home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава XIII

АХЕТАТОН, СТОЛИЦА НА ОДНО ЦАРСТВОВАНИЕ

«Великая очарованием, радующая глаз своей красотой» – такими словами один из жителей Ахетатона описывал резиденцию бога Атона, истинный образ неба на земле.[72]

К концу девятого года правления строительство новой столицы Египта было в значительной мере завершено. Теперь Атон имел собственные владения, в пределах которых мог являть людям свое подлинное естество. Эхнатон выполнил первый долг фараона: осуществил главное дело своего царствования. Точные размеры этого города, которому не суждено было расширяться, ибо его границы установил сам Атон еще в день основания столицы, указаны на пограничных стелах. Занимая площадь приблизительно в 100 кв. км, он располагался на восточном берегу Нила; его протяженность с севера на юг составляла 30 км. Хотя позднее город был полностью разрушен, археологи обнаружили фундаменты зданий, смогли определить расположение кварталов и предложить достоверные реконструкции построек. Поэтому мы знаем, что город имел северный и южный кварталы (каждый со своим предместьем), а также центральную часть, где доминировали дворец и главный храм.

Ахетатон, население которого достигало, по меньшей мере, 40 тысяч, никак нельзя назвать маленьким городом. «На протяжении своего недолгого существования он был столицей величайшей империи мира, – пишет Пендлбери. – В нем решались все государственные дела. На его улицах можно было встретить представителей всех известных тогда народов: минойцев, микенцев, киприотов, вавилонян, евреев и многих других; на заднем же плане текла своим чередом обычная египетская жизнь, не менявшаяся со времен далеких предков».

Город Атона, истинное сердце Египта, где принимались судьбоносные для Обеих Земель решения, был хорошо защищен; войска, включавшие нубийские и азиатские подразделения, бдительно охраняли подступы к городу. Часовые докладывали о каждом подозрительном инциденте, а армейские части быстрого реагирования находились в постоянной боевой готовности.

Действительно ли царская семья обрекла себя на добровольное заточение в резиденции Атона? По мнению немецкого египтолога Кееса, изоляция эль-Амарны была тотальной: столица представляла собой замкнутую экономическую единицу. Рассчитывая только на себя, она полностью обеспечивала собственные потребности. Эхнатон, согласно этой концепции, вкушал плоды своей славы и совершенно не интересовался окружающим миром.

Однако на самом деле ничто не доказывает, что Эхнатон оставался запертым в стенах своего города. Без сомнения, он совершал поездки в другие регионы страны – по религиозным или политическим причинам; известно, например, что в период траура после кончины Аменхотепа III он находился в Фивах. Не будем забывать, что фараон правил не только Ахетатоном, но и всем Египтом.

В одном тексте уточняется, что если царь, Нефертити или их старшая дочь умрут вдали от столицы, их тела будут перевезены обратно в Ахетатон и погребены в заранее подготовленной скальной гробнице, к востоку от города. Это утверждение самым недвусмысленным образом подчеркивает связь между Атоном, городом Солнца, и царской семьей, призванной явить миру божественную славу во всем ее блеске.

Центральная часть Ахетатона располагалась вдоль главной дороги, которая вела от северного дворца к так называемому Большому дворцу; в последнем имелось множество открытых пространств и – в самом сердце здания – гигантский двор, обрамленный колоссальными статуями Эхнатона. Статуи, очевидно, должны были внушать посетителям мысль о величии религии Атона и ее главного служителя, царя.

Представьте себе великолепное здание длиной около 262 м, с очень широким фасадом, который связан кирпичным мостом, перекинутым через дорогу, с небольшой резиденцией, собственно домом царя. В последнем было так называемое «окно явлений», через которое царственная чета показывалась вельможам.

Отделка дворца отличалась особым изяществом: алебастровые базы колонн были украшены инкрустациями в форме лотосов; стволы колонн из песчаника, выкрашенного в зеленый цвет, символизировали связки тростника; капители имитировали листья и цветы лотоса. В росписях полов художники использовали природные мотивы: болотистая местность с зарослями чуфы и папируса, взлетающие дикие утки. Настенные росписи, выполненные гуашью по гипсовой штукатурке и очень насыщенные по цвету, напоминали фрески из дворца Аменхотепа III в Малькате. Они тоже прославляли красоту египетских пейзажей и счастливую жизнь под лучами божественного Солнца. Рельефы вдоль рамп изображали царственную чету, которая приносит подношения Атону, в то время как принцесса Меритатон играет на систре, или же длинные ряды покорных богу военнопленных. Резиденцию окружали роскошные сады.


Нефертити и Эхнатон

1. Центральный квартал.

2. Северный пригород.

3. Северный дворец.

4. Северный квартал города.

5. Мару-Атон (южный дворец).

6. Алтари в пустыне.

7. Северная группа гробниц.

8. К царской гробнице.

9. Поселок и частные святилища.

10. Южная группа гробниц.

11. Совр. деревня эт-Тиль.

12. Совр. деревня эль-Хагг Кандиль.

13. Совр. деревня эль-Амириа.

14. Совр. деревня эль-Хавата.

15. Совр. деревня Бени Амран.

16. К каменоломням Хатнуба.

17. Стела J.

18. Стела К.

19. Стела М.

20. Стела N.

21. К стеле Р.

22. К стеле Q.

23. Стела R.

24. Стела S.

25. Стела U.

26. Стела V.

27. К стеле X.


К северу от дворца располагалось множество административных зданий: в них размещались, например, полицейское управление, сокровищница, служба иностранных дел. Однако истинной жемчужиной этой части города был большой храм Атона, вход в который фланкировали две башни из кирпича, напоминавшие традиционные пилоны. Пройдя через ворота, посетители попадали в «прибежище радости»: за колонным залом следовало несколько дворов под открытым небом и, наконец, святая святых храма– Гем-Атон («Атон найден»).

Поблизости от дворца Эхнатона построили еще один храм, более скромных размеров. Он назывался «Домом Атона» и представлял собой нечто вроде часовни, сориентированной таким образом, что она находилась на одной оси со входом в вади, в котором была высечена царская гробница.

Большой храм окружали мастерские, где производилось все необходимое для культовой практики. Археологи, к примеру, установили, что хлебопекарни занимали два длинных (прямых и параллельных) ряда помещений за пределами храмовой ограды. Каждое помещение предназначалось для самостоятельной пекарни; в каждом было по четыре круглых печи и (вдоль стен) кирпичные лари для хранения муки или хлеба.

В северном квартале жили торговцы и мелкие чиновники; там постоянно царило оживление. Работали в своих «офисах» писцы, в лавках можно было купить самые разные товары – включая те, что привозились на кораблях и разгружались на столичных причалах. Но тут же, у реки, располагался и Большой дворец – главная царская резиденция, хорошо защищенная и наглухо отгороженная от остальной части города. Здесь начиналась самая большая в городе дорога, которая, чуть южнее, проходила мимо дворца, предназначавшегося для Меритатон, старшей дочери царя. В северном дворце имелись залы для приемов, купальни, солнечный храм под открытым небом, сады, дворы с расписными стенами, фрески с изображениями пейзажей и животных, которые представляли природу как райское видение и были, по меткому замечанию Жака Вандье, «перенесением в план архитектуры восхитительного гимна Солнцу, сочиненного самим царем». Археологи обнаружили там и остатки своего рода зоологического сада: загоны, кормушки, другие приспособления, необходимые для содержания птиц и зверей.

Неповторимый облик южного квартала, где жили чиновники высших рангов и работали некоторые скульпторы, определял странный архитектурно-парковый комплекс, Мару-Атон. Он включал в себя неглубокие водоемы, сады, павильоны, часовни. Это был некий искусственный «теологический пейзаж», прославлявший благодеяния Атона. Специальный наблюдательный пункт позволял царице (чья ритуальная роль особо акцентирована в Мару-Атоне) принимать участие в ежедневном рождении Солнца.

Самые красивые городские виллы были окружены садами и защищены прямоугольными оградами со стороной до 24 м. Конюшни, хлева, житницы составляли необходимую часть приусадебного хозяйства. Археологи идентифицировали даже одну «ферму», которая специализировалась на разведении свиней: животных кормили зерном и содержали в специальных загонах. Соленое мясо хранили в кувшинах, запечатанных белым гипсом.

Внутри виллы обычно имелась одна большая зала, потолок которой поддерживали расписные деревянные колонны; в ней принимали гостей, трапезничали и устраивали праздничные пиршества. Свет проникал в это помещение через окна.[73] Вокруг залы располагались разные комнаты, кабинеты, приёмные. В глубине виллы находились частные апартаменты: спальни, ванные комнаты, туалеты, комнаты для массажа.

Что касается типичной планировки более скромных домов, то они строились на квадратном высоком фундаменте, иногда имели передний двор и состояли из гостиной, центральной части, включавшей большее или меньшее число комнат, отдельного кухонного помещения и террасы, на которую вела лестница. Однако, по правде говоря, почти невозможно найти два идентичных дома: перечисленные нами классические элементы сочетаются в самых разных комбинациях.

Квартал ремесленников и людей неквалифицированного труда, который образовывал как бы отдельный поселок внутри города, состоял из параллельных улочек, пересекавшихся под прямым углом. В прихожей дома ремесленник оставлял свои инструменты; далее следовали жилая комната, кухня, одно или несколько дополнительных помещений. Каждая семья имела собственную часовню, где устраивала священные пиршества; часовни были посвящены таким божествам, как Амон, Исида, Бес или Тауэрт.

Изучение Ахетатона позволяет сделать вывод о высокой степени когерентности египетского общества: связи между городским и сельским населением никогда не прерывались; город, даже столица, не был холодным монстром, отгородившимся от природы, но представлял собой совокупность поселков, между которыми поддерживалось оживленное сообщение. Невозможно, следовательно, согласиться с теми, кто говорит о зарождении в Ахетатоне первых гетто или городского пролетариата: ведь богатые и бедные жили в этом городе бок о бок друг с другом. Особое место занимали лишь фараон и его семья: сам характер их функций требовал, чтобы они пребывали в отдалении от обычных людей, в центре ансамбля священных памятников.


Глава XII ВОЕННЫЕ У КОРМИЛА ВЛАСТИ? | Нефертити и Эхнатон | Глава XIV АХЕТАТОН, ГОРОД АТОНА