home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 18. Пленники прошлого.

Ощущения возвращались медленно. Первым из них была боль. Она какое-то время методично выворачивала наизнанку все внутренности, а потом ушла, испарилась, оставив после себе чувство незаполненности, пустоты окружающего мира, точно Гарри висел один посреди огромного Космоса. Потом возник страх, подобный тому, который находит на каждого человека, висящего над пропастью на сломанном пальце; дикий, необузданный, от него хотелось истошно кричать, чтобы пришел кто-то большой и сильный, помог, снял с проклятой скалы. Но никого не было, только кровь гулко стучала в ушах - все быстрее и быстрее, быстрее и быстрее, и не оставалось больше ничего, только это проклятое сердце, которое отчаянно не хотело угомониться, точно чувствуя нелогичность, неправильность того перемещения, которое затягивало Гарри все глубже и глубже. Стучащая в висках кровь казалась ему вековым отсчетом громадных часов. И тут куранты забили.

Гарри не знал, сколько он провалялся без сознания, потому что толчок, опрокинувший его на что-то твердое, ударивший его в подбородок, был настолько силен, что из глаз посыпались искры, а из ушей потекли струйки крови. Но последнее он обнаружил уже придя в себя, когда увидел красные пятнышки на своей рубашке. Гарри потряс отяжелевшей головой и огляделся. Большинство ребят были еще в глубоком обмороке, разбросавшем их по всему кораблю, но кое-кто уже шевелился. Гарри заметил, как Гермиона ползет по деревянной палубе к бесчувственному Рону. Лохматая шевелюра Гермионы сбилась в пушистый клок, по шее тек пот. Рядом с Гарри остервенело тряс головой Эрни Макмиллан, немного дальше, держась за деревянный борт корабля, пытались встать на ноги Терри Бут и Невилл Лонгботтом. Глориан нагнулся над лежащей возле руля мисс Эвергрин и пытался привести ее в чувство, высекая из пальцев голубоватые искры. Гарри еще раз помотал головой, стараясь собраться с мыслями и сфокусировать взгляд на чем-нибудь. Получилось. Золотая головка Валери под голубыми искрами из пальцев Глориана, оказавшимися при близком осмотре брызгами простой воды, наконец, зашевелилась. Она с трудом вытащила из-под себя одну руку, открыла глаза и хрипло спросила, невидящим взглядом глядя мимо Глора.

- Мы на месте?

- Все кончилось, - осторожность в голосе сэра Глендэйла почему-то напугала Гарри.

- Мисс Эвергрин, с вами все в порядке?

- Рука, - сказала Валери. И с трудом села. - И, ох!.. нога!

Глор ощупал ее колено.

- Все в порядке, - заметил он. - Просто подвернула. Гарри, ты как? - он с величайшей осторожностью повернул ногу Валери, и хруст сустава засвидетельствовал тот факт, что кость встала на место.

- Нормально. Но вот Рон... Рон! Гермиона, как он?

Гермиона сидела над Роном и брызгала на него из палочки. Не сработало. Тогда решительная Гермиона нагнулась и угостила Рона полновесной пощечиной. Этот прием оказался удачнее, и Рон приоткрыл один глаз.

- За что? - поинтересовался он умирающим голосом.

- На будущее, - облегченно вздохнула Гермиона и помогла Рону встать, подставив ему свое плечо. Рон прибрел к тому месту, где сидел Гарри и без сил свалился рядом. Гермиона стояла над ними и смотрела, как профессор Эвергрин подползает к подпространственному времявороту и осторожно касается пальцами клавиатуры. Экран был черен, и ничто не могло его разбудить.

- Что с времяворотом? - просипел Гарри.

- Проклятие! - мисс Эвергрин одним резким движением вскрыла прибор, и взгляду Гарри открылись его обугленные внутренности: спутанные обгорелые провода, дымящиеся платы и несколько серебристых трубок, тянущихся к маленькому ключу в виде песочных часов. Ключ посредине треснул. - О, нет!

- Профессор, - дрожащим голосом пробормотала Гермиона так тихо, что кроме Гарри и мисс Эвергрин ее никто не услышал. - Это значит, что мы не сможем вернуться?

- Если я не найду или не изготовлю нужные детали здесь - то да, - шепотом ответила Валери. Она еще раз дернула за обоженный провод, и он, пачкая ее остатками паленой резины, рассыпался у нее в руке. Валери Эвергрин закрыла руками лицо, и плечи ее затряслись.

Глориан Глендэйл обнял ее за плечи.

- Не плачь, родная. Не надо. Мы поможем тебе, мы все исправим!

- Ты не понимаешь, Глор! Где можно здесь достать то, из чего состоит времяворот?! - истерично выкрикнула Валери, сбрасывая руку Эльфа со своего плеча. - Это я виновата, что мы тут застряли!

- Это не ты предложила отправиться в прошлое, а директор Дамблдор.

- Не могу понять, на меня что - затмение нашло?! Как я могла согласиться на эту авантюру? Как я могла?

Гарри не мог ответить на этот вопрос. Вокруг начали собираться ученики. Все были немножко зеленоваты после такого приземления. Он поискал глазами Сьюзен и увидел ее рядом с Джастином Финч-Флечли. Она вытирала платком кровь у него на виске. Гарри нахмурился и демонстративно отвернулся. Драко Малфой нарочито громко стонал, прижимая ладони ко лбу, возле него тупо толкались Крэбб и Гойл, а над самим Драко куковала Панси, совершая над его лбом какие-то манипуляции волшебной палочкой. С другой стороны профессор Снейп помогал встать Блэйз Забини и Одри Вэмпс. Снейп со своего места прекрасно мог слышать то, о чем говорила мисс Эвергрин, но он и бровью не повел, упрямо повернувшись к ней спиной. Гарри присел рядом с Валери.

- Не надо, мисс Вэл, не плачьте. Мы обязательно найдем возможность вернуться!

- Конечно, найдем! - поддержала его Гермиона. - В прошлом существовали ужасно сильные заклятья, которые не сохранились до наших дней. Возможно, мы сумеем найти и использовать их!

- Для этого сперва нужно поговорить хоть с одним волшебником, а этого я допустить не смогу, - решительно вытирая глаза, объявила профессор Эвергрин. Она жалобно высморкалась и продолжила. - Вы же слышали, что я сказала: нас никто не должен видеть. Иначе это приведет к невероятным последствиям. Вы разве не слушали, что я говорила вам? Или вы ни разу не были на лекциях профессора Джонса?

Сзади всхлипнул Невилл.

- Профессор, как вы думаете, с ними, ну, с остальными учителями, ничего не случится? Когда мы вернемся, они будут...

- Лонгботтом, ты, придурок! Ты что, не слышал, о чем они говорили? - Драко Малфой на минуту перестал стонать и приоткрыл один глаз. - Мы теперь не сможем вернуться, идиот! Времяворот испорчен! Мы здесь застряли! Если бы мы не взяли тебя, то не случилось бы перегрузки, жирный урод!

- Малфой, заткни свою поганую пасть. Оставить на съедение дементорам нужно было тебя и твоих тумбообразных подельников - вот уж от кого точно возникла перегрузка! - повернувшись к Малфою, Рон вытирал галстуком пот со лба. Он злобно посмотрел на белокурого юношу. - И твою жирную подружку тоже!

- Ах ты, скотина? - заверещала Панси. Она бросилась на Рона и наткнулась на наставленную ей в грудь палочку Гермионы.

- ТИХО!!! - проорал Снейп. Он протолкался вперед и расшвырял в разные стороны Рона и Драко. Те разошлись, но продолжали сверлить друг друга ненавидящими взглядами. - Мистер Уизли, придержите язык! Мисс Паркинсон, позаботьтесь, пожалуйста, о мистере Малфое и его ранах.

- Да, профессор, - Панси с видом оскорбленной добродетели вновь принялась колдовать над синяком, горевшим у Драко на лбу. Сам Снейп, тем временем, прошел вперед и с ехиднейшей из коллекции своих злобных ухмылок обозревал картину плачущей Валери и утешающих ее Глориана и гриффиндорцев.

- Великолепно! - саркастически заметил он. - Какой авторитет вы заработали сегодня! Вы - специалист в своем деле, не так ли, профессор?

- Оставьте ее в покое, - негромко заметил Глор. Эльф резко повернулся и ткнул Снейпа пальцем в грудь. - Если вы немедленно не перестанете вести себя, как круглый идиот, то я за себя не отвечаю.

Снейп напрягся. Гарри - тоже. Место для драки было, мягко говоря, неподходящее.

- Дорогая, - певуче и успокаивающе поинтересовался Глориан у Валери, копавшейся в нутре у времяворота. - Ты можешь точно определить год, в который мы попали? Мы здесь ничего не напутали?

- Мы напутали и здесь тоже! Смотри, - она подняла голову и ткнула пальцем в одинокую колонку чисел - единственное, что еще оставалось на непроглядно черном экране. - Мы не добрались до нужного года. Должны были попасть в 996 и не долетели еще сто лет. Я была здесь ровно сто лет назад. Глор, ты понимаешь, что за это время могло случиться все, что угодно!

Ресницы Глориана опустились. Веки сжались.

- Если не случилось ничего непредвиденного, - ровно заметил он. - То мой отец все еще жив.

- А если произошло то, чего ты боялся, Глориан, дорогой? - Валери сверлила глазами Эльфа так, словно вокруг больше никого кроме них не было. Гарри и Гермиона переглянулись, и краем глаза Гарри заметил, как, облокотясь на руль, за профессором по Защите от Сил зла и ее женихом наблюдает Северус Снейп

- Этого не произошло. Для нас время течет медленно, - убежденно сказал Древний Эльф. - Интересно, мы ошиблись только на сто лет, или еще на пару месяцев?

Валери обреченно вздохнула. Уже, мол, все равно, раз просчитались на целое столетие.

- Здесь еще начало октября. Листья пока не облетели, - она еще немножко поковырялась в останках времяворота и, наконец, бросила это бессмысленное занятие. - Наверное, нужно спускаться, пока наш корабль кто-нибудь не обнаружил.

- Всем собраться! - тут же резко рявкнул Снейп на учеников. - Поднимайтесь, живо, вы все! Нам нет времени на охи-вздохи, мистер Уитби! Мистер Дэйвис, прекратите танцевать над мисс Патил, они и сами справятся! Мисс Браун, бросьте наводить красоту, на эти идиотские штучки у нас тоже нет времени!

Валери отсоединила все шнуры и сложила времяворот. Со стороны он казался обычным ноутбуком, но здесь он явно выглядел бы нелепо, поэтому Глориан заботливо помог ей спрятать драгоценный времяворот в холщовый мешок.

- Как вы думаете, сэр, где мы находимся? - спросил Гарри у Эльфа, осматривая окрестности. Их ладья застряла на мели в одной тихой лесной речушке. Дно безнадежно пропороло опавшее дерево. Гарри повертел головой: ничего не указывало на то, что они оказались в прошлом, удалились от своего времени, своей привычной жизни с ее самолетами, компьютерами, гамбургерами, электрическими чайниками, бумажными салфетками (это из магловской жизни), скоростными метлами, живыми картинами, квиддичем, Министерством Магии и Всевкусными орешками. Лес, как лес. Вот только... воздух. Гарри вдохнул поглубже. Воздух здесь был так чист, как не мог быть чист даже в их Запретном лесу: до постройки первого завода, до появления первого смога оставалось не меньше восьми веков.

- М-м-м... кажется, мы на границе с Шотландией, Гарри. Вернее, мы уже в Шотландии, а Англия - с той стороны, - Глориан махнул рукой куда-то назад. - Я знаю эти места. Не очень-то приятно, можем наткнуться на верховых вассалов местного тана. Надо бы перебраться через реку и поскорей пересечь границу. До встречи с первым эльфом нам придется идти почти сутки. Лес Теней отсюда довольно близко, но это по моим меркам. Сто пятьдесят человек будут идти куда дольше меня одного.

Они начали спускаться. Гарри взвалил на плечо рюкзак, прошлепал по воде и помог спуститься Гермионе. Мостки, шаткие и потрескавшиеся, жалобно скрипели, пока по ним спускались ученики Хогвартса. Снейп стоял на берегу и внимательно всех подсчитывал. Последними спустились Глор и Валери. Времяворот был надежно закреплен в мешке у Валери на спине.

- Сто сорок семь, сто сорок восемь, посторонитесь, мистер Томас!.. Сто сорок девять... Так, где еще один?! - заорал Снейп, шаря взглядом по головам учеников. - Поттер здесь, Уизли здесь, Лонгботтом здесь... Кто еще мог потеряться?!

- Э-хм. Простите, сэр, - по сходням виновато заскользила Клара Ярнли. На плече у нее сидела Северина. Снейп вытаращился на животное с таким видом, точно Клара вывела погулять дракона.

- Что это такое, мисс Ярнли?! - злобно прошипел он.

- Белка, сэр, - прочистила горло гриффиндорская герцогиня. - Моя белка. Северина.

Все замерли, так как реакцию Снейпа предугадать не мог никто, но, пока реакции не произошло, - профессор Зельеделия набирал побольше воздуха в легкие, дабы наорать на нахалку соответствующим ситуации образом, - вмешалась профессор Защиты от Сил зла.

- Перестаньте, профессор. Теперь уже ничего не изменишь. Клара, держи свою белку покрепче! Если она сбежит, то...

- Я не могла оставить Северину там одну, профессор! - пылко воскликнула Клара, тиская белку в объятиях. - Она не такая, как совы, кошки или крысы, она любит дом и ласку! Если кошки и крысы могут сбежать от дементоров, совы - улететь, а Тревор просто нырнуть в болото, то Северина ужасно привязана к нашей гостиной, и никуда бы не ушла! Эти ужасные существа нашли бы ее там и не пощадили! А я надела на нее шлейку, так что не беспокойтесь!

- У вас нет никаких сдерживающих начал, мисс Ярнли, - принялся перечислять все кларины грехи профессор Снейп. - Вы - невоспитанны и лживы! Всем было сказано - взять только...

- Профессор, пощадите наши уши. Нам сегодня нужно много пройти, хорошо, что сейчас здесь еще утро. Не будем зря отвлекаться на мелочи, - Валери повысила голос. - Идти за нами след в след! Не отставать! Разбиться по четверкам и хорошо запомнить, кто идет впереди и позади вас! Не отходить от тропы ни на шаг, запоминать дорогу. Все ясно?

Гул голосов подсказал ей, что ясно все и всем.

- Замечательно. Тогда немного отойдите, нам нужно спрятать корабль, - ученикам пришлось немного потесниться, когда профессора Эвергрин и Снейп вышли вперед. Они подняли палочки и заговорили на непонятной, видимо, самой древней разновидности латыни. Заклинание было похоже на церковный респонсорий: мисс Эвергрин начинала его, а Снейп заканчивал. С каждым новым словом исчезала очередная часть их корабля: сперва испарились сходни, открыв на всеобщее обозрение большущую дыру по правому борту, затем - сам правый борт, руль, весла и так далее. Последними, как улыбка чеширского кота, исчезли флагшток и марс. Их древняя, а здесь - вполне современная ладья исчезла за какие-то минуты полностью, оставив после себя лишь слегка примятую траву и глубокий след в травянисто-песчаном дне реки. Набежала легкая волна, и узор на песке разгладился, точно здесь никогда и не было корабля.

Профессора опустили палочки.

- Что ж, Глориан, дорогой, веди нас.

Они двигались со всевозможной осторожностью. На лесной тропе шуршали опавшие листья, из рощи изредка слышались перешептывания каких-то животных (Валери предостерегающе заметила, что здесь могут водиться крупные медведи и лесные тролли) и редкое чириканье - холодная осень уже выгнала большинство птиц в теплые края. Впереди осторожно скользил Эльф - двигался он практически неслышно, но шедшие прямо за ним хуффльпуффцы поднимали изрядный шум, шаркая ногами. Где-то по окончании первой сотни детей в стороне неслышно плыла Валери Эвергрин, она осторожно оглядывалась по сторонам и предостерегающе косилась на особенно громко ведущих себя ребят. Завершал процессию профессор Снейп, подгоняя отстающих учеников палочкой и чертыханиями вполголоса.

Гарри все еще не мог поверить, что они сейчас находятся почти за тысячу лет до того времени, когда он сам появился на свет. Все вокруг было таким же обычным, как в любом другом лесу Англии. Держась за руки с Роном и Гермионой, он шел вперед, но не мог заставить себя двигаться тихо, постоянно отвлекаясь на окружающий его мир. Он несколько раз оборачивался и вытягивал шею, чтобы увидеть Сьюзен Боунс, идущую где-то впереди с тремя другими хуффльпуффцами (с Джастином Финч-Флечли, естественно!), но потом мрачно решил не лезть в их дела, раз им и без него неплохо. Он мог представить себе тысячу тем, на которые они могли бы сейчас поболтать со Сью, но вместо этого ему приходилось краем уха выслушивать длинный и тягучий экскурс в историю Англии. Гермиона шепотом пересказывала Джинни, последней в их четверке, те факты, которые она помнила об этих временах из школьного курса истории.

- И если, по моим подсчетам, мы оказались приблизительно в октябре 1096 года, то сейчас времена должны быть неспокойные. В Шотландии сейчас правит король Эдгар, весьма неадекватная личность, а в Англии - Вильгельм Рыжий, сын короля Вильгельма Завоевателя. Тоже весьма скользкий тип. К тому же норманнские дворяне, пришедшие в Англию вместе с Вильгельмом Завоевателем, ведут себя сейчас совершенно отвратительно. Они способны отнять замок у его исконного владельца, мотивируя это необходимостью охраны границ государства, я знаю точно, я читала об этом. Если учесть, что мы сейчас как раз на границе, то вполне можем встретить передовой отряд какого-нибудь норманнского лорда, грабящего шотландские границы или обложившего замок какого-то сакса. Хорошо, что я знаю французский!

- Так на этом французском языке говорили девять веков назад, - скривился Рон, с некоторым напрягом выслушивая очередную лекцию Гермионы. - Сомневаюсь, что ты учила древнефранцузский!

- Старофранцузский, Рон! Кое-кому было бы не лишним заглянуть пару раз в учебник истории.

- Все это муть и скука, - мрачно шепнул Рон Гарри. - Но я все равно думаю, что было бы здорово встретить здесь настоящих рыцарей! - в его голосе слышался явно с трудом сдерживаемый восторг и ощущение сенсации. Однако чуткие уши Гермионы уловили нотки надежды в интонациях Рона.

- Ты что, Рон, - испугалась она. - Не дай бог! Как ты думаешь, за кого они нас примут?

- На нас мантии, - возразил Гарри. - Мы вполне можем сойти за студентов Оксфорда.

- Оказавшихся в Шотландии? - язвительно переспросила Гермиона. - Скорее, мы похожи на монахов и монахинь в этих ужасающе длинных хламидах. О, Мерлин, как же тяжело ходить в них по мерзлой траве!

- Ага, в джинсах куда легче, - вздохнула богатая невеста Джинни Уизли, явно жалея об оставленных в Хогвартсе трех парах новеньких Ливайсов, купленных этим летом.

- Я сейчас в джинсах! - радостно повернулся к ним Невилл, идущий спереди с Тоби, Кларой и Гордоном.

- Мне изобразить бурный восторг по этому поводу? - поинтересовалась Джинни, моментально выходя из себя.

Невилл вздохнул и отвернулся. Клара тут же начала ему на ухо давать советы по укрощению строптивой Вирджинии Энн Уизли, пока Северина перелезала с ее плеча на плечо Невилла. Гермиона продолжила вполголоса выдавать очередную лекцию по истории для желающих ее послушать, а Гарри с Роном увлеклись обсуждением магловского и магического оружия, популярного в этот период времени. Рон утверждал, что палочки уже вытеснили волшебные посохи. Гарри был в этом не уверен. Сзади Парвати, Падма и Лаванда взволнованно обсуждали перспективу знакомства с благородным рыцарем, сэром Как-Бы-Его-Там-Ни-Звали-Все-Равно-Круто. Причем Лаванда высказала крамольную мысль: если таковой встретится ей на пути и предложит руку и сердце (В тот же миг? - язвительно полюбопытствовал Рон), то, с учетом возникшей у них проблемы с возвращением, Лаванда считала возможным принять это предложение.

- Если он окажется блондином, то я тобой согласна, дорогая! - зачирикала Парвати. Ее подружки весьма одобрительно отнеслись к ее вкусу.

- В шлеме с забралом, знаете ли, не очень хорошо виден цвет волос, - с ухмылкой обернулся к ним Гарри. Все три девицы мгновенно надулись. Идущий рядом с ними Кларенс Дэйвис - тоже, но по совсем другой причине.

Лес был пуст. Ни одно животное пока им не попалось на глаза. Гермиона была этому даже очень рада, в отличие от Рона, жаждавшего увидеть хоть одного живого медведя, зверя, которого он не изучал на уроке по Уходу за Магическими существами. Зато становилось холоднее. Пошел сперва мелкий дождик, а потом его холодные брызги превратились в морозную крошку. Теплые мантии на меху оказались весьма кстати. К полудню стали раздаваться первые просьбы о привале и еде.

- Чуть попозже, ребята, чуть попозже, - обещала мисс Эвергрин, шагая рядом с ними. Холод заставил и ее облачиться в ненавидимую ей форму одежды - мантию. Она хмурилась и зябко поеживалась, когда начинающий крепчать холодный ветер начинал хлопать полой ее мантии. Видно было, что она сильно устала и издергалась, но когда к ней обращался кто-то из детей, она старалась невозмутимо улыбаться. Гарри не мог видеть Эльфа из-за многочисленных спин впереди, но когда их процессия взбиралась на очередной лесной холм, светлые волосы Глориана мелькали на самом верху. Он-то был неутомим, но сам Гарри уже отчетливо начал чувствовать ногой каждый камешек, каждая песчинка, попавшая в ботинки, причиняла ему ужасные мучения. Спину ломило, как после двухчасовой тренировки по квиддичу. Рядом отважно шагал Рон, периодически вытаскивая Джинни и Гермиону из каждой ямки. Пришельцы шли уже почти пять часов, и младшие из детей начали отставать и хныкать. Злобные выпады профессора Снейпа, понукание самых слабых волшебной палочкой и подпихивание в бок ногой уже не давали результатов. Когда профессор Алхимии в очередной раз пнул коленом крохотную второклассницу из Рэйвенкло, Бриджет О'Рейли, та упала и громко расплакалась. Мисс Эвергрин бросилась к ней, чтобы помочь подняться. Но Снейп опередил Валери, поднял девочку на руки и понес ее сам.

- Не отвлекайтесь, - буркнул он мисс Эвергрин. - Не стоит так беспокоиться. Она отдохнет несколько минут, а дальше прекрасно сможет пойти сама. Следите лучше за своими гриффиндорскими головорезами.

- Следите сами... за своим языком, профессор, - буркнула Валери. Она, не сходя с места, сотворила теплые носки и надела их на Бриджет. - Так лучше, милая?

- Спасибо, профессор, - пролепетала Бриджет. Снейп покрепче закутал ее в мантию, и Бриджет, согреваясь, добавила. - И вам тоже, профессор Снейп.

Снейп только что-то буркнул в ответ. Мисс Эвергрин смерила его странным взглядом и вернулась к середине колонны. Там уже начали роптать. В основном, слизеринцы, но и от ребят из Хуффльпуффа то и дело раздавались жалобы на холод, боль в ногах, усталость и голод. Гриффиндорцы пока молчали, но Гарри, шедший позади Тоби Табби отлично видел, что мальчишка крепится из последних сил. Им следовало сделать привал немедленно, иначе они рисковали начать падать от усталости. Невилл старательно бормотал что-то впереди. Гарри показалось, что он считает свои шаги, и, действительно, в ответ на недоуменный взгляд парня Невилл кивнул.

- Так идти легче. Сосредотачиваешься на счете и не замечаешь усталости. Две тысячи триста шестнадцать, две тысячи триста семнадцать...

- Интересно! - возбужденно воскликнула Клара, пристраивая продрогшую Северину себе за пазуху. - Как будто считаешь овец перед сном! Я тоже попробую, - она принялась считать, но на первой же сотне сбилась. Клара тоже сильно устала, но отчаянное стремление к какой-нибудь сенсации - еще бы, она же теперь не в 1996, а в 1096 году!!! - пока удерживало ее от того, чтобы упасть от переутомления.

Гермиона тащилась из последних сил. Джинни дышала тяжело, как от быстрого бега, но молчала и, стараясь, чтобы Рон не заметил, как она устала, тщательно улыбалась брату. Гарри молча подхватил ее под руку, когда ноги Джинни, уже не слушаясь, начали цепляться за корни деревьев, и она с благодарностью ухватилась за Гарри. Когда Гермиона с надеждой взглянула на часы, чтобы узнать точное время, то обнаружила, что они остановились. Часы Гарри, как оказалось, тоже. И часы Рона. И у всех остальных стрелки на часах неподвижно и безнадежно замерли. Видимо, временной парадокс, в который они угодили на подпространственном времявороте, каким-то образом воздействовал на них. По прикидкам Гарри было уже около половины первого, когда впереди возник небольшой переполох, и процессия начала разваливаться, наступать друг другу на пятки и тыкаться носами в спины впереди идущих. Валери Эвергрин быстро пробежала вперед и успела подхватить Эмери Вайза за секунду до того, как маленький хуффльпуффец, потеряв сознание, упал на землю.

- Энервейт! Не толпитесь, ребята, дайте ему подышать свежим воздухом! - Валери достала из кармана какой-то пузырек и влила его содержимое в рот Эмери. Тот открыл глаза и непонимающе захлопал ресницами. - Ничего, дорогой, сейчас тебе станет легче. Я понесу тебя... Устал, да?

- Ничего, профессор. Я сам пойду! - сделал попытку отвертеться Эмери, но мисс Эвергрин ничего не желала слышать. Она бы действительно понесла бы мальчика сама, если бы капитан квиддичной команды Хуффльпуффа, здоровенный мягкосердечный громила Тед Тойли, не предложил бы свои услуги. Он перебросил Эмери через плечо, и тот продолжил свой путь уже верхом на Тойли.

- Я донесу его, профессор Эвергрин, не волнуйтесь.

- Теодор, ты тоже устал.

- Справлюсь, мэм. Не впервой, на матче со Слизерином мы и похуже уставали, - хмыкнул Тед и отправился на свое место в строю. Эмери виновато болтался у него на плече.

Это было, видимо, последней каплей. Больше идти вперед ни у кого не было сил, и, хотя профессора настойчиво убеждали ребят в том, что от этого зависит их безопасность, дети начали роптать. Потом в самой середине процессии возник очередной переполох - Драко Малфой упал в обморок. Еще до того, как Гарри подбежал к нему вслед за Гермионой и Роном, он был уверен, что Малфой притворяется. Профессор Эвергрин нагнулась, пощупала пульс у парня и, нахмурившись, встала.

- Мистер Малфой, думаю, вам следует отдохнуть, но все не настолько ужасно, как вам кажется. Вы вовсе не смертельно больны, - объявила она.

- У него температура! - возразила Панси Паркинсон, взволнованно прикладывая руку ко лбу Драко. Он еще раз с выражением застонал и многозначительно взглянул на профессора Снейпа, подошедшего посмотреть, что случилось. На руках у него покачивалась заснувшая Бриджет.

- Что произошло, мисс Паркинсон?

- Драко упал в обморок, профессор. Он очень устал. Мы все устали, сэр, давайте сделаем привал? - Панси умоляюще посмотрела на своего декана.

- И есть кошмарно хочется, - проворчал Крэбб, бросая голодные взгляды по направлению к лесу. - Профессор, а в этой чащобе не найдется ничего пожрать?

- Что за выражения, мистер Крэбб! Хотя, в общем, вы правы, долго идти вы не сможете, если не поедите... Предлагаю сделать привал! - сухо сказал Снейп, обращаясь к мисс Эвергрин и Глориану, подошедшему посмотреть, что случилось с Драко.

- Это очень рискованно, - возразил Глор. - Среди бела дня нас могут заметить!

- Я думаю, лежащие на лесной поляне трупы детей, погибших от усталости, тоже заметить будет легко, - с восхитительным сарказмом заметил Снейп.

- Наше путешествие может затянуться. Ночью идти мы не сумеем - нас слишком много, и кто-то из детей может отбиться. Но даже это не помешает кое-кому из здешних лесных обитателей напасть на вас. Тролли в этих местах весьма недружелюбны, и лесные, и горные, и речные. Тут разные есть.

Гарри вспомнил свой опыт общения с троллем и поежился. Рон выразительно посмотрел на него. Его вид явно говорил о желании двигаться дальше, несмотря на усталость. И, желательно, без Малфоя.

- Может быть, Малфой останется здесь ненадолго? Посидит, отдохнет, а потом нас догонит, - мрачно и тихо предложил Невилл откуда-то сзади. - И, надеюсь, когда мы уйдем, сюда сбегутся все тролли этого леса... чтобы пообедать.

Юмор Невилла не оценили ни Малфой, ни профессор Снейп.

- В таком случае, Лонгботтом, я могу оставить и вас здесь за компанию с мистером Малфоем. Думаю, тролли быстро разберутся, кто из вас упитанней, - зло сказал Снейп пухлому Невиллу, подавая руку Драко, чтобы помочь тому встать. Малфой, с видом, соответствующим ситуации, - томным и измученным - поднялся, прижимая ладонь ко лбу.

- Если я не поем чего-нибудь, профессор, я умру!

- Может быть, все-таки попробуем пройти еще немного? - в отчаянии сделала Валери последнюю попытку.

- Вы, профессор, можете идти, куда хотите, но учащиеся моего колледжа останутся здесь на привал. Отдыхаем ровно два часа! - громко объявил Снейп, разбудив своим зычным воплем спавшую у него на руках Бриджет. - Потом отправляемся дальше.

Валери и Глориан Глендэйл переглянулись.

- Ладно, - неохотно согласился Глор. - Только два часа, не больше. Сейчас рано темнеет, а мы должны успеть перейти Вонючий Бор до темноты.

- Вонючий Бор? - отвисла челюсть у Гарри.

- Там троллей больше всего скапливается. У них там что-то, вроде, поселения. Ни Эльфы, ни люди туда не ходят, говорят, тамошние тролли самые кровожадные, - пояснил Глориан, сбрасывая свой плащ на землю и усаживая на него Натали МакДональд и Эмери Вайза, самых уставших и промерзших. Гарри переглянулся с друзьями. Перспектива встречи с целой оравой троллей никого из них не порадовала.

Ученики расползлись по лесной поляне, и вскоре повсюду заполыхали маленькие волшебные костерки, на которые не пошло ни единой веточки. Они согревали, но никому почему-то не могли дать ощущения уюта. Дети сгрудились возле костров, вытягивая руки к огню, пытаясь избавиться от холодной колючей крошки, падающей с неба. Гермиона развела самый большой огонь, и младшие гриффиндорцы столпились возле их костра, жадно ловя каждую искорку тепла. Гермиона задумалась на минуту, а потом произнесла:

- Фоверус!

Гарри почувствовал, как кровь быстрее потекла по его венам. Согревающее заклятие подействовало немедленно, и разлившееся по телу тепло приятно защекотало ему пальцы. Рядом довольно вздохнул Рон.

- Гермиона, ты - гений!

- Я это давно знаю, - несколько самодовольно отозвалась Гермиона, поплотнее укутывая мантией Люка Дэниэлса. - Согревающее заклятие довольно простое, но я сомневаюсь, что смогу таким же образом накормить всех нас. У меня сил не хватит, чтобы сотворить всем еду, - она нахмурилась, видимо, вспоминая свой не слишком удачный опыт на Магическом Домоводстве. - Профессор Эвергрин, а что здесь можно найти съедобного? Или нам попробовать сотворить что-нибудь, вроде шоколада? Он у меня неплохо получается.

- Шоколада здесь пока нет, Гермиона. Мы не можем рисковать. Надо что-то придумать, - Валери Эвергрин, будучи профессором по Защите от Сил зла, не слишком хорошо представляла себе, как накормить одним хлебом тысячу человек. В конце концов, она не специализировалась в Магическом Домоводстве.

- Я могу сотворить яблок, - заметила Лаванда. - Они у меня выходят почти как настоящие.

- А я - пирожки, только без начинки, - предупредила Ханна Эббот.

- Вижу, если не я позабочусь о еде, этого здесь не сможет сделать никто, - ехидно усмехнулся профессор Снейп. Он осторожно положил Бриджет на руки Глориана и встал с трухлявого пня, на который опустился раньше. - Мистер Норд, мистер Блаунт, мистер Монтегю, мистер Уоррингтон, подойдите ко мне. Для вас есть работа, господа.

Трое здоровенных слизеринцев с интересом подошли к своему декану. Снейп что-то коротко объяснил им, повернулся и тоном приказа велел следовать за ним. Уоррингтон, Норд, Монтегю и староста Слизерина, Освальд Блаунт, отправились за профессором Снейпом прямо в лес.

- Вы куда это собрались? - вытаращила глаза Валери Эвергрин.

- Не ваше дело, профессор, - заметил Снейп, даже головы не повернув в ее сторону. - Если вам так нравится - сидите голодом и морите им ваших гриффиндорцев, но своим ученикам я голодать не позволю.

Мисс Эвергрин, похоже, потеряла дар речи. Глориану пришлось взять ее за руку, чтобы она не бросилась вдогонку за Снейпом, требуя отчета в его действиях.

- Он что, с ума сошел? - недоуменно проводила Гермиона взглядом Снейпа. - Мы для чего тут все вместе держимся? Чтобы не потерялся никто! А он просто так взял и ушел, как будто это - обычный лес.

- Во, псих! - с еле заметным оттенком уважения протянула Клара. Она посадила Северину на землю, и белка сразу же полезла шарить по карманам Невилла, которого особенно любила. Карманы были пусты, что белку немного расстроило. Северина села на задние лапки и глубоко задумалась о людской несправедливости вообще и жадности Невилла Лонгботтома в частности. Сам же Невилл все еще думал о другом.

- Гарри, как ты считаешь, если мы сможем вернуться, то все в Хогвартсе будет так, как прежде? Все будут живы? - последнюю фразу Невилл произнес очень тихо.

Гарри поежился.

- Не знаю. Надеюсь, что все так и будет. Ты же знаешь, Дамблдор, конечно, немного ненормальный, но у него есть какая-то идея, он сам сказал. Но его план, кажется, был очень опасен, поэтому он предпочел нас отправить оттуда, чтобы мы не попали в самое пекло.

- Мы попали в куда худшее пекло, - мрачно изрекла Гермиона, невидящими глазами уставившись в зачаровывающий ее своими переливающимися оттенками огонь. - Он же сам настоял, чтобы мы улетели в прошлое, хотя понимал, как это опасно. И что мы имеем в результате? Времяворот сломан, хорошо, если его удастся починить, а если нет? Мы тут застрянем надолго.

- Если не навсегда, - тихонько добавил Гарри, утыкаясь подбородком в колени.

Все это время он отчаянно думал, как же им теперь попасть обратно. Насчет времяворота он не обольщался: надежда, которую питали на починку времяворота многие его друзья, его не ласкала. Летом Гарри видел, как у мисс Эвергрин сдох компьютер. Она ужасно расстроилась и ругалась: накрылась материнская плата. Чтобы ее заменить, ей пришлось аппарировать в Лондон и покупать новую, процесс замены, свидетелем которого он стал, оставил в памяти Гарри впечатление, как от сложнейшей операции на сердце. Но если запчасти к обычному компьютеру можно было запросто достать в ХХ веке, то здесь это ему представлялось невозможным. Вопрос, по его мнению, заключался в том, как теперь жить дальше. В ХI веке. Этими соображениями он и поделился с Роном. Шепотом, чтобы не услышали Джинни и Гермиона - неисправимые оптимистки. У Рона на это был только один ответ: - Да ты рехнулся, Гарри! Даже если все будет хуже некуда, я все равно здесь не останусь! Ты шутишь, у меня же мама с ума сходит там! Она потеряла Фреда, неизвестно, где сейчас мой отец и Перси, может быть, их уже поймали! Если мы с Джинни не вернемся, она сойдет с ума, - мрачно закончил Рон и исподлобья посмотрел на Гарри. - С помощью времяворота или нет, но мы с ней должны как-то вернуться домой. Гермиона говорила о сложных заклятиях, которые не сохранились до наших дней, а вдруг она права, и одно из них способно перенести нас обратно? Ты точно уверена в том, что они есть, Гермиона? - настойчиво потряс Рон рукав своей старосты. - М-м-м... ну, почти... - промямлила Гермиона, делая вид, что ужасно занята тем, что кутает в сотворенное ей теплое одеяло ноги Люка и Гордона. Гарри встретился с ней глазами и мгновенно все понял. Если такие заклятия и существуют, то Гермиона определенно не знает, где их искать. Гермиона отвернулась, и каждый из них остался наедине со своими мыслями. Гарри понимал, что настойчивая Гермиона никогда не откажется от решения найти способ вернуться обратно, в этом отношении она была похожа на Валери Эвергрин. Но если его молодая опекунша имела привычку чисто по-женски по очереди впадать в отчаяние, затем в панику, а затем таким решительным образом приступать к исправлению ситуации, что та практически мгновенно изменялась в лучшую сторону, то Гермиона сперва серьезно все обдумывала, взвешивала все "за" и "против", а затем шла напролом к решению проблемы. Рон не сомневался, что все будет - должно быть! - хорошо, потому что не мог представить себя частью этого нового для него, но такого старого мира, что он казался ему неправильным, ненормальным и довольно страшным. Но его гриффиндорская храбрость не позволяла признаться в своих слабостях, поэтому Рон отчаянно скрывал страхи, несмотря на то, что они просто кричали, заявляя о себя из глубины его потемневших от напряжения рыжеватых глаз. Гарри обернул полу мантии покрепче вокруг тела и зябко потянулся к огню, вполуха слушая, как гриффиндорцы обсуждают все то, что пока еще не существует в этом мире: горячий душ (Гермиона), писсуар (эту глубокую мысль высказал Симус Финниган), лак для ногтей (грустный вздох со стороны Парвати Патил), квиддичквиддичквиддич (унылое гудение из кучи прелых листьев, в которую зарылись братья Криви). Как все они странно относятся к тому, что могут никогда не вернуться домой, изумленно понял Гарри. Точно никто не воспринимает все это всерьез! Его одноклассники явно убеждены в том, что это - серьезная, но разрешимая проблема. Его же пугало другое: на его памяти мисс Эвергрин никогда еще так не срывалась, и подобный ужас от осознания груза ответственности за детей, который, как она считала, лег на ее плечи, он ни разу не видел в ее глазах, из чего заключал, что они угодили в редкостную по своей кошмарности переделку. Сегодня он понял, что Валери - обыкновенная женщина, несмотря на все свои суперспособности. Живя с ней бок о бок все лето, Гарри до сих пор представлял ее каким-то неземным существом из-за того, что Валери была латентом. Впрочем, это его даже порадовало. Хоть что-то может меня еще порадовать, мрачно усмехнулся он про себя. Но факт оставался фактом: они могут остаться здесь навсегда. И Гарри стало страшно: вокруг было столько его друзей и знакомых, а он вдруг почувствовал себя одиноким и маленьким, точно все они отличались от него и стали чужими. Даже Рон. Даже Гермиона. И Гарри встал. Его потянуло к тому человеку, который, как он почему-то понял, единственный способен понять его. Сьюзен подняла глаза, когда рука Гарри легла ей на плечо. Она только что закончила наколдовывать Согревающее заклятие для самых маленьких хуффльпуффцев и теперь сидела над их костром. В темноте напротив нее сверкнули глаза Джастина, метнулись к Гарри и снова опустились в огонь. - Сью, можно тебя на минутку? Она послушно поднялась и отошла за ним в сторону. - Что случилось, Гарри? - она была встревожена, но, тем не менее, вела себя чрезвычайно спокойно. Нервные смешки и трескотня, которую издавали Парвати, Лаванда, Гвинетт и другие гриффиндорцы, мрачная задумчивость, в которую впали девочки из Рэйвенкло, или истеричные всхлипы, доносившиеся от кучки слизеринских красавиц, не затронули кружок девушек из Хуффльпуффа. Сьюзен была бледна, но держалась великолепно. Они отошли в сторону, за колючие заросли поздней ежевики, переплетенной с кустами шиповника, и Гарри устало прислонился к громадному кедру - Сью, прости, но... мне... мне страшно, - выдавил из себя Гарри. Его руки сжали край мантии. Он успел подумать, что сейчас катастрофически и навсегда упадет в глазах той девушки, мнение которой (единственной!) о нем было Гарри не безразлично, но не смог больше сдержать то напряжение, которое скрутило его нервы в тугой узел с того самого момента, когда он увидел кровавые капли, стекающие по пальцам профессора Снейпа. Больше он не мог. Он был Гарри Поттером, Мальчиком-Который... впрочем, поправка: он больше не был маленьким мальчиком. Отрочество кончилось, как и детство. Но Сью поступила нелогично. Вместо того, чтобы презрительно пожать плечами, броситься его утешать или поступить как-нибудь еще, она просто обняла его. Вот так. Просто взяла и обняла. И Гарри ощутил, как ее губы, теплые и такие сладкие скользят по его щеке. - Замечательно, Поттер! Вы нашли время для этого даже в такой момент! Сзади раздался утробный гогот. Януариус Норд и Десмонд Уоррингтон ржали, широко распахнув пасти с гнилыми от хронического пожирания сладостей зубами-пеньками. Освальд Блаунт мрачно смотрел мимо Гарри, на лоб ему свисала потная прядь. Найджел Монтегю презрительно скривился на Сью и перевел ехидный взгляд на Гарри Поттера. Профессор Северус Снейп разглядывал Гарри с каким-то особенно злобным и насмешливым лицом. Перед слизеринцами покачивались в воздухе туши трех оленей. - Профессор! Но разве это можно?.. - успела прошептать Сьюзен. Слизеринцы вновь заржали. - Не будем мешать вам, Поттер, - Снейп прошел мимо них, язвительно скривившись. - Мобиликорпус! - Олени потянулись следом за ним. Ян Норд, проходя мимо Гарри, двинул его локтем. - Вы, кажется, окончательно сошли с ума! Что вы наделали, профессор? - послышался возмущенный шепот мисс Эвергрин. - Я сошел с ума? Я всего лишь хочу накормить детей, но если вам и вашему избраннику не по вкусу такая еда - можете отправляться в лес искать что-нибудь другое. Кстати, уже темнеет, и, надеюсь, вы заблудитесь, что послужит вам хорошим уроком, - костер запылал сильнее, оленьи туши вспрыгнули на большие толстые ветки и закачались над пламенем. - Что молчите? Никогда не ели оленину? Впрочем, с вашими кулинарными способностями... - Откуда вы знаете о моих кулинарных способностях? - мрачно. - Наводили справки? Снейп отвернулся и принялся поворачивать оленя над огнем. Через час: - Нам пора идти, - Глориан, упрямо, поднимаясь с трухлявого пенька. Презрительный взгляд. - Это вам, может быть, пора. Дети еще голодны. Проклятые животные жарились слишком долго. Глориан Глендэйл передернул плечами. Он никогда не ел мяса. - Но уже темнеет! - Значит, мы останемся тут на ночь, не тащить же детей с собой по ночному лесу. Подойдите ко мне все, кто хочет есть, остальных просьба не беспокоиться! Первыми к профессору подбежали слизеринцы. Жадно отталкивая друг друга, они становились в очередь под пристальным взглядом декана. Снейп выделил каждому по небольшой доле. - Этого слишком мало, профессор! - Драко Малфой голодным взглядом проследил за тушами еще двух оленей, которые сами поворачивались над кострами. - Вам хватит, мистер Малфой, - железным голосом. - Больше одного раза я предлагать не стану! Живо! К кострам потянулись все остальные. Есть хотелось давно и каждому. Гарри и Сью принесли по кусочку Гермионе и Рону. Пережевывая мясо, Гарри очередной раз сознался себе, что получилось чертовски вкусно, и Снейп - вовсе не всегда такое чудовище, каким хочет казаться. И готовит он, кажется, куда лучше профессора Эвергрин... - Мы не договорили... - Проклятие, Эльф! Если так хочешь помочь, то иди и сам приведи сюда своих родичей! Дети долго шли, устали и не знают, попадут ли еще домой! Вам тоже нужно прекратить проливать слезы, профессор Эвергрин. - Я не проливаю слезы! - Что ж, возможно, больше не проливаете, беру свои слова назад. Накормите самых маленьких и позаботьтесь об одеялах для ночлега. Надеюсь, сотворенные вами одеяла не исчезнут посреди ночи? Тихое шипение со стороны мисс Эвергрин: - Язвительная скотина... - Что вы сказали? - Вам показалось, профессор... Сью прислонилась к плечу Гарри и задремала. Гарри, смертельно уставший, уронил голову на спину Рона и успел увидеть только, как мисс Эвергрин накрывает одеялом Клару, а Северина сворачивается калачиком сверху. Его так неудержимо потянуло в сон, что Гарри не мог больше думать ни о чем. Смертельная усталость навалилась тяжелым камнем, он услышал, как рядом раздался храп Невилла и тихое сопение Джинни, а потом уже не мог слышать ничего, потому что крепко уснул.


Глава 17. Запретный прыжок. | Гарри Поттер и Лес Теней. | Глава 19. Волшебное средневековье.