home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 19

Наконец с явной неохотой Элиза отправилась в магазин покупать приданое и приобрела «комплект для новобрачной», включающий полдюжины ночных рубашек и стопку нижнего белья, – все было отделано валансьенскими шелковыми кружевами и вышивкой ручной работы.

В одном из магазинов Элизе порекомендовали купить еще два кружевных чепца разных фасонов для соблазнения новоиспеченного супруга за завтраком.

Корделия, которая ездила за покупками вместе с ней, накупила того же самого. Всю дорогу она безостановочно щебетала и в каком-то глупом восторге то и дело ахала, разводя руками. Это обстоятельство окончательно раздосадовало Элизу, которая совершенно искренне не понимала радостного возбуждения своей подруги.

Придя домой, Элиза, обреченно вздыхая, принялась разбирать свои обновы. Господи! Как же глупо она себя ведет! Ее решение выйти замуж за Мэта – ошибка. И с каждым днем это становится все очевиднее.

Риордан, ежедневно появляясь в конторе с угрюмым лицом, едва удостаивает ее разговора. С Мэтом их отношения не многим лучше: они постоянно ссорятся из-за того, что она не намерена бросать работу… Что же теперь будет? Если бы у нее сохранились хотя бы остатки разума, она должна была немедленно расторгнуть помолвку с Мэтом, последовав совету Мальвы. Но в нее как будто бес вселился! Неужели она так сильно хочет наказать Риордана, что готова принести себя в жертву? А может быть, все дело в отце, который оказался не таким непорочным и идеальным, каким она его считала всю жизнь?.. Но быть может, Фифина солгала? У нее ведь нет никаких доказательств – только слова, а Фифина часто давала поводы сомневаться в своей честности, когда речь заходила о деньгах. Кроме того, в ту ночь француженка была сильно пьяна. Может, она солгала, чтобы вынудить Элизу раскошелиться.

К несчастью, Фифина пока продолжала жить вместе с Элизой, поскольку арендная плата за новое помещение повергала ее в ужас. Обстановка в доме была накаленной до предела, потому что их ссора приняла открытый характер. Стук в дверь отвлек Элизу от грустных мыслей.

– К вам посетитель. Он ждет внизу и выглядит очень расстроенным, – не удержалась от язвительного комментария Фифина.

– Хорошо, я сейчас спущусь, – холодно ответила Элиза.

Может, это Мэт или, чего доброго, Уилл Райе с каким-нибудь неприятным известием? А вдруг Риордан?.. С замиранием сердца Элиза наспех подколола волосы в высокий пучок и поспешила вниз. Еще не доходя до последней ступеньки, Элиза узнала посетителя – это был Мэт.

Мэт задумчиво бродил по прихожей в расстегнутом пальто. Увидев Элизу, он даже подпрыгнул от радости и нетерпения.

– Мэт, что-нибудь стряслось?

– Элиза, видите ли, возникли некоторые новые обстоятельства.

– О чем вы?

– Видите ли… нет, ничего страшного не произошло, не пугайтесь. Просто нам придется ненадолго отложить бракосочетание.

– Отложить? – Элиза не верила своим ушам и недоуменно смотрела на своего жениха, который всего неделю назад настаивал на том, чтобы свадьба состоялась как можно скорее.

– Но почему?

Мэт смущенно улыбнулся:

– Дело в том, что тут подвернулось одно дельце. Грандиозная тяжба! Судятся мистер Филип Армуар и мистер Густав Свифт – с одной стороны, и «Объединение скотопригонных дворов» – с другой. Как видите, два кита мясоперерабатывающей промышленности Чикаго собираются помериться с крупнейшей корпорацией. Сами понимаете, такое дело потребует много времени.

Мне придется работать сутки напролет, так что мы вряд ли сможем часто видеться. О долгом медовом месяце и говорить не приходится.

– Да… я понимаю. – Элиза думала над тем, почему все произошло так внезапно. Мэт, который постоянно говорил с ней о своих делах, никогда прежде не упоминал ни об Армуаре, ни о Свифте. – Конечно, мы можем отложить свадьбу.

– Правда? О дорогая! – воскликнул Мэт, даже не стараясь скрыть своей радости по этому поводу. – Вы же понимаете, просто невозможно отказаться от такого дела. Армуар и Свифт – крупнейшие предприниматели, и коль скоро я заручусь их доверием… Вы не представляете, как много это для меня значит! Сказать по чести, это шанс, и еще какой! Любой адвокат на моем месте почел бы за честь!..

– А как долго продлится судебное разбирательство?

– В судах дела идут медленно, Элиза. А этот случай очень сложный. Боюсь, что он потребует привлечения нескольких железнодорожных и одной судоходной компании.

Элиза вдруг вспомнила, что Филип Армуар был одним из основных деловых партнеров Риордана. Они вместе входили в совет директоров банка и владели на паях трубопрокатным заводом. И потом, разве Риордан не говорил ей, что их свадьба не состоится? Неужели Мэт – человек, который существует лишь для того, чтобы выполнять чужие приказы?

Элиза вспыхнула как свечка от осенившей ее догадки. А что, если все это дело рук Риордана, который специально организовал для Мэта такую «грандиозную тяжбу». Нет, это невозможно! Но с другой стороны, Риордан достаточно могуществен и злопамятен…

– Я надеюсь, вы поймете меня, Элиза, и наберетесь терпения, – продолжал Мэт.

– Конечно, конечно. – Элиза вежливо улыбнулась. – Такое отношение к работе в высшей степени похвально.

Поняв, что Элиза не намерена устраивать сцен из-за внезапно переменившихся планов, Мэт облегченно вздохнул:

– Господи! Как я признателен вам за вашу чуткость! – Он с благодарностью посмотрел ей в глаза.

Элиза же, внешне сохраняя абсолютное спокойствие, терялась в догадках. Только позавчера Мэт горел таким нетерпением, а теперь радуется отсрочке. Как это может быть? Единственное объяснение, которое приходило ей в голову, – Риордан.

Когда Мэт ушел, на прощание обняв и поцеловав ее, она закрыла за ним дверь и почувствовала, что ее щеки пылают. Сомнений быть не может, это дело рук Риордана! Он, как древнегреческий бог, сошел с Олимпа, чтобы вторгнуться в судьбы человеческие, могущественной дланью перевернуть все вверх дном. Что за наглость, что за неслыханное своеволие! Неужели он и вправду уверен, что за деньги может купить все что угодно, даже свободного человека?

К своему немалому удивлению, чувство, которое испытывала Элиза, нельзя было назвать яростью. Более того, она ощущала невероятный подъем, облегчение, временное избавление от ненавистного бракосочетания, радость по поводу того, что Риордан думает о ней и не хочет никому ее уступать! И факт отсрочки – явное тому подтверждение.


Когда Элиза на следующее утро пришла в особняк Риордана, уставшая после бессонной ночи, которая прошла в мучительных раздумьях, первое, что она увидела, было яркое голубое пятнышко детского пальтишка на фоне живой изгороди. Тесса неуклюже ковыляла по тропинке, вслед за ней, тяжело ступая больными ногами, быстро шла няня и уговаривала девочку остановиться:

– Тесса… Тесса, крошка…

Малышка обернулась и, увидев Элизу, радостно загугукала, а когда решила снова убежать от няни, то споткнулась и шлепнулась на землю. Элиза еще раз подивилась спокойному нраву девочки, которая не ударилась в слезы и крики, а терпеливо ждала, пока придет няня и снова поставит ее на ноги.

Элиза вошла в дом, обуреваемая самыми противоречивыми чувствами: она не знала, радоваться ей или злиться. К ее собственным проблемам примешивалось еще и негодование по поводу того, в каких условиях содержится девочка. Что же, он возомнил себя богом, которому дано вершить человеческие судьбы по своему капризу? Вероятно, да! Элиза с грустью вспоминала о своих прежних визитах в детскую. Она уже очень привыкла к девочке, полюбила ее, поэтому тяжело переживала вынужденную разлуку. Ей так хотелось хотя бы изредка видеться с Тессой!

Элиза вошла в библиотеку и, поскольку день был пасмурным, принялась зажигать газовые рожки. В камине уже ярко полыхал огонь, сосновые поленья уютно, по-домашнему потрескивали. Посидев немного перед камином, она принялась за работу. Но вскоре появился Риордан. Он уселся в кресло против Элизы и вытянул ноги. В его глазах, сверкающих от непонятного воодушевления, блестело отражение языков пламени.

– Я зашел дать вам кое-какие инструкции на сегодня. Вы можете ненадолго оторваться от своих дел?

– Да, конечно.

– Тогда берите ручку и пишите…

Элиза отыскала свой блокнот и записала распоряжения шефа, в число которых входило составление нескольких деловых записок, посещение завода Эмсела и трубопрокатного завода. Наконец Элиза осмелилась поделиться с Риорданом своими соображениями относительно событий, из-за которых откладывалась ее свадьба. В ответ на это Риордан удивленно приподнял бровь, холодно взглянул на Элизу и сказал:

– Вас интересует, знаю ли я что-нибудь о юридической практике Мэта Эберли? Нет, не знаю. И никогда не интересовался.

– Но я подумала… – Элиза запнулась на мгновение. – Я часто видела у вас в кабинете Филипа Армуара. Он ваш деловой партнер…

– У меня много деловых партнеров.

– И все же… может быть, вы… – Элиза, покраснев, словно школьница, до корней волос, смущенно замолчала.

Риордан закинул назад голову и от всего сердца рассмеялся:

– Неужели вы подумали, что весь этот судебный процесс затеял я? И только для того, чтобы ваше бракосочетание было отложено? Не будьте смешной, Элиза. Мне нет никакого дела ни до вашего жениха, ни до его дел. И потом ведь свадьба не отменяется, а всего лишь откладывается. Рано или поздно вы таки станете женой Мэта Эберли. И очень пожалеете об этом, даю вам слово.

Ярость и разочарование охватили Элизу. Как смеет Риордан насмехаться над ней и Мэтом? Она думала… но ошиблась, к сожалению. Ему и в голову не приходило мешать их свадьбе. Наоборот, ему наплевать на нее. Он презирает ее, издевается над ее чувствами.

Элиза медленно поднялась, кипя от негодования. Она завязала шнуровку на своей сумочке и стала собирать бумаги. Риордан просил ее съездить на заводы, и Элиза решила отправиться немедленно и провести вне конторы весь день, чтобы больше не видеть Риордана сегодня.

– Когда я выйду замуж за Мэта, то уже никогда ни о чем не буду жалеть. Я люблю его.

– Любите? – усмехнулся Риордан.

– Да, люблю! А что вас так удивляет? Это прекрасное чувство вам незнакомо. Оно между тем является целью жизни для многих людей, смыслом их существования.

– А вам, оказывается, не чужда романтика, моя милая Элиза.

– Не смейте издеваться надо мной! Мэт Эберли – прекрасный человек, у него большое будущее…

– Если он будет подчиненным у дальновидного шефа.

– Вы… вы… – Элиза готова была расплакаться от собственного бессилия. – Вы дерзки и самонадеянны! Откуда такая уверенность, что вы лучше других, что можете безнаказанно оскорблять людей? Подумайте только! Выискался бог всемогущий! С какой стати вы вмешиваетесь в чужие дела? Только потому, что у вас есть власть и деньги, дающие возможность подкупить кого угодно?

– Да, поэтому. – Риордан поднялся с ленивой, медлительной грациозностью. Его огромное, массивное тело заполнило собой полкомнаты, как бы подтверждая слова Элизы о его сверхъестественном могуществе, глаза сверкали неистовым огнем. – Я действительно высокомерен и самонадеян. Я могу купить кого угодно, и тому есть сотни доказательств. Десятки людей в Чикаго, к своему стыду, могут подтвердить мои слова. Я обладаю огромной властью. Я привык добиваться того, чего хочу. На этом свете есть не много вещей, которые я намерен получить в свое распоряжение. И я уже близок к этому. Что он имеет в виду? А впрочем, какая разница. Элиза направилась к шкафу, где висела ее верхняя одежда.

– Я полагаю, что вы отправляетесь на завод?

– Да, сэр! Как вы изволили приказать! – в ярости обернулась к нему Элиза.

– Прекрасно. И не забудьте выкроить время для того, чтобы упаковать вещи для длительной поездки. На следующей неделе я отправляюсь в Сент-Луис и хочу, чтобы вы сопровождали меня. Мне понадобятся ваши услуги.

– Что… вам понадобится?

– Вы ведь мой ассистент, не так ли?

– Да, но…

– Я хочу своими глазами убедиться в том, что дела на тамошнем сталеплавильном заводе идут хорошо. Кроме того, мне нужно прозондировать финансовое положение одной пароходной компании, контрольный пакет акций которой я намерен приобрести. Будет очень много бумажной работы, и мне просто необходим человек, который хорошо разбирается в моих делах.

Протестовать было трудно. Элиза молча смотрела на Риордана, сердце в ее груди заколотилось сильнее, когда она вспомнила о том, что он недавно приобрел два мягких вагона, роскошно обустроенных для долгих поездок. Наверное, он намерен теперь испробовать их на деле.

Ее ярость улетучилась, осталось лишь желание ощущать его близость, прикоснуться губами к его чувственному рту, к его восхитительному телу… Элиза облизала пересохшие губы:

– Я… я не могу поехать с вами.

– Почему?

– Вы сами знаете почему, – Элиза спрятала руки за спину, чтобы Риордан не заметил, как дрожат ее пальцы. – Нет, невозможно поверить в то, какими дерзкими и легкомысленными могут иногда быть мужчины! Мы ведь не женаты. То, что я работаю у вас в доме, и так малоприлично, а если мы вдвоем поедем в Сент-Луис…

– Эту сложность легко устранить. – Темные глаза холодно остановились на лице Элизы. – Найдите себе компаньонку.

– Но я не могу…

– Можете и должны, если не хотите потерять работу. Я уезжаю через четыре дня и ожидаю увидеть вас утром в понедельник на вокзале, полностью готовой к отъезду. Для вашей компаньонки, или служанки, место найдется. Предупредите ее, что она должна будет помогать моему повару и вьтолнять кое-какую мелкую работу по уборке. Ей будет предоставлено дорожное платье, чемодан для багажа и, естественно, денежное вознаграждение.

Элиза открыла рот от изумления и не нашлась что ответить. Это откровенное безумие! Риордан так сильно хочет, чтобы Элиза поехала в Сент-Луис, что готов заплатить ее компаньонке и угрожает уволить ее саму в случае отказа сопровождать его.

Но она сама тоже хочет поехать! Несмотря на их помолвку с Мэтом, несмотря на все доводы рассудка, в груди Элизы росло неистребимое желание оказаться вместе с Риорданом в роскошном мягком вагоне, мчащемся по направлению к Сент-Луису.


* * * | Нежные объятия | * * *