home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15. Переворот.

В Хогвартсе этой ночью не спал никто. По коридорам с поручениями от деканов испуганно шмыгали старшеклассники и передавали друг другу смутные страшные слухи: преподаватели собрались в Большом зале на педсовет, младшим учащимся было приказано находиться в своих гостиных, и всем учащимся без исключения было под угрозой отчисления запрещено высовывать нос на двор или выпускать с письмами сов. Нескольким девочкам стало плохо. Когда Гарри добрел до больничного крыла, еле-еле удерживаясь, чтобы не упасть от кошмарной ноющей боли, приступами окатывающей его раскаленную голову, то заметил, что многие кровати заняты бледными от страха ученицами Хогвартса. Другие девушки, постарше, бегали вокруг с разнообразными бутылочками зелий и тазиками с водой в руках. Гарри сначала подумал, что ему показалось, но когда одна из хуффльпуффских семиклассниц отошла в сторону, он заметил свисающие с одной из кроватей черные косы. Парвати лежала неподвижно, запрокинув голову, а лицо у нее было белое-белое, точно оно вдруг лишилось всех красок. Ее губы безостановочно что-то шептали. Возле нее суетилась Лаванда и Салли Перкс из Рэйвенкло.

- Бредит?

- Нет, хуже! - услышал Гарри испуганный голос Лаванды. - Салли-Энн, возьми зелье из шкафчика наверху! И беги за профессором Трелани! У Парвати снова началось!

Гарри остановился было, чтобы спросить, что случилось с Парвати, но к нему уже приближалась Инь Гуй-Хань.

- Сьюда, сьюда, Гарри, - она твердо усадила парня на кровать, достала тяжелую квадратную бутыль с нужным зельем, накапала на вату немного и с силой приложила к проклятому шраму. Боль напоследок скакнула где-то глубоко внутри, полоснув по всем органам чувств так сильно, что волосы у Гарри встали дыбом. И прекратилась.

- Что, что происходит? - Гарри разлепил ссохшиеся губы и услышал собственный голос. Голос был хриплый, а во рту ощущался привкус крови. Только сейчас Гарри понял, что сильно прокусил себе губу, сжав ее зубами от боли. - Мисс Инь, где директор, я должен сказать ему, что...

- Дирьектор ужье знаьет, Гарри, - Инь напоследок плеснула еще немного зелья ему на лоб. Ее мягкие темные глаза с тревогой оглядели бледного парня, пальцы заботливо прощупали пульс, а потом нажали на ладони Гарри на какую-то точку, от чего голова сразу перестала болеть. - Еьму полчаса назад прьишло письмо, он собрьал все учительей в залье и сообщьил, что сегоднья произошьел перьеворот. Сторьонники Вольдеморта оказальись у властьи!

Нет, только не это! Гарри навалился всем весом на спинку кровати. Холодные металлические шарики больно врезались ему в бок, и его это несколько отрезвило. Вольдеморт вернулся. Он и его Упивающиеся Смертью совершили переворот. Что же делать? Профессор Снейп отправился к нему, не в силах унять боль в Смертном Знаке, вспыхнувшем у него на руке. Что теперь будет с профессором, Гарри даже в страшном сне побоялся бы предположить. Мисс Эвергрин, внезапно вспыхнула мысль, надо бежать сказать ей. И Дамблдору. Но сначала мисс Эвергрин.

- Не уходьи, Гарри, - Инь Гуй-Хань железной хваткой вцепилась в Гарри. Подобная неженская сила удивила его, когда Инь усадила его обратно. - Побудь здьесь! Ньужно, чтобы ты ньемного отдохьнул. Мисс Браун, - обратилась Инь к Лаванде. Та испуганно вскинула на нее глаза, продолжая сжимать руку Парвати. - Побудьте здьесь, пока не верньется кто-то из прьеподавателей. Оставльяю вас с Гарри за старьших! - С этими словами Инь одним движением сбросила белую мантию и быстро направилась к двери. Шорох шелка затих, и только тогда Гарри повернулся к своей однокласснице.

- Лаванда, что происходит? Когда это случилось?

И Лаванда, содрогаясь от плача, механически вытирая слезы, падающие ей на мантию, начала рассказывать:

- После ужина, Гарри, когда ты ушел заниматься Алхимией, мы с Парвати и Джинни сидели в гостиной. Гермиона и Рон куда-то пошли сразу же за тобой, кажется, Рон говорил что-то насчет того, чтобы взять у профессора Эвергрин новые ноты. Джинни рассказывала нам про ваш хохмазин, как вдруг Парвати стала задыхаться и упала на пол. У нее начались судороги, и она сильно прикусила себе язык, видишь, кровь, - Лаванда махнула исплаканным платочком на следы на бледной щеке подруги. - Мы кое-как помогли ей, но она так и не пришла в сознание, стала что-то шептать и биться в истерике. И тут принеслась Гермиона, ужасно испуганная, расплакалась и рассказала, что она только что говорила с профессором МакГонаголл, и та сообщила ей, что произошел Магический Переворот. Вольдеморт вернулся. Гарри, что же делать?! - и девушка зарыдала. Камешки на ее подвесках тревожно зазвенели.

- У Парвати был эпилептический припадок? - осторожно спросил Гарри. - Извини, не знал, что она больна.

- Да нет же! Это транс! Она научилась впадать в пророческий транс еще этим летом, когда мы гостили у знакомых. У Парвати, правда, хорошо получается, хотя она еще не видела ничего необычного, так, всякие мелочи, но такого еще никогда не случалось! Она же умеет контролировать свой дар! Нас отлично этому обучили! Неужели она увидела то, что сейчас происходит в волшебном мире? Я не могу даже представить, какие ужасы это могли быть! - она отчаянно зажала рот рукой. - Но ты, кажется, мне не слишком веришь, - пробормотала Лаванда. Она смочила водой губку и начала протирать лицо подруге.

- Да нет, почему же, - пробормотал Гарри, воскрешая в памяти грохочущий голос - "Черный Лорд восстанет вновь, более великий и более ужасный, чем раньше!" Что ж, вот это и произошло.

Стремительно распахнулась дверь, и, потрясая коллекцией цепочек и брошей, в больницу ворвалась профессор Трелани, сталкиваясь в дверях с Падмой, сестрой Парвати. Теряя огромные очки на ходу, она поднеслась к безжизненному телу своей любимой ученицы и заломила руки:

- О мое бедное дитя!

Падма всхлипнула. Гарри неловко поежился.

- Что мы можем сделать? - спросил он у Лаванды.

- Ничего, пока она не придет в себя. Пока она без сознания, можно лишь поставить ей капельницу и ввести несколько миллиграммов Успокоительного Зелья, чтобы стабилизировать сердечную деятельность. Но проснуться Парвати должна сама. Где профессор Снейп, Гарри? У нас мало лекарств и мисс Инь хотела позвать его на помощь, но не смогла найти.

- Он... ушел, то есть, его позвали, - осторожно начал Гарри. Профессор Трелани подняла на него свои фасеточные гляделки и истерично провозгласила:

- Страшные времена наступили! Ужас и беззаконие твориться будут повсюду! Кровь и смерть я предвижу, кровь и смерть! И бедный профессор Снейп первым окажется в числе...

- Сибилла! - в дверях стояла профессор МакГонаголл, и ее глаза метали молнии. Позади нее угадывался силуэт Гермионы. Профессор Трелани умолкла, лишь изредка драматично всхлипывая и вытирая глаза кончиком шали. - Я же просила вас не давать воли эмоциям! Поттер, пойдемте, вы мне нужны.

Гарри вышел из больничного крыла и оказался в объятиях Гермионы.

- О боже, Гарри, мы с Роном чуть с ума не сошли...

- Тише, ты меня задушишь!

- Господи, с тобой ничего не случилось? Куда ты пропал? И где профессор Снейп, директор Дамблдор спрашивал о нем. Гарри, ты же был с ним, куда он подевался? - Гермиона была белее стенки, руки тряслись.

- Ушел.

Профессор МакГонаголл все поняла без дальнейших вопросов. Ее шляпа дрогнула. Но Гарри все-таки решил пояснить:

- Это случилось одновременно: у меня заболел шрам, а у него почернел и начал кровоточить Смертный Знак. Это кошмарное зрелище - у профессора Снейпа все пальцы были в крови... - вполголоса добавил Гарри.

- Профессора видела мадам Хуч, когда ставила метлу в чулан. Он бежал к границе Запретного Леса. Мадам Хуч сказала, что профессор снял защиту, прошел сквозь границу, поставил защиту снова и дезаппарировал, - сухо проинформировала Гарри его декан.

- Профессор, мэм, что же все-таки произошло? - Гарри торопился за МакГонаголл, по дороге заглядывая в ночную темноту, царившую за окнами Хогвартса. Ему показалось, что по двору мечутся какие-то огоньки. Над кромкой Запретного Леса изредка пролетали чьи-то фигурки.

- Это члены наших квиддичных команд патрулируют территорию школы и небо над замком, пока преподаватели совещаются в Большом зале, Поттер... Нам только что сообщили, что Министерство Магии пало. Как и Азкабан.

- Как - пало? - опешил Гарри. - Что значит "пало"? - И тут до него дошло. - Что - сразу и Министерство Магии и Азкабан? Нет! Как все могло произойти так быстро?

- Не так быстро, как мы думали вначале, люди устали ждать нападения и расслабились, - пробормотала Гермиона. Гарри смотрел на то, как МакГонаголл стремительно теряет остатки профессорского холодного достоинства и начинает впадать в тихую панику, ей совершенно не свойственную.

- Азкабан разрушен, - сухо объяснила она. - Отряды авроров и Неописуемых уничтожены практически полностью. Они напали одновременно со всех сторон. Дементоры, сбежавшие из Азкабана, вернулись обратно, и авроры оказались зажаты в клещи. А в Министерстве побывали Упивающиеся Смертью, но уже после того, как нанятые ими маглы-боевики уничтожили бОльшую часть сотрудников. Проникнуть в Министерство при помощи Черной Магии невозможно, поэтому Упивающиеся Смертью все предусмотрели - никакой магии, только магловские средства - отравляющий газ, огнестрельное оружие часто действуют куда быстрее волшебной палочки. От Упивающихся Смертью такого, конечно, никто не мог ожидать: они всегда ненавидели маглов, кто бы мог подумать, что они пойдут на сотрудничество с ними? После того, как входы были расчищены, Упивающиеся Смертью закончили начатое наемниками. Министерство было разрушено и сожжено дотла. Маглы думают, что это была бомба, заложенная террористами в соседнем пабе. Если бы они знали, что произошло на самом деле...

- Кто-то пострадал? Отец Рона? Перси? - Нет, не может быть! Разве мало выстрадала семья Рона этим летом?

- Пока ничего не известно о местонахождении Уизли, Поттер. Так и передайте своему другу. Они пока считаются пропавшими без вести.

- Я с-скажу... - Пропавшими без вести? Если их не найдут, то что же тогда? Или лучше уж, чтобы их не нашли вовсе, если теперь у власти сторонники Вольдеморта... Но мистер Уизли и Перси были в Министерстве не одни! Ужасная мысль проникла Гарри под кожу и заставила ее заледенеть. - У Сьюзен Боунс отец работает в Министерстве. Он... с ним все в порядке?

Гермиона тихо заплакала. Профессор МакГонаголл остановилась и повернулась к Гарри лицом. Старым, сморщенным, как запеченное яблоко, личиком смертельно уставшей старушки.

- Взрывом разнесло все крыло, где находились отделы по Связям с Гоблинами, Контролю за Перевозками Магических Существ и Надзору за Магическими Существами. И Отдел Защиты Магических Растений тоже, - коротко сказала профессор МакГонаголл. Она вздохнула и прошептала. - Мистер Боунс, мистер Диггори и многие их коллеги погибли. Сьюзен сейчас в кабинете профессора Спаржеллы...

- Сьюзен! - Гарри вырвал свою руку из рук профессора МакГонаголл и рванулся наверх по лестнице. Портреты зашевелились и скорбно зашептали что-то, когда он несся мимо них. Второй этаж, третий, четвертый...

Дверь в кабинет профессора Гербологии он открыл ногой и как-то сразу охватил взглядом все: и засыпанный сухими листьями диван, и аквариум с толстыми золотыми рыбками, и комья земли на стопке учебников по Магическому Домоводству. И худенькую девушку, съежившуюся от плача, трясшуюся, как в лихорадке. Длинные светлые волосы взметнулись и поплыли по воздуху, когда она обернулась. Громадные мешки под глазами и бездонное серое горе.

- Сьюзен! - выдохнул Гарри. Он в два прыжка преодолел кабинет, и маленькая хрупкая фигурка оказалась у него в объятиях. Ее плечи задрожали от рыдания, и Гарри обнял ее так крепко, как только мог.

- Не надо! Не надо плакать, Сью, милая, родная, не надо!

- Папа... Гарри, ты знаешь, что они сделали с ним?

- Не плачь. Не плачь, моя звездочка, - его руки гладили ее волосы, успокаивающе перебирали их.

- Мне страшно, - прошептала Сью, отчаянно цепляясь за его мантию. - Не уходи, Гарри! Пожалуйста, не уходи!

- Не уйду, - Гарри осторожно снял с себя мантию и набросил ее на плечи девушки. - Обещаю, Сью, я буду рядом. Всегда, - Он не знал, как утешить ее, что еще сказать ей, чтобы она перестала плакать, чтобы ее слезы, такие хрустально-прозрачные, такие горячие и отчаянно горькие перестали обжигать его щеки и руки. Медальон Ордена Феникса костром полыхал у него на груди, а в груди рождалось что-то необъяснимо огромное, жаркое, настойчивыми знойными толчками заставлявшее его срочно сделать что-то нужное, чтобы помочь Сьюзен. Поэтому он наклонился к ней и попытался губами осушить слезы на ее лице.

- Просыпайся, - хмуро сказал Рон, пихнув Гарри в бок. - Пора!

Гарри осоловело вскочил. Он и забыл, что собирался заснуть всего на пару часов перед тем, как пойти дежурить. Вокруг него сновали одноклассники и разговоры, витавшие в их спальне, были как никогда страшны. Все вполголоса обсуждали первое открытое сражение уже давно исподволь тлевшей войны. Дин и Симус только что вернулись с обхода Южной башни, где был их пост, и рассказывали, что видели, как преподаватели во главе с Дамблдором что-то делают снаружи с защитой школы, от чего невидимая преграда, закрывающая дорогу в Хогвартс, становится плотной и радужной. Отблески от нее играли на оконных стеклах. Гарри взглянул на часы - было всего полпятого утра.

Когда он вчера поздно ночью вернулся в гриффиндорскую башню, сразу же за ним пришла очень серьезная Гермиона, собрала всех в гостиной и сухо сообщила факты, которые узнала на педсовете, где обязана была присутствовать, как староста их колледжа. Вольдеморт объявился и возглавил атаку на Азкабан. Колдульоны авроров и Неописуемых могли бы выдержать напор дементоров и заключенных, поднявших бунт в стенах колдовской тюрьмы, если бы остров не окружили несметные полчища дементоров. Аластор Моуди оказался прав: бежавшие из Азкабана дементоры вернулись и ударили с внешней стороны. Волшебники из наскоро созданных бригад Защиты Магического Правопорядка не смогли сдержать их напор. Но все было бы еще не так страшно, если бы среди дементоров не появился Он. Тот-Кого-Нельзя-Называть аппарировал посреди моря дементоров, безглазых, безжалостных серых существ, бесконечным потоком текущих к Азкабану и возглавил их наступление. Немногие колдуны, сумевшие вырваться из этого безумного ада (их был едва ли десяток из двух сотен авроров, охранявших Азкабан), в ужасе рассказывали, как Он спокойно плыл в центре бесконечной массы дементоров, повиновавшейся одному его взгляду. Он был снова молод, снова силен и жесток как никогда. Спасенные, полузахлебнувшиеся в холодной воде Северного моря, трясясь, говорили, как он мановением пальца разносил в клочья людей и разрушал башни Азкабана, как одним взглядом рубиново-красных глаз повергал авроров насмерть, как жестом направлял полчища дементоров в нужную ему сторону в битве. Азкабан пал, и сотни преступников, в том числе Упивающихся Смертью, вышли на волю.

Министерство же Магии рухнуло под напором нанятых Упивающимися Смертью убийц-маглов. Сложно сказать, какие огромные деньги были потрачены, чтобы привести в действие такой кошмарный план, но факт остается фактом: это страшное сотрудничество никоим образом не заставило Упивающихся Смертью отказаться от своих взглядов. После штурма на поле боя осталась масса трупов тех самых наемников, которые за баснословные деньги согласились участвовать в погроме: сторонники Вольдеморта уничтожили ненужных свидетелей так же жестоко, как те только что уничтожили сотрудников Министерства. Дейли Пророк вышел со страшной передовицей - обезображенным пулями телом Министра Магии на первой странице. Маглы считают, что это был террористический акт.

- Кто остался жив? - надтреснутым голосом сказал Рон в полной тишине. Гарри отметил, что Рон спросил именно кто остался жив, а не кто погиб.

Гермиона мрачно сказала, что списков еще нет и неизвестно, будут ли они вообще. Газеты, кажется, уже находятся в руках сторонников Вольдеморта. Волшебные радиоканалы - тоже. Все эти сведения доставил Дамблдору Аластор Моуди. Гарри облегченно вздохнул - старый Дикоглаз остался жив, впрочем, он бы и в худшей из схваток поставил на него, хитрый начальник Отдела Тайн был способен и не на такие увертки. Судя по всему, как сказала Гермиона, Моуди уже нет в школе - нелегально аппарировал на континент.

- Магическое правительство временно возглавляет... - хмуро начала Гермиона и уронила. - Морис Бладштейн.

Гарри ахнул, а девушка решительно продолжила:

- Кроме него во временное правительство входят и другие Упивающиеся Смертью - Люциус Малфой, Уолден Макнейр, Питер Петтигрю, Брут Эйвери, Родерик Крэбб, Герман Гойл и другие. Из Азкабана возвращены многие другие бывшие сподвижники Вольдеморта - Лестрэйнджи, Фрэйи, Дрэдды, Ральф МакАбр и Тибериус Акелдамус, - закончила читать список Гермиона и опустила бумажку себе в карман. Имя мистера Олливандера так и не прозвучало.

Симус Финниган громко и грязно выругался. Стоявшая как раз за ним Джинни Уизли побагровела: даже ее старшие братья в минуты наибольшего раздражения никогда так не выражались. Но Симуса никто не одернул, все были слишком потрясены ситуацией.

- Малфой! - яростно выкрикнула Клара. - Я так и знала, что папаша этого мерзкого уродца имеет к этому самое прямое отношение! А его сынок, его прихвостень, вернулся сюда, чтобы шпионить и доносить! Ну, все, мерзавец, держись!

Все разом заорали, стараясь перекричать друг друга.

- Спокойно, Клара! - рявкнула Гермиона, грозно надвигаясь на второклассницу. - Директор ясно сказал: никаких скандалов, никаких выяснений отношений между учениками быть не должно! Если мы здесь в Хогвартсе все перессоримся, то нам не на что надеяться, мы в одной лодке!

- Погоди, Гермиона, - потер лоб Невилл. - Я что-то не понял последнее... что ты имеешь в виду?

Гермиона Грэйнджер обвела всех сухими блестящими глазами.

- А вы что, не сообразили, что после падения Азкабана и Министерства Магии Хогвартс - последний оплот противников Вольдеморта? Ему нужен Хогвартс, если не для того, чтобы его уничтожить, то для того, чтобы превратить его в школу Темных Искусств! Те ученики, которые не захотят подчиниться ему, будут уничтожены! Все...

Эти слова вновь вогнали ребят в состояние глубочайшего ступора. Гермиона продолжала:

- Школа переходит на осадное положение. По всему Хогвартсу установлены посты для дежурства. Все ученики старше второго класса разбиваются на группы и, согласно графику, который профессор МакГонаголл скоро вывесит на доске объявлений, будут следить за порядком в школе. Старшеклассники будут круглосуточно наблюдать за окрестностями Хогвартса со всех башен замка. Члены прошлогодних команд по квиддичу регулярно будут облетать школьные владения, чтобы предупредить нас, если увидят посторонних. В остальном занятия проходят стандартно и на них будут присутствовать все, кроме дежурных. Да, кстати, сдвоенные занятия по Защите от Сил зла теперь будут проводиться каждый день. А Зельеделие пока отменили...

- Снейп - один из них! - ахнул Невилл. - Я всегда это знал!

- Ничего подобного! - горячо заверил его Гарри. - Совсем наоборот!

Но ни Невилла, ни других гриффиндорцев это не убедило. Гарри услышал несколько не слишком лестных эпитетов, характеризующих Снейпа.

- А что с нашими родителями? - тихо спросил Деннис Криви. В его рукав вцепилась Гвинетт Макферсон. Она тихо, испуганно плакала. - И с нами? Ну, с теми, у кого родители - маглы?

- Я... я не знаю. Я больше ничего не знаю, - пробормотала Гермиона. Силы вдруг оставили ее, и она опустилась на ступеньку, закрыв лицо руками. Видеть всегда уверенную в себе старосту Гриффиндора в таком потрясении было ужасно. Словно у нее вдруг надломился стержень, на котором держалась вся надежда. Сердце у Гарри прыгнуло куда-то вверх и не желало спускаться обратно. Рон упал рядом с Гермионой, приобнял ее и уставился в пустоту.

- Папа, - услышал Гарри его шепот. - Перси....

- Рон, перестань! - зарычала Джинни, расталкивая плачущих однокашников и продираясь к брату. - Не смей даже думать об этом, слышишь! Прекрати! И вы все заткнитесь! - обернулась она к остальным гриффиндорцам. - Чего вы разревелись, как идиоты?! Не рыдать нужно, а соображать, что теперь делать. Гермиона, ты же всегда могла что-то придумать, ты же у нас самая умная. Ну, давай же!

- Джинни, как я могу? Там мама с папой! Если с ними что-то случится, то...

- Замолчи и слушай! - Джинни воздвигалась над братом и Гермионой, как монумент борьбы за свободу. За ее спиной с горящими, как угли, глазами стояла Клара. - Если мы будем выть и причитать, то ничем не поможем, ни своим родителям, ни Дамблдору! Без толку развозя слезы по лицу мы ничего не добьемся!

- Джинни права, - решительно заявил Гарри. - Мы же не допустим, чтобы с нашей школой что-то случилось?! Это же наш Хогвартс! Мы же не хотим, чтобы этот мерзавец разрушил и наши семьи и нашу жизнь только из-за того, что ему хочется урвать еще один кровавый кусочек власти!

- Гарри, - прошептал Тоби. - Опомнись! Это же Воль... Сам-Знаешь-Кто!

- Это Вольдеморт, - холодно ответил Гарри, до боли сжимая перила лестницы. - И я не позволю ему причинить боль еще кому-то... Он убил моих родителей. По его приказу убили твоего брата, Рон, убили Хагрида и Чу, убили родителей и родственников многих из нас! Он убил бабушку и дедушку Сьюзен Боунс, а вчера его прихвостни уничтожили ее отца, и она осталась одна на всем свете! И так будет со всеми нами, если мы не объединимся чтобы...

- Чтобы положить этому конец, - Рон медленно поднялся. В его глазах мелькнул отблеск, слегка испугавший Гарри. Он вдруг подумал, что смерть Фреда куда сильнее затронула Рона, чем он думал раньше. - Я с тобой, Гарри.

- И я! - Джинни положила свою бледную ладонь на кулак Рона.

- Я тоже, - Гермиона одернула мантию и положила руки на плечи Гарри и Рону. - Мы сможем! Мы сделаем это! Да здравствует Хогвартс!

- Да здравствует Гриффиндор! - закричала Клара изо всех сил. Все поддержали ее громкими воплями, разбудившими Северину, спавшую на краешке картины над камином. Вопли напугали белку до такой степени, что она со страху свалилась прямо на голову Невиллу, и, не разобравшись, кто виноват, спросонья впилась ему зубами в ухо.

Гарри пришел на завтрак уставший. Они с Роном и двумя четвероклассниками из Хуффльпуффа все утро простояли на самом верху Северной башни, вглядываясь в горизонт - не появится ли кто посторонний. От радужно переливающейся Защитной стены рябило в глазах. Мадам Хуч и квиддичная команда Рэйвенкло патрулировали воздушное пространство Хогвартса, как тяжелые военные истребители, носясь вокруг башен и пролетая под сводами арок. На причале возле старинного корабля стоял дозор из семиклассников Гриффиндора и профессора Вектор, гриффиндорцы зябко кутали носы в полосатые красно-желтые шарфики и сонно поглядывали на воинственно высунувшего клюв из воды гигантского кальмара. Джинни сунула Гарри с Роном пару бутербродов, но от долгого стояния на холодном воздухе они сильно проголодались, замерзли и одних бутербродов, которыми они щедро поделились с продрогшими хуффльпуфцами, не хватило, чтобы заморить червячка. Поэтому на квелый рисовый пудинг и холодные сосиски (видимо, ужасная новость ошеломила и домовых эльфов) Гарри набросился с жадностью. Рон оглядывался в поисках своей возлюбленной старосты, но Гермионы не было.

- Она в библиотеке, - пояснил Невилл, уплетая сосиски с не меньшим усердием, он тоже был на дежурстве, только во дворе, и порядочно промерз. - Сказала, что хочет найти какое-нибудь защитное заклятие получше, сомневается, что то, которое наложено на Хогвартс, надежное.

- Ее что - не устраивает такой способ обороны? Сам Дамблдор решил, что так будет лучше всего, - удивился Рон, вонзая зубы в пудинг. В этот момент в двери Большого зала зашли трое. Парвати Патил выглядела ужасно, синева у нее под глазами переходила в желтоватый болезненный румянец на скулах, она была закутана в несколько свитеров и две мантии: одну свою и вторую с гербом Рэйвенкло. Поддерживающие девушку Падма и Кларенс Дэйвис осторожно провели ее по проходу между столами и усадили возле одноклассников-гриффиндорцев, где Лаванда тут же взяла подругу под свое крыло.

- Как ты себя чувствуешь, Парвати, дорогая?

- Нормально, - пробормотала Парвати, сжимая виски. - Уже почти нормально. Голова только болит. И глаза боюсь закрыть: все время мерещится...

- Парвати, а что такого ты видела, если тебе стало так плохо? - Гарри внимательно посмотрел в черные глаза всегда веселой, легкомысленной девушки, чувствуя, что в ней что-то неуловимо изменилось.

- Гарри, оставь ее в покое! - отрезала Лаванда. Она сняла с подруги плащ и отдала его Кларенсу, все еще воздвигавшемуся над Парвати. Она рука рэйвенкловца крепко лежала на плече Парвати, словно ни за что не хотела его отпускать. - Кларенс, Падма, идите к своим. Потом, после ужина увидимся... Гарри, не спрашивай ее ни о чем! Дай отдохнуть человеку!

- Да нет, Лав, отчего же! Почему я должна скрывать свой дар, - щеки Парвати еще больше загорелись, а глаза сверкнули чем-то, напоминающим ядовитую гордость. - Я видела. По-настоящему видела! Я не знаю, что это было, но я видела это! Настоящее видение!

- Что именно? - заинтересовался Невилл, придвигаясь поближе и заставляя потесниться стайку второклассниц. Клара сидела со скептическим выражением величайшего сомнения на круглой мордашке, а Стелла и Гвинетт совершенно одинаково с ужасом и предвкушением великого события взирали на Парвати, как на дельфийскую пифию.

- Сначала все было очень туманно, - призналась Парвати, теребя край мантии. - Потом туман начал расползаться, и я увидела огромное поле, поросшее дикой травой. В центре стоял высокий человек в черной мантии, а над ним возвышалось ужасное чудовище! Великан, кошмарного роста! Он загрохотал, как гром, и бросился на этого волшебника. Тот колдун поднял палочку, но не успел произнести заклятие, тот великан, - руки Парвати снова мелко затряслись. - Он... просто разорвал его на куски... боже, кровь, кажется, брызнула мне прямо в лицо, а потом мне стало ужасно больно, и я потеряла сознание.

Все сочувственно молчали. Наконец, Гарри, кажется, стряхнул с себя оцепенение, овладевшее всеми гриффиндорцами.

- А как он выглядел?

- Он был просто огромен! Ужасающее лоснящееся лицо! Громадная голова и кошмарные кулаки!..

- Да нет, я о том человеке. Как выглядел тот колдун?

- Я не видела его лица, - призналась Парвати. - Только со спины. У него были длинные волосы, седые, наверное, или с проседью. Высокий. Худой. Длинные пальцы, помню, потому что мне прямо врезался в память тот жест, когда он поднял палочку, и я все время смотрела на его руки... Палочка черного цвета. Больше я ничего не помню...

- И ты не знаешь, что это было: будущее или прошлое? Как считаешь, это связано с тем, что сегодня произошло?

- Нет. Сама бы хотела узнать. Обычно я как-то подсознательно понимаю, было это или будет, но в этот раз - ничего подобного, даже ощущения не возникло... Простите, но мне больше не хочется больше об этом говорить, - Парвати отвернулась и уставилась в чашку с молоком, которую для нее налила Лаванда. Кларенс прошептал что-то ей на ухо и отошел. Рон еще несколько мгновений думал о видении Парвати, но потом мысли о его семье вновь заставили его хмуро засверлить преподавательский стол глазами.

- Кстати, а куда подевались все учителя? Я думал, может, Дамблдор может что-то рассказать о папе с Перси. Или профессор МакГонаголл, - Учительский стол действительно был совершенно пуст. Над ним беспокойно веяли призраки, тоже пребывающие в совершенно обескураженном состоянии. Гарри обратил внимание, что сегодня среди призраков в Большом зале есть и такие, которые обычно не жаловали своим появлением всеобщие сборища. В углу громогласно, как старинный локомотив, завывала Миртл, развозя прозрачные слезы по прозрачным прыщам, а под потолком, пестрый, как рождественский носок, повис Пивз. Он был непривычно тих и не обращал ни малейшего внимания на Кровавого Барона, задумчиво проплывавшего мимо. Профессор Биннз и Толстый Монах негромко беседовали возле хуффльпуффского стола со Сьюзен. Гарри встрепенулся и подскочил посмотреть, как она. Сью была белее мела, но в остальном держалась сдержанно, а, увидев Гарри, даже нашла в себе силы помахать ему рукой. Толстый Монах сочувственно закивал ей, затем провел пухлой призрачной ладонью по ее волосам и отплыл к преподавательскому столу, возле которого витала в воздухе Серая Леди и серьезно осматривала зал.

- Профессор МакГонаголл делает обход на квиддичном поле, там слизеринцев поставили. Думаю, она им не доверяет, - Симус с отвращением покосился на спокойно завтракающего Драко Малфоя. Белокурый юноша равнодушно скользнул глазами по столу Гриффиндора, и когда его взгляд упал на Гарри, Драко злобно ухмыльнулся. Панси Паркинсон положила руку ему на плечо и что-то прошептала, он кивнул ей в ответ. Крэбб и Гойл с одинаково тупыми рожами пережевывали свои порции. Словно бы ничего и не изменилось за их столом. Единственный, кто выглядел более-менее обеспокоено, был староста Слизерина, некрасивый бесцветный парень со свернутой от удара бладжером скулой. - Гляди, Гарри, по ним и не скажешь, что в волшебном мире случилась ужасная беда.

- Они же слизеринцы, Симус, приспособленцы. Они подождут, пока все не кончится, а потом перейдут на сторону победителя, - Гарри вытер рот салфеткой, и в это время из маленькой двери в глубине зала вышел Дамблдор. Он спокойно проследовал к своему обычному месту, за ним вышли остальные учителя: Гарри заметил профессора Спаржеллу, профессора Эвергрин, профессора Иррегус-Штрауса, профессора Синистру и профессора Джонса. Из-за стола показался кончик колпачка профессора Флитвика. Последним вошел Глориан, невозмутимый, как лед. В руке он нес обнаженный меч и, присев за стол возле Валери, положил его перед собой. Профессор по Защите от Сил зла была бледна и решительна. Дамблдор жестом пригласил всех преподавателей занять свои места, негромко откашлялся и начал:

- Мои дорогие ученики, - как только Дамблдор начал говорить, в Большом зале немедленно воцарилась тишина. - В нашем волшебном мире произошли некоторые события. Кого-то, возможно, известие о них испугает, а кого-то вполне может и обрадовать, - Гарри обернулся и в упор посмотрел на Драко Малфоя, на губах которого играла торжествующая усмешка. Дамблдор продолжал. - Я хочу сказать вам, что получил сегодня известия о том, что лорд Вольдеморт вернулся к власти.

Какая-то девочка громко отчаянно вскрикнула. Тишина прервалась этим громким истеричным звуком и опустилась снова. Все застыли. Гарри взглянул на Валери, ровно смотрящую прямо перед собой. Ее лицо выражало непонятную задумчивость, и Гарри снова показалось, что она что-то просчитывает в уме: варианты возможного исхода схватки, быть может? Расставление сил?

- Сегодня пала колдовская тюрьма, Азкабан. Ее разрушили перешедшие на сторону Вольдеморт дементоры, - громко и отчетливо сказал Дамблдор. - Чуть позже стало известно, что Упивающиеся Смертью - никому не надо объяснять, кто они такие? - приступом взяли Министерство Магии. Министр погиб, многие работники нашего Министерства - тоже. Газеты принадлежат сторонникам Вольдеморта, недовольные и сопротивляющиеся его действиям уничтожаются так же, как и маглы и маглорожденные. Многие сотрудники Министерства, уцелевшие в сражении, ушли в подполье. Дети и родственники колдунов, работающих в Министерстве, подойдите потом к профессору МакГонаголл, у нее есть предварительные списки оставшихся в живых, возможно, вы сможете немного успокоиться относительно ваших родных. Кружаная сеть разрушена, по всей стране под страхом смерти запрещено аппарирование, совиная почта не работает, так как совы просто не знают, где искать своих адресатов. Произошла смена власти, ребята, произошел государственный переворот. Маглы еще ничего не знают об этом, но скоро они поймут, что что-то не так, когда их премьер-министр не сможет связаться с нашим Министерством. Нам еще до конца не известны все подробности, но, основываясь на тех известиях, которые мы получили, я могу сказать только одно: в настоящее время отправить вас из школы - значит, подвергнуть ужасному риску. Но и оставлять вас в школе тоже небезопасно, как считали многие ваши преподаватели. Однако, несмотря на то, что школе теперь угрожает не меньшая опасность, чем Азкабану или Министерству Магии, мы все же решили оставить вас в Хогвартсе. Здесь вы под нашей защитой, здесь за вас могут постоять ваши преподаватели и друзья. Здесь нас много, и мы можем выдвигать свои условия. Пока Хогвартс стоит на месте, мы в безопасности. И, уверяю вас, нет пока такой силы, которая могла бы поколебать Хогвартс! Но то, что он подвергнется нападению, у меня не вызывает сомнений. Мы не знаем, ни когда это случится, ни кто придет под стены Хогвартса проверить их прочность, но он встретит здесь достойный отпор.

- На нас нападут Упивающиеся Смертью? - в ужасе пролепетал Тоби. - Сам Вольдеморт придет сюда?!

Встала профессор Валери Эвергрин. В ее голосе было что-то успокаивающее, поэтому оцепеневшие от ужаса ребята от первых же его звуков расслабились и пришли в себя.

- Думаю, что теперь вам теперь не помешают дополнительные занятия по Защите от Сил зла, я права?

- Да, да, конечно, - откликнулись тонкие испуганные голоса и всех углов Большого зала.

- Что ж, тогда жду вас завтра. Вместо сдвоенного Зельеделия у вас теперь будет Защита от Сил зла. У каждого класса. Каждый день. До встречи.

Когда профессор МакГонаголл показалась в дверях, то к ней понеслось такое огромное количество учеников, что они чуть не сбили ее с ног. Рон и Джинни, вместе с другими побежавшие узнать, что случилось с их родителями, вернулись нескоро. Гарри и Гермиона ждали их в комнате гриффиндорской старосты.

- Живы! - только и смог сказать Рон, когда они с сестрой вернулись назад.

- Думаю, они у дяди Джона, - объяснила Джинни. - Мама, и родители Гермионы тоже. А папа и Перси, кажется, в бегах.

- Их разыскивают, как особо опасных преступников, - прорычал Рон, изо всех сил стукнув кулаком. - Профессор МакГонаголл показала нам объявление в Дейли Пророке. Там целый список тех, кого ищут Упивающиеся Смертью. Папа и Перси в первом десятке. А на первом месте - Дикоглаз Моуди, Мундугнус Флетчер и мисс Эвергрин. Странно, но про Дамблдора там ничего не было сказано...

Гарри перевел глаза на вернувшегося с Роном и Джинни Симуса Финнигана. Он был черен, как грозовая туча. У Симуса в Министерстве работала тетя, сестра его матери. Гарри понял все без слов.

Наутро он узнал, что и в других гостиных воцарился страх. Не только Сьюзен теперь сидела на занятиях с красными, заплаканными глазами, еще двое учеников из Хуффльпуффа потеряли своих родителей, а староста Рэйвенкло, Терри Бут, лишился старшего брата. Уроки по Защите от Сил зла стали для всех учеников отдушиной для их отчаяния и безумного стресса последних двух дней. Первые же сдвоенные занятия по Защите от Сил зла класс Гарри проводил вместе с другими классами Гриффиндора: четвертым и пятым. Многие ребята помладше испуганно шептались, предполагая, что же им предстоит такого страшного выучить, раз их решили учить по ускоренной программе, да еще и таким скопом. Собственно, у Гарри имелись кое-какие соображения насчет темы сегодняшнего занятия, но он пока никому не сказал об этом. Как только прозвенел колокол, и профессор Эвергрин вооружилась палочкой и закатала рукава своего свитера, в класс постучали.

- Войдите! - вежливо пригласила мисс Эвергрин.

В дверь с трудом протиснулись профессора Джонс и Иррегус-Штраус. Они тащили большую обледеневшую клетку, а в ней...

В ней, скованный Парализующим заклятием, покачивался силуэт дементора.

Надо же, я оказался прав, подумал Гарри. Некоторые девочки завизжали, ребята, стоящие спереди попятились. Кряхтя, профессора опустили клетку на пол и отряхнули руки от льда.

- Помощь не требуется? - поинтересовался профессор Иррегус-Штраус, оглядывая съежившиеся ряды пяти-, шести- и четвероклассников из Гриффиндора. Профессор Джонс невозмутимо поправлял на себе очередной джинсовый шедевр американских колдуний-кутюрье. В отличие от уставшего преподавателя Ухода за Магическими Существами, профессор Джонс выглядел как огурчик, хотя сам всю ночь стоял в дозоре с караулом слизеринцев и рейвенкловцев, а потом помогал другим преподавателям возводить радужные укрепления.

- Нет, Бенджамин, благодарю, все под контролем. Спасибо, Элджернон, - преподаватели кивнули и вышли, а профессор Эвергрин выпрямилась и громко объявила. - Этого дементора наши профессора поймали специально для того, чтобы вы могли потренироваться. Вас не должно пугать то, что эти существа кажутся такими страшными, - добавила она, бросая взгляд на Невилла, отчаянно сдерживающего себя, чтобы не грохнуться в обморок. - Помните: мозга у дементора нет, только рефлексы. Представьте, что это - обычный хищный зверь, и вам нужно уничтожить его, чтобы он не бросился на вас. А какое главное правило вам нужно помнить, стоя перед хищником?

Класс угрюмо молчал, с неохотой пытаясь представить себе эту ситуацию, а потом послышался шорох поднимаемой руки.

- Да, Гермиона?

- Не нужно бояться, - пробормотала девушка.

- Вот именно. Дементор тоже страшен своими хищными инстинктами, но бояться его - значит дать ему шанс одержать верх над вами.

- Как можно не бояться дементора? - не выдержала Джинни. - Он же - ужасный...

- А вам не стыдно бояться какого-то липкого промерзшего создания, у которого из всех ощущений есть лишь чувство голода? Он - примитивное существо, а вы - люди, маги и должны вести себя соответствующе. Страх унижает человека, если человек боится не собственных слабостей, конечно... Итак, записываем необходимое заклинание, - класс зашуршал перьями, старательно конспектируя под диктовку профессора Эвергрин и заклятие Заступника и условия его произнесения. Затем все замолкли, сосредотачиваясь на своих счастливых мыслях. Видно было, что у многих в свете недавних событий это получается с трудом. Гарри оглянулся и посмотрел на то, как Колин Криви, закрыв глаза и крепко сжав в руке палочку, что-то сурово шепчет себе под нос. Рядом сидела Гермиона. Она улыбалась. Гарри не успел спросить о том, что за счастливая мысль пришла ей в голову, как профессор Эвергрин уже предложила:

- Гарри, может быть, ты нам покажешь, как справиться с дементором?

Гарри обреченно кивнул. Он, конечно, тренировался летом, но в качестве бойцовской груши у него имелся только Риок, каждый раз улепетывающий на край болота от рогатой тучки-Заступника, а теперь ему предстояло иметь дело с настоящим чудовищем. Он вышел вперед, приготовил палочку и стал приводить в порядок свои счастливые мысли. Вот он, Гарри Поттер, летит на гоночной метле, зажав в руке крохотный золотистый снитч. Вот он стоит над трупом василиска с мечом Гриффиндора. Вот он уезжает от Дурслеев навсегда. Вот он - в своем доме, настоящем доме в Хитмарше, в своей комнате. Он - на лошади! Он сидит рядом со Сьюзен, их руки сплетены на тонком ореховом черешке. Он сидит за столом, а рядом с ним - его семья... Гарри успел представить Валери в домашнем фартуке, ставящую перед ним тарелку с дымящимся обедом (фоном к этой картинке ему виделся Глориан, а где-то позади него угадывались уши Винки), как в это время услышал скрип отворяемой дверцы. Сзади раздались визги девочек: дементор зашевелился и под шепот мисс Эвергрин - Фините Инкантатем! - вытек наружу. Класс моментально попятился с передних парт: Симус Финниган осторожно оттеснил назад Лаванду, Рон выставил палочку перед собой, а Гермиона нахмурилась и резким движением выхватила свою. Дементор надвигался на Гарри, тихонько поводя капюшоном, из-под которого послышались тихие шипящие звуки - страшное существо впитывало чувства людей, находящихся в классе. В воздухе ощутимо похолодало. Мисс Эвергрин отступила назад, и гаррина рука с волшебной палочкой в руке уткнулась прямо в дементора.

- Экспекто Патронум! - решился Гарри.

Дементор с ужасе присел: из палочки вырвалось огромное светящееся облако и понеслось прямо на него. На лету у облака сформировались длинные ноги, крепкое сильное тело и высокие ветвистые рога. Сияющий олень вскинулся на дыбы и ударил дементора передними копытами. Холодный воздух, поплывший по классу, инеем обрушился на пол. Дементор выдавил из себя что-то, вроде, тихого жалобного писка, Гарри изумился, он еще никогда не слышал, чтобы дементоры издавали какие-то звуки. За ним послышался хохот, а затем гром аплодисментов: гриффиндорцы были восхищены результатами.

- Ну, каково? - поинтересовалась Валери, запихивая ослабевшего дементора в клетку. Гаррин олень изрядно потоптал его и утек обратно в палочку. - Всем хочется попробовать?

- Да, да! Конечно! - раздались вокруг страстные возгласы. Некоторые ребята даже подскакивали на своих местах,

- Замечательно. Только пусть наш подопытный дементор немного очухается, а мы пока кое-что запишем об их повадках и особенностях, - профессор Эвергрин милостиво кивнула Гарри. - Спасибо за блестящую демонстрацию, дорогой.

Спустя полчала гриффиндорцы так загоняли дементора, что тот уже истошно пищал, вызывая тем самым взрывы хохота. Гарри с интересом разглядывал Заступников своих одноклассников. У многих получались еще совсем нестойкие тени, к его удивлению, из гермиониной палочки пока выходило только маленькое пушистое облачко, сверкающее звездами. Рон, тщательно сопя, выдавливал из своей палочки нечто длинное и темное, Дин Томас гордо маневрировал палочкой, заставляя дементора спасаться бегством, подобрав мантию, от его агрессивно ощетинившегося ежика. Ежик, размером с хорошую буренку, оказался Заступником Дина. Из палочки Лаванды Браун с шумом вынеслась колода карт, с громким шелестом облетела вокруг дементора и втянулась назад. Дементор угрожающе поднял свои костлявые конечности, но натолкнулся на Колина Криви, сурово сдвинувшего брови мышиного цвета. Его палочка выдавила на свет огромную метлу, и она, растопырив прутья, обрушилась на дементора. Несчастное создание сложили обратно в клетку в полумертвом состоянии. Все гриффиндорцы пребывали в восхищении, только Гермиона была недовольна.

- Почему у меня не вышло? - обиженно выпятила губу гриффиндорская отличница. - Профессор, разве нельзя сразу?

- Счастливая мысль, Гермиона, счастливая мысль, в ней все дело. Возможно, ты выбрала не ту мысль, не самую счастливую. А может быть, ты приняла за нее свою мечту, - ухмыльнулась Валери. Гермиона насупилась и ничего не сказала в ответ. - Нужно получше тренироваться. Это сейчас просто необходимо.

Рон был возбужден до невозможности, но какая-то мысль, определенно, не давала ему покоя.

- Профессор Эвергрин, если создать Заступника не так сложно, почему авроры не смогли одолеть дементоров в сражении при Азкабане? - серьезно спросил он, впиваясь глазами в Валери. Класс затих. Мисс Эвергрин, не поднимая глаз, что-то чертила палочкой на своем столе. - Вы же смогли одолеть тридцать дементоров в поезде.

- Вас сейчас было много, - сказала она, не поднимая глаз. - А дементор - всего один. Он просто физически не мог бы высосать силу из всех вас, можно сказать, подавился бы. Но когда их несколько десятков... - она замолчала и взглянула на Рона. - Рональд, может, расскажешь своим друзьям, каково это - когда тебе наступают на пятки штук тридцать дементоров? Ведь вы же знаете это, сами столкнулись как-то с этой проблемой.

Рональд Уизли помрачнел. Одолеть такую кучу дементоров в одиночку ему тут же представилось менее героическим занятием, чем казалось раньше.

- Вот видишь. Когда ты чувствуешь в себе силы и знаешь, что есть кто-то, кто может тебе помочь, то не боишься даже самого страшного из всего того, что может с тобой случиться.

- Профессор, - внезапно перебил Валери Невилл. - Скажите, вы считаете, то есть, я хотел сказать, директор считает, что дементоры могут напасть на Хогвартс так же, как они напали на Азкабан? Поэтому вы учите нас справляться с ними сейчас?

- Невилл, - начала Валери. Она смотрела в сторону, и ей явно не хотелось продолжать этот разговор.

- Нет, правда, профессор Эвергрин? Я листал учебник по Защите от Сил зла для седьмого класса. Дементоров мы должны были проходить только в следующем году! Они идут сюда? - тихим голосом закончил Лонгботтом. - Правда? Они идут на Хогвартс?

- Откуда вы взяли этого дементора? - спросила Гермиона, показывая палочкой на свернувшееся в клетке и дрожащее от ужаса существо. - Профессор Иррегус-Штраус и профессор Джонс поймали его где-то рядом, верно? Рядом со школой?

Валери Эвергрин приперли к стенке. Гриффиндорцы ждали ответа. И они получили его.

- Правда, - подняла глаза профессор. В классе было ужасающе тихо, Гарри услышал только, как Невилл уронил свою палочку, и этот звук показался ему жутким грохотом. - Ваши профессора обходили территорию Хогвартса и заметили дементора на крае Запретного леса. Они там не водятся, и наши преподаватели решили, что этот дементор был послан в разведку, что-то, вроде этого. Но если он появился здесь, значит, за ним придут и другие. Директор уже упоминал о том, что, возможно, наша школа в ближайшее время подвергнется нападению извне, и, вероятнее всего, первым делом нам предстоит столкнуться с дементорами. Думаю, они уже идут сюда, и скоро вашим преподавателям потребуется все их мастерство, а вам - мобилизация всех ваших способностей, потому что эвакуировать такое количество учеников в такие короткие сроки вряд ли удастся.

- Но Дамблдор! То есть, я хочу сказать, директор же сможет придумать что-нибудь, чтобы уничтожить их? - дрожащим голосом спросила какая-то четвероклассница. - Он же самый сильный добрый волшебник в современном мире!

Валери Эвергрин не ответила. А Гарри подумал, что это и в самом деле странно. Если в те дни, когда Вольдеморт был так силен, он не напал на Хогвартс, опасаясь Дамблдора, то почему сейчас он так к этому стремится? Что теперь есть в Хогвартсе такого, ради чего он готов пожертвовать даже жизнью, даже только что захваченной долгожданной властью? Не боясь Дамблдора, не боясь ничего? Хотя... сейчас у него есть дементоры, много дементоров. Тысячи, быть может. Армия Тьмы. Армия Вольдеморта.

- Профессор, - решительно задрала руку Гермиона.

- Да, Гермиона?

- Можно я приду к вам вечером позаниматься дополнительно?

- Конечно. Поднакопите счастливых мыслей и приходите все вместе. Думаю, директор позволит нам для тренировки воспользоваться Большим залом.

Под вечер весь Гриффиндор с шумом ввалился в Большой Зал: по расписанию, висящему с обеда на доске объявлений вместе с расписанием дежурств по школе, дополнительные занятия у Гриффиндора проводились в шесть вечера. После них шел заниматься Хуффльпуфф, а потом - Слизерин и Рэйвенкло. Профессор Эвергрин оказалась загружена занятиями до самой ночи.

- Экспекто Патронум! - раздавались крики в Большом зале почти до полуночи. Ряды школьников усиленно сосредотачивались в поисках счастливых воспоминаний, затем со свистом вращали палочкой и направляли ее на подопытного дементора. Экспериментальный образец, выловленный профессорами Иррегус-Штраусом и Джонсом возле Запретного леса, умаялся настолько, что на следующий день оказался совершенно непригоден к использованию. Ученики кровожадно намеревались окончательно доконать его, но профессор по Уходу за Магическими Существами возмущенно воспротивился этому и унес страдальца-дементора в свой кабинет - залечивать раны, моральные и физические. Пока профессор Иррегус-Штраус трудился над его выздоровлением (дабы учащиеся могли вновь резво гонять его по углам Большого зала), остальные преподаватели позаботились о том, чтобы подопытный экземпляр приобрел компанию. На следующее утро профессор Джонс, профессор Эвергрин и профессор МакГонаголл отправились на то место, где крутился предыдущий дементор, и Гарри нисколько не удивился тому, что они вернулись с богатой добычей: каждый колледж получил по персональному дементору с наказом заботиться о его состоянии и не доводить бедное магическое существо до истерики.

- Честное слово, - задумчиво сказал как-то Иррегус-Штраус, глядя на то, как Клара Ярнли, высунув язык от повышенного старания, натравливает своего Заступника (здоровенного, чуть расплывчатого грифона) на попискивающего от страха и прячущегося под столом дементора. - Если бы я все еще работал в Министерстве, я бы привлек кое-кого из наших учеников к ответственности за жестокое обращение с магическими существами! - в этот момент Гордон Макьюэн, наконец, более-менее сформировал из темной лохматой массы своего заступника - покрытого рыжеватой шерстью квинтолапа.

Квинтолап погнался за дементором, и тот, подобрав полу своей рясы, бросился бежать прочь и наткнулся на торжествующего Рона Уизли. Профессору Иррегус-Штраусу пришлось немного урезонить Рона и остановиться, дабы побеседовать с Гордоном о правдоподобности истории возникновения квинтолапов. Выслушав версию Гордона, профессор Иррегус-Штраус задумался и спустя пару минут выдал свою. Второклассник с интересом внимал профессору: нового преподавателя в школе как-то сразу полюбили. Возможно потому, что после трагической гибели Хагрида, он не отказался ни от кошмарного кусачего учебника в качестве основного пособия, ни от заботы о тех зверюках, которых Хагрид оставил в своем доме: десятка кикимор, полуприрученного крюкорога и младшего прапраправнука Арагога. Последнего профессор Иррегус-Штраус обнаружил, когда приводил в порядок здоровенный одежный шкаф Хагрида. Малютка-акромантул, трех недель от роду, но уже размером с приличного терьера, и такой же лохматый, обнаружился в недрах огромной кротовой шубы покойного великана. Паучок свил себе там гнездышко и намеревался и дальше в нем обитать, но Бенджамин Иррегус-Штраус решительно воспротивился этому. Видимо, Хагрид нашел паука в лесу с поврежденной ногой, о чем новому профессору по Уходу За Магическими Существами сказала повязка на большой лохматой лапе акромантула. Бенджамин смазал лапу паука какой-то мазью и в тот же вечер отнес его в Запретный лес. Что там происходило, не знал никто, но на следующий день новый преподаватель уже был на занятии у гриффиндорцев и рассказывал им о крюкорогах, для наглядности демонстрируя хагридов экземпляр. Профессор пришелся всем по душе, кроме слизеринцев, конечно. Они презрительно говорили, что, вот, появился второй такой же ненормальный. Но гриффиндорцы уважали его за смелость, хуффльпуффцы - за доброту, а ученики из Рэйвенкло - за то, что новый профессор мог рассказывать всегда и обо всем с точностью энциклопедии, поэтому положительное мнение сильно перевешивало отрицательное. Особенно поразило Гарри отношение Иррегус-Штрауса к дементорам. На фоне всеобщего страха и ненависти, испытываемых к ужасным созданиям, он относился к серым тварям, как к любым другим волшебным существам, вроде лазилей или крюкорогов. - Так мы тебя ждем внизу, Гермиона? - уточнил Гарри, когда после занятий они оказались на площадке второго этажа. - Сколько тебе нужно времени, чтобы переодеться? - Минут пятнадцать. Успею до того, как профессор МакГонаголл спустится проверять посты, - этот вечер им предстояло выстоять на дежурстве возле главного входа в замок, и Гермиона отправлялась наверх, чтобы переодеться к ночи и захватить теплые свитера для Рона и Гарри. В ожидании возвращения Гермионы ребята стояли у заледеневшего окна внизу и дышали на стекло, чтобы можно было заглянуть в сумрак двора. Преподаватели решили повесить снаружи что-то, вроде, фонарей: клочки светящейся шерсти пикси опустили в большие стеклянные шары со спиртом или, может, каким-то другим составом, и разместили их на деревьях. Шары мягко сияли, распространяя серебристый свет на расстояние до десяти ярдов и освещая всегда темный школьный двор. На границе света и тьмы извивались причудливые тени. Гарри смотрел на то, как Рон тяжело и нервно дышит, уставясь на черные стрелы ветвей на фоне шаров, сияющих матовым светом. Рон думал об отце и матери, о Перси и Джинни, о Билле, Чарли и их таинственных делах во благо всего магического мира, о Джордже и о его мечте. Что будет с ними со всеми? Это не знал и Гарри Поттер, Мальчик-Который-Выжил. Надолго ли - выжил? Внизу во дворе мелькнула какая-то тень. Гарри вскинул голову. Что это было? - Что это было, Гарри? - прошептал и Рон. Они одновременно вытащили свои волшебные палочки. Рон встал за одной половиной двери, Гарри - за другой. - С твоей стороны не видно, кто это? Гарри замотал головой. - Погоди, - пробормотал он Рону. - Сейчас я попробую узнать. Сосредоточение пришло само собой. Воздух вокруг Гарри сгустился и загудел, как волшебное пламя. На подоконник тихо капал дождь, а в голове у Гарри звенели чужие мысли. Пришла и отпустила боль. Их было трое, тех, что пришли в Хогвартс. Они устали, измучились и отчаянно хотели добрести до входа, но силы оставляли их. В мозг Гарри ударило отчаянное знание, он бросился к двери, запертой на ночь, но тут его оттолкнули и отшвырнули в сторону. Рон с усилием наваливался на тяжелую дверь, и, уперевшись спиной и руками в косяк, Гермиона уже помогала ему. Свитера, забытые, валялись, брошенные на полу. - Я увидела их сверху! - закричала девушка. - Я узнала их. Это точно они! Пока по лестнице, ведущей к кабинету профессора МакГонаголл, раздавались торопливые шаги, ребята, наконец, распахнули тяжелую дверь и понеслись к границе лужайки, туда, где под ветром и рассеянным светом фонарей раскачивались темные тени, где две другие тени пытались поднять третью, которая безжизненно повисала у них на руках. Сияющая в свете ламп радужная оболочка вокруг школы не давала им пройти внутрь. Краем глаза Гарри успел уловить движение со стороны хижины лесника: мисс Эвергрин и Глориан. - Оппидемптум! - произнес сзади голос профессора МакГонаголл. Спустя секунду они втаскивали пришельцев в образовавшееся отверстие. Длинные рыжие волосы Билла Уизли, всегда стянутые в аккуратный хвостик, сейчас грязными патлами в беспорядке болтались по плечам. Серебристые локоны Флер Делакур свисали мокрыми белесыми сосульками, рваный рукав вился на ветру. - Вы замерзли, моя дорогая? Фоверус! Флер Делакур? Гарри с изумлением уставился на девушку, которая вместе с ним участвовала в Тремудром Турнире. Как давно это было... Флер вытянулась, казалось, еще больше, сильно исхудала, ее когда-то холеные руки истончились, а под ногтями была грязь. Сейчас она ничем не напоминала ту надменную, гордую вейлу, перед которой стелились все мужчины, оказывающиеся в поле ее зрения. - Флер? ТЫ - здесь? Но как? Она пыталась кутаться в большую рваную куртку с чужого плеча. Наверное, Билла. - Здр'авствуй, 'арри... - Флер измученно оперлась на заботливо предложенную ей руку Рона, но силы оставили ее, и девушка без сил начала клониться на землю. - О Мерлин! Северус?.. - Профессор Эвергрин пыталась поднять тело человека в черной изодранной мантии. Человек был высок и тяжел, поэтому Глориан нагнулся, чтобы помочь ей. Втроем с Гарри они едва смогли перевернуть его на спину, и тогда Валери вскрикнула от ужаса: это, несомненно, был профессор Снейп, но его едва можно было узнать под коркой ссохшейся крови и грязи на лице. Глориан издал возглас отвращения. - Опять он! - Господи, ему опять досталось по полной программе. Но он снова жив - везунчик, - мисс Эвергрин и Гарри уже перекидывали безжизненно болтающиеся руки профессора себе на плечи. Рон поднимал с колен Флер Делакур, промерзшую насквозь. Ее зубы выбивали дробь. - Ребята, быстро к мисс Инь! Где вы нашли его, Билл? - На самой границе школьных владений, когда шли через лес... Профессор! - тем временем Билл уже тормошил Минерву МакГонаголл. - Мы видели их, профессор! Они идут сюда! Их тысячи! Мы специально шли, чтобы вас предупредить! - Они? - задрожал голос Гермионы. - Дементоры...


Глава 14. Факультатив по мыслечтению. | Гарри Поттер и Лес Теней. | Глава 16. Второе желание.