home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 20. Инисаваль.

Гарри еще никогда не ездил на единороге. Он думал, что это очень пугливые животные, старающиеся не попадаться на глаза человеку, будь он магом или маглом. Но здесь единороги были совершено ручные и слушались Эльфов так же беспрекословно, как ранее беспрекословно слушались Глориана лошади. Правда, к женщинам единороги, действительно, относились с бОльшим доверием: эльфы усадили на них половину всех девочек, и животные даже не шелохнулись. Ни один единорог не взбрыкнул. Зато когда на них стали садиться мальчики, многие из них - раненые, Эльфам пришлось уговаривать единорогов, чтобы те позволили сесть на них верхом. Многие ребята не умели ездить таким образом, тем более, что никаких седел на животных не было и в помине, поэтому Эльфы шли рядом, молча подсаживая ребят.

Эльфов было около тридцати. Возглавляемые Глорианом, они пришли с южной стороны леса, все - одинаково невысокие, стройные, худощавые, в светло-серых пушистых одеяниях, высоких сапогах из какого-то мягкого коричневого материала и белоснежных плащах, светящихся в ночной темноте. Эльфы были странные. Глориан, наверное, из всех был самый высокий и вел себя наиболее свободно - сказывались привычки, приобретенные в обществе людей. Остальные представители Древнего Народа Леса Теней были похожи на бестелесные тени благодаря своим легким скользящим движениям и окутывавшим их облакам светлых летящих волос. Хотя Гарри, благодаря урокам Глориана, уже немного понимал по-эльфийски, здешние Эльфы говорили слишком быстро и певуче, чтобы можно было что-то понять. Гарри видел, как усиленно Гермиона прислушивается к их разговорам, но на ее лице постоянно отражалось разочарование: видимо, девушка тоже разобрала не слишком многое из их бесед. Тем более что и бесед-то Эльфы между собой почти не вели, обращаясь всегда или почти всегда к детям, а не друг к другу. Практически не разговаривая друг с другом, они удивительно четко организовывали свои действия: рассортировали девочек и мальчиков, старших и младших, раненых и здоровых, посадили большинство на единорогов и не говоря ни слова двинулись обратно на юг, осторожно и бесшумно пробираясь между большими черными стволами, с которых свисали темные кудри мха и шишковатые наросты омелы. Гарри ехал спереди вслед за Глором и Валери, за его спиной покачивалась Клара, поминутно зевая и периодически утыкаясь сонно сопящим носом ему в плечо. Северина перелезла через гаррино плечо и устроилась у него в кармане мантии, цепко впившись острыми коготками ему в колено. Рон и Невилл шли поблизости, сразу за единорогом, на котором ехали Джинни и Гермиона. Рука у Рона была перевязана, один из троллей умудрился прокусить ему кисть, Джинни, правда, сумела заживить рану, но рука у ее брата еще болела и не желала двигаться. Недалеко от Гарри на молодом единороге ехали Сью и поддерживаемый ей Джастин Финч-Флечли: Сьюзен обняла Джастина за талию и поддерживала, чтобы он не свалился с лошади со своей сломанной ногой. Гарри исподлобья наблюдал за этой парочкой и иногда мрачно ловил себя на желании поменяться с Джастином местами. Но Гарри ограничился тем, что осторожно подогнал своего единорога поближе к великолепному скакуну Сьюзен, дабы не выпускать ее из поля зрения. Гарри чувствовал, что два часа отдыха нисколько не отразились на его состоянии, он чертовски устал за последние два дня, не проспав, в общей сложности и пяти часов. Его клонило в сон, да, собственно, все происходящее с ним казалось Гарри только видением, чем-то невероятным и несуществующим в действительности. Будто он уснул на уроке Прорицания, и эти невероятные, опасные события - нашествие дементоров, осада Хогвартса, головы Малфоя и Бладштейна в камине и голова Олливандера на столе у Дамблдора, сломанный подпространственный времяворот, два странствующих монаха и ревущие от запаха крови тролли - всего лишь привиделись ему в бликах хрустального шара на столе у Сибиллы Трелони. Преподаватель Прорицания наклонилась над ним в клубах ароматного дыма, шелестя шелковой бахромой шали, и ее загробный голос скорбно провозгласил:

- Темно грядущее твое. Ужасные опасности ждут того, кто оставил привычную жизнь и устремился в мир, полный опасностей! Теперь все зависит от...

- Гарри!

Гарри резко вскинул глаза. Он заснул прямо верхом на единороге! Возле него стояла Валери и осторожно тормошила его за плечо.

- Гарри, проснись, мы уже скоро будем на месте, - она осторожно подняла на руки спящую Клару, вытащив ее из-за спины Гарри, и передала ее одному из молчаливых Эльфов. Тот подхватил девочку на руки и, ничем не показывая, что ему тяжело (они с Кларой были почти одинакового роста), отправился вперед к единорогу Глориана, осторожно переступавшему через толстые корни особенно огромного граба. Глор придержал свое животное и обернулся к своему сородичу. Последовал быстрый обмен взглядами, и, каким-то образом, не говоря ни слова, оба Эльфа договорились между собой: Глориан Глендэйл взял к себе на руки Клару, а другой Эльф быстро скользнул в сероватую дымку леса и исчез далеко впереди.

Через четверть часа, уже совсем проснувшись, Гарри огляделся. Лес изменился. Старинная чащоба как будто тихо шептала заклинания, холодный ветер, уже начавший пробирать морозцем по коже, дул резкими порывами, в которых и слышалось загадочное усыпляющее бормотание. От многочисленных луж и болотцев между корнями исполинских дубов, буков и грабов шел горячий пар, окутывавший лес туманной дымкой, из-за которой силуэты передвигавшихся в полутьме людей были похожи на таинственные призраки. Из каждого куста слышался шорох, ветки деревьев наклонялись друг к другу против ветра, точно беседовали между собой; сверху, невидимые в холодном тумане, мрачно переговаривались какие-то птицы. Из под копыт гарриного единорога пару раз шмыгали маленькие зверьки, похожие не то на хлюпнявок, не то на землероек; за большой раскидистой ракитой Гарри увидел рыжую шкурку и огромные внимательные зеленые глаза огневки, а потом уловил удаляющийся топот кабана. Лес показался ему похожим на Запретную чащу Хогвартса, такую же древнюю и таинственную. Интересно, это и есть - Лес Теней?

- Интересно, это и есть - Лес Теней? - подумал Гарри вслух.

Глориан услышал его. Осторожно, чтобы не разбудить Клару, он придержал коленями своего единорога, уступая место во главе колонны другому Эльфу с длинными светлыми волосами и глубокими зелеными глазами. Оказавшись возле Гарри, наследный принц кивнул.

- Ты прав, Гарри. Здесь начинаются владения Эльфов. Лес Теней окружает длинное озеро, на котором находится остров Инисаваль. Мы сейчас живем там, хотя раньше, лет тысячу назад, Эльфов было куда больше, и жили мы почти в каждом лесу. Впрочем, тогда и магов-то в Британии было больше, чем маглов.

- Вы имеете в виду друидов? - усталый голос Гермионы послышался сзади, и гаррин единорог уступил место молодому и сильному животному, на спине которого сидели Гермиона и Джинни. Глаза Гермионы были обведены черными кругами и запали от усталости. На Глориана она смотрела уже далеко не так восхищенно как раньше, и Гарри подумал, что это немудрено. Кровь тролля, капающую с короткого эльфийского меча, он тоже никогда не забудет.

- Друиды? Мы называем их повелителями Деревьев и Камней, - Глориан Глендэйл обернулся к Гермионе и сверкнул улыбкой. - Могучие волшебники. Их не осталось больше, но когда-то Эльфы жили с ними в согласии. Остров, который сейчас составляет наше последнее прибежище, тоже подарила нам одна волшебница. Последняя из Повелителей Озера. Она и ее сестра еще долго жили на острове, стерегли это место.

- Волшебница? Какая? И кто ее сестра? - Гарри удивлено поднял брови.

- Разве вы не знаете их имена? - удивился Глор. - А я-то считал, что они всем магам известны! - он чуть тронул коленом единорога, и тот понес его вперед.

Гарри с Гермионой переглянулись. Из-за плеча Гермионы выглядывала Джинни. Видно было, что рассказ Глориана она пропустила, потому что была сосредоточена на том, как можно удержаться на норовистом единороге.

- Ох и дурно же мне! - простонала она. - Когда же привал? Мы всю ночь ехали! И где Рон?

- Он приотстал, помогает Невиллу перегрузить Тоби. Совсем бедняга не умеет ездить верхом. А у Невилла неплохо получается, кстати, ты видела, Джинни? С единорогом у него возникло куда меньше проблем, чем с метлой.

- Нет, - рыкнула Джинни. - Не видела! И мне наплевать, как он ездит и летает. Кстати, а ты Колина не видела?

Гарри рассмеялся, и почувствовал себя странно, точно он совершил что-то нехорошее. Хогвартс остался там, далеко, подумал он, неизвестно, сможем ли мы вернуться туда, неизвестно, остались ли в живых Дамблдор и профессор МакГонаголл, Билл и Флер... все остальные... Что будет теперь, он как-то еще не успел подумать, и ждал момента, когда они с Гермионой, Роном и... и Сьюзен окажутся вместе, чтобы обсудить, здраво и обстоятельно, все, приключившееся с ними. Возможно ли, чтобы они придумали какой-нибудь выход из этого тупика? Возможно ли вернуться обратно. Двадцатый век показался Гарри куда более родным и безопасным после нападения троллей. Если раньше в его хит-параде самых отвратительных и опасных существ первое место занимали дементоры, то теперь им пришлось потесниться, уступив пальму первенства лохматым прожорливым лесным троллям.

Остров, на котором раньше жили две могущественные волшебницы... Кто же они?

Выход показался совершенно внезапно. Точно глоток свежего воздуха, розово-голубое рассветное небо нырнуло навстречу Гарри, в первый момент почти ослепив его. Только теперь он понял, как долго они шли в лесной тьме, даже не зная, который час и сколько им еще добираться. Отодвинув вбок влажные занавеси темного мха, Глориан и еще один Эльф пропустили вперед процессию детей на единорогах, и животное Гарри, осторожно ступая по поросшим редкими кустиками сухой травы песчаным отмелям, вышло на берег большого озера. Озеро было длинным, вытянутым с обеих сторон, так что его сперва можно было принять за реку, но скудные туманные очертания противоположных высоких берегов, скрытые стелющейся по воде утренней дымкой, подтверждали, что это все же замкнутое водное пространство. Вода в озере даже не колыхалась, ни единой волны не пробегало по его поверхности. А где-то на самой середине водной глади, за поднимающимися к утренне-нежному небу столбами пара угадывалось большое темное пятно, высоко вздымающееся вверх. Гарри так и не смог разглядеть, что это такое.

Валери наклонилась к Глориану и что-то спросила у него на льющемся эльфийском наречье. Тот кивнул.

- Спешиться! - раздался его голос. Сонные, уставшие и измученные долгой дорогой дети начали сползать с единорогов. Гарри спрыгнул со своего и осторожно, чтобы не оскорбить благородное животное, потихоньку погладил его по шелковисто-белой шее, щекоча серебристую гриву. Единорог довольно выгнул спину, потянулся и наклонил голову со сверкающим золотистым рогом к рукам Гарри. Юноша, обрадованный таким доверием со стороны пугливого зверя, еще раз пощекотал ему шею, и единорог нежно заржал.

Глориан соскользнул со своего единорога и сразу потерялся в толпе детей. Затем Гарри вновь услышал его голос, что-то ласково и певуче шелестящий на эльфийском. Это послужило сигналом для Эльфов. Один из них сбросил плащ и, не снимая своего пушистого одеяния, молча нырнул в воду. Звук ушедшего под воду тела - и тишина, словно он сразу камнем пошел ко дну.

- Куда это он? - боязливо шепнула Джинни.

- Не знаю, - растерялась Гермиона. Они стояли на берегу и тупо смотрели в прозрачную воду озера. Внезапно, в туманном мареве послышался тихий плеск.

- Ага, - довольно заметил Глориан, похлопывая по пушистому белоснежному боку своего единорога. - Кажется, это за нами.

Густую утреннюю дымку, стлавшуюся по воде, прорезал борт резной лодки. И еще одной. И еще. Лодок было около десяти, каждая украшена странным узором и цветочным орнаментом на бортах. Эльфы, пришедшие на лодках, молча спрыгнули на песок и застыли под взглядом Глориана, безмолвно ожидая приказаний. Его авторитет, как показалось Гарри, был явно непререкаем, все Эльфы были похожи на бестелесные тени, беспрекословно ему подчинявшиеся, ловившие каждое его движение, скользящие большими серебристо-синими, сиреневыми и фиолетовыми глазами за его жестами и взглядами, слушавшие изгибы его тела, точно они были изгибами их собственных мыслей. Слушая приказы, которые издавал он - мозг этих маленьких аккуратных странных существ в пушистых одеяниях и бледных плащах, - Эльфы жили этой информацией, она горела в их жадных глазах, питала их хрупкие тела, как солома костер. Гарри внезапно поежился. Ему стало страшно: если Глориан Глендэйл разительно отличался от людей, как своей внешностью, так и взглядом на жизнь, то его сородичи тоже отличались от него - даже такого близкого на них, похожего и в то же время уже не их, уже немного чужого, глотнувшего иного мира и иных ценностей. В каждом движении Глора ощущалась эта непохожесть, и, тем не менее, Эльфы методично повиновались его мыслям, текуче перемещаясь с места на место и делая, видимо, то, что он от них хотел.

Пчелиный рой...

Муравейник... Вот оно - другое. Мир, непохожий на его мир.

Наверное, несмотря на пережитую им атаку троллей, Гарри только сейчас понял, что дом, вернее, Хогвартс, уже находится от него в девятистах годах и неизвестно скольких милях. Что он невероятно далек. Что возвращение в него, скорее всего, невозможно, а эти странные и чуждые существа, аккуратно и безмолвно подсаживающие детей в резные лодки, - единственная рука помощи в новом, незнакомом и враждебном мире, рука холодная и, возможно, не такая дружеская, как хотелось бы. От отношения к ним Эльфов сейчас зависело их будущее. Гарри оглянулся на своих друзей: Рон, по-видимому, был настолько измучен, что почти машинально сел в лодку рядом с Джинни, пусто глядя в одну точку. Руку Гарри нашла холодная и мокрая от волнения ладонь Гермионы. Они переглянулись. Если бы Гермиона могла читать мысли, она бы испугалась еще больше - в этот момент Гарри Поттер, победивший кучу чудовищ на своем коротком веку, боялся своего будущего до дрожи, так, как она никогда не боялась исключения из Хогвартса, что было для нее худшим страхом, являвшимся к Гермионе в снах, когда она засыпала над книгой и не успевала выучить урок на завтра.

Гарри понимал, что ей тоже страшно. Наверное, она, в одночасье потеряв романтический флер, покрывавший Глориана Глендэйла, тоже испугалась будущего. Впрочем, их будущее - это их прошлое. Или уже нет?

Как все запутано. Мы должны поговорить, мысленно поклялся Гарри, цепко державшийся за край лодки, пока она отталкивалась от песчаного берега и вплывала в окутывавший озеро туман. Нам нужно поговорить. Мы еще даже не поняли, что случилось, мы пока всего лишь плывем. По этому озеру и по течению. Нет, думать один я больше не могу, иначе у меня раскалятся мозги.

Его ноги коснулся край черной мантии, и Гарри впервые с тех пор как уснул на единороге увидел профессора Снейпа. Брови у него низко нависли над узким бледным лицом, из прикушенной губы - да, да, это течет кровь. Неужели он так волнуется? Гарри опустил глаза, чтобы профессор Алхимии не увидел, что Гарри пожалел его. Это было бы для него самым страшным оскорблением. Снейп мрачно смотрел перед собой, и его лицо ни черта не выражало, черты сложились в холодную стальную маску, из-под которой глядел зверь, готовый броситься в любой момент и растерзать нарушителя, посмевшего пересечь границу его владений - его мыслей. От профессора Гарри не ждал помощи, но чувствовал, что сейчас они с ним заодно в этом круговороте, пожирающем их жизни и судьбы. В одной лодке, в буквальном и переносном смысле.

Сьюзен и другие хуффльпуффцы оказались в другой лодке, с Валери и Глорианом. Рядом на корме их судна застыл очередной пушисто-серебристый Эльф, его глаза безжизненно плыли по поверхности реки, точно исподволь подталкивая лодку вперед. Возможно, так оно и было, потому что Гарри обратил внимание: лодки двигались сами без малейшего вмешательства со стороны кого бы то ни было.

Пальцы Гермионы вновь нашли его руку.

- Гарри, - шепнул ее голос, будто прилетев издалека. - Тебе не кажется, что это похоже на то, как мы плыли через наше озеро в первый раз?

- С Хагридом, - машинально добавил Гарри и вздрогнул. Действительно, похоже. Но тогда впереди их ждал Хогвартс. А что теперь?

У ног Гарри медленно зашевелился Тоби - его подтолкнул вставший на ноги Невилл.

- Гарри, гляди! Смотрите! - Невилл показывал на что-то, медленно выступавшее из утренних плотных клубов тумана. Лодка прорезала густую завесу дымки, и Гарри вгляделся в нечто невероятное, огромное, темное и заполнявшее собой уже весь обзор. И когда Гарри увидел, что это, то он ахнул, и его голос слился с множеством ах, вытекших из множества ртов, из множества детских недоумений, настолько они не ждали увидеть перед собой такое. Гарри показалось, что даже плечи сурового профессор Снейпа резко вздрогнули, сзади потрясенно ахнула Гермиона, да и кто бы ни удивился, увидев это.

Утренняя мгла постепенно рассеивалась, стелясь по неподвижной водяной глади, и глазам Гарри и всех остальных предстала удивительная картина. Из тумана величественно выступили очертания удивительного острова, непохожего на все остальные острова в мире. Высокие серые скалы, гладкие, почти блестящие под первыми утренними лучами солнца, были покрыты, как казалось издалека, темным налетом времени и изогнуты под странным углом, как будто не были естественным природным образованием. Когда лодка медленно подплыла ближе, Гарри увидел, что странные, будто извивающиеся вокруг друг друга скалы на самом деле представляют собой две гигантские руки, оплетающие друг друга и выступающие высоко над водой. В морщинках на их локтях росли деревья, а на тыльной стороне каждой кисти сияли золотые осенние рощи, растущие на естественно выветренных в громадных руках ступенчатых впадинах. Огромные ладони бережно поддерживали издалека казавшийся небольшим клочок суши, тоже сплошь покрытый отблесками осенних лесов, а пальцы необъятного каменного исполина, ушедшего в прозрачные воды озера, бросали на поверхность воды длинные изогнутые тени. На кончиках пальцев шумели луга.

- Невероятно! - выдохнул Гарри. Он во все глаза смотрел на удивительное чудо природы или, быть может, творение неизвестных ему волшебников и волшебниц, и никак не мог отвести от него глаза. Гарри был в Лондоне с мисс Эвергрин, видел древние здания Тауэра, видел и старинный кафедральный собор в Эксетере, смотрел по телевизору передачи о египетских, перуанских и мексиканских пирамидах, огромных славянских курганах и изящных пагодах Азии, к которым вели сотни ступеней. Но ничего подобного он себе и представить не мог. Рядом Рон, побывавший в Египте и видевший не одно чудо света, молча разглядывал небывалое сооружение, раскрыв рот. У него не было слов. Гарри оглянулся и увидел странное выражение на лице у Снейпа, точно профессор не верит своим глазам. Он явно тоже был потрясен удивительным сооружением и таинственной гармонией чуда, веявшей от него.

- Вот это остров! - это у Гермионы, наконец, прорезался дар речи. - Это и есть Инисаваль? Боже, как же здесь нечеловечески красиво!

- Нечеловечески... - тихо повторил Гарри. Остров вдруг показался ему, действительно, средоточием другого разума, не понятного ему самому. Остров был живым существом, хранившим тайны другой истории, не имеющей отношения к той истории, которая была запечатлена в книгах.

Лодки, ведомые не то течением, не то волей стоявших на кормах безмолвных Эльфов, аккуратно обогнули левый "локоть", оказались перед небольшой темноватой пещерой и направились туда. Завернув внутрь, они подплыли к естественной каменной нише, на стенах которой горели серебряные факелы в виде цветочных гирлянд. В бутонах каждой гирлянды плясал свет от крошечных пикси, сидевших внутри серебряных чашечек цветков. Гарри слушал изумленные ахи и охи своих однокашников, пока лодка не ткнулась носом в каменные ступени, похожие на естественные, но такие древние, что, казалось, они сами вышли из воды еще тысячи лет назад, ведомые неизвестной силой. Прямо на каменных ступенях сидела маленькая девушка с огромными сиреневыми глазами (Симус сзади одобрительно присвистнул). Вода, легонько плескавшаяся о покрытые мхом ступени, покачивала край ее длинного серебристо-серого платья и длинную медового цвета косу, струившуюся в прибрежной темноте, как золотой поток, перевитый тонкой струйкой серебряных капель. Она встала, видимо, приветствуя пришельцев, но ее лицо ничего не выразило: это был лишь жест вежливости. Однако ее удивительная внешность произвела впечатление на Гарри и его друзей. Гарри еще никогда не видел Эльфа женского пола, а это, несомненно, была Эльфийка, судя по небольшим для их народа, но слишком уж острым для человека аккуратным ушкам, с которых на плечи стекал звенящий ручей длинных жемчужных нитей.

Когда дети начали выбираться на берег, Эльфийка встала во весь свой небольшой пятифутовый росточек и подняла руку в жесте приветствия, но ее лицо не отразило даже отблеска улыбки, пока в мокрый камень не ткнулась вторая лодка, и Гарри не услышал мягкую журчащую речь Глориана. Едва заслышав его голос, незнакомка преобразилась: ее лицо осветилось мягким светом доброты и радости, а длинные ресницы взмахнули раз, другой и - не было ли в этом чуть больше участия, чем полагалось?

- Наследник Глориан! - прошелестел ее мелодичный голос.

- Гвеннол! - услышал Гарри теплый ответ принца Глендэйла. - Лларен ньолла ли вверранлла! Как я рад видеть тебя! - Глориан подошел к Эльфийке и провел ладонью по ее щеке. Щека покраснела от этого прикосновения, бывшего, видимо, обычным приветствием для Эльфов. - Гарри! - с улыбкой обернулся к парню Глориан. - Позволь представить тебе Гвеннол Дивир, одну из моих сестер. Гвеннол, это сэр Гарри Поттер, мой воспитанник.

- Сэр Гарри, - равнодушно скользнул взгляд Гвеннол Дивир по лицу юноши, прошествовал на лицо и рыжие лохмы стоящего рядом с Гарри Рона, каштановые кудри Гермионы и медленно остановился на пронзительно-синих глазах Валери. - Рада приветствовать вас на Инисавале.

Журчащий на эльфийском голос Гвеннол не был стальным или жестоким, но в его отзвуках сверкнуло металлическое равнодушие, граничащее с неприязнью. Эльфийка была явно не рада их видеть. Гарри поежился. От радушия Эльфов сейчас зависело их будущее, что если народ Инисаваля не захочет принять их? Куда они отправятся тогда?

- Твой отец ждет тебя, наследник Глориан, - дыхание Гвеннол коснулось щеки Гарри - так близко она стояла, и - странное чувство! - ему почему-то стало жалко ее сейчас. Она была такая маленькая, бледная и хрупкая... В это мгновение он отчетливо понял, что имел в виду Глориан Глендэйл, когда с болью рассказывал о том, что Древние Эльфы вымирают.

Она повела их по длинной лестнице, и влажный мох ступеней мягко пружинил под ногами в абсолютной темноте и узости хода, выдолбленного в такой высокой и узкой скале, как будто она была башней старинного замка. Гарри чувствовал пыхтение и топот остальных за спиной (он шел первым, сразу за Гвеннол и Глорианом) и явственно ощущал страх, который излучали его друзья. Гермионина рука все еще цеплялась за него, другой рукой девушка сжимала ладонь Рона, чье прерывистое дыхание, типичное для уставшего и напуганного человека, было хриплым и надрывным. Сзади ойкнула Джинни и тут же разъяренно зашипела, как кошка, вы пустившая когти: она споткнулась и была подхвачена рукой Симуса, в это же время к ней рванулся Невилл, и все трое столкнулись в узком коридоре, образовав затор.

- Выпустите мою руку, - Джинни раздраженно выпутывалась из объятий Невилла и Симуса, наступая на подол себе и Гермионе. Сзади нервно гудели девочки из Рэйвенкло. - Отстаньте, говорю!

- Мисс Уизли, если вы и ваши поклонники соблаговолите посторониться, то, возможно, в этой узкой пещере никто не задохнется, - естественно, даже здесь Снейп оказался в своем репертуаре.

Джинни выдернула руку у Невилла и ринулась вперед со скоростью пули, выпущенной из ружья, расталкивая Гарри и Гермиону. Оказавшись рядом с Гвеннол, она осторожно прикоснулась к плечу Эльфийки.

- Мисс... то есть, мадам... то есть... Гвеннол, куда вы нас ведете?

В темноте пещеры глаза Гарри, уже понемногу привыкающие к мраку, увидели, как маленькая Эльфийка остановилась и смерила Джинни холодным равнодушным взглядом.

- Наверх, - кратко ответила она по-эльфийски. Гарри удивился. Судя по Глориану Глендэйлу, Эльфы должны были быть куда более вежливы и добры. Эта ледяная дева нравилась ему все меньше и меньше.

Пещера вдруг кончилась так же неожиданно, как и началась. Наверху блеснул голубой кружок неба, и мшистые ступеньки постепенно превратились в желтоватую мягкую траву, усыпанную листьями. Дети выходили на поверхность и, оглядываясь, вертели головами, рассматривая простирающуюся перед ними равнину, в которой оврагами темнели провалы таких же ходов, как и тот, по которому они сейчас поднялись. В высокой осенне-желтой траве тут и там были заметны бурые вкрапления кустов, покрытых поздними ягодами. Еще реже в траве виднелись маленькие белые статуи и остатки мраморных портиков, обломки капителей колонн лежали то тут, то там вперемешку с антрацитовыми громадами гранитных дольменов. Рим здесь смешался с историей Британии, и даже здесь, за тысячу лет до гоночных метел и кофеварок, компьютерных вирусов и воскресных выпусков Дейли Пророка, все дышало такой неизъяснимой древностью, что у Гарри захватило дух от своего присутствия в центре старинных обломков ушедших цивилизаций. Подобное чувство овладевало им только однажды: когда он сидел со Сьюзен на большом дольмене посреди каменного круга и держал в руке свою будущую волшебную палочку.

- Смотри, Гарри, - тихо прошептал изумленный голос Рона за его плечом. - Как их много!

Эльфов, действительно, было очень много. Они появились из ниоткуда, вынырнули кто из зарослей метелок травы, кто из-за выщербленных колонн, покрытых засохшими плетьми вьюнка, кто из темных провалов подземных ходов, прикрытых колючими ветками кустарника. Глориан вышел вперед, держа за руку Валери Эвергрин, направляясь навстречу высокому челове... Эльфу с длинными седыми волосами. Старый Эльф был всего на голову меньше Валери, и поэтому среди своих соотечественников, безмолвно застывших поодаль в пушистых серых одеяниях и одинаковых белых плащах, выглядел весьма внушительно. Солидности ему добавляла еще и удивительно благородная осанка, а на гордых плечах покоились складки украшенного серебром дорогого плаща.

- Здравствуй, сын, - негромко сказал Эльф. - Приветствую тебя, мой наследник, в твоих владениях на Инисавале.

Глориан молча склонил колено перед отцом.

- Тебя не было гораздо дольше, чем мы ожидали, - спокойно продолжил Повелитель Эльфов. - Что же задержало тебя и твою жену? Ты же знаешь, как для нас важно ваше присутствие, - он говорил медленно и размеренно, поэтому Гарри, изучавший эльфийский под руководством Глора, очень хорошо понимал Эльфа.

- Напротив, отец, нам пришлось спешить. Но из-за того, что мы так торопились и везли с собой еще полторы сотни детей, нуждающихся в нашей помощи, возникли кое-какие проблемы, и мы оказались здесь на сто лет позже, чем планировали, - Глориан говорил медленно и размерено, певучие интонации его голоса переливались, отскакивая от стен древних портиков и возвращаясь к испуганно сбившейся в кучу толпе ребят, над которой - Гарри это ударило по глазам, - сухим сгорбленным вопросительным знаком возвышался профессор Снейп, держа за руку маленькую второклассницу из Слизерина.

- Они просят помощи? - голос его отца остался абсолютно бесстрастным. Осенний ветер налетел и, скомкав серебристую мантию, заиграл кистями на ней.

- Мы просим помощи, отец, - Глориан весь подобрался, и Гарри нервно хрустнул пальцами: от ответа на эту просьбу зависела их жизнь. Сзади взволнованно кашлянула Гермиона. Чувствовалось, что ученики Хогвартса затаили дыхание в ожидании решения старого Эльфа. - Если бы мы не перенесли сюда этих детей, они бы неминуемо погибли.

Древний Эльф оглядел испуганных детей. Они, очевидно, не показались ему страшными, но он, на всякий случай, решил окончательно удостовериться в том, что они не несут угрозу.

- Зло вернулось, - сказал он, наконец. - А нас за эти сто лет стало втрое меньше, и мы пока ничего не можем с этим поделать. Зло теперь совсем рядом, и мы чувствуем его. Быть может, эти дети - носители Зла?

- Я ручаюсь за них, - горячо сказал Глор, и Гарри преисполнился к нему величайшей благодарности.

Эльфы, застывшие позади своего Старейшины, казались безмолвными тенями. Гарри вдруг представил, что случится, если вдруг отец Глориана решит, что дети представляют угрозу для Эльфов. Короткие мечи вылетят из ножен, и здесь будет та же кровавая каша, которую они недавно устроили на поляне, полной троллей. Все, что угрожает их образу жизни, будет немедленно уничтожено. И Гарри вдруг стало страшно, потому что он никогда не мог представить себе свой конец от рук тех, к которым он не испытывает ни ненависти, ни отвращения. Вольдеморт - возможно. Но - они...

- Ты ручаешься - за всех? Даже за того человека? - длинные старческие пальцы Старейшего потянулись к Северусу Снейпу. Тот никак на это не отреагировал, разве что поднял голову еще выше, отчего его шея стала неестественно прямой, а глаза сверкнули темными искрами и погасли за равнодушной маской человека, которому все равно, что его ждет. - Ты уверен, сын, что эти пришельцы не оскорбят наш народ и наши святыни? Уверен, что они не станут вести себя неуважительно к... Они же люди. А у этого человека внутри Тьма. Я чувствую это, и ты тоже это знаешь, так почему же...

Эльфы, стоящие вокруг, напряглись. На клинках, тихо выскальзывающих из ножен, заблестело осеннее солнце.

- Он нужен нам, - ровно сказал Глориан отцу. - Он поможет провести обряд.

Обряд? Какой обряд?

- Вы еще не совершили обряд? Что ж, - снова медленно заговорил старый Эльф. Его фиолетовые как у сына, но немного посветлевшие от старости глаза переместились на Валери, и она расслабленно улыбнулась, точно позволяя ему читать в ее сердце. - Что ж, тогда, - повторил он. - Его надо совершить как можно скорее. Это будет лучше для всех нас. Добро пожаловать, любезные леди и сэры, - тихо обратился он к застывшим в ожидании детям. - Я - Куно Глендэйл. Добро пожаловать на Инисаваль! Здесь вы будете в безопасности.

Гарри скорее почувствовал, чем заметил, как облегченно вздохнул Рон.

Валери, Глориан и молчаливый Снейп, который еще не сказал Куно Глендэйлу ни слова, остались наверху, а Эльфы как-то очень быстро разделили детей по колледжам (и откуда они только знали?), провели их гриффиндорскую группу по спутанным подземным коридорам и вынырнули на поверхность одного из огромных пальцев. У Гарри тут же закружилась голова: отсюда были видны обе гигантские ладони, поросшие лесом, и все золото осени ярко впивалось в мозг, поражая своей незнакомой красотой. Здесь, в этом странном месте все казалось настолько удивительным, настолько остро чувствовалась окружающая красота, что от этого даже захватывало дух. Гарри слышал, как его друзья восхищались изумительным видом, открывающимся с кончика их пальца, и звучащий с надеждой голос Дина Томаса, обращавшегося к ведущему их Эльфу:

- Сэр! - в интонациях Дина слышалась жадная мольба. - Сэр, а у Эльфов есть бумага? Мне бы так хотелось нарисовать все это, сэр! - Дин не ожидал ответа, уже налюбовавшись на суровую молчаливость Эльфов, но ведущий их неожиданно добродушно улыбнулся и заговорил на своем языке медленно и четко, чтобы Дин, не слишком успевающий в Древних Колдовских Языках, его понял.

- Конечно, есть сэр Дин, - звучно сказал Эльф, растягивая гласные. Парвати тут же сделала стойку на их удивительно красивого проводника: огромные голубые глаза, длинные серебристые волосы и гибкие стройные руки с аккуратными пальцами в старинных кольцах. В большом чутком ухе Эльфа покачивалась серебряная серьга, покрытая мелким речным жемчугом. - Вы найдете у себя все, что вам нужно.

- Видимо, как только Эльфы убедились в том, что мы им ничем не угрожаем, а, наоборот, ищем у них защиты, они так преобразились, - вполголоса заметил Рон. - Добренькие, хорошие Эльфы... как они мочили троллей в лесу, я век не забуду!

- Рон! - гавкнула Гермиона, одновременно дергая приятеля за рукав мантии. - Не мели чушь!

- Чушь? Тебе самой там чуть плохо не стало!

- Они нас не боятся потому, что Глориан поручился за нас, - пробормотал Гарри, вытаскивая левый ботинок из колючего куста, а правый - из муравейника. - Если мы чем-то оскорбим их, то вылетим отсюда в два счета.

- А я ничего не понял из того, что они говорили, - вздохнул Невилл, автоматически проваливаясь в тот же куст, откуда Гарри только что извлек свою многострадальную пятку. - Ой-ёй! Сколько же здесь колючек... Спасибо Рон, спасибо, Симус, - одноклассники извлекли Невилла из очередного опасного места.

- А как вас зовут, сэр? - ласково прощебетала Гвинетт Макферсон. Идущие следом за ней Люк и Тоби одновременно громко хмыкнули: Гвинетт только что отчаянно допытывалась у Гермионы, как сказать это по-эльфийски.

- Алар, - сверкнул улыбкой Эльф, лавируя среди осколков большой колонны, лежащей на боку в траве. - Алар Аржантейль.

- О! - хором воскликнули Парвати и Лаванда, млея от присутствия такого мужчины, пусть даже и такого роста. - Какое красивое имя!

Остудил пыл юных вертихвосток лишь тот факт, что они уже почти пришли. Алар Аржантейль указал на скалу, в которой, точно гнезда прибрежных ласточек, виднелись аккуратные ряды круглых отверстий. - Дом. Ваш новый дом. Моя жена вам все внутри покажет, - он ускользнул в заросли травы, не дав ребятам с ним попрощаться, и оставив Лаванду и Парвати разочарованно дуться. Надо же - жена есть. Ребята задрали головы и с сомнением рассматривали свое общежитие. Серая скала казалась неуютной, а темный провал входа - неприветливым. Но это был единственный дом, на который они могли рассчитывать. - Хм, ну что ж, надо, наверное, войти, что ли? - немного нервно предложил Гарри и двинулся внутрь, но когда он уже почти достиг порога, из недр странного сооружения вылетел взмыленный клубок чего-то пестрого и оглушительно вопящего и бросился обнимать Гарри, чуть не сбивая его с ног.


Глава 19. Волшебное средневековье. | Гарри Поттер и Лес Теней. | Глава 21. Обряд.