем у твоей Жоли.

— Не иначе родится парень, — заключил Джордан.

— Как знать, — вставил Гриффин, — даст Бог, и двойня!

— Надеюсь, Эймос, у тебя с тех пор больше не было проблем? — спросил Джордан, имея в виду недавний инцидент — с ранчо Эймоса угнали коров.

Негр согласно кивнул:

— С тех пор как Нана и Джеронимо поймали в Мексике и посадили в тюрьму во Флориде — слава Богу, нет. Впрочем, — добавил он с ноткой грусти в голосе, — порой мне жалко, что все так кончилось. По-своему я даже уважал этих смелых, отчаянных людей…

— Насколько мне известно, — вставил Гриффин, — Джеронимо бежал из тюрьмы, на радостях напился и решил не сдаваться белым…

— Совершенно верно, — подтвердил Джордан. — Тогда белые решили простить его и заключить с ним перемирие. Пообещали ему золотые горы — разумеется, в результате он так ничего и не получил… Я иногда думаю, — Джордан вдруг посерьезнел, — чего, собственно, мы добились своей войной с апачами? Вырезали подчистую целую нацию! И мне, каюсь, тоже пришлось приложить к этому руку…

— Dah, Жордан! — перебила его Жоли. — Апачей стало меньше, они загнаны в резервации, как скот, но наше племя не погибло, Жордан! Оно выживет — как выжили мы с тобой.

Джордан пристально посмотрел на жену и раздумчиво произнес:

— Да, ты, конечно, права.

Затем он перевел взгляд на своего сына — мальчика с голубыми глазами, смуглой кожей и черными как смоль волосами — и снова подумал, что Жоли, конечно, права. Апачи смогли пережить испанцев, французов, другие индейские племена… Такой народ никогда не погибнет! И даст Бог, когда-нибудь бессмысленная ненависть и вражда между людьми разного цвета кожи уступят наконец место дружбе и взаимному уважению — такому, какому сумела научить его Жоли. Да, и у индейцев, и у белых много грехов, но ненависть всегда бесплодна. Двигать жизнь вперед способна только любовь.

Джордан понял это, а поняв, стал счастливейшим из людей.

Сумерки постепенно сгущались, и небо становилось все темнее.

— Смотри, Жоли, — воскликнул Джордан, указывая рукой на небо, — первая звезда! Помнишь, однажды я сказал тебе, что, заметив первую звезду, можно загадывать желание?

— 'Аи, помню, — улыбнулась в ответ Жоли. — Тогда я загадала — и мое желание сбылось.

Жоли посмотрела счастливыми глазами на Джордана, затем перевела взгляд на своего отца, на своего мальчика, на Гриффина и Эймоса…

— Да, — тихо повторила она. — Мое желание сбылось.


Глава 26 | Дороже всех сокровищ | Примечания