home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 24

В особняке Риордана, охраняемом полицейскими, по случаю свадьбы нанятыми хозяином, собралось множество народа.

Дом в честь торжественного приема был роскошно украшен живыми цветами – розами и белыми орхидеями, которые не только стояли в огромных напольных вазах, но и свисали гирляндами с потолка, обвивая мраморную балюстраду лестницы.

Войдя в свой новый дом, Элиза невольно вскрикнула от восхищения: открывшаяся ее взору картина цветущего сада, источающего настоящее благоухание лета, поразила воображение.

Один из двух бальных залов особняка открыли для гостей, большинство которых приехали заранее и, подогреваемые любопытством, бродили по дому и, пользуясь случаем, старались в подробностях изучить его интерьер. Среди приглашенных – самые известные в Чикаго люди: от железнодорожных магнатов и банковских воротил до родовитой знати.

По окончании приема каждый гость должен был получить в подарок серебряного голубя в жемчужном ожерелье. За одни только эти сувениры Риордан заплатил тысячи долларов, не говоря уже о цветах, свезенных в особняк из оранжерей нескольких соседних городов.

– Риордан… все это похоже на сказку! – Элиза прижалась головой к его плечу и затаила дыхание, боясь разрушить атмосферу волшебства.

– По правде говоря, благодарить следует Мальву. Я лишь воплотил ее идеи. Пойдем наверх и принесем Тессу. Я хочу видеть ее на празднике. Да и гостям неплохо бы показать девочку.

Элиза начала было возражать, считая присутствие Тессы на банкете преждевременным. Но Риордан был настойчив:

– Я заранее велел няне приготовить ее к выходу.

Элизе ничего не оставалось, как выполнить желание Риордана.

– Па! – Тесса обернулась и заулыбалась навстречу входящим в детскую Риордану и Элизе. На девочке было голубое муслиновое платьице, темные кудряшки поддерживала шелковая лента такого же цвета.

– Девочка моя! – Риордан нагнулся и поднял Тессу на руки, она уткнулась ему в щеку и обвила ручонками за шею. И тут же в порыве детской радости потянулась к Элизе. Какой же бессердечной должна быть мать, способная ради корысти отказаться от такого прелестного создания!

– Па! Лиса!

– Слышишь, она пытается произнести твое имя, – улыбаясь, сказал Риордан. – Фанни уверяет, что она знает уже несколько десятков слов, настоящая болтушка! Пойдем с нами вниз, малышка, там собралось много людей. Они обязательно полюбят тебя. Можешь в этом не сомневаться.

С гордым видом Риордан понес девочку вниз, Элиза шла следом.


По прошествии многих лет Элиза вспоминала этот торжественный прием с содроганием. У нее кружилась голова от бесконечной смены лиц, обращавшихся к ней с поздравлениями и приветственными словами, ее щеки горели от сотен поцелуев, ее мутило от запаха цветов и дамских духов, губы стали бесчувственными от постоянно удерживаемой на лице улыбки. Все в один голос восхищались новобрачными: Элизу считали самой красивой невестой в Чикаго, а Риордана – самым респектабельным и богатым женихом. Но настоящим гвоздем программы стала Тесса. Она удобно сидела на руках у Риордана, одаривая все собрание радостным смехом и веселым щебетанием. Время от времени она утыкалась лицом в накрахмаленный воротничок рубашки Риордана, когда внимание какого-нибудь гостя особенно смущало ее.

– Ах, какая милая крошка! – наперебой повторяли почтенные матроны.

– Какой восхитительный ребенок! Говорят, он теперь ваш, не так ли?

– Да, мы удочерили ее официально, одновременно с брачной церемонией. И теперь она Тесса Дэниелс.

Жаль, что ее бедные родители не видят своими глазами, насколько прелестна их девочка. Но мы постараемся заменить ей мать и отца, правда, Элиза?

– Да, конечно, – натянуто улыбаясь, ответила Элиза, предпочитая, чтобы Риордан без надобности не пускался на откровенное вранье.

Позже, когда весь дом наполнился звуками музыки и начались танцы, Тессу унесли наверх в детскую, а Элиза наконец улучила минутку поговорить со своим мужем. Они остановились у оркестра, чтобы их разговор невозможно было подслушать.

– Почему ты объявил всем о подписании бумаг на Тессу как о деле уже решенном?

– А разве у меня был выбор? – нахмурился Риордан. – Подумай сама. Ведь все уже знают о смерти ее родителей. Ты возила Тессу в гости к Мальве, многие ее уже видели раньше, все в курсе наших планов относительно девочки. По-твоему, я должен был сказать, что все откладывается из-за непредвиденных осложнений? Интересно, каких? Все сразу бы заподозрили неладное.

– А если Линетт откажется?

– Не откажется. Я послал ей такую сумму денег, от которой трудно отмахнуться.

– А вдруг она посчитает, что этого недостаточно? – Лицо Риордана снова стало гневным, как в церкви.

– Зачем ты хочешь испортить день нашей свадьбы беспричинными волнениями, Элиза? Люди не слепые, они увидят, как ты встревожена и напугана.

– Да, ты прав. Извини, – с трудом сдерживая слезы, прошептала она.

– Дорогая. – Риордан нежно обнял Элизу за плечи. – Ты не должна извиняться ни передо мной, ни перед кем бы то ни было. Ты сегодня великолепно держалась, а день был очень трудный. Прошу тебя, потерпи еще немного. Скоро все уйдут, мы останемся одни, и ты сможешь отдохнуть.

Элиза безмолвно прижалась к супругу. Некоторые из гостей смотрели в их сторону, но теперь ее это не волновало. В конце концов они новобрачные, и им нечего стыдиться. А если на лице невесты и промелькнет тень беспокойства, то люди сочтут это естественным в преддверии первой брачной ночи.

Незадолго до полуночи последний гость откланялся, и Элиза с Риорданом смогли наконец подняться наверх.

Каждый из супругов имел отдельную гардеробную. Гардеробная Элизы отличалась обилием стенных шкафов для бесчисленного количества платьев. Здесь же были встроенные ящики и полки для нижнего белья, капоров и прочих аксессуаров. В углу находился небольшой напольный сейф для драгоценностей.

Общая комната была выдержана в бело-золотых тонах, а огромная спальня, так же, как и будуар в пульмановском вагоне, отливала золотисто-медовой обивкой. Повсюду стояли вазы с розами, распространяющими сладко-терпкий запах.

Оставив Риордана в общей комнате, она прошла к себе в гардеробную.

– Хочешь, я пошлю за Неллой или за другой горничной помочь тебе раздеться? – крикнул ей вслед Риордан. – Извини, я не побеспокоился об этом заранее.

– Нет, не нужно.

Элиза отрешенно смотрела на пока еще пустые шкафы, на пока еще чужие стены и не знала, с чего начать. Снять платье? Но руки не слушались ее. Она слишком устала – сил не было не только раздеться, но даже думать. Расправив тяжелый шлейф платья и скинув бальные туфли, Элиза повалилась в кресло.

– Твое платье просто неподъемно, – заглянув к ней в комнату, произнес Риордан. – Удивляюсь, как у тебя хватило сил носить его целый день, не снимая. Я помогу тебе раздеться сам, раз ты отказываешься от услуг горничной.

– Нет, не надо… я сама справлюсь.

– Я помогу тебе. – Риордан попытался расстегнуть ее ожерелье.

Ощутив прикосновение теплых пальцев на своей шее, Элиза затрепетала, как газель, пойманная в силки искусным охотником.

– Это необыкновенно красивое ожерелье. Оно мне очень нравится, – сказала Элиза, лишь бы нарушить молчание. – Не нужно было делать мне такой дорогой подарок.

– Нет, нужно. Теперь ты моя жена, Элиза. Моя… – Он наклонился и запечатлел на ее груди нежный поцелуй, похожий на прикосновение крыльев бабочки.

– Сегодня был такой длинный день. Я очень устала, – едва слышно прошептала Элиза.

– Еще бы. Так что давай поскорее снимем с тебя это платье. – Он ловко и быстро начал расстегивать длинный ряд пуговиц.

Элиза в какой-то сладкой истоме безвольно и покорно ждала, пока Риордан освободит ее от тяжелых свадебных доспехов.

Наконец на ней осталось только нижнее белье. Но Риордан продолжал разоблачать ее, и его глаза мгновенно подернулись туманной, влажной пеленой. Элиза отвела взор, но он, рассмеявшись, поднял ее голову за подбородок.

– Ты прекрасна, Элиза. Перестань стесняться меня, это, право, смешно после всего, что было между нами.

У Элизы захолонуло сердце. «После всего, что было между нами». Неужели он хочет признаться ей в любви?

– Элиза… Элиза… – бормотал Риордан, осыпая поцелуями ее шею и плечи.

– Риордан… – Она приникла к нему, тая от нежности, больше жизни желая услышать сокровенное «Я тебя люблю».

Обычные три слова, а как много они значили для нее! Они сделали бы этот день поистине незабываемо счастливым. Но признание, которого жаждала ее измученная душа, так и не прозвучало.

Риордан взял Элизу на руки и понес к супружескому ложу.

– Ты прекрасна, Элиза, – говорил он, кладя ее на кровать. – Я счастлив, счастлив безмерно…


Они любили друг друга, не скупясь на нежности и ласки. Сладостные поцелуи, сила его объятий и неподдельное восхищение Риордана, сделали эту ночь незабываемой для Элизы. Конечно, ни один мужчина на свете никогда в жизни не сможет быть так ей близок, как Риордан, не сможет доставить ей столько удовольствия, не сможет владеть ею полноправно и безраздельно.

Он так и не сказал ей самого главного, не сказал, что любит ее. А без этого признания первая брачная ночь не может не оставить в душе горького осадка.

Начинало светать, а Элиза лежала подле Риордана без сна и смотрела в сереющую темноту. Сомнения снова навалились на нее тяжким грузом. Ведь она до сих пор не знала, любит ее Дэниелс или нет. Но, взглянув на мирно спящего возлюбленного, Элиза все-таки утешилась тем, что они теперь супруги и, значит, многое можно будет исправить. Риордан так нежен и заботлив с ней, ревновать же его к Тессе было бы легко, но несправедливо.

«О Господи! Прошу тебя, дай мне сил…» – беззвучно раздавалась в ночи ее молитва.

Риордан зашевелился во сне, не просыпаясь, дотянулся до нее и заключил в объятия. Элиза уткнулась в него и почувствовала, что сейчас расплачется. Но постепенно ее дыхание становилось все более глубоким, и наконец, когда рассвет уже вступил в свои права, Элиза погрузилась в глубокий, спокойный сон.


* * * | Нежные объятия | * * *