home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

– С радостью, дорогая, с радостью, – прошептал Мэдисон, протягивая к ней руки. Запустив пальцы в пышную массу ее волос, молодой человек с нежностью припал к губам Слоун. – Ты не представляешь, до чего ты хороша, – бормотал он. – Ты так мне нравишься, ты… твое роскошное тело… Твои губы так сладки…

Картер осторожно провел языком по ее губам, а затем его язык скользнул к ней в рот. Девушка нетерпеливо застонала.

– Какая ты горячая, – шептал Мэдисон.

– Да, дорогой! Да! Это от твоих прикосновений. Целуй же, целуй меня! – простонала Слоун, приникая к Картеру всем телом.

Его язык снова и снова проникал в ее рот, с каждым разом все глубже. Девушка не сопротивлялась, а затем, ухватив кончик языка, стала ритмично сосать его.

Картер зарычал от наслаждения.

– Господи, Слоун! А я-то считал себя мастером символизма!

– Верно, Картер, – в исступлении шептала Слоун, перебирая пальцами его волосы. – Ты – мой учитель. Научи меня любви…

Не сводя с девушки глаз, Мэдисон схватил с кресла плед и расстелил его на полу перед камином.

– Ложись на спину, – велел он. Слоун повиновалась, как завороженная глядя ему в глаза. Мэдисон стал раздеваться. Слоун с любопытством наблюдала, как он расстегивает золотую пряжку ремня, «молнию»… Одним движением Картер сорвал с себя одежду и встал, возвышаясь над Слоун, – обнаженный, гордый, возбужденный…

Молодой человек с тревогой смотрел на Слоун, опасаясь увидеть на ее лице следы сомнений или нерешительности, а может, чего доброго, и недовольства. С подросткового возраста не чувствовал он себя таким неуверенным с женщиной. Однако подобная скромность вовсе не была характерна для Мэдисона, и ему хотелось дать Слоун бсе, что она ждала от мужчины, поэтому его и мучили мысли о том, что он может ей не понравиться.

Но в глазах ее застыло немое обожание; она столько ждала его, ждала проявлений его любви…

Картер лег на Слоун. Их тела слились, словно были двумя частями одного целого.

– Я так долго ждал того, чтобы прижать к себе твое обнаженное тело. Скажи мне… скажи…

Девушка закрыла от наслаждения глаза.

– Я… мне чудесно…

Он зарылся лицом в ямочку на ее шее – тело Слоун содрогнулось. Ее руки нетерпеливо скользили по мускулистой спине Картера, по его ягодицам…

– Ты такой… твердый, – одобрительно прошептала девушка. Мэдисон усмехнулся.

– Я… я говорила не о твоем… не об этом, – робко возразила Слоун. – Ты весь… все твое тело…

– Спасибо тебе, но «этот», как ты выражаешься, сейчас как раз требует всего моего внимания. – Приподняв голову, он погладил ртом ее губы. – А ты, наоборот, вся мягкая. Мягкая и сладкая.

– Да? – недоверчиво промолвила Слоун.

– Да, – ответил Мэдисон, лаская пальцами ее грудь. – Ты необыкновенно сладкая, Слоун.

Он принялся ласкать языком ее сосок, пока тот не отвердел. Слоун низко застонала.

– Тебе больно? – забеспокоился молодой человек.

– Нет-нет, – прошептала она, замотав головой, отчего пряди волос упали ей на лицо.

– Тебе нравится? – спросил Картер, начиная ласкать другую грудь девушки.

– Ах, Картер! Картер! – бессвязно восклицала девушка. Только так она могла ответить ему, потому что желание завладевало всей ее сущностью. Сердце рвалось наружу, мысли улетали далеко-далеко, оставляя место лишь физическому наслаждению.

Нельзя сказать, что Картер делал что-то особенное для того, чтобы удовлетворить ее; Да и Слоун лишь инстинктивно подчинялась его ласкам, но они так идеально подходили друг другу, что непроизвольно делали именно то, чего ждал каждый из них.

– Слоун… – едва слышно шептал Картер. – Господи, какая ты женщина… Ты убиваешь меня… Дорогая… – И, не в силах дольше выносить эту сладостную пытку, он медленно вошел в нее.

– О Боже! – выдохнула девушка, повинуясь его указаниям и двигаясь ритмично в такт с ним. – Как хорошо!

– Ты… такая маленькая… Тебе не больно?

– Нет! – выкрикнула она, впиваясь пальцами в его бедра.

– Давай чуть передвинемся, так будет еще лучше…

– Тебе не нравится? – озабоченно прошептала Слоун.

– Нравится, разумеется, глупышка, просто делай, как я тебе говорю… Драгоценная ты моя… слышишь? Драгоценная!

Она слышала. Слышала его голос, его прерывистое дыхание, биение его сердца… Слоун услыхала и его крики радости, смешанные с ее собственными, когда они оба достигли вершины наслаждения.

…Они медленно приходили в себя, возвращаясь в реальный мир. Голос Слоун дрожал от любви, когда она тихо прошептала:

– Что ты со мной сделал, Картер Мэдисон?

– Я любил тебя так, как тебя должны были любить всегда. Я получил небывалое наслаждение и надеюсь, твои ощущения были не хуже моих…

Приподняв голову, он с любовью заглянул в ее глаза.

– Весь вопрос в том, дорогая, – продолжал Картер, – что сделала со мною ты?


– Может, нам подняться наверх? – прошептал Мэдисон ей в волосы.

Они по-прежнему лежали на полу перед камином; голова Слоун покоилась на его груди.

– Нет, – ответила девушка, потеревшись лицом о его волосатую грудь. – Нет, не сейчас… Мне слишком… хорошо… Я не хочу двигаться с места… – Несмотря на то что они повернулись на бок, Картер не выходил из нее. —, Мне так хорошо, – повторила девушка.

– Да? – спросил Мэдисон и, приподняв ее подбородок указательным пальцем, нежно поцеловал Слоун в губы. Она задрожала.:

– Тебе холодно? – спросил он, накидывая на них одеяло.

– Нет. У меня такое чувство, что я пережила настоящий шок.

– И у меня, – тихонько промолвив молодой человек.

– Не знаю, – потупив голову, Слоун, – как я решилась на таксу Сама разделась перед тобой.

Да, в то мгновение она ни о чем не думала, ее не беспокоило, что плохо, а что хорошо, она слепо подчинилась инстинкту. Картер – тоже. И ни один из них, Слоун была уверена, не пожалел об этом.

И вот… Она предала Алисию… Но волею фортуны Алисия будет с Картером до конца своих дней. А этим вечером, всего несколько часов, она, Слоун, и Картер принадлежали друг другу. Может, потом она и будет сожалеть об этом, но не сейчас… Единственное, что беспокоило ее, это опасение, что она не понравилась Мэдисону.

– Я знаю, что я… неуклюжа, – прошептала она, водя рукой по его груди.

– Слоун, – проговорил он, дожидаясь, пока она посмотрит ему в глаза. – Мне еще никогда не было так хорошо с женщиной. Ты – именно та, что мне нужна. Именно такую женщину я хотел встретить… И пожалуйста, не обижай меня, недооценивая себя. Я люблю тебя, Слоун.

– И я тебя люблю, – эхом отозвалась девушка, глаза которой наполнились слезами. Губы их встретились; Слоун казалось, что его поцелуй проникает в самую ее душу.

– Мне кажется, этот придурок, с которым ты была обручена, – бесчувственный болван. Неужели он ничему не учил тебя? Ему что, и в голову это не приходило?

– Нет, – отрицательно покачала головой девушка. – Нет. По крайней мере мне никогда не было так хорошо с ним, как с тобой.

– Он недооценивал тебя, не давал тебе почувствовать себя полноценной женщиной! Но правда в том, что ты прекрасна. Прекрасно твое тело, твое лицо! Вот только этот трагичный шрам…

– Что за шрам? – с тревогой спросила Слоун, отстраняясь от него.

– Вот здесь. – Он провел пальцем по ложбинке между грудей. – Шрам как раз в том месте, где было разбито твое сердце. Его не видно, но я его чувствую. Позволь мне залечить этот шрам – раз и навсегда.

Мэдисон прижался губами к ее нежной коже.

. – Слоун, не позволяй больше никому обижать тебя, – Он страстно поцеловал ее. Сердце Слоун зашлось в восторге от ощущения обретенной свободы. – Ты прекрасна и божественно занимаешься любовью. Смотри, как я изгоняю твою боль.

Приподняв голову, девушка наблюдала, как Картер водит губами по ее телу. Он бережно ласкал ее груди, целовал и покусывал их. Слоун казалось, что Картер и вправду вбирает в себя все ее страдания. Желание опять стало подниматься в ней.

– Ты бесценная женщина, – промолвил Картер, приподнимая Слоун над собой и наполняя ее своим желанием.

– Картер, ты…

– Да, – договорил он за нее. – Я медленно умираю. Теперь твоя очередь исцелять меня.


Девушка проснулась, почувствовав, что он осыпает ее шею мелкими поцелуями. Не открывая глаз, она потянулась под простыней, с наслаждением ощущая нагим телом ее прохладу. Слоун ни разу не спала в чужой постели в своем пансионате. А вчера она позволила Картеру на руках донести себя до его комнаты и уложить на его ложе.

…С шеи Мэдисон перешел на ее грудь и плечи.

– Миледи, – прошептал он между поцелуями. – Ваш завтрак подан.

Открыв глаза, девушка посмотрела на окно. Все еще шел дождь, но его непрестанный шорох теперь лишь радовал Слоун. У нее было такое ощущение, что стена дождя отгораживает их от внешнего мира и они живут лишь в своем, уединенном мирке. После того, что произошло прошлой ночью, девушка чувствовала себя заново родившейся, и это чувство как нельзя более сочеталось с греющей ее душу уединенностью.

– Что ты сказал? – спросила она, зарываясь лицом в подушку. На ее лице расплылась глуповатая улыбка, когда Картер дотронулся до ее соска.

– Я сказал, что завтрак миледи подан, – повторил он, наклоняясь к ее груди. Его пальцы скользнули вниз по шелковой коже ее живота.

– М-м-м… – простонала девушка. – А что в меню миледи? – спросила она.

Мэдисон припал к ее губам страстным поцелуем, а затем прошептал:

– Омлет, английские булочки, апельсиновый мармелад, бекон и кофе.

Оттолкнув Картера в сторону, Слоун выпрямилась в постели, не обращая внимания на то, что простыня свалилась, обнажая ее грудь. Когда молодой человек перечислял блюда, она наконец поняла, что за ароматы достигли ее ноздрей. Сдвинув серебряный поднос в изножье кровати, девушка воскликнула:

– Да ты и вправду подал мне завтрак в постель!

Но Мэдисон даже не взглянул на поднос: его внимание было целиком поглощено телом Слоун. Ее грудь, покрасневшая от сна и возбуждения, как магнитом притягивала его.

– После того, что ты сделала для меня прошлой ночью, – прошептал он, поводя пальцем по нежной округлости, – завтрак – это самое малое, чем я мог тебя отблагодарить.

– О! – выдохнула она, ловя его палец. – Так я и думала. Ты меня ничуть не уважаешь.

Мэдисон набросился на нее, кинул на подушки и прижался к девушке всем телом, запечатав ей рот горячим поцелуем.

– Так тебе нужно мое уважение? А?

Слоун усмехнулась:

– На пустой желудок – да, только оно.

– А после завтрака?

Слоун скромно потупила глаза, но Картер успел заметить озорной огонек, промелькнувший в них.

– Милорду надо немного подождать, и тогда он все сам поймет, – поддразнила она его. Они набросились на еду.

– Как вкусно! – похвалила Слоун, отправляя в рот очередной кусок омлета с сыром. – Но мне все же не по нраву, что ты приготовил завтрак. Я – хозяйка, и это моя обязанность, ты не забыл?

– Ты заслуживаешь поощрения. К тому же погоди, не благодари меня так уж пламенно.

– Почему? – удивленно спросила девушка, не донеся до рта вилку. Мэдисон молчал, попивая свой кофе. – Картер! Почему?

– Дело в том, что я не прибрал в кухне. Слоун положила вилку на подлое:

– Ты хочешь сказать, что кухня в руинах, так?

– Ну… не совсем…

Сложив руки на груди, она попыталась придать своему лицу суровое выражение, которое никак не сочеталось с ее всклокоченной головой и обнаженной грудью. Картер едва сдерживался, чтобы не рассмеяться.

– Так что же там? – настаивала она. Опустив глаза, молодой человек пробормотал:

– Ну… Бойня! Вот верное слово. Кухня напоминает сейчас бойню.

– Что проку подавать завтрак в постель, если ты не позаботился о том, чтобы кухня перестала напоминать бойню?

– А вот наводить порядок, боюсь, придется тебе, – медленно проговорил он, поднимая поднос с постели.

Мэдисону пришлось проявить немалую изобретательность, чтобы отвлечь внимание девушки от кухни. Сначала он повел Слоун в ванную и долго мыл ее под душем. Затем она захотела помыть ему голову, и он, млея от удовольствия, сидел на скамейке, пока девушка намыливала клочья его волос шампунем. Затем они встали под струю воды, наблюдая, как душ смывает мыло с их обнаженных тел…

Вернувшись в комнату, Слоун улеглась в постель. Картер вышел из ванной вслед за ней, яростно вытирая голову полотенцем. Она с удовольствием любовалась, как упругие мышцы переливаются под его загорелой кожей. Девушка вновь обратила внимание на то, что Мэдисон не делал лишних движений. Стройный и мускулистый, он напоминал античного героя.

Уронив полотенце на пол. Картер шагнул к ней. Приподнявшись, она взяла его за руку.

– Вы так красивы, мистер Мэдисон, – хрипловатым голосом молвила Слоун, – У меня узловатые коленки.

– Нет, не узловатые, – возразила она.

Увидев, что его брови скептически приподнялись, девушка наклонилась к его ногам, поглядела повнимательнее на колени и проговорила:

– Ну… не совсем узловатые…

На сей раз она взяла инициативу в свои руки. Схватив Картера за руки, она потянула его в постель. С любопытством приняв игру, он молча повиновался всем ее указаниям. Слоун принялась внимательно изучать его тело.

– Картер, надо сказать, я стесняюсь тебя. Твоей наготы, – призналась девушка.

– Знаю, – тихо ответил он. – Не стоит. Можешь смело дотрагиваться до меня.

Он бы ничуть не удивился прошлой ночью, узнав, что Слоун девственница. Она была очень неопытна. Но ее страсть восполняла этот недостаток. И то, как она сейчас стояла перед ним – обнаженная, ничуть не смущавшаяся своей наготы, доказывало, что ему удалось разбудить ее чувственность и сексуальность. Мэдисон был горд.

Слоун набросилась на Картера, как дикарка, и это ему нравилось. Ее жадная страсть, хриплые стоны и дрожь не были притворными. Слоун была абсолютно искренней, и от этого Мэдисон любил ее с пугающей его самого силой. По сравнению с ней все; прежние женщины напоминали безжизненные манекены, которые автоматически покорялись его воле.

А он сам? Разве он чаще всего не притворял-си? Не издавал ли он сам восклицания и стоны просто потому, что его партнерша ждала их от него, потому, что так поступали герои его собственных книг?! А может, он старался вовсю лишь для того, чтобы поскорее довести женщину до оргазма и покончить с этим? И разве пустота, возникающая после близости, не была лучшим тому подтверждением? Разве не было у него такого ощущения, что физический голод он удовлетворил, а вот на душе стало мерзко? – спрашивал себя Картер.

– Но прошлой ночью все было иначе.

Соединившись со Слоун, он сразу понял, что она – женщина необыкновенная. С ней не было нужды притворяться и играть в любовь. Он мог полностью отдать себя во власть первородного инстинкта, и это доставляло огромное наслаждение. Но помимо всего этого, с ней он испытал не просто физическую близость, а удивительное чувство растворенности друг в друге, духовное родство…

Мэдисону нравилось обучать ее всем тонкостям, особенностям любовной игры. Он бы с удовольствием прибил того негодяя, с которым она имела дело прежде! Впрочем… Если бы Джейсон любил ее так, как Слоун того заслуживает, то они бы не были сейчас вместе. И ему, Картеру, не довелось бы быть ее наставником, старания которого приводили девушку к экстазу.

А сейчас Слоун склонилась над ним, стоя на коленях, и нерешительно и робко изучала его тело. Мэдисону казалось, что он вот так бы часами и наблюдал за ней, испытывая дивные ощущения.

Слоун улыбалась и водила пальцем по его ноге.

– Вовсе они не узловатые, – прошептала она, проводя рукой выше, до того места, которое больше всего жаждало ее прикосновений. У Мэдисона перехватило дыхание, и он не мог вздохнуть до тех пор, пока ее внимание не переключилось на его пупок.

И прежде чем он успел опомниться, она наклонилась и поцеловала прикрытую жесткими волосами ямку. Картер судорожно вцепился в ее волосы, все еще влажные после душа, и застонал:

– М-м-м… Слоун… что ты со мной делаешь?..

Это ободрило девушку. Ее язык скользнул в его пупок, а затем, прижавшись грудью к его коленям, она принялась ласкать его плоть языком и делала это до тех пор, пока Мэдисон не закричал.

Вскочив, он бросил ее на подушки и одним движением вошел в нее.

– Ты моя, Слоун! – в исступлении говорил он. – Моя! Что бы ни случилось, знай, что я никогда никого не любил так, как тебя. Прими мою любовь, ощути ее! Пожалуйста! Господи! Пожалуйста! Прими ее, Слоун!

– Да! Да! – выкрикивала она, прижимаясь к нему…


Несмотря на протесты Слоун, Мэдисон помог ей привести кухню в порядок. Их руки то и дело соприкасались в мыльной воде, когда они мыли посуду, а губы встречались в коротких пылких поцелуях.

Вдруг зазвонил телефон.

– Не отвечай, – проворчал молодой человек.

– Нет, я должна. А вдруг кто-нибудь хочет зарезервировать все шесть комнат на следующую неделю, – с улыбкой возразила она.

– Можешь сдать еще одну комнату. Ведь ты будешь спать со мной, пока я здесь, – заметил писатель.

– Добрый день, – раздался в трубке детский голосок. – Мистер Мэдисон дома?

– Да, – ответила девушка. – А кто его спрашивает? – Слоун зажала рукой микрофон. На сердце у нее стало тяжело от чувства вины – она узнала голос.

– Дэвид Рассел.

Зажмурив глаза, Слоун подавила тяжелый вздох.

– П-привет, Дэвид. Это Слоун. Ты помнишь меня, ведь правда?

– Конечно. Мама все время говорит о вас. А у вас светлые волосы?

– Да. Можно сказать, что светлые.

– Я помню. А я могу поговорить с Картером? Это важно.

– У вас там все в порядке? С мамой или Адамом ничего не случилось?

– Нет. Мамы здесь нет. Я сейчас у бабушки. Но она позволила мне позвонить.

– Погоди минутку. – Прижав трубку к груди, девушка несколько раз глубоко вздохнула, стараясь не поддаваться охватывающему ее отчаянию. Когда она наконец решилась позвать Картера, то, обернувшись, увидела, что он стоит в дверном проеме с полотенцем на плече и смотрит на нее. Слоун плотнее сжала губы, чтобы не расплакаться.

Мэдисон молча подошел к телефону, и девушка равнодушно протянула ему трубку. Когда она попыталась проскользнуть мимо него, молодой человек схватил ее за руку, сел на диван и силой усадил Слоун к себе на колени. Она пыталась вырваться, но безрезультатно. Не сводя с нее глаз, Картер поднес трубку к уху – Алло, – промолвил он невыразительно, но, услыхав детский голос, немного оживился. – А, это ты, малыш! Привет-привет! Как поживает твой братик?.. Да, я тоже скучаю по тебе, но ты же знаешь, что я приехал сюда работать… А что делает Адам?.. Ну! Ты же старший и должен подавать пример… Конечно, это несправедливо, но иногда…

Слоун посмотрела ему в глаза и поняла, что последняя фраза относится скорее к ней, чем к мальчику. Взглядом Картер просил ее быть терпеливой – даже не простить его, не понять, а просто потерпеть.

– Я понял, ты попросил Адама не дергать тебя за волосы, а бабушка… Хорошо, я поговорю с Адамом, когда вернусь… О'кей? Я не могу больше говорить… Ладно. С меня два мороженых. До свидания.

Не отпуская Слоун, Мэдисон повесил трубку. Она сидела не шевелясь, окаменев от отчаяния.

– Пожалуйста, отпусти меня, – прошептала девушка.

– Не могу, – ответил он сквозь зубы. Картер имел в виду не физическую неспособность отпустить ее, а говорил об их отношениях вообще, вспоминая проведенные вместе минуты.

Слоун не стала притворяться, что не понимает его.

– Тебе придется, – всхлипнула она, пытаясь встать.

– Только не сегодня. Не сейчас. – Он зарылся лицом в ее груди. Картер в это мгновение напоминал маленького ребенка, ищущего защиты и покоя. – Слоун, молю тебя, не оставляй меня. Ты мне нужна. Пожалуйста!

Забыв обо всем на свете, кроме его мольбы, девушка прижала голову Мэдисона к себе. Осыпая его поцелуями, она повторяла:

– И ты мне нужен. Я умирала, пока не повстречала тебя.

Одежда мешала им. Сорвав ее, они с жадностью набросились друг на друга, утоляя терзающую их жажду. Время для них остановилось, и они понеслись вперед на волнах наслаждения.

…Когда все было кончено. Картер убрал волосы с влажной кожи Слоун и нежно поцеловал ее.

– Вот теперь я смогу дописать последнюю любовную сцену, дорогая моя Слоун, – прошептал писатель.


Глава 6 | Завтрак в постели | Глава 8