home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9. Мыслив профессора Эвергрин.

Назавтра полил сильный дождь. Настроение у Гарри резко испортилось - по сравнению с вчерашним триумфом он чувствовал себя просто ужасно, - да и у всех в доме оно в этот день оказалось на редкость препаршивым. Глориан из-за позавчерашних гостей и вчерашних таинственных дел в Министерстве Магии не ездил к древним камням и очень рассчитывал на сегодняшнее утро. Естественно, он был разочарован. Винки была расстроена потому, что был расстроен Глор. А Валери была расстроена вообще и пребывала в таком колючем состоянии, что никто к ней не осмеливался приблизиться. Гарри связывал это с тем, что вечером, после того, как волшебное зеркало погасло, и Инь А-Цзы исчезла, опять прилетал Корби. Он принес короткую записку, сожрал всю копченую колбасу на кухне, нахально проклевал дырки в любимой занавеске мисс Эвергрин и улетел в ночь, оставив ее в настолько мрачном настроении, что Гарри заподозрил хозяина Корби в заранее продуманной диверсии. Впрочем, он на нее вполне способен, угрюмо думал Гарри утром, видя, как мисс Эвергрин, хмурясь, задумчиво слоняется из угла в угол, периодически подходит к шкафу и мрачно передвигает на полке книги по криминальной психологии. В руках у нее был крохотный белый клочок бумаги, но не тот, что прислал профессор Снейп (тот был безнадежно засален). Валери сама написала на нем несколько слов, а потом полезла рыться в книгах, чтобы проверить какую-то версию, Гарри так и не смог понять из ее сбивчивых объяснений, какую. Даже явление в руках у Гарри волшебной палочки не избавило ее от этого странно заторможенного состояния. Она рассеяно пожелала Гарри удачи и посоветовала поставить производство волшебных палочек на широкую ногу, заключив со Сьюзен контракт и создав предприятие на равных паях. Эти шутки в ее устах говорили о том, что она еще не совсем потеряла чувство юмора, но была к этому близка.

Гарри позвонил Сьюзен, извинился за то, что не сможет прийти к камням сегодня и, когда Сью призналась, что ей очень жаль, почему-то подумал, что ему тоже жалко терять целый день, на который у него было столько планов. Сью восторженно призналась Гарри, что не прочь повторить опыт с изготовлением волшебной палочки и ужасно сожалела, что у нее во дворе не пасется единорог, дабы набить его шерстью их очередной шедевр. Ничего не поделаешь, уныло подумал Гарри, планы подождут до завтра, а пока, решил Гарри, нужно найти себе подходящее занятие. Он вытащил из под кучи литературы по Боевой Магии Пособие по Магическим осадным средствам и защите крепостей от оных и увлекся изучением способов метельной атаки, носивших странные названия: гиппогриф, дракон, свинья, орел и так далее. Пригодится, подумал Гарри, рассматривая движущийся рисунок, изображающий правильный клин колдунов на метлах, осаждающих старинный замок, наверняка, эти способы и в квиддиче можно с успехом применять. В примечаниях к этой книжке Гарри углядел интересное название - Предупреждение черномагических преступлений с помощью магловских теорий психоанализа - и вспомнил, что недавно видел, как мисс Эвергрин листала нечто подобное у себя в комнате.

Очнувшись ближе к вечеру, перелопатив массу книг и написав покаянное письмо Рону и Гермионе (ни о джинне, ни о мыслечтении там не было ни слова, зато Гарри в подробностях расписал встречу со Сьюзен Боунс и, не удержавшись, под большим секретом поведал о том, что у него уже есть волшебная палочка) Гарри отправился на кухню в поисках ужина и мисс Эвергрин. Ужин стоял на столе, но вот Валери исчезла, и никто не мог сказать, куда она подевалась, просто без лишних слов аппарировала в неизвестном направлении прямо из кухни по словам Винки. Гарри подкрутил настройку аппародетектора, чтобы он не сильно скрипел и взглянул на Глора. Глориан смотрел на непрекращающийся ливень за окном и был мрачен и неразговорчив. Винки робела, и из-за общего мрачного настроя у нее, в конце концов, не сбился крем для пирога, что привело ее в состояние, близкое к обмороку. Пока Глориан утешал Винки, Гарри вылез из-за стола, прихватил с собой стакан тыквенного сока и отправился в комнату мисс Эвергрин поискать книжку.

Ее спальня была завалена книгами по самый потолок, похоже, она что-то искала, потому что многие журналы и фолианты были раскрыты и валялись в самых разнообразных местах. Стопка Дейли Пророков за неделю украшала полог, из-под кровати выглядывал Вестник аврора за прошлый декабрь, Психология черных магов и их заложников Макса фон Захапкинда, кажется, использовалась вместо подушки, а сама подушка валялась в углу, точно Валери ею во что-то запустила. Поблизости обнаружились осколки одной из декоративных бутылок. Гарри почему-то представил, как Валери на что-то разозлилась так сильно, что бросалась бутылками и подушками в стену. На что-то или на кого-то? Неужели поссорилась с Глорианом? Поэтому он так мрачен?

Книгу он нашел за ночником, зажатую между ворохом старых газет и трехтомником по Рефлексам и разуму магических существ: от клубкопуха до дементора. Нетерпеливо отодвинув увесистое собрание сочинений, Гарри взялся за нужную ему зеленую книжку, подергал за корешок, но стиснутое книгами с обеих сторон, Предупреждение черномагических преступлений не желало сдавать позиции. Гарри дернул посильнее и, к его ужасу, книги обрушились на пол, попутно свалив ночник. Первый том древних Рефлексов и разума моментально развалился на несколько маленьких томиков, а вожделенная книга резво ускакала под кровать. Ворча, Гарри нагнулся и стал шарить под кроватью, попутно размышляя, как бы повежливее попросить у Винки колдоленту, чтобы заклеить рассыпавшуюся книжку. Внезапно его пальцы наткнулись на что-то каменное и холодное, Гарри сердито дернул это что-то, недовольный возникшим препятствием. Тяжелый камень поддался, почти на четверть выползая из-под кровати и демонстрируя руническую вязь на краю, но когда парень дернул посильнее, то почувствовал, что камень качнулся, и на руку ему плеснуло что-то ледяное, просто обжигающе холодное. Гарри не успел сориентироваться, как его скрутило и бросило головой вперед в какой-то темный водоворот. Знакомое ощущение пустоты и черноты сменилось чернотой ночной. Ему в лицо пахнуло холодным зимним ветром, и Гарри понял, что находится в саду.

Определенно, это был тот самый садик их Дома на болотах, но выглядел он немного странно. Во-первых, почему-то была зима, и на Гарри периодически обрушивались с деревьев кучки мокрого снега. Вместо кустов выродившихся роз по краю сада в снегу угадывались обрезанные и укутанные пленкой пеньки смородины, их Гарри прекрасно знал, так как Дурслеи каждую осень поручали ему проделать то же и с их смородиновыми кустами. Старая липа, растущая на краю сада перед калиткой, почему-то была чуть ли не вчетверо меньше. А сам дом, когда Гарри обернулся к нему, оказался намного новее, с новым крыльцом, и занавески на окнах были не белые, а голубые. Ничего не понимая, Гарри, однако, приметил, что ему, несмотря на то, что он стоял по колено в снегу, совсем не холодно, хотя он все еще ощущал странную скованность в левой руке, на которую брызнуло неизвестное вещество. Подойдя к освещенному окну, Гарри поднес руку к лицу и увидел на ней остатки серебристо-белой субстанции...

Какой же я идиот!

Это же был... Мыслив!

Гарри сразу узнал странную серебряную субстанцию, брызнувшую ему на руку. Года полтора назад он уже видел точно такую же в Мысливе Дамблдора. Значит, эта каменная чаша была Мысливом профессора Эвергрин? И он теперь находится внутри? Получается, то, что он видит вокруг - ее мысли и воспоминания?

За окном послышался какой-то шорох, и Гарри, не боясь, что его увидят, заглянул в окно. В доме по лестнице спускались двое мужчин. Через минуту дверь открылась и на пороге в квадрате желтого света от бра, висящего возле вешалки, показались два темных силуэта. Один из них замер, нервно комкая в пальцах платок, другой прижимал к себе черный саквояж. Ветер раздувал полы серого пальто.

- Джерри, ты же понимаешь, что здесь ничего нельзя было поделать, - тихо сказал он. Гарри, зная, что его все равно не увидят, подошел вплотную к ним и с интересом рассматривал обоих мужчин. - Это должно было случиться рано или поздно, и ты это знал. С Элейн это произошло позже, чем даже я представлял себе. Крепись, Джерри, у тебя же есть дочь, ей понадобится твоя помощь.

Гарри взглянул в бескровное лицо высокого мужчины, с которым разговаривал врач и тут же понял, что именно его он видел на фотографиях, стоящих в гостиной на рояле. Большой и сильный человек, он выглядел, как воздушный шар, из которого выпустили весь воздух. Плечи его судорожно дрожали, видно было, что этот день для него - самый страшный в жизни. Он посмотрел вслед доктору, бредущему через снежные наносы к машине за калиткой, и медленно закрыл дверь. Гарри, изловчившись, проскользнул в холл под его рукой.

Внутри дома немногое изменилось, подумал Гарри, разглядывая все ту же массивную мебель и большой темный диван. В углу дивана застыла маленькая фигурка. Девочка лет десяти с волосами, собранными в забавные светлые хвостики, дремала, устроившись щекой на потертого плюшевого медведя. Губы ее периодически шевелились, точно она молилась. Возле нее, положив ладонь ей на плечо, откинулась на спинку дивана пожилая женщина в тусклом платье и с побелевшими дрожащими губами. В этой женщине с неопрятным узлом волос на затылке и в дырявой вязаной шали Гарри с удивлением узнал миссис Фигг. Да, это несомненно, была она, только лет на двадцать моложе. Увидев, что в комнату входит хозяин, она стремительно поднялась.

- Джеральд?..

Он не ответил и вместо этого упал в кресло, закрыв лицо руками, его пальцы мучительно впились в волосы. Девочка, разбуженная движением миссис Фигг, спросонья подняла голову, открыла еще замутненные сном огромные синие глаза и пролепетала:

- Мамочка?

Миссис Фигг присела рядом с девочкой, обняла ее, и так тихо, что даже Гарри, стоящий в двух шагах, еле услышал ее, сказала:

- Мама умерла, Валери...

Валери смотрела на миссис Фигг во все глаза и молчала, видимо, не зная, что сказать.

Огромные мускулы Джеральда Эвергрина отчаянно напряглись, когда он отнял руки от лица и обхватил подлокотники кресла. Он стремительно вскочил, бросился к дочери, поднял ее на руки и зарыдал, зарываясь лицом в дрожащие хвостики.

- Папа, почему?.. - заплакала девочка, и тут Гарри вдруг обнаружил, что комнаты вокруг него больше нет, только серый, клубящийся туман. Потом туман рассеялся, и его с силой бросило на колени. Он уткнулся носом в дверцу шкафа, на которую падал солнечный свет из окна. Гарри повернул голову к отдернутой гардине. Была весна.

По-видимому, прошло довольно много времени, занавески были уже белыми, а липа за окном прилично подросла и отчаянно тянула цветущие лапы к начинающему зарастать садику. Послышался топот копыт, и Гарри увидел, как к калитке верхом на пегой лошади подъехала девушка лет восемнадцати. Она спешилась, набросила поводья на колышек и, насвистывая что-то, влетела в дом. У нее, похоже, было прекрасное настроение.

Гарри с интересом разглядывал сильно подросшую с прошлого воспоминания Валери Эвергрин. Сейчас она была лишь немногим старше его самого. Высокая, удивительно привлекательная, с длинными грациозными ножками и большими синими глазами. На красную, расстегнутую на груди рубашку падал ворох золотистых волос с вплетенными в них глиняными бусинками, с руки свешивался такой же замысловатый хипповский браслет. Она довольно потянулась и сбросила сапоги для верховой езды в угол. Гарри услышал, как она взлетела наверх, потом какое-то время из ванной раздавалось немножко фальшивое пение (он захихикал - Валери пела арию Марии Магдалины из мюзикла "Иисус Христос - суперзвезда"), а потом она так же быстро пробежала мимо него, чуть не задев Гарри своими длинными, еще мокрыми после купания волосами. В руках у нее была стопка книг и листов бумаги, а глаза сверкали от нетерпения. Гарри прошел следом за ней на кухню и увидел, как она, уткнувшись в учебник по криминальной психологии, пытается налить себе чай. Почти все попало мимо чашки, но не обращая на это внимания, Валери разложила книги прямо на чайных лужах и принялась увлеченно что-то конспектировать, изредка прихлебывая чай и не попадая в рот булкой - видимо, книги были ей настолько интересны, что она не замечала ничего вокруг.

Гарри сел напротив и стал разглядывать ее. Странно, но ему показалось, что кроме прически с семнадцатилетнего возраста в ней почти ничего не изменилось: Валери была все такая же быстрая, полностью увлеченная делом, совершенно не приспособленная к домашнему хозяйству, судя по горке грязной посуды в раковине.

Зазвонил телефон. Валери с неудовольствием оторвалась от своих конспектов и отправилась к старомодной трубке возле вешалки в коридоре.

- Да? А, Джейсон, привет! Нет, только что вернулась на Пасхальные каникулы... Скучал? Правда? Ты - просто прелесть, милый! Нет, не могу, у меня много работы... Ну, Джейсон, подумай сам, мне нужно закончить проект до следующей недели, это и так будет сложно без университетской библиотеки! Что, в ресторан? Ну, Джейс, если ты на это решишься, то... Нет-нет, ничего не сказала. Честное слово, моя тема так интересна, что я испорчу тебе все настроение, болтая о ней в ресторане, я больше ни о чем думать сейчас не могу! Нет, ты не обидишься, дорогой! Почему? Потому что ты вообще не можешь на меня обижаться, ведь правда, милый?! Вот видишь. Э-э-э, Джейсон, тут папа пришел, надо ему готовить ужин... Да, пока, милый, звони! - она с грохотом швырнула трубку на рычаг и вынесла вердикт. - Боже, какой идиот!

Возвращаясь к столу с разбросанными на нем книгами Валери внезапно схватила лежащий на подзеркальнике дротик и запустила его в доску для дартса, висящую над кухонной дверью - Гарри едва успел увернуться. Он оглянулся - Валери выбила яблочко даже не прицеливаясь. Неплохой результат. Отведя таким образом душу, она уселась за стол и с удвоенной силой застрочила по бумаге, то и дело откидывая мешающую ей прядь золотых волос.

Кто-то прошел по дорожке прямо к дому. Звонок. Валери, точно спросонья, не сразу поняла, что дверь открывается, но когда в дверях кухни возник ее отец, она издала радостный вопль, запустила в угол толстенный том и бросилась к нему на шею.

- Па!

- Вэл, ты уже вернулась! А я-то думал, что ты завтра приедешь, хотел попросить Кевина встретить тебя на вокзале, - мистер Эвергрин потрепал Валери по густой золотой челке. - Слушай, разве теперь так ходят? Вчера видел парочку - боже мой, к чему мы идем! - на куртках фунт заклепок, волосы лилового и зеленого цветов, кошмарные петухи на голове, проколото все что можно и что нельзя, а ты... Какая у меня старомодная дочь, - с удовлетворением заметил Джеральд, ласково подергав Валери за глиняные бусинки браслета. - Неужели хиппи еще не вымерли?

- Дети цветов процветают, пап, - ухмыльнулась Валери. Не переставая обнимать отца, она прижалась щекой к его плечу. - Однажды мы с тобой потеряем работу, потому что больше не будет преступников, вот увидишь! Мир станет лучше, когда в нем не останется зла.

- Бог мой, это говорит будущий юрист! Мечтательница, ты никогда не сможешь работать в полиции, лучше иди в адвокаты, говорю тебе! - мистер Эвергрин отпустил Валери и заглянул в маленькую кастрюльку. - Это ты пыталась сварить суп? Гениально! Попытка - уже хорошо, - захихикал он и шутливо похлопал Вэл по боку. - Когда-нибудь ты даже сумеешь сварить яйцо, и моя жизнь будет прожита не зря!

- Папа! Честное слово, я уже не маленькая девочка, чтобы со мной так говорить! Лучше расскажи, сколько бандитов ты ухитрился поймать сегодня? - с энтузиазмом сменила тему Валери. Она забралась на стул и оперлась на локти, радостно заглядывая в тарелку: из нее отец отважно хлебал ее варево, которое вежливо назвал супом.

- Бедный ребенок! И когда ты повзрослеешь? Я горжусь, что ты - вундеркинд, Вэл, но иногда, честное слово, мне кажется, что тебе нужно перестать сидеть над книжками! Мир тебя разочарует!.. Я знаю, что то, чем занимаешься ты, важно, но полиция работает и с пьяницами, наркоманами и проститутками, а не только с таинственными убийцами. Знаешь, на задании в меня иногда постреливают, я в кабинете не сижу часами, как ты!

- Пап, но мое дело - размышлять, а не глупо размахивать пистолетом, не терплю оружия в руках. Оно способно заставить тебя думать, что ты можешь повелевать всем миром, жители которого не имеют в руках заряженного пистолета, - фыркнула Валери. - Интересно было бы представить меня с чем-то, что способно убить или покалечить!

- Дорогуша, но ты же сама настояла на том, чтобы я научил тебя стрелять и нож бросать в цель? Что-то не сходятся твои логические рассуждения...

- Да нет же, папа, все просто! Это для того, чтобы защитить себя. Или другого человека. Но поднять на кого-то руку с желанием убить - нет, никогда так не поступлю!

- Идеалистка, - буркнул Джеральд Эвергрин, приканчивая булку. - Обломает тебя жизнь!...

- О, пап, я так люблю тебя, - Валери потерлась щекой о руку отца.

Снова рывок и клубящаяся тьма. И снова Дом на болотах. Но уже лето. Буйно цвели яблони в саду, а птицы орали просто отчаянно. Гарри стоял теперь возле входной двери и едва успел увернуться, когда Валери галопом сбежала с лестницы, попутно собирая волосы в узел и роняя на пол шпильки и заколки. Она чертыхнулась и бросила взгляд на назойливо тикающие часы с кукушкой, висящие на стене. Было без пяти шесть.

- Черт, па, ну где ты?

Кажется, прошло уже немало времени с тех пор, как Гарри последний раз видел ее в Мысливе. На Валери было темно-синее вечернее платье, а в руках она нетерпеливо вертела сумочку. Было видно, что она куда-то собирается и ждет отца. И действительно, она подошла к телефону и набрала какой-то номер.

- Управление полиции Ньютон Эббота? Тиддлер, ты? Слушай, куда там папа подевался с вашего собрания? Вроде, оно должно было закончиться еще в четыре. Что, опять? Нет, ну он же выходит в отставку, разве не это мы сегодня будем отмечать?! Кстати, кто из ваших решил устроить музыкальный вечер - па не особенно любит музыку. Ну, как тебе сказать: с тех пор, как мама умерла... Ладно, Тиддлер, привет жене и твоему богатырю... Как, уже прорезались зубки? Отстала я от жизни со своей диссертацией. Хорошо, если папа позвонит, скажи, что я встречу его прямо у театра. Пока!

Не успела Валери положить трубку, как в дверь постучали. Она издала вздох облегчения и кинулась открывать, чуть не своротив Гарри с дороги. Но на пороге стоял незнакомый молодой человек.

- Боже, Кевин, только не говори, что папа решил в последний раз отправиться ловить бандюг, чтобы отметить свою отставку! Он опять прислал тебя вместо себя? Он же знает, что его сержанту медведь на ухо наступил, и ты засыпаешь на второй минуте концерта!..

- Погодите, мисс Эвергрин, - тихо перебил ее молодой человек по имени Кевин. - Он... не смог приехать. Дело в том, что... - он замолчал и только с каким-то отчаянным упорством пытался заставить себя продолжать, но не смог.

- Черт побери, ну что с ним такое произошло! Поймал Джека Потрошителя или... - Валери запнулась, глядя в лицо Кевину. Она побелела. - Кев, ты почему молчишь? Что случилось? Да не стой ты, как пень, скажи что-нибудь, придурок! - заорала она, тряся сержанта за плечо.

- Мне очень... ужасно жаль, Валери, но с комиссаром Эвергрином случилось... Он поехал вместе с нами час назад. Перестрелка с грабителями возле банка на Графтон-стрит... И...

- Нет...

- Случайная пуля, Вэл. Он умер мгновенно. Даже не успел ничего почувствовать...

- Нет, этого не может быть... Не может! - прошептала Валери. Она уронила сумочку и прислонилась к двери, сержант Кевин едва успел подхватить ее, иначе она бы упала.

- Не может! - ее ногти впились в косяк прямо над головой Гарри Поттера. По белой краске поползли длинные бороздки.

Темнота. И свет. И - шумная улица... Лондон.

И - Валери Эвергрин, чуть не сбившая его с ног. Гарри шарахнулся от нее, почти вписался в женщину, несущую продукты в бумажном пакете, потом едва увернулся от солидного мужчины с портфелем и бросился догонять Валери.

Невероятно. Как она изменилась!

Гарри вспомнил, как она выглядела, когда он в первый раз встретил ее у миссис Фигг. Кошмарная прическа, обгрызенные ногти, чудовищно уродливые очки на носу. Все это было - но было маскировкой! Теперь же Гарри в ужасе наблюдал воочию, как все эти атрибуты полного равнодушия к себе (включая и уродливое серое платье, и рваный чулок, и грязную обувь) смотрятся на Валери - подумать только! - вполне естественно. Она быстро шла по направлению к Стрэнду, взгляд у нее был отсутствующий. В руках, конечно же, стопка книг, не умещавшаяся в сумке. Она то и дело натыкалась на прохожих, небрежно бормотала извинения и неслась дальше, поглощенная какой-то мыслью. Завернув на тихую улицу (Гарри - за ней), Валери, уткнувшись в лежащую поверх стопки книжку и начала судорожно листать ее, настолько отвлекшись от жизни, что, по-видимому, свернула не в тот переулок и, оказавшись в пустынном и замусоренном тупике, гулко вписалась в спину какого-то человека. Гарри вздрогнул - человек был в мантии с надписью Министерство Магии. Гарри он показался смутно знакомым.

- Простите! - пробормотала Валери и, не обратив внимания на дикую с точки зрения обычного человека одежду, отправилась дальше, увлеченная книгой. Но Гарри, четко видевший всю кошмарную картину, застыл от ужаса.

Человек, в которого только что влетела мисс Эвергрин, стоял у самой стены, палочка в его руке дрожала. Он направлял ее на другого колдуна в длинной серой хламиде, и искоса всполошенно смотрел на мирно удаляющуюся от них маглянку с тонной книжек под мышкой. Свидетельницу. Но на Заклятие Забвения времени не было. Его соперник не преминул воспользоваться секундной заминкой.

- Ступефай! - громко каркнул колдун в серой мантии. Его кустистые седые брови яростно съехались над глазами, а тонкогубый рот искривился в язвительной ухмылке. Молодой аврор из Министерства Магии отлетел на несколько шагов и упал на кучу картонных коробок возле мусорных баков. Судя по неприятному хрусту, он сломал то ли ногу, то ли руку, и глухо застонал, не в силах двигаться. По щеке аврора текла кровь.

- Экспеллиармус!

Палочка рванулась из его рук, птичкой взмыла в воздух и приземлилась недалеко от Гарри. Серый колдун ухмыльнулся и занес свою высоко над головой. Гарри сковало страхом: неужели он ничем не сможет помочь? Нет, это всего лишь воспоминания, все, что он видит, уже случилось, и он бессилен. И только тут он заметил, что Валери уже не удаляется от них по улице, видимо, она рассеянно дошла до кирпичной стены тупика и только тут сообразила, что повернула не в ту сторону. Поэтому она теперь стояла, широко раскрыв глаза и смотрела, как серый колдун взмахивает своей палочкой и спокойно начинает:

- Авада...

- Вы что, с ума сошли, сэр? - громко перебил преступника голос Валери. Гарри аж подскочил. - Что это вы делаете? Оставьте его в покое! И немедленно, или я позову полицию!

Серый колдун расхохотался. Он поиграл своей палочкой в руке (глаза Валери не отрывались от него, оценивали ситуацию, пытались проанализировать причины такого странного поведения этого человека, подсчитывали шансы) и вновь коротко хохотнул:

- Глупая грязная маглянка! Что ж, одним свидетелем меньше! - палочка описала круг и взлетела вновь. Валери, наблюдал Гарри, как в замедленной съемке, выронила книги, будто бы не спеша, нагнулась, протянула руку за упавшей палочкой аврора, подобрала ее и, бегло рассмотрев, безошибочно взялась за нужный конец, что необычайно рассмешило черного мага. - Ты хочешь сразиться со мной? Что ж, попробуй! Даю тебе минуту форы!

- Уходите, - просипел аврор из кучи мусора. Он не мог встать, упавший ему на ногу ящик лишил его всякой возможности подняться. - Бегите, быстрее!

- Неужели это... то, что я думаю? - Валери не отрывала глаз от волшебной палочки в своей руке. Она, похоже, даже не была удивлена, просто пыталась подобрать логичное объяснение тем событиям, свидетелем которых она стала, и, не найдя разумного их истолкования, склонилась к самому фантастическому варианту. Самому правильному. - Тогда, она сработает... Как это вы сказали? - почти вежливо обратилась она к серому колдуну. - Ступефай? И сделали - вот так? - Валери осторожно описала палочкой кривую дугу.

Реакция была ошеломляющей. Палочка в ее руке с грохотом выстрелила снопом гигантских молний, рассеявшихся в воздухе черным дымом. Черный маг с истошным криком перевернулся в воздухе, сильно треснулся головой и боком о землю и затих. Валери испуганно выронила палочку, но все было уже кончено. Поэтому она быстро пробежала мимо неподвижно лежащей на земле серой бесформенной кучи, разбросала ящики и подала руку лежащему в картонном гробу волшебнику.

- Сэр, с вами все в порядке? Объясните, что здесь происходит?

- Вы из Отдела Тайн? - осипшим от боли голосом спросил маг, сильно хромая на левую ногу. - А я думал, что вы просто маглянка. Нет, никогда не видел такой превосходной конспирации! Ваши что, уже здесь?

- Наши? Простите, сэр, я не понимаю... Вам нужно в больницу. Погодите, сперва надо найти телефон и позвонить в полицию! Этот человек хотел вас убить! На углу, кажется, есть автомат, я вызову скорую помощь - вы ранены, сэр. Нет, невероятно, я не знаю, кто вы такой, но все это кажется какой-то магией! - без умолку говорила Валери, не в силах остановиться. Он протянула руку волшебнику и с трудом помогла ему подняться.

Аврор недоуменно смотрел на нее. Потом перевел взгляд на свою палочку на земле. Но сказать ничего не успел, потому что раздалось несколько быстрых хлопков, и из воздуха появились несколько человек в таких же мантиях, как у него. Гарри увидел, как, прихрамывая, к ним спешит Аластор Моуди.

- Флоран, вы ранены? - проскрипел Дикоглаз, сурово вращая своим волшебным оком в разные стороны. Валери замерла - от потрясения, обычному человеку облик Моуди никогда не показался чем-то тривиальным. Гарри тоже - от любопытства. - Это вы положили Акелдамуса? Хорошая работа.

Несколько авроров уже подхватывали по мышки серую кучу по имени Акелдамус и взмахивали над ним палочками - Гарри услышал слова Обездвиживающего заклятия.

- Н-нет, сэр, это не я, а вон та леди, - растерянно пробормотал Флоран. Гарри ударило точно током: он вспомнил где видел этого человека! Как это ни дико звучало, но этого молодого человека звали Флоран Фортескью, и он почти каждый год угощал Гарри и его друзей мороженым на Диагон Аллее, потому что был владельцем самого известного кафе-бара на этой волшебной улице. Так Флоран Фортескью - бывший аврор? И бывший ли? Гарри почему-то решил, что нет, вспомнив, как усиленно приглядывал за ним хозяин кафе, когда все вокруг считали, что за Гарри охотится Сириус Блэк. Привлеченный бесплатным мороженым, которым его радушно угощал Флоран, Гарри почти не отлучался тогда из его заведения, разложив все свои книги и учебники прямо на столике под пестрым зонтиком и старательно готовясь к новому учебному году. Так Флоран Фортескью, значит, следил за ним, охранял его, потому что это было его заданием?

- Та леди? - хмуро переспросил Моуди и повернулся к впившейся в него взглядом Валери. Жадный интерес в ее глазах говорил Гарри о том, что в ее голове происходит отчаянная работа мысли, она старается логически объяснить, что вокруг происходит. - Мисс, вы как здесь оказались? Вы из какого отдела?

- Ох, сэр, кажется, она маглянка...

- Но-но! - погрозила ему пальцем Валери. - Не изволите ли объясняться яснее, молодой человек? Вы что, пытаетесь меня оскорбить? Что это за "маглянка" такая?

- Ну, так наложим на нее заклятие Забвения, за чем же дело стало, - скучающе приговорил ее Моуди и поднял палочку. С быстротою молнии Валери метнулась обратно, подняла палочку Флорана и наставила ее на старого колдуна.

- Только попробуйте прикоснуться ко мне, сэр, или что-то сказать! Я уже поняла, как обращаться с этой штуковиной!

- Сэр, - подал слабый голос Фортескью. - Я же сказал - это она отправила Акелдамуса в нокаут! Она не понимает, что происходит, это точно. Но палочка словно расцвела у нее в руке, когда она произнесла заклятие! Никогда с мной не случалось ничего подобного: такая отдача могла быть лишь у очень сильного колдуна! Видели бы вы, сэр: точно бомба взорвалась! Но она маглянка - это бесспорно!

Моуди с минуту оценивал ощетинившуюся Валери магическим глазом и качал выщербленным носом. Затем кивнул двоим волшебникам в форменных мантиях авроров.

- Забираем ее, парни!

- Стойте! - закричала Валери, когда один из волшебников решительно взял ее за плечо. - Мои книги!

Книги остались лежать на земле. А потом землю тоже заволокло туманом.

Теперь Гарри сидел в углу на стуле в какой-то узкой и серой комнате. Помимо его стула, в комнате было еще два. Один - перед старым поцарапанным столом со следами давних подпалин - занимала Валери Эвергрин, донельзя злая и рассерженная. Второй - напротив - пустовал, и возле него расхаживал взад-вперед Дикоглаз Моуди, тщательно изучая пачку бумаг загадочного содержания.

- Я уже много раз повторила, сэр, - раздраженно говорила мисс Эвергрин. - Что не понимаю, о чем вы говорите! Я не знаю, ни кто такой Акелдамус, ни кто такой Вольдеморт! Я не знаю, чего вы от меня хотите, даже не представляю себе! По-моему, прежде всего вы сами должны мне объяснить, где я нахожусь, и каким образом меня сюда доставили. Вы что, работаете в каком-то сверхсекретном почтовом ящике? Кто вы такой? Пока я не узнаю, кто вы, на кого работаете, какого черта меня допрашиваете, в чем обвиняете, и где мой адвокат, ничего я вам не скажу. Даже имени своего!

- А мне это и не нужно, - задумчиво прогундосил Дикоглаз. - Ваше личное дело у меня сейчас в руках. Хм, - он пролистал несколько страниц в папке. - Эвергрин, Валери. Двадцать два года. Родилась в Ньютон Эбботе, Девоншир, 5 октября 1965 года. Отец - Джеральд Эвергрин, старший комиссар местного отделения полиции, погиб при исполнении служебного долга два года назад. Мать - Элейн Эвергрин, учительница музыки в местном колледже, умерла от туберкулеза в 1975 году. Образование: высшее, имеет степень доктора психологии. Работает в Королевском Лондонском Юридическом колледже, профессор. Неплохо, в таком-то возрасте, настоящий вундеркинд! Мои поздравления, мисс.

- К черту ваши поздравления! У меня сегодня днем лекции, а я тут торчу! Знаете, ваше общество, конечно, не лишено привлекательности, тем более для ученого, но еще привлекательнее оно для меня станет, когда мне, наконец, объяснят, зачем меня здесь держат?

- А вам ничего не приходит на ум? - поднял черную кустистую бровь Дикоглаз. - Вы же, кажется, еще и логист? Иногда работаете в Скотланд-Ярде, правильно? Так к каким же выводам вы пришли?

Валери явно решила, что нужно выложить карты на стол. Поэтому она откинулась на стуле, переплела руки на груди и спокойно сказала:

- Что ж, пожалуй, я поделюсь с вами своими наблюдениями. Сперва я сочла вас и ваших коллег сотрудниками Секретной службы и решила, что влезла в самую гущу какой-то правительственной спецоперации. Но, откровенно говоря, ваш внешний облик слишком театрален для этого. Вы, простите, сэр, точно из зоопарка сбежали...

Дикоглаз Моуди завел глаза.

- Продолжу. Итак - нет, не Секретная служба. Больше походит на странное представление, точно кто-то скрытой камерой снимает кино, этакую помесь экшна и фантастики. Но даже самые дорогие спецэффекты не могут дойти до такого - перемещать людей из одного места в другое со скоростью мысли.

- Именно, - довольно кивнул Моуди. Он прохромал к своему стулу и с усилием упал на него, продолжая сверлить Валери Эвергрин волшебным глазом. Гарри поежился от такого взгляда. - Так что же вы решили? Кто я такой, по-вашему?;

- Вы, как и ваши "коллеги", как вы их называете, обладаете одной странной особенностью, вот этой, - Валери кивнула на палочку в руке старого аврора. - Это все сказки, конечно, то, что у вас в руке. Но я сама видела, как это работает. Значит, это правда, и ей надо посмотреть в глаза - мне ничего не привиделось. Ну, и ваши странные наряды... думаете, я не заметила, что на них написано? Я пока умею читать по-английски.

- Так вы решили... Ну, что ж, скажите это вслух, дорогая!

- Я думаю, что вы - волшебник, - твердо сказала Валери, смело глядя Моуди прямо в волшебный глаз. - А все, чему я стала свидетелем - волшебство или что-то подобное ему. Я думаю, что вы все, кроме того серого неприятного типа, работаете в этом заведении, и находимся мы сейчас в нем же. А серый господин - похоже, он преступник, и вы за ним охотились. Я знаю эти штучки, мой отец работал в полиции, я сама - внештатный сотрудник Скотланд-Ярда... Скажите мне честно, вы и правда - колдун? - резко спросила она напрямик.

Моуди расплылся в довольнейшей улыбке, которая на его лице выглядела преотвратнейшей гримасой.

- Блестяще, мисс Эвергрин! Никогда я не встречал магла, способного так просто понять и принять очевидное. Мои поздравления вашей логике - она блестяще работает! Вы правы... можно сказать, во всем. Скажите, а вас не пугает ваше открытие?

- С чего это оно меня должно пугать? - величественно пожала плечами Валери. - Если вы не собираетесь меня прикончить, как свидетеля, мне ничего не угрожает.

- А если и собираемся? - Аластор Моуди вперил в мисс Эвергрин свой волшебный сверлящий взгляд. Гарри почему-то показалось, что Дикоглаз вполне способен сквозь глаза Валери увидеть и его. - Я не боюсь умереть, - равнодушно сказала Валери, подпирая щеку рукой, испачканной в синих чернилах. - К тому же это было бы слишком банально, точно в плохом боевике. Но вы продолжаете держать меня здесь, и возникает естественный вопрос: почему? Думаю, все дело в том, что произошло с палочкой этого молодого человека в моей руке. Слишком уж он был поражен. - Еще раз примите мои поздравления, - прошамкал Моуди. - Собственно, я решил забрать вас сюда, чтобы провести кое-какие эксперименты. Вы позволите? - он вынул свою палочку из рукава и положил на стол. - Возьмите ее. Валери с интересом посмотрела на палочку, а затем - на аврора. - А вы не боитесь, - начала она крайне любезным тоном. - Что я сейчас возьму эту штуку и удеру с ней? Аврор хрипло хохотнул. - Нет, я знаю, что не удерете! Вам не меньше чем мне интересно, что будет дальше. - Один - один, - вежливо кивнула Валери. - Итак, что от меня требуется? - Повторите этот жест, - Моуди с любопытством смотрел, как Валери Эвергрин впилась глазами в его кривую, всю в шрамах руку, тщательно наблюдая за тем, какие движения она совершает. Гарри обратил внимание, что Моуди несколько раз воспроизвел жест, использующийся в элементарных заклятиях. - И скажите, ну, например, Вингардиум Левиоса! - И что будет? Не особо хочется соваться в воду не зная броду! - А вы рискните! - Моуди довольно хитро посмотрел ей в глаза. Валери неуверенно откашлялась и с сомнением поглядела на старика. Видимо, он показался ей хиловат. - Хм, что ж, Вингардиум Левиоса! Результат превзошел все ожидания и Гарри, и Дикоглаза. Старика вырвало из-за стола, стул отшвырнуло в другой угол, а самого Моуди подбросило высоко к потолку. Он гулко ударился об него головой и завопил от боли. Деревянная нога, отвалившись, со стуком загрохотала по полу, а Валери застыла с палочкой в руке. - Да уж, интересный получился эксперимент... Вы не сильно ушиблись, сэр? Может, стоило попробовать что-то полегче? - озабоченно поинтересовалась она, поигрывая палочкой в руке. Гарри не выдержал и хмыкнул. В дверь вломилась целая дружина авроров с палочками наизготовку. Она застряли всей шумною толпой в дверях и с ужасом лицезрели ужасающую картину: их грозный шеф болтается под потолком, потирает синяк на лбу и хрипло хохочет. Волшебный глаз какое-то время беспечно болтался у него в глазнице, а затем капнул вниз и, тихо звякнув, укатился куда-то под стол. - Сэр, с вами все в порядке? - громко спросил Флоран Фортескью, первым вломившийся в комнату. - Она ничего с вами не... Моуди, однако, пребывал в эйфории: - О, поздравляю вас, девочка! Поздравляю! Какое событие, а? Нет, какое событие! Сто лет уже не было такого! И надо же именно я нашел этот самородок! - Фортескью недовольно поморщился, точно Моуди только что отобрал у него кусочек славы. - Событие, сэр? - Валери осторожно положила палочку на стол и вежливо подала руку Моуди, чтобы помочь ему спуститься. - Какое же? Моуди сел, перевел дух и принялся пристегивать к своей культе когтистый протез. - Вы - латент, моя дорогая! И опять - туман. И - "Дырявый котел"! Гарри обнаружил, что сидит за столиком возле камина. Перед ним стояла полная кружка усладэля. Что ж, отчего бы не... Гарри оглянулся, но его, как всегда, не замечали, поэтому он решительно взялся за кружку и основательно приложился к ней. Бр-р-р-р! Жидкость не имела ни вкуса, ни запаха, видимо, так как Валери Эвергрин ее не пила, она не сохранила воспоминаний о вкусе усладэля именно в этой кружке. Кстати, а где же Валери. Моуди, вот он, сидит у огня и посматривает то на дверь, то на остальных немногочисленных посетителей бара. Гарри аккуратно поставил кружку на прежнее место и обошел кресло с высокой спинкой, в котором сидел собеседник Дикоглаза. Его взгляд перся в длинную белую бороду и щегольской бархатный колпак с золотой кисточкой. Блеснули стекла очков-полумесяцев: Дамблдор! Директор Хогвартса сидел напротив Моуди и мирно поедал сникерсы, на столе перед ним высилась уже целая куча оберток, и лакировал все это дело кока-колой. Моуди с подозрением поглядывал на красный рисунок на банке и прихлебывал из своей неизменной фляжки. - Ну, где же она, неужели так и не смогла найти дорогу! - нервно прорычал он. - Мне стоило таких трудов уговорить Фуджа, а она, наверное, передумала! - Не беспокойся, Аластор, - улыбнулся Дамблдор, угощаясь очередной конфеткой. - Неужели ты думаешь, что, оказавшись таком мире, как наш, девушка с настолько развитым воображением отступит и убежит? Она понимает, что означает слово "латент"? - Я объяснил ей, - проворчал Моуди, обозревая темное окно, выходящее на магловскую улицу. - Но маглы... даже она... способны ли они понять всю ответственность, которую налагает судьба на латента? Хотя в этом случае... надеюсь, старина Бамблби, что эта девочка не передумает. Ради нее и ради нас всех надеюсь! - Это не она, случайно, Аластор? - негромко поинтересовался Дамблдор, оторвавшись от конфет. Гарри обернулся и увидел стоящую в дверном проеме Валери. Она вновь изменилась: куда подевались серые платья, уродливые очки и небрежная лохматость. Перед ним стояла невероятно красивая женщина, лучащаяся энергией. Такая, какой он привык ее видеть. Длинные волосы ушли в прошлое, и Гарри узнал знакомую короткую золотистую стрижку. Элегантный костюм и дорогая сумочка. Валери точно пришла представляться потенциальному работодателю и изо всех сил старалась не ударить в грязь лицом, зная, что эта встреча изменит ее жизнь навсегда. - О, поздравляю! Великолепна, не правда ли? Представь, что если ей было бы шестьдесят? Ты переживал бы так же сильно? Моуди, отчаянно нахмурившись Дамблдору, повернулся к Валери и помахал ей, немедленно поменяв мину на невероятно приветливую. - О, мистер Моуди, добрый вечер! - Валери, сияя, подошла к их столику, и Дамблдор с Моуди вежливо (Моуди - еще и кряхтя) приподнялись и по очереди пожали ей руку. - Присаживайтесь, дорогая, - прогудел Моуди. - Но позвольте вам сперва представить моего друга: Альбус Дамблдор, директор Школы Чародейства и Волшебства Хогвартс. Альбус, это - мисс Валери Эвергрин. - Чрезвычайно приятно, - вежливо сказал Дамблдор, пожимая руку Валери, и, подождав, пока она сядет, добавил. - Я невероятно счастлив, что вы согласились на мое предложение. Видите ли, латенты в наше время - большая редкость, а если они и существуют, то далеко не все обнаруживают себя. - Последнего латента нашли много лет назад, - пояснил Моуди, почему-то хитро прищуриваясь в сторону Дамблдора. - Ох, и много же усилий, по слухам, потребовалось, чтобы уговорить его учиться. Но результат сидит перед вами, мы с ним окончили Хогвартс вместе! - О, неужели? - глаза Валери с любопытством остановились на скромно улыбающемся Дамблдоре. - Вы тоже латент, сэр? - В некотором роде, дорогая. В моей семье очень долго не было волшебников, поэтому, когда родились мы с братом, возникли кое-какие сложности. Но если мой брат - волшебник, мягко говоря, не слишком удачливый, сквиб, то мне повезло немного больше, хотя, к сожалению, несколько поздновато... Не хотите ли конфетку? - Дамблдор с энтузиазмом предложил ей сникерс. - Благодарю вас, сэр. - Том! - хрипло позвал Моуди. Рядом материализовался бармен. - Стаканчик усладэля даме. И тарелку шоколадушек, - Том кивнул и умчался. Спустя пару минут на столе появился стакан и тарелка с шоколадом. - И откуда вы узнали, что я люблю сладкое, - удивилась Валери, разглядывая шоколадушку. - Вроде, в моем досье это не значится. - У меня свои методы, дорогая, как и у Альбуса, впрочем. Но вы, главное, скажите, согласны ли вы с нашим предложением? Сами понимаете, такой случай упускать нельзя! - Хм, сэр, почему мне кажется, что и вы заинтересованы в этом не меньше меня? - Валери рассматривала усладэль на свет. - Умна! - поднял кривоватый палец Дикоглаз Моуди. - Латенты, мисс Эвергрин, - мягко заметил Дамблдор. - Всегда играли важную роль в истории магии. Почти все они стали могучими магами, известными своими подвигами. При слове "подвиги" Валери ухмыльнулась и покачала головой, очевидно, не ассоциируя это со своей скромной персоной. - И их предками, - добавил директор Хогвартса. - Всегда оказывались великие волшебники, если их вообще удавалось разыскать, этих предков. - Так вы что, еще и ищете моих предков, что ли? - Валери перевела удивленный взгляд на Моуди. Тот завозился на стуле. - Разве то, что у меня были в роду знаменитые волшебники, настолько важно? Какая разница, кто они? - Большая, моя милая, очень большая, - Дамблдор медленно разворачивал очередной сникерс. Гарри удивился увлеченности, с которой профессор ковырялся в обертке, точно не хотел поднимать глаза на Валери. - Чем больше была их сила, тем больше будет ваша. Аластор рассказывал вам о Вольдеморте? - А, об этом! Да, было дело, но какое же это имеет ко мне отношение? - Кто знает, дорогая, кто знает... Так вы, значит, согласны учиться в Хогвартсе? Это просто замечательно. Будет, конечно, трудно сначала, но мы, я имею в виду профессорско-преподавательский состав, вам всецело поможем! - Э-хм, профессор Дамблдор, а можно я задам вам один вопрос? Дамблдор благосклонно кивнул. - А вы смогли установить, кто был вашим предком? - О, конечно, конечно. Это было в высшей степени увлекательно, скажу вам, дорогая! Гарри замер в ожидании откровения со стороны Дамблдора, но внезапно, вся картина перед глазами парня смазалась, как чернильное пятно. Он почувствовал, что его тянут за руку куда-то наверх, и спустя пару секунд оказался лицом к лицу с мисс Валери Эвергрин. Настоящей мисс Эвергрин. И она была крайне сердита...


Глава 8. Ореховый прутик и Пять Стихий. | Гарри Поттер и Лес Теней. | Глава 10. Личная жизнь ментолегуса.