home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 12


Клаудия забралась на Рондо и уткнулась лицом в спину Эмилио. Все латорги застыли в молчании, остановив коней вокруг умирающего Лоиса. Жеребец всхрапывал, лежа на боку, губы его совсем скрылись под толстым слоем пены. Еще дважды раздулись могучие бока, а потом дыхание остановилось.

- Прощай, верный конь, ты недолго будешь голоден, - произнес Эмилио ритуальную фразу за Клаудию. - Всем спешиться, привал.

После смерти Лоиса у них осталось только пять лошадей. Три коня погибли в короткой стычке со смертоносцами, еще один упал на всем скаку, истыканный стрелами, и поломал ноги. Всадник успел перерезать ему артерию, прежде чем сам повалился под ударами воинов. А потом была бешеная скачка по долинам, реку переплыли сходу, опять гнали коней по Степи. Лоис долго бежал с тремя стрелами в боку, очень долго - никто не верил, что он выдержит столько. Но конь вынес хозяйку.

Шогга, с трудом волоча ноги, подошел к Локки и рухнул рядом с ним на траву. Бедняга Таффо постанывал совсем рядом, но повернуть к нему голову не было сил. Скачка отбила, казалось, все, превратило внутренности в месиво, а зад и промежность - в сплошные мозоли. По дороге в Монастырь так не было… Человек из племени Оленей закрыл глаза и снова оказался на лугах долины. Он сидел за спиной совсем юного латорга, почти мальчика. Эмилио скомандовал атаку, и они понеслись. Шогга едва соображал, что происходит: удар Небесного Гнева заставил его сжаться, он едва мог дышать. Но смертоносцев Шогга видел - много, очень много Восьмилапых противников. Эмилио повел отряд мимо них, в клубящееся облако пыли, однако несколько пауков бросились наперерез. - Руби их! - завопил, почти завизжал командир.

Они скакали прямо на паука, который ждал их, внимательно смотря множеством глаз, но тут другой смертоносец прыгнул откуда-то сбоку на коня, обвил лапами его горло, впился клыками. Латорг с ходу рубанул его топориком, что-то хрустнуло, брызнуло, завертелось… От удара оземь Шогга очнулся. Ужас, которым связал его Небесный Гнев, вдруг отступил, вместо него появился самый обыкновенный страх, от которого дрожали руки и невозможно было лежать, хотя сильно болела спина. Он вскочил и понял, что все проскакали мимо, что он отстал, оставшись один! Но мимо пробежал латорг и нырнул прямо в облако пыли, откуда раздавалось ржание и крики. Шогга бросился за ним, на ходу вытаскивая топор.

Чей-то конь топтал извивающегося под его копытами смертоносца, и Шогга ударил Восьмилапого топором несколько раз, а потом схватился за стремя и повис, потому что они снова скакали. На весу он исхитрился ударить еще одного паука, на миг показавшегося из пыли, а потом под ногами скакуна оказались крупные камни. Лесной охотник изловчился зажать топор между коленей и обеими руками вцепился в сбрую.

Наконец пыль осела, и поредевшие всадники выскочили прямо на толпу воинов. Латники ожидали сигнала для входа в пролом, но не были готовы к обороне. Кто-то первым поскакал на них, и люди стали разбегаться, стреляя из луков. Прорвавшись почти через весь строй, конь пал. Шогга, все еще покачиваясь на весу, проехал прямо над латоргом, который склонился с мечом над огромной головой жеребца. Таков закон латоргов: конь не должен достаться врагу. Всадник, имени которого Шогга не знал, исполнил этот долг ценой своей жизни.

И вот впереди не оказалось никого. Конь пошел ровнее, Шогга забрался в седло и оглянулся. Без одного десять. Ему помахал топором Локки, в больной ноге у великана теперь сидела стрела. Позднее Шогга смог разглядеть и Таффо, и Олли, но веселого Канни с ними уже не было. Мог ли он выжить?.. И что его ждет, если он все-таки выжил?.. К реке латорги неслись как сумасшедшие, постоянно оборачиваясь, но погони не было. Олень понял, что все они просто изумлены столь малыми потерями. А в воздухе висели четыре точки - воздушные шары.

На съезде к реке вперед вырвался Эмилио. Рондо прыгнул в воду, высоко подбросив задние ноги и полностью скрылся из виду - а как он вынырнул, Шогга не видел, потому что и сам оказался в воде. Он стиснул спину латорга так, что сам услышал хруст его ребер, даже под водой: ведь сейчас со дна поднимутся речные чудовища! Или не успеют?..

Громко отфыркиваясь, кони показались на поверхности далеко за серединой реки и, почти сразу нащупав дно, быстро выбрались на берег.

Не сбавляя ходу, Эмилио погнал их дальше. Они пронеслись между холмов, оборвав упругую паутину шатровика, еще немного попетляли и оказались в Степи. Шогга заорал от восторга: ему казалось, что все невзгоды теперь позади, что никто уже не сумеет их догнать. Сзади кто-то ответил, наверное - Локки.

На вершине последнего холма Шогга оглянулся и на миг увидел противоположный берег реки. Там толпились смертоносцы. Они не смели войти в воду. Победа!

Но Эмилио все гнал и гнал их вперед. Немыслимо выносливые звери несли их со всей возможной скоростью, но четыре точки в небе не только не отставали, а еще и приближались друг к другу. Настал момент, когда все они стали опускаться. - Четверо! - крикнул один из латоргов своему командиру. - Встретим! - Нет! - отрезал командир. - Скакать! Сзади могут переправляться другие!

И они снова понеслись. Шогга часто оглядывался и никого не видел, на сердце у него было легко и спокойно. Вот только Канни… Потом появились смертоносцы, сначала на самом горизонте. Но, как ни быстро летели лошади, Восьмилапые бежали еще быстрее. Эмилио все понукал и понукал Рондо, и тогда латорги стали отставать. Может быть, их кони были ранены. Может, они были старше других?.. Но они еще не устали - ведь нес же один из жеребцов крупного латорга и Локки на спине?

Первый из отставших просто понял, что не сможет поддерживать этот темп, а потому крикнул что-то и натянул поводья, разворачивая коня навстречу смертоносцам. Шогга хотел оглянуться и посмотреть, что с ним стало, но его заслонили. Следующий конь споткнулся. Он не упал, не полетел через голову, но сбился с шага, захромал, и очень скоро в живых не было ни коня, ни всадника.

А потом сбавил скорость тот латорг, что вез за спиной Олли. Смертоносцы уже приблизились настолько, что были видны все их мелькающие лапы. Некоторые воины пробовали стрелять из луков, но расстояние было велико. Этот всадник хотел жить - он понукал коня, что-то кричал ему в ухо, привстав на стременах. Конь вытягивал шею, рвался к сородичам, но ничего не мог сделать. Олли высунулся из-за спины латорга и помахал рукой. Шогга не мог сказать наверняка, но, похоже, Олли спрыгнул. Может быть, и так, но латорга это не спасло, он продолжал отставать, все уменьшаясь в размерах. Все смотрели на Эмилио, и тот наконец крикнул: - Нет! Нет! Оторвемся, пауки устали! Я хочу видеть землю латоргов, умирая! Нет! Смертоносцы будто ждали этого, последнего отставшего. Убив его, они сразу остановились и очень быстро растворились вдали. Шогга не мог поверить глазам: неужели пауки могут уставать? А потом понял, что они, наверное, провели много времени в своих шарах, может быть, даже несколько дней.

Восьмилапые могли обходиться без пищи и воды подолгу, но такая гонка все же требовала сил… И коням тоже это было необходимо.

Эмилио не давал приказа останавливаться. Они мчались и мчались, поглядывая на небо, лишь немного сбавив темп и изменив направление. Теперь отряд забирал к югу, в сторону Песчаных Пещер. Как потом выяснилось, Эмилио ждал, пока падет Лоис. Обреченный конь должен был проскакать, сколько сможет, - все латорги знали, что его рана смертельна…

- А мне стрела попала, знаешь, куда? - заговорил Локки. - В деревяшку, которыми Эль ногу обложил. Вот так. - Повезло, - согласился Шогга. - Как ты думаешь, что сейчас делает Эль?

- Кролика жрет на ужин. Вот, кстати, брат Шогга, мы тут лежим, а ведь это Степь. Тут всяких тварей в траве полным-полно.

- Мы всех распугали, - доковылял наконец до них Таффо, но, прежде чем сесть, внимательно рассмотрел землю. - Эмилио хочет продолжить путь в темноте, иначе кони не выдержат. Говорит, что, если шаров в небе не появится, то у нас есть шанс. - Да чего там, уже, считай, приехали, - сонно произнес Локки и вскоре захрапел.

Латорги, будто не чувствуя усталости, холили коней - обтирали травой, чем-то мазали раны. Шогга и Таффо, переглянувшись, поднялись кряхтя и отправились на охоту. Сами боясь ползающих всюду насекомых, они, в конце концов, подстрелили пятью стрелами какое-то странное, скачущее существо с плоскими зубами. Эмилио сообщил им, что это кузнечик, и мясо у него жесткое, в самый раз.

- Много есть не стоит, - сказал он. - Скакать всю ночь. Лучше бы нам позаботиться о воде - коней скоро можно будет поить. Выкопайте яму в низине, как это делают степняки, только пошире.

С завистью покосившись на храпящего Локки, подложившего под больную ногу седло, лесовики занялись "колодцем". Почти до самого заката они рыхлили землю топорами, торопясь добраться до влаги. До этого они почему-то не чувствовали жажды, а теперь не могли думать ни о чем другом. Эмилио подбегал, залезал в яму прямо кривыми ногами, проверяя глубину, требовал расширить… И кони, и люди напились уже в темноте.

- Что-то не так получилось у пауков, - поделился с Таффо усталый латорг. - В чем-то они запутались. Я думаю, их было просто слишком много. Видно, Повелитель этой Армии не такой уж большой мудрец, как мы привыкли о смертоносцах думать. Может быть, Питти прав, и с пауками можно воевать по-настоящему, и даже победить…

- Чем воевать-то? У них вон какие воинства, а в Городе, говорят, смертоносцев видимо-невидимо. Они же насекомые, плодятся быстро.

- Да, наверное… - Эмилио вздохнул. - А ты знаешь, мы брали их города - там, на севере, еще когда у нас у самих была армия. Поджигали паутину, и все раскоряки разбегались. А что, если бы мы больше хитрили? Вот Питти знает секрет отравленных стрел… А мы никогда о таких вещах не думали. Жаль, что у него там нет яда. Правда, он не убивает пауков, а только обездвиживает на время.

- Не знал, - почесал голову Таффо. - Он мне про такое не рассказывал… Так почему же тогда?.. Ах, да, в Монастыре из ядовитых тварей только змеи да пчелы - и тех, и других не тронь. Ну ладно, чего уж теперь-то говорить, шамана и в живых, поди, нет.

- Надо вернуться, - вздохнул Эмилио. - Я ехал и думал… Наберите в Лесу побольше бойцов и вернитесь туда. Может быть, все не зря… Но это еще будет видно, а пока нам надо добраться до Песчаных Пещер и найти там какого-то старикашку из семьи Пси. Надеюсь, это будет просто. По коням!



предыдущая глава | Предок | cледующая глава