home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Часть вторая

Круг мертвых

Я с нетерпением ожидала пробуждения Дории. Уж очень хотелось посмотреть, какой скандал устроит эльфийка своему ненаглядному жениху, когда поймет, что ее похитили. Но с другой стороны, сердце глодали нехорошие предчувствия. Обычно ссоры влюбленных заканчиваются крепкими объятиями и страстными поцелуями. Почему-то присутствовать при этом мне совершенно не улыбалось.

Наша маленькая кавалькада уже удалилась на приличное расстояние от того места, где безуспешно ожидали нашего возращения храмовники. Шерьян давно пересел на своего коня, предоставив кобыле Дории участь печально плестись в хвосте отряда. Надо отметить, встреча Рикки с Гворием прошла намного спокойнее, чем я предполагала. Начальник городского департамента охраны порядка не стал кидаться на сына храмовника с обнаженным клинком, стремясь как можно быстрее его уничтожить. Он просто скользнул цепким, внимательным взглядом по светловолосому юноше и сразу же отвернулся, будто за краткий миг увидел все, что хотел.

Наконец, когда солнце уже подбиралось к зениту, а в животе у меня все громче урчало от голода, Дория, уютно устроившаяся в объятиях жениха, едва заметно пошевелилась и слабо застонала.

– Стойте! – приказал Гворий. Быстро спешился и осторожно положил девушку на траву. Затем легонько похлопал невесту по щекам.

– А неплохо ты ее приложил, – с непонятным удовлетворением произнес Шерьян, с интересом наблюдающий за действиями недавнего противника. – Поди, силы не пожалел.

– Не твое дело, – мрачно огрызнулся полуэльф.

Храмовник хотел было что-то добавить, даже открыл рот, но тут Дория коротко вскрикнула, словно пробуждаясь от кошмара, и резко села. Обвела присутствующих взглядом, полным ужаса, и с некой патетикой выдохнула:

– Что происходит? Где я?

– В поле, – не удержалась я от самого простого и очевидного ответа. И в самом деле, зачем спрашивать глупости, если вокруг сомкнулись заросли араки-травы – только едва-едва угадывается тропинка, виляющая самым причудливым образом.

Мою реплику спутники дружно проигнорировали. Лишь Гворий поморщился и втихаря показал мне кулак, безмолвно предупреждая: не вмешивайся в разговор.

«Не больно-то и хотелось», – обиженно подумала я и подъехала ближе, чтобы без малейших проблем насладиться предстоящим выяснением отношений.

– Дория, – с мягкими, чарующими интонациями начал полуэльф, – видишь ли, дорогая, так сложились обстоятельства, что мне пришлось забрать тебя с собой.

– Забрать куда? – растерянно взмахнула длинными пушистыми ресницами девушка.

– Мы едем к кругу мертвых, – негромко произнес Гворий. – Ты же помнишь Шерьяна? Так вот, нам нужно помочь ему в одном деле.

– В каком деле? – на удивление спокойно поинтересовалась Дория. – Или ты его подразумеваешь под делом?

И с этими словами эльфийка с немалой долей презрения кивнула в сторону Рикки. Юноша вспыхнул словно маков цвет и смущенно потупился.

Гворий помолчал, затем холодно сказал, скривив уголки губ:

– Твоя осведомленность меня пугает, дорогая. Иногда мне кажется, что это ты читаешь мои мысли, а не наоборот.

Девушка неопределенно пожала плечами и негромко проговорила:

– Есть некоторые вещи, которые я бы хотела обсудить с тобой наедине. Здесь слишком много посторонних людей... и не совсем людей.

Гворий искоса бросил на меня быстрый взгляд, будто услышав больше, чем на самом деле хотела сказать эльфийка.

– Тогда отложим наш разговор на более удобное время, – с любезной улыбкой предложил он. – Хотя бы когда остановимся на привал. Ты ведь составишь нам компанию?

Я, затаив дыхание, ожидала ответа Дории. Вот будет здорово, если она откажется и вернется к храмовникам. Иначе недолгое путешествие превратится в настоящее мучение для меня. Мало того что насмешки Шерьяна, выходки Гвория и приставания Рикки терпеть, так теперь еще к ним присоединится Дория с ее нескрываемым брезгливым отношением к нечисти. Эх, чувствую, тяжко мне придется.

– Обязательно, дорогой, – медовым голоском пропела девушка. – Я буду просто счастлива разделить с тобой все тяготы дороги. Ведь мы так давно не виделись.

Гворий сморщился, словно от невыносимой боли, но все же нашел в себе силы вежливо поцеловать руку невесты. Затем помог эльфийке встать и подвел к кобыле.

– Значит, до этого места ты вез меня в своих объятиях? – лукаво поинтересовалась Дория, не обращая внимания на то, что ее жених еще сильнее нахмурился после этого вопроса.

– Да, – ограничился он кратким ответом.

– Пожалуй, мне надо чаще терять сознание, – кокетливо фыркнула девушка и, приподнявшись на носочки, потянулась губами к Гворию.

Тот проигнорировал явный намек и легонько чмокнул Дорию в лоб.

– Мы спешим, – холодно произнес он, старательно отводя глаза. – Дорогая, прошу.

Эльфийка пожала плечами и изящно оседлала кобылу, которая тихонько заржала от удовольствия вновь видеть хозяйку. И мы опять поскакали вперед.


Этот день тянулся долго, как никогда. Я перерыла всю переметную сумку, пытаясь найти хотя бы крошку хлеба. Пустое – хоть кожаный ремень начинай жевать от огорчения и зверского чувства голода. Это же совершенно невозможно – так мучить несчастную девушку, не давая ей возможности передохнуть и перекусить. Самое обидное, что так страдала одна я. Уж не знаю, какой породы были лошади у моих спутников, но на них долгая езда без остановок ровным счетом никак не отразилась. Лишь шкуры едва заметно заблестели от пота. И это в то время, когда мою рубаху можно было уже выжимать!

Скачка отдавалась нестерпимой болью во всем измученном теле. Казалось, будто я превратилась в один большой синяк. Остальные, если и замечали мое бедственное положение, предпочитали делать вид, будто все в порядке. А умолять о передышке мне не позволяла гордость – уж больно пренебрежительные и злорадные взгляды кидала на меня Дория. Ну да, ей-то хорошо, поди, с детства в седле – вон с какой грацией восседает на кобыле. А для меня это, между прочим, всего вторая конная прогулка в жизни.

Спасение пришло с весьма неожиданной стороны. Шерьян, то и дело обеспокоенно на меня поглядывающий, неожиданно не выдержал и окликнул полуэльфа, возглавляющего наш отряд:

– Эй, Гворий! Не хочешь ли немного передохнуть?

– С чего бы это? – удивленно обернулся тот.

– Кое-кто устал, – с намеком произнес храмовник, покосившись на меня.

К несчастью, Гворий понял этот жест по-своему.

– С каких это пор лошадям из твоей конюшни нужны привалы? – язвительно улыбнулся он, в упор не замечая, что на Таше красуется мое полубессознательное тело.

– Я не про лошадей, – негромко возразил Шерьян. – Не думал, что ты такой недогадливый.

Гворий наконец перевел взгляд на меня, будто впервые увидев, и театрально хлопнул себя по лбу:

– А-а-а, ты про Тефну? Прости, просто не думал, что храмовник может о нечисти заботиться. Учитывая то, как вы с ней обычно поступаете.

Шерьян побледнел от гнева, но промолчал. Лишь улыбнулся с вызовом, посмотрев прямо в льдисто-зеленые глаза полуэльфа.

– Привал, – первым не выдержал молчаливого поединка Гворий, резко осаживая жеребца.

Тот едва не встал на дыбы от столь грубого движения хозяина и возмущенно зафыркал. Я даже не сразу поняла, о чем говорит полуэльф. И вообще – что такое привал? Неужто на свете осталось что-то, кроме монотонной утомительной скачки?

Я с кряхтеньем выбралась из седла и кулем свалилась под ближайшим симпатичным кустиком. Кажется, именно тут и найдет меня смерть. И ни к какому кругу мертвых ехать не придется.

– Тефна, как ты? – через плечо бросил Гворий, больше внимания уделяя лошадям, нежели мне.

– Замечательно, – сквозь зубы прошипела я. Не признаваться же ему в собственной слабости. Обойдется, пусть за невестой ухаживает.

– Дай помогу. – Ко мне неслышно подошел Шерьян.

Я едва не заорала от радости в полный голос, но из последних сил нацепила на лицо безразличную маску и снисходительно кивнула, словно оказывая мужчине своим разрешением высочайшую милость.

– Попробуй.

Храмовник дождался, пока я сниму защитное заклинание, и легкими движениями погладил меня по спине, незаметно убирая боль. По телу пробежала приятная расслабляющая дрожь.

– Спасибо, – благодарно шепнула я, незаметно передумав умирать.

– Да не за что, – весело пожал плечами Шерьян и отошел к своему коню. Затем кинул мне небольшую сумку: – Лови! Найдешь тут немного еды.

Я с жадным рычанием зарылась в припасы и едва не захлебнулась слюной, когда почувствовала сводящий с ума аромат вяленого мяса. Аппетит мне не смог испортить даже презрительный взгляд Дории, которая расположилась рядом и с интересом следила за моей трапезой.

– Забавно наблюдать, как иногда бывают невоспитанны люди, – негромко, словно разговаривая сама с собой, произнесла она, когда я с нарочитым чавканьем облизала жирные пальцы.

– Совершенно верно, – не стала я спорить. Мне-то что? Все равно не к людскому племени принадлежу.

– И не люди тоже, – поспешила поправиться девушка.

– Это ты про себя? – с невинным изумлением переспросила я. – Впервые слышу, чтобы кто-то был так самокритичен. Тем более эльфы... Вы же своей родовой гордостью и честью любого до печенок достанете.

Позади совершенно невежливо фыркнул Шерьян. Даже Гворий наклонил голову, безуспешно пытаясь скрыть улыбку. Надо же, а я-то боялась, что он поспешит встать на защиту невесты.

– А ты чего веселишься?! – разъяренной фурией обернулась к нему Дория. – Или забыл, что сам к детям восточной зари относишься?

– Настолько же, насколько к оркам западных степей, – вполголоса буркнул Гворий.

– Когда-нибудь тебе придется сделать выбор, к какому народу принадлежать, – холодно обронила девушка, мигом потеряв ко мне всяческий интерес. Видимо, разговор с женихом казался ей намного важнее, нежели пустые препирательства с невоспитанной нечистью. Эльфийка подумала минуту и добавила: – И выбор придется сделать намного раньше, чем ты предполагаешь. Нельзя вечно закрывать глаза на свое предназначение.

Я удивленно подняла брови, услышав последние слова девушки. Любопытно, о чем это она?

– Дория, не сейчас! – строго осадил ее Гворий. Помолчал и смягчил приказной тон улыбкой: – Прошу. У нас еще будет время, чтобы все обсудить.

– Конечно, дорогой, – тут же сбавила свой напор Дория. – Как скажешь. Надеюсь, ты больше не собираешься бегать от меня? Такое поведение не подобает будущему...

– Хватит!

Я подскочила на месте, услышав металлический отзвук в голосе полуэльфа. Таким разъяренным Гвория мне еще не доводилось видеть. В его светлых глазах полыхнуло мрачное зарево бешенства, черты лица неуловимо исказились, и сквозь красивую внешность на миг проступил зверь.

Дория испуганно отшатнулась и поднесла руку ко рту, с трудом сдерживая невольный вскрик. Гворий еще некоторое время смотрел на свою невесту тяжелым немигающим взглядом, потом отвернулся.

– Пожалуй, продолжим путь, – негромко произнес он, не глядя на остальных. – Чем быстрее мы доберемся до круга мертвых, тем лучше. Тем более через два дня летнее солнцестояние. Самое удобное время для выполнения нашего плана.

Пришлось вставать с нагретого места и с недовольным бурчанием вновь забираться на лошадь. Как все-таки приятно путешествовать в компании с магами. Всегда тебя подлечат в нужный момент. Даже страшно представить, что было бы со мной, если бы не помощь Шерьяна. Хотя... Я с шумом втянула в себя воздух, пытаясь определить, далеко ли от деревень проходит тропинка. По всей видимости, да. Никто и никогда не любил селиться рядом с подобными местами. Конечно, обычные крестьяне вряд ли сумеют определить, что живут около круга мертвых, но подсознание не обманешь. Упокоенные любят подглядывать в наш мир через сны, и их совершенно не смущает, что обычно такие забавы для все еще живущих оборачиваются кошмарами. Не очень приятно на какой-то, пусть даже самый краткий миг почувствовать себя похороненным заживо.

– Шерьян, – обратилась я к храмовнику, который ехал чуть позади, – надеюсь, ты не будешь возражать, если дальше я продолжу дорогу в несколько другом виде?

– Что? – недоуменно переспросил он, очнувшись от раздумий. – Ты решила превратиться в кошку? С чего вдруг?

– Просто, – неопределенно пожала я плечами. – Размяться решила. Да и потом, не привыкла я к верховой езде, только торможу всех. Все равно в округе никого. Скучно на лошади трястись.

– А почему ты спрашиваешь разрешение у Шерьяна, а не у меня? – недовольно прервал наш милый междусобойчик Гворий, который, как оказалось, весьма внимательно прислушивался к тому, что творилось у него за спиной.

– Потому что я заключила договор с ним, а не с тобой, – спокойно разъяснила я. – Именно Шерьян является моим работодателем, и именно с ним я должна согласовывать все свои действия.

– Вот как? – В голосе Гвория скользнуло непонятное раздражение. – Тогда знай, что я не позволю тебе перекидываться в хищное животное в окрестностях Мейчара. Только рискни – мигом хвост подпалю.

– Не подпалишь, – поспешил прийти ко мне на выручку Шерьян. – Тефна уже доказала, что прекрасно умеет контролировать свои звериные инстинкты. Так что лично я не вижу ничего страшного в том, чтобы она немного отвела душу.

– Неудивительно, что ты так добр к ней, – гневно фыркнул полуэльф, многозначительно покосившись в сторону Рикки. – И вообще, нечисти не место среди обычных людей. Когда Тефна в человеческом облике, то я ничего не имею против. Но кто может гарантировать, что она не наткнется где-нибудь поблизости на маленького ребенка, отправившегося за земляникой и заблудившегося? Неплохая возможность разнообразить меню свежим мясом, не так ли?

– Полагаю, после завершения этого дела в Мейчар ты мне не позволишь вернуться? – ледяным тоном осведомилась я, хотя внутри все дрожало от негодования и злости.

– Конечно нет, – немного отдышавшись после столь яростной тирады, отозвался Гворий. – Я отвечаю за безопасность города, и мне в нем проблемы с нечистью не нужны. Вдруг ты когда-нибудь сорвешься? Но к гномам после окончания этого дела, так и быть, можешь не бежать, а спокойно идти, не опасаясь получить удар в спину.

Я с силой вцепилась в поводья, пытаясь совладать с собой после таких несправедливых слов. Вот оно как, значит. Пока мы нуждаемся в услугах проводника – так и быть, потерпим присутствие метаморфа рядом. А потом – не обессудь, если не успеешь вовремя скрыться. Что ж, тогда и я буду играть по новым правилам. Хватит обманывать себя. Больше никаких иллюзий, никакого подобия дружеского отношения. Нас разделяет слишком большая пропасть. Метаморфы не достойны жить среди людей, о чем мне и было недвусмысленно заявлено только что. Значит, быть посему.

– Зря ты так, Гворий, – неожиданно негромко произнес Шерьян. – Ты же знаешь, что Тефна не убийца...

– Не стоит меня оправдывать, – поспешно прервала я храмовника. – Иногда вина разумного существа заключается просто в факте его рождения, не так ли? Все в порядке. Мне не привыкать к подобным высказываниям.

Гворий смущенно кашлянул, словно собираясь что-то добавить, но я уже поспешно пришпорила лошадь, вырываясь вперед. В конце концов, именно я должна вести отряд к кругу. Заодно и проветрюсь немного.

Понятное дело, далеко отрываться от остальных я не стала. Пусть удостоверятся на здоровье, что я спокойно еду, а не охочусь за бедными селянами по кустам. Главное, что сейчас никто не мог видеть моего лица. За долгие годы жизни я научилась плакать беззвучно, но не бесслезно.

Солнце медленно катилось на запад, щедро окрашивая окрестности в кроваво-красные оттенки. Белесое, выцветшее от жара и зноя небо потихоньку наливалось синевой. Даже птицы оживились, почувствовав приход долгожданной прохлады. Прямо над головой вывел первую звонкую трель зяблик и тут же смолк, словно испуганный собственной смелостью. Обостренный нюх неожиданно уловил речную свежесть. Вскоре тропинка неожиданно раздалась, выводя нас к небольшой рощице разлапистых деревьев с темно-зеленой блестящей листвой, в глубине которой, видимо, протекал ручей.

– Тефна, стой! – окликнул меня полуэльф. – Неплохое место для привала.

– Как скажешь, – равнодушно пожала я плечами, послушно осадив Ташу.

Лошадь нетерпеливо затанцевала подо мной, жадным взором косясь в сторону обрыва, со дна которого слышалось журчание воды. Интересно, пить ей можно сразу давать или лучше обождать, пока остынет после скачки? Понимаю, что вопрос глупый, но что еще ждать от нечисти, которая до этого с верховой живностью была исключительно на вы.

– Я сам займусь твоей кобылой, – великодушно предложил уже спешившийся Гворий и подал мне руку, словно хотел помочь спуститься с норовистой лошадки.

– Ты премного меня этим обяжешь, – витиевато поблагодарила я и, игнорируя протянутую руку, легко спрыгнула с Таши. Правда, при этом едва не запуталась в стременах, но такие подробности не достойны упоминания. Главное, что приземление прошло благополучно.

Гворий тяжело вздохнул и взял Ташу за поводья. А я тем временем вытянулась по струнке, повернувшись лицом к югу. Запах смерти стал гораздо сильнее. Приторный, тяжелый аромат погребальных благовоний резко шибанул в нос. Да, еще день скачки – и мы на месте. После чего наши пути разойдутся навсегда.

– Далеко еще? – поинтересовался Шерьян, с любопытством наблюдающий за моими действиями.

– Не очень, – качнула я головой. После чего развернулась и медленно побрела к ручью, внимательно глядя себе под ноги.

Здесь от основной дороги ответвлялась маленькая тропка, которая ныряла под сень деревьев и резко вела под уклон. Глинистая земля от постоянной тени и близости ручья была влажной и скользкой, поэтому постоянно приходилось быть начеку, чтобы не навернуться. Но наконец я преодолела крутой спуск и склонилась над водой, уныло разглядывая свое отражение. Надо сказать, оно удручало: на лице и шее грязные пыльные разводы, нос покраснел от недавнего приступа слез, глаза тоже припухли. Словом, красотка, да и только.

Я воровато огляделась по сторонам. Тихое приятное журчание ручейка сделало желание искупаться совершенно невыносимым. И не просто умыться, а залезть в воду с головой, смывая с себя пот. Тем более что ручей в этом месте был достаточно глубоким и чистым. В конце концов, а почему бы и нет? Остальные сейчас все равно заняты своими делами. С каких это пор надобно спрашивать разрешения на любое простейшее действие?

Твердо уверившись в правильности своего поступка, я быстро скинула пропылившуюся одежду, оставшись в одном белье, и, не раздумывая, сиганула в ручей.

Как оказалось, вода здесь была не просто прохладной – она была ледяной и очень тягучей. И песчаное дно, на которое я понадеялось, просто-напросто отсутствовало. То есть оно, может, и было, но где-то далеко-далеко подо мной.

В один миг я ушла с головой под воду, не успев даже испугаться. И сразу же яростно заработала руками и ногами, пытаясь вынырнуть. Ага, не тут-то было. Меня окутывало что-то тяжелое и плотное, не давая пошевелить и пальцем. Я испуганно всхлипнула, забилась изо всех сил, пытаясь вырваться на свободу. Для полной радости только погибнуть так глупо не хватает – захлебнувшись в каком-то маленьком ручейке. Пустое. Я лишь все глубже и глубже погружалась под воду.

Легкие горели огнем, разрываясь от страстного желания вдохнуть хоть капельку воздуха, когда кто-то больно схватил меня за волосы и дернул изо всех сил наверх. Вокруг неприятно зачавкало, будто я попала не в ручей, а в болото, но послушно расступилось. Секунда – и неведомая сила вытащила меня на берег, аккуратно положив на траву.

– Дура! – было первое, что я услышала, когда в голове немного улегся непонятный звон. – Совсем жить надоело?

«Гворий, – устало подумала я, не торопясь открывать глаза. – Наверное, это он меня вытащил».

– Тефна! – не отставал от меня привязчивый полуэльф, довольно бесцеремонно тряся за плечи. – Не притворяйся! Я знаю, что ты уже пришла в себя.

Только почувствовав прикосновение его рук, пусть и не очень вежливое, я поняла, насколько замерзла за то недолгое время, пока была в воде. Пальцы Гвория казались настолько обжигающе-горячими, что мне не удалось сдержать невольный стон.

– Да что с тобой? – тут же сбавил свой напор полуэльф, бережно прислоняя меня к дереву. – Воды наглоталась, что ли? Так ты даже не кашляешь.

А я тем временем упорно пыталась открыть глаза, потому как поняла, что язык временно отказался мне повиноваться. Даже слова нельзя было вымолвить – зубы словно намертво сцепило странным холодом. Веки, впрочем, тоже. Неужели у меня смерзлись ресницы?

– Тефна, – не унимался Гворий, – да посмотри ты на меня! А то твой отсутствующий взгляд меня пугает.

Я малодушно заскулила от ужаса, когда поняла, что все это время мои глаза были открыты. Что же со мной случилось? Неужели я ослепла?

– Что тут происходит? – раздался неподалеку голос Шерьяна.

Час от часу не легче. Хоть бы одеялом меня каким укрыли, что ли. Приятного мало в одном белье перед посторонними мужчинами на траве возлежать.

– Насколько я понимаю, Тефна решила искупаться, – ответил Гворий. – Но при этом забыла, что не умеет плавать. Потому как, когда я спустился к воде, она тонула. Точнее, лежала на дне.

– Тонула? – удивленно фыркнул храмовник. – Тут же глубины не выше пояса.

– Быть может, она поскользнулась, упала и ударилась головой? – неуверенно предположил полуэльф. – Это могло бы объяснить, почему сейчас она не реагирует ни на что вокруг.

– Подожди, – прервал его Шерьян. Раздался плеск воды, секундная тишина, после которой храмовник удивленно продолжил: – Здесь очень сильно пахнет магией. Смертельной магией.

– Правда?

Следующие несколько минут царило молчание. Я мужественно сражалась со своим одеревеневшим телом, пытаясь пошевелить хоть пальцем. Одно радует – за мертвую меня пока не спешат принимать. А то вот бы я веселилась, будучи наскоро закопанной под ближайшим деревом.

– В самом деле магия, – наконец констатировал Гворий и вновь взял меня за плечи, после чего задумчиво прошептал: – Тефна, что же с тобой произошло? Скажи хоть что-нибудь.

– Дай я посмотрю. – (Моего лица коснулись чьи-то пальцы. Наверное, Шерьян поспешил прийти на помощь.) – Странно, зрачки на свет не реагируют. А ты уверен, что она вообще жива? Вон какая ледяная.

– Я чувствую биение ее сердца, – негромко фыркнул полуэльф. – Очень медленное, но ровное.

– Интересно, а она нас слышит? – поинтересовался храмовник.

«Слышу!» – взвыла я что было мочи. Но, к сожалению, из моего рта все равно не вылетело ни звука. Эх, как некстати я защиту на себя нацепила. Так бы хоть мысленно пообщались.

Видимо, столь здравая идея пришла одновременно и обоим мужчинам. Потому как Гворий после недолгой паузы спросил:

– Шерьян, ты же думаешь о том же, о чем и я?

– Полагаю, что да, – после недолгой паузы отозвался храмовник. – Тефна вряд ли поставила на себя сильные заклинания. Будем надеяться, их легко сломать.

– Что вы там разглядываете? – неожиданно раздался голос Дории.

Превосходно! Для полного счастья мне только ее присутствия здесь не хватало! Интересно, а чего это Рикки не спешит принять участия в общем собрании над моим безжизненным телом? Чего уж мелочиться – чем больше народу, тем веселее.

Судя по легкому шороху, эльфийка подошла ближе и сама увидела, в каком бедственном положении я нахожусь. Потому как недовольно хмыкнула и язвительно произнесла:

– Не верю своим глазам! Странно, Гворий, раньше ты был более строгих моральных принципов.

Я зашипела от бешенства, когда сообразила, на что намекает Дория. Вот ведь гадина смазливая! Делать мне нечего, как только с ее женихом под кустами забавляться. Тем более в присутствии храмовника. Как жаль, что сейчас я не могу высказать девице прямо в лицо все, что вертится на языке.

– Это не то, о чем ты подумала, Дория, – смущенно кашлянул Гворий. – Мы просто пытаемся понять, что случилось с Тефной. Кажется, ее только что едва не убили.

– Да кому она нужна, – презрительно протянула девушка. – Только магическую силу на нее тратить.

Гворий, не обращая внимания на слова невесты, легонько тронул меня за подбородок и прошептал:

– Тефна, слушай меня. Я сейчас взломаю твою защиту. Надеюсь, все пройдет быстро и безболезненно. Самое главное – не напрягайся.

Я печально вздохнула. И рада бы посопротивляться, да не получается – растеклась по траве, словно полужидкий кисель. Только и могу, что мысленные гневные тирады выдавать.

В следующий миг тьма вокруг моих глаз сгустилась еще сильнее и с легким хлопком взорвалась, заставив меня зажмуриться от краткой ослепительной вспышки. Это произошло так неожиданно, что я даже не сразу поняла, что произошло. Потом недоверчиво пошевелила мизинцем. Он с радостью повиновался. Я перевела недоумевающий взгляд на Гвория, который выглядел не менее ошарашенным, и от души выругалась, убеждаясь, что дар речи вновь ко мне вернулся.

– Точно с низшими сословиями якшаешься, коли такие словечки, не краснея, выдаешь, – недовольно заметила Дория, брезгливо рассматривая меня с приличного расстояния.

– Иди ты знаешь куда? – миролюбиво огрызнулась я, безмерно счастливая от возвращения из мира непроглядного мрака. – Только твоих нравоучений мне сейчас и не хватало.

Секунду эльфийка молчала, словно не смея поверить собственным ушам, а потом негодующе взвизгнула:

– Гворий! Почему ты молчишь?! Какая-то безродная нечисть оскорбляет твою невесту!

– Помолчи, Дория, – осадил он девушку и легонько провел тыльной стороной ладони по моей щеке. – Теплая. А ведь только что была холодная. Почему?

Здраво рассудив, что на этот вопрос не мне отвечать, я заозиралась по сторонам, разыскивая свою одежду. Пропажа обнаружилась там, где ее оставили перед столь печальным купанием – бережно развешанной на кустах около воды. Теперь бы еще пробраться к ней как-нибудь незаметно.

– Можно мне одеться? – спросила я, краснея от смущения. М-да, прозвучало как-то двусмысленно. Надо было просто встать и гордо начать натягивать штаны, будто ничего не произошло.

– Конечно, – вместо Гвория, с головой ушедшего в раздумья, ответил Шерьян. – Полагаю, больше купаться ты не собираешься?

Я не обратила внимания на иронию, скользнувшую в голосе храмовника. Вместо этого начала осторожненько бочком отступать к одежде, стараясь не поворачиваться к присутствующим филейной частью. Во-первых, это невежливо, а во-вторых, у меня на это имелись свои, очень весомые причины. Но неожиданным препятствием на моем пути стал Гворий, который, удивленно приподняв брови, с интересом следил за тем, как я, пятясь, пытаюсь спуститься к воде. Остальным до моих акробатических этюдов не было никакого дела – Шерьян присел на корточки и простер руку над ручьем. С его пальцев струился мягкий зеленоватый свет, который достигал поверхности воды и с едва слышным шипением угасал. За его действиями внимательно следила Дория, склонив голову набок. Только противный полуэльф с явным нетерпением ожидал процесса моего облачения.

«Ну и пусть глазеет, – с неожиданной злобой подумала я. – Мне-то какое дело? Поди, не моя вина, что вся спина в шрамах».

С этой мыслью я развернулась и первым же делом схватилась за рубашку, пытаясь как можно скорее прикрыть свидетельства давнишнего наказания плетью. Несправедливого наказания, стоит отметить, но это обычно мало кого волнует. Раз попалась – значит, за дело. Тем более что нечисть виновата всегда и во всем. Поэтому я никогда не ношу платья с открытой спиной. Незачем демонстрировать кому ни попадя бугристые страшные шрамы. Конечно, Шерьян, к примеру, мог бы их увидеть тогда, в своем доме, когда устроил мне незапланированное купание в святой воде. Но в горячке схватки не обратил внимания, а потом я уже закуталась в простыню. Жаль, что сейчас никакого, даже самого завалящего лоскута ткани не оказалось под рукой в нужный момент.

Все время, пока я трясущимися руками пыталась попасть в рукава рубашки, внутри все сжималось от ужаса, что сейчас Гворий окликнет меня, спросит: «Тефна, что это?» И без разницы, что прозвучит в голосе: одобрение к неведомым палачам или сочувствие ко мне. А быть может, просто любопытство с легкой ноткой равнодушия.

Но Гворий молчал. Я со всей возможной скоростью закончила одеваться и обернулась к нему, насупившись и приготовившись к вопросам. Он хмыкнул и почему-то отвел глаза. Наверное, услышал мой прочувственный внутренний монолог. Надо вновь зеркальные чары наводить, чтобы никто не смел ко мне в голову без спроса заглядывать.

С этим благим намерением я сложила перед собой руки в подобие молитвенного жеста и приготовилась прочитать заклинание.

– Подожди, – остановил меня Шерьян, наконец-то поднявшись на ноги и с удивлением присматриваясь к поверхности ручья, словно увидел там то, что остальным неподвластно было. – Надо сначала разобраться, что с тобой случилось и почему это так быстро прошло, едва Гворий снял твою защиту. Странно все как-то.

– Чего странного-то? – раздраженно пожала плечами эльфийка. – Выдумываете какие-то проблемы на пустом месте. Кто Тефну убивать будет?

– Наверное, тот, кто не хочет, чтобы мы к кругу мертвых попали, – медленно, тщательно выверяя каждое слово, произнес храмовник. – Извини, милая Дориэлия, но я всегда верю прежде всего собственным ощущениям. А они сейчас утверждают, что ручей был зачарован, и зачарован очень сильным магом. Тефна, что ты почувствовала, когда вошла в воду?

– Не вошла, – поправила я Шерьяна. – Рухнула, словно в омут. Мне казалось, что тут неглубоко. Однако я с головой погрузилась. И все вокруг было такое... вязкое, что ли. Будто в топь попала.

– Врет, – уверенно заявила Дория. – Это просто невозможно – тут же глубины всего по пояс.

– По пояс, – подтвердил храмовник. – Я проверял. Но это еще ни о чем не говорит. По-настоящему сильная магия может даже в луже человека утопить. Так что это не доказательство неправоты Тефны. А что потом было?

– Потом меня Гворий вытащил, – послушно продолжила я, в душе несколько обрадованная заступничеством своего работодателя. – Ругаться на меня начал. Я все слышала, но сказать и слова не могла. И не видела ничего вокруг.

– Полагаю, все это прошло лишь тогда, когда я снял с тебя защиту? – прервал мой рассказ полуэльф. – Причем снял именно зеркальные чары. И прошло быстро, словно по мановению руки. Забавно.

– Не вижу ничего смешного, – несколько уязвленно пробормотала я. Ну конечно, это же не он задыхался от ужаса, не в силах даже жестом показать, что жив.

– Не обращай внимания, – слабо улыбнулся в ответ Гворий. – Я просто размышляю вслух. Зеркала ведь отражают. Но твоя защита, видимо, была слишком слабой, чтобы полностью отвести в сторону чужой удар. Однако чары не разбились, как это можно было бы предполагать, а стиснули тебя в подобии магической темницы. Почему?

– Тефна, тебе было холодно? – неожиданно спросил Шерьян, с любопытством пробуя на вкус воду из ручья.

– Очень, – кивнула я. – Когда Гворий меня вытащил из ручья, мне показалось, что от его рук у меня будут ожоги.

Дория побледнела и с некоторым возмущением оглянулась на жениха. Ревнует, наверное. Вот глупая – к кому? Ее женишок ведь ясно дал мне понять, что терпит мое присутствие рядом только временно. Негоже начальнику городского департамента охраны порядка с нечистью якшаться.

– Тогда все понятно, – пожал плечами храмовник. – На самом деле удар неизвестного злодея разбил защиту Тефны. Но холод, который принесла с собой атака, просто-напросто сковал осколки зеркальных чар в прочный ледяной панцирь, в котором смерзлось в единое целое и чужое волшебство, и жалкие остатки твоего заклинания, Тефна. Но тебе повезло: не будь защиты вообще, ты бы погибла на месте. А так, можно сказать, отделалась легким испугом.

– Да уж, – тихонько буркнула я себе под нос, невольно поежившись. Интересно, и кому перебежал дорогу маленький безобидный метаморф? Вроде бы в обозримом прошлом я никому гадостей сверх меры не делала. Только в пределах нормы.

– А почему вы так уверены, что хотели убить именно Тефну? – поинтересовалась Дория, с нарочитым ужасом оглядываясь вокруг. – Вдруг она просто случайно попала под удар, предназначенный кому-то другому? Мне, например.

– Потому что такие ловушки не ставят на первого, кто попадется, – негромко пробурчал храмовник, еще раз окуная руку в ручей. – На них уходит слишком много энергии, чтобы так рисковать. Думаю, злоумышленник был где-то неподалеку.

– Чего?! – подпрыгнула я на месте. – То есть он выслеживает меня? Потрясающая новость!

– Или это один из нас, – холодно поправил меня Шерьян, с внушительным видом смыкая пальцы на рукояти клинка. Мрачно огляделся по сторонам, словно ожидая, что из ближайших кустов сейчас с диким криком выскочит несостоявшийся убийца, и только после этого тихо продолжил: – Тефна, для твоего же блага не отходи теперь далеко от меня.

– Почему это не отходить далеко от тебя? – хмуро поинтересовался Гворий, в свою очередь делая шаг ко мне. – Это я вытащил Тефну из ручья. Не сделай я этого, она бы давным-давно утонула. А вот где ты был в это время – большой вопрос.

– Зачем мне убивать своего провожатого? – с некой патетикой вопросил храмовник. – Она – мой единственный шанс пройти к кругу. Нет, я скорее себе руку отрублю, чем позволю, чтобы с Тефной случилось что-нибудь плохое. И потом, и ты, и я знали, что на ней зеркальные чары. А вот тот, кто на нее напал, по всей видимости, в спешке не прощупал возможную защиту. Что в конечном счете и спасло Тефну.

– Да хватит вам друг перед другом красоваться! – не утерпев, влезла я в разговор, хотя, следует признаться, было весьма интересно послушать, как двое мужчин рвутся меня защищать. – В нашем отряде еще и Рикки с Дорией имеются.

Шерьян и Гворий как-то странно переглянулись и, не сговариваясь, посмотрели на эльфийку.

– А мне-то к чему об эту нечисть руки марать? – возмущенно передернула она плечами, поняв их без слов. – Вот еще! И потом, я все это время была с вами наверху.

– Действительно, – несколько обескураженно протянул Гворий, словно расстроившись, что его невеста так ловко оправдалась. – Но тогда кто?

– По-моему, в нашем отряде был еще кто-то, – вновь вмешалась я в разговор. – Шерьян, а где твой сын?

– Рикки? – недоуменно нахмурился храмовник. – Здесь где-то. Он пошел собирать хворост для костра.

– Ну-ну, – язвительно хмыкнул Гворий. – Кстати, неплохая мысль, Тефна. Думаю, именно этому юнцу из всех нас путешествие к кругу кажется наиболее неприятным. Мало ли что его там ожидает.

– Это совершенно невозможно! – твердо возразил храмовник. – Рикки не маг. Он мог бы напасть на Тефну, но явно не таким образом.

– Да что ты говоришь, – скептически передразнил его Гворий. – У твоего сына столько талантов, что всех и не упомнишь.

– Не смей оскорблять моего мальчика!

Я испуганно вжала голову в плечи. Кажется, сейчас между двумя мужчинами снова начнется поединок – в ореховых глазах храмовника бушевало пламя бешенства. Гворий же, в свою очередь, так сильно вцепился в рукоять клинка, что костяшки пальцев побелели от напряжения.

– Хватит! – поспешила помешать возможному поединку Дория, бесстрашно вставая между мужчинами. – Быть может, Рикки и в самом деле ни при чем. Давайте не будем сразу же подозревать друг друга. Шерьян, ты сам говорил, что это может быть делом совершенно постороннего человека.

Я жалобно вздохнула. Еще лучше – значит, где-то в кустах сидит неведомый безжалостный убийца, который только и ждет момента, чтобы на меня напасть. Пожалуй, надо как можно быстрее на себя защиту обратно установить. Мало ли что.

Никто не возражал, когда я принялась сосредоточенно бормотать себе под нос. Гворий мрачно наблюдал, как храмовник тщательно моет руки в пресловутом ручье. Дория не менее пристально следила за выражением лица своего возлюбленного жениха, словно пытаясь отыскать там свидетельства каких-то запретных дум. Но стоило мне, закончив наводить чары, сделать лишь шаг по тропинке вверх, стремясь покинуть несчастливое место, как оба мужчины в один голос воскликнули:

– Тефна, стой!

От неожиданности я подпрыгнула и с некоторой опаской обернулась, гадая, что еще эти нехорошие типы придумали для меня.

Некоторое время Гворий и Шерьян мерились взглядами, словно молчаливо выясняя, кому первым начинать тяжелый разговор. Наконец храмовник вздохнул и сделал приглашающий жест рукой, уступая первенство полуэльфу.

– Не отходи далеко, – приказал тот. – И вообще, старайся быть на виду или у меня, или у Шерьяна. Думаю, ты согласишься, что нам больше таких приключений не надо. Береги себя.

– Спасибо, – растроганно прошептала я, невольно заливаясь краской. Впервые кто-то признался, что тревожится обо мне. Не думала, что это так приятно слышать.

– Потому как без тебя вся поездка к кругу мертвых теряет смысл, – тут же жестокосердно добавил Шерьян, моментально вернув меня с небес на прозаическую землю.

Эх, как все-таки обидно слышать, что окружающие беспокоятся не о твоей безопасности, а о благополучном завершении дела, не более.

– Постараюсь, – уныло буркнула я. – Мне самой жить еще не надоело.

Гворий улыбнулся, словно поняв, какие на самом деле слова вертелись на моем языке. Потом любезно предложил руку Дории, которая моментально раскраснелась от удовольствия, помогая преодолеть девушке крутой подъем. Мне осталось только уныло плестись за ними, испуганно вздрагивая при каждом подозрительном шорохе в кустах.


* * * | Нечисть по найму | * * *