home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 38

Лет сто назад кухарка сготовила завтрак на сто человек и с тех пор только разогревала его. Сегодня, во всяком случае, она подала то же жирное мясо с подливкой, лепешки и все такое – пища настолько тяжелая, что могла бы потопить и корабль. Настоящий деревенский завтрак. Бедняжка Морли – как он мучился!

– По крайней мере гроза прошла, – пробурчал он, пытаясь заставить себя проглотить кусочек лепешки.

И правда, ветер утих, но зарядил моросящий дождик и заметно похолодало – нехороший признак: значит, опять пойдет снег. Дженнифер не показывалась. Я ничуть не удивился, как, впрочем, и все остальные. Видимо, это не в первый раз. Уэйн тоже отсутствовал, а оставаться без завтрака не в его духе.

– Где Уэйн? – спросил я Питерса. Сержант по-прежнему ползал точно дохлая муха: боль еще не утихла.

– Ушел, – ответил он. Этого я и боялся. – Только рассвета дождался и ушел, как собирался. А Кид, я слышал, уже упаковал вещи, он тоже почти решился.

Я взглянул на Кида. Так и есть. Он кивнул, хотя было заметно, что решение далось ему нелегко.

– Значит, остается три человека, – пробормотал я.

– Я выдержал целую битву с самим собой, – продолжал Питерс. – Мне очень хотелось уйти.

– О чем это вы, ребята? – громовым голосом вопросила кухарка.

Скорей всего она действительно ни о чем не слыхала. Я поведал ей о смерти Чейна. Я едва не позавидовал ему: ведь главный могильщик Уэйн слинял, а значит, Питерсу, или мне, или нам обоим не миновать тащиться на кладбище и барахтаться в грязи, закапывая останки Арта Чейна. Я знал, что Морли палец о палец не ударит, не нанялся же он мне в самом деле! Его кислая усмешка – небось представил себе старину Гаррета с лопатой – подтвердила мои опасения.

Итак, теперь приходится по восемьсот с чем-то тысяч на нос. И среди оставшихся в живых нет ни одного сколько-нибудь похожего на убийцу.

Я подумал, не сжечь ли мою копию завещания прямо тут, у всех на глазах. Но зачем, если неизвестно, последняя это копия или нет? Ужасная мысль промелькнула у меня в голове.

– Завещание было заверено?

Так делают, чтобы предотвратить склоки между наследниками. Если завещание Стэнтнора зарегистрировано, значит, копия хранится у нотариуса и нашему злодею дела нет до моей копии и не имеет значения, спалит ли генерал свою.

Они переглянулись, пожали плечами. Придется спросить у генерала. Я уже хотел заявить, что желаю видеть его, но шум с улицы остановил меня. Грохот, топот, будто к дому подходил кавалерийский полк.

– Какого черта, кого еще принесло? – пробормотал Кид и с трудом поднялся со стула. Казалось, к его семидесяти с хвостиком прибавилось еще годков сорок. Все, кроме кухарки, поплелись следом. Кухарка не покидала своего поста из-за всяких пустяков. Мы столпились на парадном крыльце.

– Дьявольщина какая-то, – сказал Питерс. – Что за дурацкий карнавал!

Действительно, карнавал. Пестро разодетая толпа, кареты, тележки… В некоторые повозки впряжены не лошади, а быки или даже слоны, а такое можно увидеть только на карнавале. Седоками были гролли – помесь гоблинов с троллями, они бывают ростом под десять футов и настолько сильны, что могут с корнем вырвать дерево – большое дерево.

Двое гроллей приветственно помахали мне.

– Дорис и Марша, – наконец узнал я. – Давненько не виделись.

Худенький парнишка вприпрыжку взбежал на крыльцо. С ним мы не встречались еще дольше.

– Кого я вижу! Дожанго Роуз. Как делишки, черт тебя побери?!

– По правде говоря, не очень, дурная полоса пошла, – усмехнулся он.

Этот малыш непонятных кровей утверждает, что он, Дорис и Марша – тройняшки, но от разных матерей. Не напрягайтесь, все равно не поймете, как так получилось.

– Что за потеху вы устроили здесь, Дожанго? – спросил Морли.

Точно не знаю, но подозреваю, что они с Дожанго дальние родственники.

– Медико-цирковое шоу доктора Рока, а также спиритическая помощь на дому. Один приятель сказал доку, что у вас завелся злой дух, с которым необходимо разделаться. – Дожанго расплылся в улыбке. Его рослые братцы Дорис и Марша весело галдели, абсолютно не принимая во внимание, что я ни слова не понимаю по-гролльски.

Потом они вместе с прочими чудными существами принялись за работу – начали разбивать лагерь на лужайке перед домом.

Я взглянул на Питерса и Кида. Они, не двигаясь, изумленно взирали на творящийся средь бела дня беспредел.

– Морли? – Я поднял бровь чуть ли не на фут. – Штучки твоего приятеля-лекаришки?

Он вяло ухмыльнулся:

– Похоже на то.

– Эй! – окликнул меня Дожанго. Почувствовал, наверное, что появление их никого не обрадовало. – Доктор Рок – не шулер какой-нибудь, по правде говоря. Он настоящий укротитель духов, заклинатель бесов, демонолог, медиум, даже, по правде говоря, немного колдун. Но, по правде говоря, спрос на такие услуги невелик. Вам, людям, редко когда придет в голову призвать на помощь сверхъестественные силы, чтобы дознаться, куда дядюшка Фред припрятал серебро, прежде чем откинуть копыта. Понимаешь? Вот Року и приходится крутиться – то здесь заработает, то там, по правде говоря. Главным образом мелочевкой промышляет, продает всякие там пилюли. Ну ладно, сейчас приведу его – сам увидишь. – Он побежал вниз по ступенькам, к карете. Оказывается, еще не все пассажиры вылезли из нее.

– Черт-те что, – злился я. – Нельзя их показывать старику: он со страху в штаны наложит.

Морли промычал нечто невразумительное, глаза его стали совсем стеклянными.

Вернулся Роуз.

– Кстати, доктор Рок – парень с причудами, по правде говоря. Отведите ему комнату и наберитесь терпения. Понимаете, что я имею в виду?

– Нет, – отрезал я. – Смотрите не переборщите с причудами. Я тут уже всякого насмотрелся, и терпения у меня осталось самая малость.

Дожанго усмехнулся. На этот раз он обошелся без своего любимого присловья. По правде говоря. Он молча скрылся в попугайски разукрашенной карете, в солнечный день эти краски резали бы глаза. Диковинные существа суетились вокруг. Двое раскрыли гигантские зонтики. Третий вытащил складную лесенку и приставил к карете. Четвертый расстелил дорожку из брезента от лесенки до ступеней крыльца.

Мы с Морли опять переглянулись. Дожанго открыл дверцу кареты и согнулся в поклоне. Гролли тем временем выстроились полукругом на лужайке.

– Ты что-нибудь слышал о докторе Роке? – спросил я Морли.

– По правде говоря, слышал, – улыбнулся он. – Дожанго верно говорит, этот парень не просто так, кое в чем он здорово сечет.

– Заметно, по правде говоря.

Кид плюнул и вернулся в дом. Фигура семи футов ростом и, наверное, килограммов триста весом выбралась из кареты. Понять, что это такое, было трудновато: фигура куталась в широченный черный плащ, он напоминал палатку и весь был покрыт серебристыми, мистического содержания рисунками. Из-под плаща высунулась огромная ручища. Фигура милостиво помахала своему войску. Долговязый тролль вытащил что-то из кареты и водрузил на голову доктора Рока, от чего тот стал еще на пару футов выше. Такие нелепые, замысловатые головные уборы носят священники.

С видом сошедшего на землю божества он направился к нам.

– Вы доктор Рок? – уточнил я. – Назовите мне хоть одну причину, по которой я могу принимать вас всерьез после устроенного здесь балагана.

Дожанго, по-щенячьи восторженно скачущий вокруг доктора, споткнулся.

– Эй, Гаррет, по правде говоря, не годится так разговаривать с доктором Роком.

– Я говорю так с королями и колдунами. С чего это я буду делать исключение для клоуна? Сворачивайте ваши палатки и выкатывайтесь подобру-поздорову. Придурок, который вас сюда направил, совершил большую ошибку.

– Гаррет, не гони лошадей. Этот человек не шулер. Просто он немного актер и склонен слегка преувеличивать значение своей персоны, – одернул меня Морли.

– Вижу.

Рок до сих пор не произнес ни слова. Он изъяснялся жестами. Под рукой у него вертелась особа женского пола, ростом не выше пяти футов, помесь карлика с великаном, ужасно страшненькая. Она переводила:

– Доктор говорит, что прощает вашу дерзость. Но теперь, когда вы знаете, кто он такой…

– Пока. – Я повернулся к ним спиной. – Сержант, Морли, у нас дел по горло. Питерс, вы бы поискали лошадь, возможно, придется послать за солдатами.

В Каренте на соблюдение законности обращают мало внимания, но люди вроде генерала Стэнтнора имеют кой-какие преимущества и привилегии. Если им слишком уж досаждают, они всегда могут рассчитывать сотни на две солдат.

Дожанго не отставал, он последовал за нами в холл. Но там при виде портретов, железного хлама и воинственных картин из мозаики увял совсем.

– Трудный случай, есть над чем поработать, по правде говоря, – пробормотал он.

На сцену выступила кухарка, грозная, как боевой слон; я понял, за кем ходил Кид. Беднягу Дожанго она чуть было не задавила.

– Похоже, обойдемся без армии, – заметил я.

– Ты слишком строг, Гаррет, подожди, – посоветовал Морли. – Повторяю, он не шулер, он действительно специалист.

– Да?

– Да. – Я с любопытством наблюдал за действиями кухарки.

Они были в самом разгаре. Уперев руки в бока, она стояла перед странным доктором в угрожающей позе, только что пламя изо рта не вырывалось. Она сбила с головы Рока шляпу, а потом занялась плащом.

Как я и предполагал, одежек на нем оказалось больше, чем пальцев у меня на руках. Но вес его я преувеличил – в нем не больше двухсот пятидесяти килограммов. На какую-то часть он был троллем, но к этой крови примешалось еще три-четыре расы. Неудивительно, что он кутался до бровей: с такой-то внешностью… Каждому хочется быть красивым.

– Все, мистер Гаррет, оставим фокусы. Мой незаменимый Дожанго успел рассказать вам, что я – личность разносторонняя.

Голос его звучал как из глубокого колодца. Когда-то его ударили по кадыку – и вот результат. Доктор Рок скрипел как несмазанная телега, и понять его было нелегко. Сознавая это, он старался говорить помедленней.

– Мне сказали, у вас проблемы со злыми духами. Если этот дух второго разряда или выше, я помогу вам разобраться с ним.

– Да ну? – Жаргон Рока был для меня китайской грамотой: я стараюсь держаться подальше от колдунов – общение с ними вредит здоровью.

– Может быть, вы передумаете и испытаете меня?

Почему бы и нет. Я покладистый парень – когда меня не выводят из себя.

– Если стряхнете навоз с сапог и пообещаете не гадить на ковер.

Рок был настолько безобразен, что на его физиономии мудрено было что-либо прочесть, но сомневаюсь, что он оценил мой юмор.

– Что вам нужно для работы?

– Ничего. Я захватил инструменты. Нужно только, чтобы мне показали места, где обычно появляется дух.

– Нет таких мест. По крайней мере никто из нас их не знает. Мы основываемся только на мнении доктора Стоуна.

– Интересно. Духи этой породы, если Стоун не ошибся, должны появляться достаточно часто. Дожанго, мой саквояж.

– Могут ли они являться в образе знакомых вам людей? – спросил Морли.

– Поясните свой вопрос, пожалуйста.

Я рассказал о появлении в моей комнате оборотня.

– Да, при желании они могут стать причиной подобных странных и неприятных происшествий. Дожанго, я жду.

Роуз галопом помчался к карете, а Рок тем временем продолжал:

– Я должен извиниться за вызванный моим приездом переполох. Но, как правило, наниматели не доверяют мне, если не увидят предварительно это представление.

Это нам знакомо. Порой я сталкиваюсь с похожим отношением. Потенциальные клиенты изучают мою физиономию, ищут на ней следы страстей и порока. Приходится отправлять их разглядывать других, более терпеливых сыщиков. Дожанго с трудом взобрался на крыльцо, сгибаясь под тяжестью четырех огромных тюков и тщетно пытаясь улыбнуться.

Кухарка, убедившись, что все вошло в колею, удалилась в дом. Мне она так ни слова и не сказала. Обидно, а впрочем, наплевать.

Дожанго, задыхаясь, будто пробежал тридцать миль, подошел к нам.

– Начнем? – предложил доктор Рок.


Глава 37 | Седая оловянная печаль | Глава 39