home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 30. Эксцентричные Эльфы против Драчливых Драконов.

Матч должен был состояться в конце апреля. Гарри думал только о нем и с огромным трудом заставлял себя не отвлекаться на остальное. Остальным были всегдашние проблемы: возвращение, Рон, Гермиона. Малфой. Матильда не была проблемой — она была зудящей занозой. Роберт Эверетт тоже не был проблемой. Он был тайной, которую Гарри уже почти отчаялся разгадать. И еще проблемой было возвращение Салазара Слизерина. Многие друзья Гарри даже забыли о нем и думать, нередко Гарри слышал от них заявления, типа, «ну, вот он и ушел, слава Мерлину, без него куда спокойнее», и никак не мог согласиться с ними. Он знал, что Салазар вернется, не так он был прост, чтобы сдать крепость без боя, имея в руках все козыри. Тем более что, по слухам, ему чертовски везло в игре, доказательством чего служил Хогвартс.


Сьюзен не была остальным. Она была мучением, горящим в Гарри постоянно. После тех незабываемых поцелуев на поляне, полной цветов, Гарри словно бы ежесекундно ощущал ее присутствие и мучился, если ее на самом деле не оказывалось рядом. об их романе знали уже практически все (да и можно ли было им обоим скрыть отчаянно пылающие щеки после того, как Снейп отыскал их на поляне и ехидно прокомментировал увиденную им сцену посреди большого количества собеседников по дороге обратно). Но Гарри было напевать на то, что профессор все еще продолжал в его присутствии проявлять свою безразмерную язвительность. в конце концов под потолком подземелий уже были развешаны почти две сотни сушащихся букетов асфоделей с надписями «Клара Ярнли», «Невилл Лонгботтом», «Теофилус Квинтус» и т.д., и его больше нельзя было пристроить к работе лишь потому, что он, видите ли, целовался у всех на глазах. Некоторые девушки какое-то время смотрели на Гарри оскорбленно, точно он их чем-то обидел, что очень раздражало Гарри. Ему жутко осточертело то, что многие до сих пор видят в нем знаменитость с исковерканной судьбой, звезду, которую можно и восторженно обожать, и стремиться приголубить, поворковав над несчастным сиротинушкой. Гарри бесился. по его мнению, многие из этих девиц уже давно должны были понять, что он — не локхартообразная звезда, но это ничего не меняло, на него все так же, вздыхаючи, поглядывали отдельные экземпляры женского пола. Сьюзен удостаивалась с их стороны исключительно шипения сквозь зубы, презрительного сравнения с дохлой рыбой и угроз превратить в оную рыбу ее самое. Они с Гарри виделись почти каждый час, но ему этого было ужасающе мало. И когда приходилось утром брести на очередное духовыбивательное занятие или лететь на болота тренироваться перед матчем, Гарри мучился от того, что им приходится расставаться еще на какое-то время, вел себя крайне агрессивно на уроках по средневековому рукоприкладству и раздражался, видя на тренировках толпы местных колдунов и ведьм, приходящих подивиться на новую, доселе незнакомую игру. Но когда они со Сьюзен встречались, было только хуже. Запах ее кожи кружил ему голову, он чувствовал себя диким зверем, ему хотелось зарываться в ее волосы, прижимать к себе так крепко, чтобы слышать, как где-то близко-близко испуганно и счастливо стучит ее маленькое горячее сердце, но они — черт возьми! — почти никогда не бывали одни, постоянно кто-то крутился рядом, что-то писал, читал или с кем-то говорил. Гарри начал почти понимать Рона, который, несомненно, судя по его мучительно жадным взглядам, чувствовал себя так же по отношению к Матильде. Но Рон не хотел мириться, и Гарри это только бесило. Что ж, если этот дурак и дальше не хочет замечать очевидное — то, что Матильда не просто так остановила на нем свой выбор, — то это его вина. Гарри не знал даже, придет ли Рон на матч между их командой и командой Малфоя, но это занимало его мысли только до тех пор, пока они вновь не возвращались к Сью.


Накануне соревнования (Первый в истории матч по квиддичу!!!) Годрик с работниками и старшими учениками что-то долго мастерил на заднем дворе, ухитрившись втянуть в это дело даже профессора Снейпа и сэра Кэдогена. Это оказалось кособоким предком трибун для зрителей с наколдованными подушками. Трибуны шлифовал мастер Мастерс, поэтому они все были сплошь в занозах, а подушки поминутно норовили превратиться в кошек и вцепиться вам в… одно из самых чувствительных мест. Подушками занимался Алистер, поэтому он долго прятал глаза от леди Эдит, неосмотрительно решившей по его приглашению проверить мягкость одной из подушек. Леди Эдит долго успокаивали и чинили ей платье, а Алистеру Ровена велела перечитать полтора десятка свитков по Преобразованиям (древний вид Трансфигурации). Гарри знал, что с той самой подушкой перед демонстрацией пошалили братья и сестра Эгберты, но не выдал их. Рыжая парочка Эдмунд и Эдвин жутко нервничала накануне матча и выплескивала свое волнение в самых неожиданных выходках. Эдмунд превратил нос Невилла в мухомор, заподозрив, что он как-то не так смотрит на Джинни, а Эдвин проэксперименторовал с Запирающим заклятием на дверях аудиториума профессора Эвергрин, после чего всем пришлось попадать в класс исключительно на метлах через соседнее окно, а Эдвину было предложено починить замок без помощи волшебной палочки. к его чести, к концу занятия он почти справился, и остаток двери уже можно было легко выдавить плечом. Колин Криви на занятиях по Алхимии наступил на ногу профессору Снейпу и даже не извинился, за что и был обозван «малолетним преступником» и еще десятком таких же выразительных слов. Да и сам Гарри так переживал, что не мог сосредоточиться, и его попытки прочесть во время ужина мысли сидящего прямо напротив него Тео потерпели крах. Впрочем, Гарри поспешил объяснить свой провал тем, что Тео думал на родном кентском диалекте, а на ужин была подана неудобоваримая смесь вареных овощей и пригорелых куропаток. Дядюшка Лоуф, замковый повар, был страстным болельщиком и фанатом «Эксцентричных Эльфов», поэтому он тоже очень переживал перед матчем, что и сказалось на качестве подаваемой трапезы.


Гарри сосредоточился еще раз. Ничего. Черт. Черт!


— Не нервничай, Гарри! — ободряюще шепнул Невилл.


— Я не нервничаю… ох, — пробормотал Гарри, пытаясь разобраться с исключительно вредной бараньей ногой, которую нужно было есть без ножа и вилки. Поковырявшись немного, он бросил это пустое занятие. Все равно ничего не выйдет. не влезет в него сегодня ничего. Он кинул ногу обратно на расписное глиняное блюдо и закрыл лицо руками.


Жуткая ответственность, ничего не скажешь. Здорово будет, если он продует первый в истории матч по квиддичу. Интересно, за кого будет болеть Годрик? М-да…


— Хорошей погоды! — пожелала ему Джинни. Совет был актуален. с утра небо немного хмурилось, и иногда срывались редкие капельки холодного апрельского дождя.


Джинни сидела совсем рядом с Гарри и меланхолично смотрела на то, как Эдмунд Эгберт старательно превращает чернильницу на поясе Тео в лягушку. Видимо, это ее не слишком радовало, поэтому, удрученный таким равнодушием Эдмунд не мог сосредоточиться — его лягушка все еще дрыгала маленькими деревянными лапками и отчаянно плевалась чернилами. Теофилус, будущий великий историк магического мира, не обращал на это никакого внимания, а братья Эгберты наслаждались последними минутками покоя перед матчем.


— Гарри, мы обязательно выиграем! — уверенно сказал Тео. — Если сомневаешься, спроси малыша Китто или леди баронессу, пусть предскажут, что сегодня случится.


— Она правды не скажет, — презрительно фыркнул Алистер. Он ужасно волновался за друзей, хотя и был разочарован тем, что его не взяли в команду.


— Не надо трогать бедняжку Китто, — покачала головой Эльвира, с захватывающим интересом наблюдающая за перевоплощениями чернильницы. — Леди Лаванда сказала, что он сегодня плохо спал. Кричал и вертелся.


— Неужели опять страшные сны? — озабоченно спросила Гермиона. — Думаю, он просто болезненный ребенок. Ему нужно лучше питаться.


— Нет! Я уверена, это был прорицательский транс! — воскликнула Эльвира, простодушно убежденная в том, что все разделяют ее уважение к этому виду колдовского таланта. Она ошиблась. Гермиона презрительно фыркнула и с головой ушла в проблему одушевленности саксонских существительных. Квиддич ее уже мало интересовал, хотя она, как и все остальные, собиралась пойти посмотреть на то, как все будут играть.


Гарри с надеждой посмотрел на нее. Неужели Гермиона так и не пожелает ему выиграть? от Рона этого ждать явно не приходилось. Но нет, и Гермиона тоже молчала, видимо, не желая отвлекаться от интересной книги на мелочи жизни.


— Ладно, — хрипло сказал Гарри, отодвигая грубо сколоченный скрипучий табурет. — Я пошел. Жду вас внизу.


— Погоди, Гарри, — завопила Клара, с трудом прожевывая кусочек вареного яйца. Второе она ухитрилась запихнуть в рот целиком, поэтому размахиванием рук она пыталась объяснить своему капитану, что уже почти готова. — Я шечаш!


В коридоре было холодно и дули сквозняки.


— Гарри!


Гарри обернулся. Сьюзен стояла у двери в Большой зал.


— Удачи…


— Спасибо, Сьюки.


— И… Гарри, — Сьюзен смущенно оглянулась, надеясь, что ее никто не видит. Она торопливо подбежала к нему и торопливо и как-то отчаянно обхватила его руками. — Я верю в тебя.


— Хорошо, хоть ты мне веришь, — Гарри схватил ее за плечи и сжал. Пальцы у него дрожали. — Сью, ты можешь мне пообещать кое-что?


— Все, что хочешь, Гарри!


— После матча ты придешь в аудиториум Хельги?


— Что? — личико Сьюзен отчаянно заалело.


— Придешь? — с какой-то мучительной надеждой спросил Гарри. Он и сам не понимал, что говорит, за него говорило его тело. — Ты же понимаешь, зачем, правда? Скажи, что придешь, Сьюки, я…


— Гарри, я не… не знаю.


— Что? — полубессознательно Гарри все крепче и крепче сжимал ее плечо. — Нет, обещай мне, обещай, что…


— Гарри я не могу!


— Но почему? — скрипнул внутри Гарри какой-то ржавый винтик отчаяния. — Сью, ты же… мы же… я тебе не… ты любишь меня?


— Но почему ты не спросил меня об этом раньше? — тихо и разочарованно спросила Сьюзен. Она сняла руку Гарри со своего плеча. Ее пальцы были холодны как лед. — Прежде чем попросил меня прийти?! И сам не сказал ничего…


— Нет, Сью, ты не так поняла!


— Гарри, нет. не надо, — когда она уходила, Гарри тупо наблюдал, как в замедленной пленке, как Сью расправляет худенькие решительные плечи. Рывок тонкой руки, маленький белый платочек машинально вытер слезинку. А потом рука на отлете впилась в дверную ручку, дернула ее — и ускользнула прочь.


Гарри застонал. Ну, кто его тянул за язык! Вернее, что его за язык потянуло? Ясно что, конечно проклятое, проклятое желание! Неужели он так и не сможет совладать с этим предательским телом? Ненавижу, ненавижу себя… дурак несчастный!


Попозже все Эксцентричные Эльфы собрались возле ворот Хогвартса. Гарри оглядел свою команду: близнецы Эгберты делали вид, что полируют ручки своих метел, Колин Криви бледнел и жаловался на то, что у него болит живот, Кларенс и Дуайр последний раз прорабатывали наступательную стратегию с такими мрачными лицами, будто это — последняя игра в их жизни, а у Теда Тойли тряслись руки. Гарри после разговора со Сью решил принять как должное то, что они запросто могут проиграть. Вряд ли он заметит что-то на поле.


Одна Клара была счастлива, как никогда. Она не могла спокойно стоять на месте, и вертелась не хуже Северины, деловито переползавшей с одного ее плеча на другое.


— Сегодня мы точно переплюнем Малфоя! — язвительно заметила юная герцогиня. — Если он осмелится…


— Осмелится, точно, — хмуро заметил Дэйвис, отрываясь на минутку от запутанных рассуждений с Дуайром. — Уж больно мерзкая у него была рожа, когда утром мы столкнулись на лестнице.


— Да брось, столько народу будет! Тем более что мастер Годрик предупредил, что тем, кто мухлюет, придется летом полоть сорняки на грядках с Живыми Колючками.


— Мы тут так долго не задержимся, — уверенно махнула рукой Клара. — Ух, папка не поверит, когда я ему расскажу, что играла в самой первой команде по квиддичу. О, а вот и профессор Эвергрин! Скажите, профессор, мы уже летим? Уже летим, да? — радостно воскликнула Клара.


Валери потрепала ее по плечу, сняла с другого Северину и оглядела новую форму для квиддича на Эксцентричных Эльфах. Дабы не нарушать традиций и не отдавать предпочтения цвету какого-то одного факультета, было решено сделать форму немного другой. Защитные щитки ухитрились сшить из кожи и зачаровать их Отталкивающими заклятиями, но пока команда ломала голову над покроем мантий и цветом одежды, слизеринцы уже хвастались новехонькой зеленой формой с серебряными застежками и изображением большого черного дракона на спине. Драчливые Драконы. Это название выбрал для них сам Драко, и никто не был удивлен его решением. Формы они просто заказали сшить в соседней колдовской деревне, где проживал в полном составе клан Кэмпбеллов, к которому принадлежал один из учеников Слизерина. Эльфам требовалось срочно наверстывать упущенное и садиться за изготовление формы, но Гарри решительно возразил против того, чтобы тратить время на тряпки. Ему было все равно, как они будут выглядеть, главное — как они будут играть. в результате за изготовление формы взялись Эльвира Эгберт и ее подружки — Элинор Огден и Ронвен Шемрок. Они закончили накануне игры, и теперь сборная команда остальных колледжей щеголяла бы желтыми штанами, синими куртками и красными плащами, но, к счастью, вмешалась Валери, успокоила обиженных девушек, утихомирила бушующего Кларенса, отказывающегося надевать желтые подштанники, и с помощью заклятия Колорум поменяла цвет на белый. Теперь на мантиях Эльфов сзади готической вязью было написано название их команды, и на этом скандал закончился.


— Гарри, скажи что-нибудь, — попросил Тед. — Ох, давно у меня так поджилки не тряслись…


— Да что говорить, — успокоил всех Гарри (хотя у него у самого внутренности ходили ходуном от волнения). — Мы уже сто раз говорили об этом. Будем играть сперва вполсилы, чтобы посмотреть, что приготовили слизеринцы, а потом прибавляем темп. Мы победим, я правда в это верю. Мы слишком хорошая команда для того, чтобы проиграть.


— Вот это хорошо сказано, — Валери обняла Гарри. — Я за вас даже не волнуюсь.


— Правда? — с сомнением переспросил Гарри. Он помнил, как Валери перепугалась, когда он вернулся из Леса Теней. Она всегда нервничала, когда он улетал на тренировку, иначе не попросила бы Глора приглядывать за Гарри. И сегодня отправлялась на поле, несмотря на то, что не была особенной поклонницей этого вида спорта. Он казался ей куда брутальней каратэ, американского футбола и канадского хоккея вместе взятых.


— Ну, разве что самую чуточку, — призналась она.


Прибыв на поле, Гарри увидел, что некоторые из трибун уже забиты народом доверху. Местное население уже шумело вовсю, вертясь на кошках-подушках. Деревенские колдуны в больших потертых остроконечных шляпах и небрежных пыльных мантиях, лохматые ведьмы в клетчатых накидках с бахромой и деревянных башмаках, несколько шотландских волшебников в маленьких шапочках, надвинутых на макушку, и лихо развевающихся плащах и килтах, неряшливые дети, восторженно вертящиеся на местах — все собрались, чтобы посмотреть матч. Никто до этого не устраивал игр на метлах такого масштаба, и все явно предвкушали выдающееся представление. Гарри передернуло. Интересно, Сьюзен придет после того, что он ляпнул ей сегодня утром?


— О, вот и наши, — возбужденно сказал Кларенс, высунувшись из маленького шатра, служившего им раздевалкой. Действительно, на севере, выстроившись в воздухе клином, показались маленькие точки метел, и через пять минут на поле спикировали новоиспеченные юные фанаты квиддича. Они возбужденно переговаривались, огороженное снитче-кваффло-блаждероотталкивающими заклятиями игровое поле мгновенно заполнил радостный гомон предвкушающих развлечение ребят. Все ученики Хогвартса полезли на трибуны, то тут, то там замелькало несколько плакатов групп поддержки — «Наши Эльфы — самые Эксцентричные в Британии!» и «Кубок Квиддича — Драчливым Драконам!» Гарри оглянулся, и заметил, что из соседнего черного шатра на всеобщую кутерьму пялится Малфой. Рукой в темной кожаной перчатке Драко оттянул занавесь и так внимательно высматривал что-то на трибунах, что Гарри решил, будто слизеринец подсчитывает количество фанатов.


Рано радуешься, подлец, плакатов в нашу поддержку почти вдвое больше, подумал Гарри. Еще увидим, кто победит. Малфой, точно услышав мысли Гарри, смерил его таким презрительным взглядом, словно увидел скучечервя и хитро оскалился. у Драконов явно было припасено много неприятных сюрпризов. Внезапно на трибунах поднялся шум, люди повскакивали со своих мест и, размахивая руками, начали тыкать куда-то в сторону леса. Через пару минут стало ясно, кого они все увидели. Небрежно, будто делая величайшее одолжение тем, кто на него смотрит, в ворота зашел прекрасный серебристый единорог. Он встряхнул сияющей гривой, качнул длинным рогом и слегка присел, давая возможность своему невысокому всаднику спешиться. Зрители замерли, когда Глориан Глендэйл спрыгнул с единорога на землю. Сегодня он был удивительно красив, наверное, как никогда. Пушистый искрящийся эльфийский наряд закрывал белоснежный плащ с серебром на воротнике, а длинные волосы переливались фиолетовыми цветами, под цвет его глаз и камней на эфесе меча. Гарри показалось, что он даже издалека чувствует сладкий запах маленьких звездочек в светлых волосах Эльфа.


— Tussilago farfara, — мечтательно произнес сзади Теодор.


— Что?


— Мать-и-мачеха, — пояснил Тед, пока Гарри наблюдал, как Глор невозмутимо, не обращая внимания на пялящуюся на него толпу, присаживается рядом с взволнованной Валери и целует ей руку.


Следовало поторопиться.


— Все готовы? — осведомился Гарри у угрюмой кучи сзади. Кларенс и Дуайр в последний раз проверяли технические характеристики своих средств передвижения. Клара с расширенными от волнения глазами что-то бормотала про себя, точно молилась над древком собственной метлы. Колин нервно раскачивался на краешке лавки. Тед Тойли благодушно позволил братьям Эгбертам несколькими нервными взмахами волшебных палочек превратить свою квиддичную форму в чешуйчатый плащ и обратно — это расслабляло шумную парочку. Тед терпеливо подождал, пока они закончат, смахнул немножко чешуи с белой форменной мантии и хрипло осведомился:


— Ну что, пошли?


Гарри кивнул. Он распахнул полог шатра и вышел наружу. Его тут же оглушил рев толпы, свист болельщиков Драконов и восторженные вопли собственных фанатов. Он подхватил свою метлу, заботливо отполированную Сьюзен (не думать о Сью, только не сейчас!) и первым отправился на поле. за ним решительно шагнула Клара, за ней — Дэйвис, Тойли, О'Линн, Криви и замыкали шествие Эдвин и Эдмунд Эгберты. Они кое-как на трясущихся ногах добрались до белой черты, отмечающей край поля и теряющейся в затянутой лужами траве. Проходя мимо сидений зрителей, Гарри краем глаза заметил, как ему машут Невилл и Симус, как сэр Кэдоген, явившийся посмотреть на «колдовское ристалище», с любопытством вертит головой на тонкой шее, высовывающейся из воротника помятых железных лат, разглядывая колоссальное сборище волшебников. Стольких магов сразу он еще никогда не видел, поэтому умирал от любопытства, и его рыжие встопорщенные усы взволнованно шевелились, как живые.


Посреди поля взмыла вверх толстушка ведьма из соседней деревни — одна из самых преданных фанаток квиддича. Гвеног МакГилликади торчала на каждой тренировке и Эльфов, и Драконов, ухитрилась выучить все правила наизусть и постоянно приставала к игрокам, когда они эти правила нарушали. Поэтому ничего удивительного не было в том, что когда встал вопрос о рефери, было решено пригласить именно миссис МакГилликади.


— Эксцентричные Эльфы на поле! Поприветствуем первую команду! — прокатился ее голос над трибунами.


Зрители радостно взвыли.


— А теперь на поле появляются Драчливые Драконы!


Снова аплодисменты, не менее громкие.


Гарри увидел, как Малфой, криво усмехаясь, занимает свое место напротив него. за ним топталась могучая туша Рене де Вьепонта, сзади напирают Монтегю и Уоррингтон. Норд, бывший капитан команды, ныне сосланный в запасные, казалось, не обращал внимания на то, что ему придется, скорее всего, проторчать на скамейке целую игру. То, что, в отличие от Гарри, он всегда рвался командовать, а сегодня просто сдал Драко свои позиции, выглядело чрезвычайно подозрительно. Ян Норд ядовито оскалился в сторону Гарри.


— Капитаны, пожмите друг другу руки! — зычно провозгласила Гвеног МакГилликади.


Гарри и Драко схлестнулись взглядами. Гарри нехотя протянул ему ладонь, но Малфой сложил руки на груди и презрительно хмыкнул.


— Ты считаешь, что я позволю твоим маглокровым конечностям прикоснуться ко мне, Поттер?


— Ну, держись, Малфой! — не смог не ответить Гарри. — Попробуй только что-то выкинуть!


— Не беспокойся, попробую, — ухмыльнулся Драко. — Думаешь, что если тебе страшно играть против меня, то сможешь отсидеться на скамье запасных? не выйдет, Поттер, так и знай! — и светловолосый слизеринец нагло ухмыльнулся и отошел.


Гарри поймал обеспокоенный взгляд Теда Тойли. Черт, Малфой, как пить дать, что-то замышляет! Но сейчас уже поздно сомневаться. МакГилликади взлетела в центр поля и резко подкинула мяч вверх.


— Кваффл брошен. Игра началась!


Гарри со скамьи запасных, сидя через ряд от Норда, увидел, как Клара тут же резво цапнула кваффл и понеслась к корзинам Драконов. Уоррингтон уже летел ей наперерез, да так быстро, что почтенная мадам судья МакГилликади еле успела убраться с его дороги. Но Клара, поднырнув по его руку, спустилась чуть ли не к самой поверхности поля, ее ноги задели кустик осоки, а затем она повернула метлу и взлетела отвесно вверх. Неповоротливый Рене не сразу понял, что опасность грозит ему не сверху, а снизу, и не успел и оглянуться, как мяч уже скакал в корзине Драконов. Толпа зрителей радостно взвыла.


— Десять — ноль в пользу Эльфов! — пронесся над трибунами торжествующий ломающийся голос Денниса Криви.


Для начала неплохо, подумал Гарри, напряженно наблюдая за тем, как перегруппировывается команда Малфоя. Снитч еще не появлялся. Пока все шло так, как они и задумывали на тренировке: Эгберты зажимают в клещи Блаунта, летящего на Кларенса, как стрела, Клара отвлекает внимание Монтегю, зловеще размахивающего дубинкой, а Уоррингтона прижимает к краю поля Дуайр О'Линн. Дэйвис перехватил мяч и ринулся на корзину противника. Рене, неуклюже растопырил руки, стараясь удержаться на метле, но его толстые ладони звонко шлепнули мимо, и кваффл снова закрутился в левой корзине Драконов, а сам вратарь неловко засучил ногами вокруг тормозов, но не смог справиться с управлением метлы и тяжело ухнул вниз. Возле самой земли ему удалось выправить равновесие, и он виновато заскользил обратно на свое место.


— Двадцать очков Гриффи… Эксцентричным Эльфам! — от радости путаясь в словах объявил Деннис.


Даже с того места, где он сидел, Гарри отчетливо услышал, как Малфой заскрипел зубами. Но у него явно было что-то в запасе, потому что он резко рванул вверх и сделал знак Кэмпбеллу и Уоррику следовать за ним. Над ними Кларенс уже торжествующе несся на корзины Вьепонта, когда снизу в него врезались сразу трое. Кларенс завертелся вокруг своей оси, и ручка метлы у него отчаянно заскрипела. в то же время, пока взгляды всех зрителей был прикованы к ситуации с Дэйвисом, и судья МакГилликади, сурово размахивая кулаком, летела к слизеринцам, Блаунт преспокойно обошел Колина на воротах и забил первый гол.


Трибуны завопили: такого развлечения здешний народ уже давно не имел. Сегодня Средние века, несомненно, обогатили сегодня свою историю. Зрители продолжали бы ликовать еще долго, если бы по плечу расстроенного Колина не проскользнула золотая искорка, зажужжав крохотными крылышками. Появился снитч.


Гарри вскочил и напряженно всмотрелся в то, что происходило на поле. Малфой, обиженно прикусив аристократическую губу, выслушивал поток проклятий, которые вываливала на него МакГилликади. Рядом мрачно покачивались Уоррик и Кэмпбелл. Тед Тойли осторожно пролетел мимо, так и не заметил снитча. О, Мерлин, Тед, да вот же он, вот он! Прямо у тебя под носом, мучительно подумал Гарри. не отвлекайся, не отвлекайся! Внезапно, Клара, ускользнув от грозно надвигающейся на нее дубинки Монтегю и бладжера, посланного в нее Уоррингтоном, резко обернулась. Ее глаза расширились.


— Те-е-е-ед! — завопила она так громко, что на болотах радостно откликнулись первые в этом году лягушачьи хоры.


Тойли развернулся и погнался за снитчем. Малфой, проигнорировав грозные вопли МакГилликади, — тоже. Они мчались почти параллельно друг другу, их руки тянулись к маленькому золотистому шарику, трепетавшему почти возле самой правой трибуны, где сидели запасные. Тед погонял свою метлу, как бешеный, он обошел летящий ему навстречу бладжер, рывком достиг трибуны, скосив дорогу Малфою взбрыкнувшими прутьями своей метлы — и тут ему в лицо полетел комок грязи.


Гарри развернулся. в соседнем с ним загончике сидел донельзя довольный Януариус Норд и отряхивал вымазанные землей руки.


— Да как ты… Да ты! — возмущенный, Гарри вознамерился перелезть через ограду и накостылять Яну по шее, но он сдержался и бросился смотреть, где снитч. Но секунда форы, которую получил Малфой, пропала зазря: золотой мячик вновь испарился.


— Гад!


— Мерзавец!


— Подлец! — этими красочными названиями Эксцентричные Эльфы наградили запасного Драконов. Особенно не стеснялась в выражениях гецогиня-второклассница, она открыла рот и изрекла такое замысловатое ругательство, что замахнувшийся на нее дубинкой Монтегю аж челюсть отвесил, совершенно обалдев. Леди Клара Ярнли скромненько замолчала, покраснела и виновато заморгала: видимо, ей пришло в голову, что бы сказал на это сэр Преториус Ярнли, он же папа-герцог. Видимо, ничего хорошего, решил Гарри. Клара, тем не менее, обошла два бладжера сразу, перекинула мяч Дуайру, и спустя секунду, кваффл уже скакнул в корзину Драконов. Реванш за оскорбление Теда был взят. не прошло и минуты, как в наказание за нарушение правил к воротам свободно направился Кларенс. Он пробил пенальти, но с трудом, потому что объемы Рене де Вьепонта с трудом позволяли даже в двух шагах увидеть корзины. Но радоваться было еще рано, потому что кваффл тут же подхватил Уоррик, перебросил его Блаунту, а тот — Кэмпбеллу. Счет быстро стал сорок — двадцать. Деннис Криви, забыв о том, что его горло находится под заклятием Сонорус, загудел что-то обиженное и не совсем приличное, зрители заорали. Оглянувшись, Гарри отыскал глазами Глориана. Эльф сидел, внимательно следя за игрой, его большие фиолетовые глаза перескакивали с Драко на Теда, подолгу задерживаясь на слизеринце.


Гарри не успел удивиться этому, как события начали развиваться с невероятной быстротой. Снитч снова появился. Он возник чуть ниже корзин Эльфов, легонько задел хвост метлы Колина и устремился прямо на Теда, точно сам летел ему в руки. Тойли развернулся и погнал метлу навстречу золотому снитчу, но и Драконы отреагировали на это моментально. Драко Малфой развернулся так лихо, что чуть не снес голову Дуайру О'Линну, затем черно-зеленое одеяние ловца Драконов пронеслось мимо Теда на свистящей скорости, а догоняли Драко две каменных глыбы, запущенные братьями Эгбертами. Но когда глыбы пронеслись мимо скопившихся в центре слизеринцев, Росс Кэмпбелл что-то прошептал себе под нос и пихнул локтем Уоррика — Гарри ясно видел это, — а Годвин совершил какое-то странное движение, точно в рукаве у него скрывалась волшебная палочка. Бладжеры, как по команде, застыли посреди поля, дружно развернулись в сторону Теда Тойли и сиганули за ним. Тед не сразу увидел, что его преследуют два булыжника, он уже летел навстречу снитчу с выражением торжества на лице, постепенно увеличивая скорость, и вот — даже хлопающее на ветру одеяние Малфоя уже не могло его догнать. Но вдруг снитч скакнул вверх, Малфой, обойдя Теда на крутом вираже, нырнул вниз, заставив его притормозить, и бладжеры настигли ловца Эльфов. Гарри со своего места услышал громкий треск ломающихся костей, когда камни впились в правое плечо и левый локоть Теда, а потом Тойли закружился в воздухе и полетел на землю, навстречу кочкам и зарослям болотных репьев, если бы Годрик Гриффиндор, скакнув на поле как тигр, не вытянул руку с протянутой в ней палочкой. Тело Теда мягко приземлилось в лужу, к которой, перепугано подобрав юбки, уже неслась Хельга Хуффльпуфф. Малфой с торжествующим воплем протянул руку за снитчем — зрители уже вовсю драли глотки, и поле накрыла волна потрясающего рева, — как на его пути возникла свирепая круглая мордашка Гвеног МакГилликади.


— Преднамеренное нарушение! — рявкнула она так, что все ее подбородки затряслись от возмущения.


— Что?! Да я!..


— Не вы, сэр. Удаление в команде Драчливых Драконов! за использование волшебной палочки сэр Годвин Уоррик удаляется до конца игры! Сэр Януариус Норд выходит на замену Уоррику.


Малфой ухмыльнулся и нагло посмотрел на Гарри, уже открывавшего дверцу своей ложи запасных.


— Сэр Теодор Тойли удаляется с поля в связи с травмой. Сэр Гарри Поттер, капитан команды Эксцентричных Эльфов, выходит на замену своему ловцу!


— Привет, Поттер! Давно не виделись! — ехидно бросил Малфой, когда кваффл снова взвился в воздух.


— Отвали, подлая морда. Это была твоя идея с бладжерами, верно? Уоррик — не самый лучший игрок в твоей команде, им можно было пожертвовать, — Гарри мрачно рассматривал поле в поисках снитча.


— Точно, Поттер. А ты что, решил, что мы будем играть как все гриффиндорцы — благородно и глупо? Или прошлый год тебя все-таки чему-то научил?


Гарри не ответил. Дуайр несся к воротам, не обращая никакого внимания на свистевшие у него за спиной бладжеры. Пятьдесят — двадцать! Норд, чуть ли не спихивая Колина с метлы, прорывается к воротам и — пятьдесят — тридцать! Клара, пыхтя от натуги, дотягивается, едва не нарушая правило, до самых корзин. Шестьдесят — тридцать! Игра ускорилась так, что Деннис не успевал выкрикивать счет. Норд получил передачу от Блаунта и снова добрался до корзин Эльфов, прибавив Драконам еще десять очков. И тут Малфой не смог сдержать радостного восклицания — снитч спикировал прямо на вратаря Драконов, толстяка де Вьепонта, и закружился над ним, точно надоедливая муха. Гарри дал шенкелей своей метле и помчался за Малфоем, думая только о том, что тот непременно что-то задумал и на этот раз, так же как и с Тедом. не видя перед собой ничего, кроме пляшущего над Рене мячика, Гарри внезапно отключился от всего остального мира. в голове привычно загудело.


Драко Малфой так и не понял, почему его маневр с Призывным заклятием для бладжеров не сработал вторично. Гарри свечкой взмыл вверх, и один из бладжеров чуть не сломал руку самому Драко, а второй угрожающе просвистел мимо уха его вратаря. в тумане ярости он смог увидеть только, как Поттер выходит из тройной мертвой петли над правой корзиной Драчливых Драконов. в руке у него трепыхалась золотая звездочка снитча.


Трибуны взорвались овациями. Гарри тут же оказался окружен белыми пятнами мантий членов его команды. Все радостно орали. Клара подскакивала на метле, как бешеная, Колин на радостях почти ухитрился повторить гаррин подвиг с мертвой петлей, но его вовремя поймали за мантию. Близнецы Эгберты обнимались с Дуайром, а Кларенс Дэйвис обхватил Гарри за плечи и потряс так сильно, что чуть не стряхнул с метлы вообще.


— Гарри, ты… Ты молодчина! Ты лучше всех!


— Да ладно вам! — попытался отбиться Гарри. — Лучше давайте скорее посмотрим, как там Тед! Я даже не знаю, живой он или нет.


Тед был жив, но сильно потрепан. Один из бладжеров разбил ему плечо, другой сломал руку, над которой уже кудахтала Хельга, смазывая ее липким коричневым раствором, сладко пахнущим лесным медом. Но настроение у ловца Эльфов было расчудесное.


— Мне уже все рассказали! О, Гарри, ты — гений квиддича! Мы выиграли! Выиграли первый в истории матч!!! Как ты ухитрился догадаться, что он задумал? — Тед восторженно вертелся на лежанке, игнорируя тот факт, что медовыми каплями он ухитрился усеять все и всех кругом.


Да уж, подумал Гарри. Интересно, я честно выиграл или нет? Ведь я воспользовался своим даром… с другой стороны, если бы я этого не сделал, бладжеры снесли бы мне голову, как того и добивался Малфой. Так что мы, наверное, квиты. Странно, что я сумел в сутолоке матча прочитать его мысли. Фу, аж противно… Больше никогда не полезу в его грязную башку… И он навесил на лицо смущенную мину, отчаянно прося Мерлина о том, чтобы никто не заметил его горящих от стыда ушей.


Потом было вручение приза — здоровенной серебряной миски из каких-то немыслимых запасов Хогвартса. Годрик прослезился, вручая эту тяжеленную посудину Гарри, и на радостях ощутимо потрепал его по пылающим ушам. Это было невероятно: получать приз из рук своего предка за первый в истории выигранный матч по квиддичу, и Гарри ощутил, нет, не гордость… Это было что-то невыразимо большое и высокое, что-то, заставившее его руки трястись под тяжестью старинной миски, ноги — подгибаться, а нос — терпеливо снести запах лошадиного пота, которым был пропитан килт Годрика. Голубые глаза над рыжеватым пушком так гордо засияли, словно Гарри действительно был его, Годрика Гриффиндора сыном. И Гарри забыл о своих сомнениях и почувствовал себя героем.


— Э-хм, у тебя превосходная реакция, мальчик, — одобрительно кашлянул Годрик. Он выпрямился и поправил клетчатый огрызок килта, болтающийся у него за спиной — точь-в-точь старушечий полушалок. — Сэр Кэдоген упоминал о твоих успехах в ратном деле. Если вдруг все сложится не так, как вы хотите, думаю, ты сумеешь пробить себе дорогу в жизни.


Гарри, раскрыв рот, слушал, не совсем понимая, что Годрик имел в виду, когда сказал, будто у них все может «не сложиться». не может быть, чтобы… в этот момент их оттерла друг от друга толпа поздравляющих, и Гарри успел только мельком увидеть, как Гриффиндор повернулся к профессору Снейпу и кивнул в ответ на какой-то вопрос. А затем он ушел вслед за пробирающейся между белыми и черно-зелеными ленточками средневековых болельщиков фигурой Снейпа и исчез из виду.


Во главе восторженных поклонников к Гарри подбежала Валери Эвергрин и со свойственной ей импульсивностью обняла его так крепко, что он почувствовал исходящий от нее запах мать-и-мачехи. Глориан.


— Гарри, ты не представляешь, как я тобой горжусь! Это было великолепно! Я никогда раньше не видела такой игры! Ты словно создан для того, чтобы летать!


— Мои поздравления Гарри, — раздался рядом голос Глора. Эльф подошел и положил руку на плечо парня. Он выглядел как-то странно, отметил Гарри, точно хотел ему что-то сказать, но прилюдно не осмелился. — Намного лучше, чем было на всех твоих тренировках. Когда Добби об этом узнает, то он умрет от восторга! И еще — интересное у вашей команды название…


— Пойдемте, — затормошила их Валери. — Полетели в Хогвартс. Сэр Годрик и леди Ровена приглашают всех отметить победу Эльфов. Все приглашаются в Хогвартс! — прокричала она собравшимся вокруг фанатам команды Гарри и помахала рукой. Все радостно засобирались. Гвеног, прихватив где-то большой бочонок с таинственным содержимым, в сопровождении подружек садилась на свою метлу. от метлы уже разило элем, и некоторые из сопровождающих МакГилликади девиц-перестарок воротили нос от такого аромата.


Со времени основания Хогвартс, определенно, не видел лучшей вечеринки в собственных стенах. Колдуны-работники нескончаемо поставляли на стол восхитительные творения дядюшки Лоуфа, Ровена и Валери украсили Большой зал фонариками из шкурки пикси и зелеными гирляндами остролиста, мистрисс Хельга Хуффльпуфф принесла из собственных запасов несколько Поющих Поганок, и Большой зал тут же украсили их нечленораздельные рулады. Мастер Мастерс, хитро подмигнув, исчез куда-то на пару минут и появился в сопровождении огромной бочки эля, которую встретили овациями. Только Годрика Гриффиндора и профессора Снейпа нигде не было видно.


Пришедшие на праздник волшебники и ведьмы устроили замечательный дебош вместе со студентами Хогвартса: деревенские колдуны лихо отплясывали какой-то дикий танец возле одного из больших каминов, увлеченно притопывая деревянными башмаками, да так, что со стен сыпалась пыль. Гарри, уже разомлев под действием медового эля, лениво наблюдал, как в круг танцующих понемногу втягивались не только ученики Ровены, Хельги и Годрика, но и его собственные одноклассники и знакомые. Драко Малфоя не было — видимо, зализывал раны своей неудачи: уже прошел шепоток, что Норд поставил Малфою фингал под глазом за «не оправданные им надежды». Симус Финниган бодро подпрыгивал в танце вместе с остальными колдунами, громко гаркал и подмигивал Лаванде, которая, тоже, явно находясь под воздействием расслабляющих паров эля, кокетливо хихикала ему в ответ. Сэр Кэдоген, которого тоже, конечно, не могли оставить в стороне, бодро шевелил своими усами и потрясал кольчугой, которую решительно отказался снять, где-то в районе сестер Патил, чем вызывал на себя ревнивые взгляды Кларенса. Дэйвис присел рядом с Гарри, пьяно поплакался ему в жилетку на негодяйку Парвати, которая, явно, нашла себе рыцаря на стороне и неопределенно пригрозил, что вызовет учителя по дракам на поединок и растерзает его на сотню маленьких кэдогенов. После этого Кларенс медленно убрел в тот угол, где Джинни, Эльвира, Элинор, Итис Свейн из ровенининых учеников и еще несколько девушек затеяли какую-то игру, похожую на горелки, попутно высекая из палочек искры разного цвета, и попытался присоединиться к их кружку, вызвав тем самым приступ хиханек. в противоположном углу ребята громкими возгласами подбадривали двух молодых гиппогрифов, яростно сражавшихся в наколдованном загончике. Невилл ставил свою шляпу против палочки Денниса Криви на то, что победит большой гиппогриф с искрой цвета электрик на правом крыле. Судьба не меняла своего отношения к Невиллу Лонгботтому и привычно повернулась к нему спиной и на этот раз: Деннис, ухмыляясь во весь рот, уже напяливал шляпу Невилла на себя, утопая в ней по самый подбородок. Клара под потолком выделывала фирменные пируэты на своей победоносной метле, а за ней тянулся заколдованный шлейф пестрого дыма в виде надписи «Эльфы — форева!». за ее плечо отчаянно цеплялась Северина. Ведьмы — подружки Гвеног МакГилликади — степенно посиживали за чашечкой травяного отвара за столом рядом с Хельгой, неодобрительно косились на визжащую молодежь и, судя по их виду, единодушно обсасывали мысль «а мы в их годы вели себя куда приличней». Гарри окутали пары эля, исходящие от Блаунта, старосты слизеринцев. Спьяну не разобравшись, кто сидит рядом с ним, Блаунт мрачно обвинил «этого маленького засранца Поттера» в том, что он, как всегда, привлек к себе всеобщее внимание своими выкрутасами, а «этого гаденыша Малфоя» за то, что он вообще появился на свет. Потом Блаунт повалился на плечо Гарри и попытался уснуть, дыша ему в лицо парами эля, а Гарри почти полчаса пытался от него избавиться, насупясь, наблюдая за тем, как столы раздвигают, освобождая место, и Джастин несется к Сьюзен сломя голову, чтобы пригласить ее на средневековый пляс, что-то вроде хоровода с притопами и игры в «ручеек» вместе взятых. Гарри, конечно, опоздал и теперь ему приходилось только молча наблюдать, как Джастин кружит Сьюзен (черт! ей, кажется, это нравится!), как Колин Криви скрипит рядом с ним зубами на Невилла (они оба посмели пригласить Джинни на танец), как Дин Томас ангажирует маленькую второклассницу Стеллу Таргет, для такого дела отложив очередной набросок портрета сэра Кэдогена. Рон, жадно глядя во влажные глаза Матильды фон Гриндельвальд, заиграл на лютне что-то проникновенное и вполне подходящее по ритму, какой-то колдун рядом наяривал на древнем подобии скрипки, другой управлялся с арфой, звучавшей весьма и весьма мелодично, а третий резво выдувал задорные переливы из рожка. Вечеринка удалась на славу, за исключением того, что Гарри на ней совсем не нравилось. Без Гермионы, которую осторожно, будто она хрустальная, вел в танце Роберт Эверетт, без Рона, не обращавшего ни на Гермиону, ни на Гарри никакого внимания, и, главное, без Сью, которая, как ему казалось, отнюдь не скучала в объятиях Финч-Флечли, Гарри мрачнел и уже который раз сдерживал себя, чтобы с горя окончательно не напиться вдрызг, когда вдруг увидел Китто. Маленький ученик Хельги смиренно сидел за столом недалеко от Гарри перед полной тарелкой всякой снеди, которую ему притащили сестры Патил, и не прикасался к еде. Гарри поразил вид мальчика: Китто склонил голову набок, точно слушая чей-то далекий голос, рассказывающий ему страшную сказку. Серебристые бельма смотрели прямо на Гарри, и от этого юноше стало жутко.


Он еле удержался, чтобы не встать и подойти к ребенку, но внезапно к Гарри подсел мастер Мастерс. Он уже был сильно навеселе, но еще старательно держался на ногах. После того, как он спьяну осмелился пригласить на танец леди Ровену и ему было отказано в самой решительной форме (теперь на носу у него как сигнальная лампочка, вспыхивала красным и тут же гасла большая бородавка), он приставал к Гарри и выпрашивал у него снитч — «полюбоваться, черт возьми, на эту заковыристую штуковину». Уставившись глазами, в которых отчетливо вскипала пивная пена, на золотой шарик, дядюшка Мастерс клятвенно заверил Гарри, что когда-нибудь сделает эту штуку. Ах, техлоно… технологии еще не дошли? Ну не он, так его внук сделает когда-нибудь…


Гарри только избавился от настырного старикашки, как на лестнице, ведущей в подземелья, показался Годрик Гриффиндор. Он прошел мимо, был угрюм и нервно погромыхивал небольшой коллекцией кинжалов на поясе, направляясь к преподавательскому столу. Так как Гарри было уже море по колено, ему пришла в голову неожиданная мысль — а не сказать ли Годрику сейчас, что он, Гарри Поттер, — его потомок? Все-таки я теперь чемпион по квиддичу, лениво поворачивалась мысль у Гарри в голове. Он сказал, что гордится мной… почему бы и мне не объяснить ему, кто я такой? Гарри только собрался выполнить свою гениальную задумку, как из подземелий показался профессор Снейп, тоже мрачный, как никогда. Северус Снейп прошествовал мимо, оскорбленно косясь на развеселую толчею в зале и явно воспринимая ее как личное ему оскорбление. Уголки его рта подергивались не то от напряжения, не то от злости. Он только собрался пройти к компании второклассников, развлекающихся превращением метлы в гигантскую стрекозу и как следует отчитать их, как дверь на лестницу скрипнула и показалась Валери. Ее придерживал за руку Глориан Глендэйл, но из-за небольшого роста наследного принца Леса Теней казалось, что он просто висит у нее на руке. Валери блистала ярко-алым платьем с вышитым на юбке золотым гриффиндорским львом. Снейп поглядел на нее с таким видом, словно у него прихватило живот, и гордо удалился в сторону Ровены Рэйвенкло, даже не поздоровавшись с Эльфом и явно забыв о желании надрать второклашкам уши.


Валери не обратила на это ни малейшего внимания. Поравнявшись в Гарри, она потрепала его по взлохмаченным волосам.


— Гуляешь, герой дня?


— Что-то, вроде, — пробормотал Гарри, глядя на то, как пушистое одеяние Глора переливается в свете свечей и факелов.


— Не похоже, чтобы ты радовался, — нахмурилась Валери. — в чем дело?


— Да… так, — пожал плечами Гарри. — Я, наверное, пойду проветрюсь, душно тут…


— Гарри!


— Да, — хмуро повернулся к ней юноша.


— Мы с тобой еще поговорим. После праздника.


— Ага…


— И, Гарри…


— Да, Глор?


— Завтра я приглашаю всех вас на Инисаваль. Собственно, я приехал, чтобы сказать вам об этом.


— Не понял, — Гарри потряс головой, прогоняя дымку эля. — Разве вы с нами ничего не… Зачем вы зовете нас? Кстати, кого это — нас, а? Всех — из Хогвартса?


— Нет, Гарри. Тех, кто тогда проник в нашу пещеру — тебя, Рона Уизли и его сестру, Гермиону Грэйнджер, Сьюзен Боунс и Драко Малфоя.


— И — Малфоя? Зачем? — против своей воли, Гарри ощутил холодок, пробежавший по спине.


— Завтра — день Зеленого Праздника Эльфов. Мы хотим позвать вас всех для того, чтобы кое-что проверить. Да, и Валери, конечно, тоже.


— Заче…


— Я подумала и окончательно согласилась принять предложение Глориана, — ободряюще улыбнулась Валери Эвергрин и потащила своего будущего жениха дальше в тесный круг танцующих.


Все-таки согласилась. Она согласилась. Это значит, что… Гарри машинально завернул за угол, еще даже не зная, куда идет, как натолкнулся на захватывающую картину: возле окна, прямо среди протянувшихся по полу бледных линий лунного света стоял на одном колене Роберт Эверетт. Над ним склонилась Гермиона, и лицо у нее выражало удивительную, обычно совершенно не свойственную ей страсть. И — нежность. И — мягкость. И… любовь?


Гарри торопливо смылся за статую какого-то древнего колдуна с лопатообразной бородой, он не был уверен в том, что Гермионе не понадобится помощь. Кто знает, что этот слизеринец может ей сделать? Но Гарри ошибался: Роберт осторожно коснулся ладонью руки Гермионы и что-то быстро заговорил. При свете луны Гарри заметил, как расширились и блеснули глаза у Гермионы, как она опустилась на каменный пол рядом с Робертом, ее длинные кудрявые, изрядно выросшие волосы защекотали щеки угрюмому юноше, и Роберт бережно откинул их и наклонился к ее губам. А потом Гарри уже ничего не видел, потому что повернулся и просто ушел; ему совершенно не хотелось, чтобы они заметили его в такой важный для них обоих момент.


Ветер на башне немного освежил Гарри голову, и он вновь обрел способность соображать. Он потряс головой и попытался осознать, что он только что видел. Гермиона в объятиях этого, по сути, совершенно незнакомого юноши, а еще раньше — Рон с этой… Гарри никак не мог справиться с мыслью, что Рон действительно любит Матильду. Может, я ошибаюсь, с тоской подумал Гарри. Может, я уже единственный, кто хочет вернуться домой? Мисс Эвергрин тоже, видимо, потеряла надежду. А ребята? Да нет, не может быть, чтобы Невилл не хотел вернуться. А Джинни? Она-то страшно переживала, что будет с ее родными? Но тут же память подбросила Гарри воспоминание о том, как вела себя Джинни еще недавно. Девушка не один месяц пребывала на грани истерики, потому что ей приходилось держать на себе всю семью, финансы магазинчика Уизли и собственное горе. И собственные переживания — тоже. Гарри вспомнил джиннины растерянные и смущенные взгляды — первый класс, второй, третий… Он был, конечно, неправ тогда, когда так решительно дал ей от ворот поворот, это было чересчур жестоко по отношению к бедной девочке. Весь этот год Джинни по-настоящему поддерживал только ее дядя Джон, сейчас она, наверное, скучает по нему. Но у нее, кажется, только здесь появились первые настоящие подруги, раньше Джинни общалась исключительно с друзьями своих братьев. А Невилл, как бы он ни переживал за свою бабушку и дядюшку Элджи, только сейчас обрел настоящую поддержку в лице леди Ровены Рэйвенкло. Гарри видел, как Невилл меняется на глазах: неповоротливый увалень превращался в сильного, крепкого парня, на которого начинали заглядываться девушки. Вон, как ему сегодня строила глазки Элинор Огден. Когда после матча Алистер в порыве восторга хлопнул по плечу Невилла своей огромной лапищей, тот и не подумал прогнуться под таким могучим дружеским тычком.


Наверное, из моих друзей больше некто уже всерьез не думает о возвращении домой, пронеслось в голове у Гарри. Кроме Клары, конечно. Удивительно, до чего же она уверена в том, что они вернутся обратно, я бы сейчас на это ни за что не поспорил. Смелая девчонка, хотя, возможно, она просто еще не все понимает, она же совсем маленькая. Остальные радуются сегодняшнему дню, не думают о том, что будет завтра. А если завтра вернется Салазар Слизерин? Если он приведет с собою нового владельца Хогвартса? Он, конечно, обманет и его, и всех остальных. Интересно, если попробую прочитать мысли Слизерина, он это поймет? Надо постараться. Постараться поставить защиту, Снейп же учил его. Если тренироваться в чтении мыслей у Гарри времени вполне хватало, взять хотя бы сегодняшний матч, то защищать сою голову от постороннего вмешательства он так и не научился. Гарри пообещал себе, что попробует сделать это снова как только у него выдастся время. Попрошу Снейпа снова мне помочь, решил парень, но не сегодня, конечно. Если я к нему подойду сегодня, он меня заживо проглотит после поражения его любимчиков. Или Глориана попрошу…


Мысли Гарри перескочили на Глора и его странную смену отношения к Гарри. Непонятно, почему после того, как его отец чуть не убил всех нас, после того, как все Эльфы были к нам настолько враждебно настроены, он вернулся и вновь приглашает их на Инисаваль. Всех, кто побывал в подземелье Эльфов на острове в тот злосчастный вечер, даже Драко Малфоя. Нет ли здесь какой-то ловушки? Но Гарри тут же отверг эту возможность: Глориан был не таков, чтобы хитро завлечь кого-то на Инисаваль, а затем убить. Глор на такое не способен. Он или убил бы их на месте, или не причинил бы им никакого вреда. И Валери идет с ними, а при ней… Что все-таки, Эльфы хотят от нас?


И, интересно, Зеленый Праздник — что это? Зачем он Эльфам, что он для них означает? Гарри ничего не знал про него, кроме кое-каких мелочей, которые Глориан поведал ему еще летом и теперь Гарри не терпелось увидеть все своими глазами. Волновало его еще и другое обстоятельство: Валери обещала дать Глору ответ на Зеленом празднике. Неужели она останется с ними, с Эльфами, при том, что кроме Глориана, который ее любит, и Куно Глендэйла, который ее уважает, там не будет ни одной близкой ей души? Гарри передернуло. Эльфы, конечно, хорошие по сути своей, но когда что-то делается не по их правилам, он становятся похожими на ледяные статуи или хищных зверей. Неужели Валери согласится? Оставит его одного?


Рона больше нет рядом, Гермионы — тоже. После того, как Гарри увидел, как Сью сегодня вечером танцует с Джастином Финч-Флечли, он уже пришел к выводу, что девушка больше никогда не простит ему его пошлый промах. Это же надо было ей такое сказать… его Сью, такой родной, светлой и чистой. А теперь и Валери уйдет, и больше рядом не останется никого.


Совпадение. Не успел Гарри додумать эту мысль, как Валери вышла на широкую замковую стену прямо под окном, на котором сидел Гарри. Она наклонилась и помахала кому-то внизу рукой, а потом Гарри услышал, как открылись ворота, пропуская всадника, послышался топот, и на дороге, ведущей к Лесу Теней, сверкнула серебристая точка. Глориан Глендэйл верхом на единороге возвращался в свои владения.


Валери смотрела вслед Глору, и Гарри не мог видеть ее взгляда, потому что стоял к ней спиной. При свете чадящих факелов он только заметил, как тяжело опустились у нее плечи, а потом ладонь заскользила от камня перил и судорожно сжала другую руку. Гарри хотел окликнуть ее, но тут где-то внизу упрямо заскрипела тяжелая дубовая дверь, обитая железом, и знакомый сварливый голос осведомился:


— Профессор? Что вы здесь делаете? Дышите ночным воздухом?


— А, это вы, — безо всякого выражения отозвалась мисс Эвергрин. — Что вам здесь нужно?


— Вы, как всегда, предельно вежливы, — заметил Снейп саркастически. Он закрыл за собой створку двери, и его темный силуэт остановился в двух шагах от красного с золотом пятна в круге света — Валери. Она заметно дрожала. — Вам холодно?


— Нет, — ответила Валери, но Северус Снейп все равно заметил, как дрожат ее руки.


— Врёте, профессор, — ехидно прокомментировал он. — Снова врёте. Вам холодно. И страшно. И — мерзко.


— С чего это бы… А-а-а, опять вы за свое! И что, почерпнули что-то интересное в моих мыслях?


— О, да, очень многое, — хмуро заметил Снейп. Он сбросил свой длинный черный плащ и накинул его на плечи женщине. — Сегодня вы слишком много лгали, поэтому так паршиво чувствуете себя, не правда ли? Лгали, когда приняли предложение от этого карлика, лгали, когда счастливо улыбались всем и принимали поздравления. А сейчас вы лгали своему коротконогому избраннику, когда махали ему с крепостной стены, как героиня какого-то пошлого магловского романа.


— Не все магловские романы — пошлые, как вы изволили выразиться, профессор, — Валери говорила в знакомой Гарри манере общения, которую она включала лишь тогда, когда на горизонте возникал профессор Зельеделия. — Вероятно, это вы прочитали лишь самые пошлые из них, и составили по ним мнение обо всех остальных.


— Это не меняет дела. Представляю, как вам пакостно сейчас.


— Что, по опыту представляете? — немного раздраженно и поэтому зло парировала Валери. — Уж вы-то за свою жизнь лгали куда больше меня!


— Я скрывал многое, это верно. Но не лгал. А вот вы сегодня перешли все границы. Отдаться этому сморчку — зачем? Иногда мне становится страшно, когда я думаю, до каких пределов унижения может дойти женщина.


— Вы начинаете хамить!


— Не прикидывайтесь нежным цветочком, профессор! Когда вам что-то не нравится, вы тоже принимаетесь хамить и ругаться да так, как даже бывалый докер не смог бы вас переплюнуть! — торжествующе припечатал Снейп.


Валери обернулась. Ее глаза метали молнии.


— Ах, так вы вспомнили… — она была разъярена, как кошка. Гарри показалось, что она собралась выцарапать профессору Алхимии глаза, если он произнесет еще хоть слово.


— Именно, — лицо Снейпа пылало в тусклом факельном освещении. — Никогда не забуду, как вы дернули ту тварь за хвост… а когда она зашипела на вас, что ж, вы выразились очччень своеобразно! не припомню, чтобы подобная лексика раньше звучала в вашем исполнении!


— О да, грязно ругнуться прямо в морду мантикоре — кто бы знал, что это, оказывается, лучшее заклятие против этих чудовищ, — ядовито рассмеялась Валери. — Но это же сработало, не так ли? с тех пор в моей новой палочке даже сидит презент от одной из мантикор — волос из ее гривы. Помнится, покойный Огден Олливандер уговаривал меня не афишировать это обстоятельство и говорить всем, что это — шерсть единорога.


— Жаль, что нельзя об этом рассказать во всеуслышание, не правда ли? — насмешливо бросил Снейп, складывая руки на груди. — Интересно, вы бы написали об этом статью в Вестник Аврора или в Очерки по монстрологии? Насколько я вас помню в том возрасте, вы все свои идеи превращали в научные статьи, должно быть, набивали себе цену, пробивали дорогу в будущее…


— Ох, профессор, идите вы к… троллям! Представляете, как я бы написала научную работу о том, что открыла противомантикорное заклятие, когда выругалась после того, как одна из этих дряней наступила на мою волшебную палочку своей лапищей и сломала ее самым подлым образом? И о том, что все это произошло в подземельях Хогвартса, в присутствии неадекватно ведущего себя профессора Зельеделия, декана факультета Слизерин, страдающего суицидальными наклонностями…


— Вы забываетесь… — прошипел Снейп, меняясь в лице.


— …который полез туда, для того, чтобы…


— Заткнитесь, Валери!


— Которого даже без помощи палочки сумела оттуда извлечь выпускница Гриффиндора и привести в чувство крепкой пощечиной… Что вы сказали?


— Я сказал — заткнитесь!


— Нет, я о другом. Если не ошибаюсь, вы сейчас меня назвали по имени? — Валери повернулась к нему лицом, и Гарри увидел, как она тяжело и нервно дышит.


— Назвал, — вызывающе бросил Северус Снейп.


И тут произошло что-то необъяснимое, во всяком случае, с точки зрения Гарри. Вечно грязный, отвратительно пахнущий профессор Алхимии с мерзким характером и отталкивающей внешностью, бывший предатель и Упивающийся Смертью в один шаг преодолел расстояние между ним и изумленной Валери Эвергрин и, прежде чем он успела что-то возразить, схватил ее за плечи, рывком притянул к себе и начал бешено целовать с такой страстью, словно это был его последний шанс что-то получить от этой жизни.


Куда идет мир, успел подумать Гарри Поттер, медленно сползая по подоконнику. Мисс Эвергрин — и этот… но он же грязный! Да, он, возможно, внутри не так плох, как кажется снаружи, но… он же Снейп! Слизеринец! И — с нами Мерлин! — сын Вольдеморта!


О чем она думает? Фу-у-у!


Эти мысли пришли в голову Гарри, когда он заметил, как одна маленькая рука Валери, решительно отбивавшаяся от наглого завоевателя, крепко вцепилась в его рукав, а вторая — проникла в как всегда сальные волосы Северуса Снейпа и осторожно, точно пробуя его на ощупь, погладила по голове.



Глава 29. Поляна, полная звезд. | Гарри Поттер и Лес Теней. | Глава 31. Зеленый праздник.