home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



11

Вернувшись домой в четыре часа ночи, Оскар захотел есть. Ничего необычного в этом желании ке было. Даже вернувшись из самого лучшего ресторана, Оскар обычно открывал холодильник и что-нибудь ел перед тем, как отправиться ко сну. Привычка нездоровая, но приятная.

Оскар прошел на кухню, сделал себе бутерброд с ветчиной, достал бутылку пива и, поднявшись на антресоль, дверь которой вела на крышу, уселся на высокий табурет, поставив бутылку с пивом на один из многочисленных подоконников, задумался.

Оскар думал и жевал. Было тихо. Время от времени внизу вдруг включался холодильник и, погудев, набрав нужную температуру, выключался опять. Слабо прошумела вода где-то в стене кухни. Очевидно, японец-художник, живущий этажом ниже, сходил в туалет. Японец, как и Оскар, был ночным человеком.

Оскар сидел, смотрел в темное стекло окна. За окном был кусок Оскару принадлежащей темной крыши, на крыше он мог рассмотреть силуэты полотняных стульев. Утром на одном из них Оскар, как обычно, принимал солнечную ванну. Рядом со стулом лежала в слабом свете, источаемом облачным небом, книга Стива Барона, которую Оскар наконец-то собрался прочесть. Оскар забыл убрать книгу с крыши.

Оскар подумал о том, что сегодня в первый раз за, может быть, восемь лет он по-настоящему обратил внимание на другую женщину, не Наташку. И сам это почувствовал. Почему? Наверное, химия. Оскар улыбнулся. Когда нет логического объяснения какой-либо проблемы, его друг Стив Барон (Оскар подарил теплый взгляд книге за окном) имеет обыкновение вздохнуть, развести руками и обвинить во всем химические элементы. Возможно, Даян именно такое редкое расположение химических элементов, которое автоматически действует на химические элементы Оскара. Он еще не совсем уверен, что на все химические элементы Оскара действуют элементы Даян, но на многие, это точно. А как же Наташка? Почему-то Оскару вдруг стало стыдно перед Наташкой. Он предал ее в мыслях. Оскар до этого никогда не сравнивал Наташку с другими женщинами. Наташка была одна. Теперь оказалось, что есть Даян. Оскар вспомнил аффектированно-театральную дочь сталелитейного магната, ее кинематографически страстное лицо, окаймленное кустом черных волос, и так и не понял, почему ему нравится Даян. Химия…

Наташка уж как-то совсем упростила их отношения. Сделала жизнь очень практичной. Оскар делает все, что Наташка хочет, Наташка встречается с Оскаром, когда она хочет, не оставляя места инициативе Оскара. Наташка — это тупик, внезапно понял Оскар. Любые отношения должны развиваться. Его отношения с Наташкой не развиваются. Уже несколько лет они топчутся на месте. Последний кризис был у них, когда Оскар порезал Наташкины тряпочки в отместку за то, что Наташка выспалась с Чарли. Возможно, Наташка и до сих пор еще спит с гориллой-официантом время от времени, неприязненно предположил Оскар. Она не уступит Оскару и сантиметра своей свободы.

Даян младше Наташки на восемь лет. Даян совсем еще молодая самочка. Ей хочется играть, бегать, притворяться, и при этом никакой системы для себя Даян еще не придумала. Ей нравится игра, нравится необычный персонаж жизни — Оскар…

Непонятного происхождения звук, донесшийся с крыши, вдруг отвлек внимание Палача. Как будто опрокинут был стул. Оскар всмотрелся в крышу. Нет, оба стула были на месте. Может быть, кот? — предположил Оскар. Обширная крыша лишь до половины была освоена Оскаром. Оставшуюся половину он намеревался освоить в будущем. Невозделанная половина — старые трубы, железные скаты и откосы, небольшой чердак с одним окном, асфальт и смола — были отделены от возделанной жилой половины крыши деревянным забором.

Очевидно, кот. Миниатюрные тигры свободно разгуливают по крышам, Дважды Оскар находил черно-белое плебейское существо с бандитской мордой у себя в лофте. Оскар, впрочем, уважает котов за самостоятельность и независимость. Куда больше, чем собак. Посему оба раза он накормил презрительного бандита и выпустил обратно в асфальтовые джунгли.

Даян… Оскар улыбнулся, вспомнив записку, присланную ему через официанта. На такой поступок нужно решиться. Конечно, можно в четырнадцать лет уже стоять на Восьмой авеню и предлагать себя прохожим, но если ты дочь сталелитейного магната, интеллигентная девушка, то послать записку Палачу в «Плазе», может быть, труднее, чем встать на Восьмой авеню…

Оскар решил переместиться в постель и там додумать свои приятные мысли… Встав с табурета, Оскар вспомнил о «Выборе Елены». Книгу следовало убрать с крыши на случай дождя. «Выбор…» был с авторской надписью. Оскар открыл дверь на крышу и вышел в ночь.

Книги на полотняном стуле не было. Не было и под стулом или где-либо поблизости. Оскар посмотрел некоторое время на то место, где еще несколько минут назад лежала книга, и поспешно ушел в лофт, заперев за собою дверь.


предыдущая глава | Палач | cледующая глава