home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15

Делать уколы Кузе Ярочкину не пришлось. Реакцию Манту ставила бригада врачей из поликлиники, им помогала Тамара Михайловна. Кузе досталось оформление карточек.

Когда на столе осталась только одна карта с именем Дмитрия Гуцуева, в коридоре послышался шум и грохот. Дверь распахнулась, ударив в стену, и воспитательница Лариса Ивановна втолкнула в кабинет того самого мальчика, который волком посмотрел вчера на Кузю, когда тот проходил мимо столовой. Сейчас он выглядел таким злым, будто собирался броситься на врачей и перегрызть им горло.

– Митя, давай руку-то, – мягко сказала Тамара Михайловна.

– Я вам не дамся, – отрезал Митька и повернулся к двери.

– А мне? – спросил Кузя, поднимаясь из-за стола.

– Тебе? – Митька окинул Ярочкина уничижительным взглядом. – Тебе тем более.

– Ну и как хочешь, – пожал плечами Кузя. – Заболеешь тубиком…

– Чем?

– Тубиком. Туберкулезом. Будешь целыми днями в тубзике сидеть.

– Где?! – глаза Митьки поползли на лоб от удивления.

– Где-где, на горшке!

Врачи из поликлиники отвернулись к стене, чтобы не засмеяться, Тамара Михайловна сосредоточенно наклонилась над стерильным столиком, тоже боясь прыснуть со смеху.

– Хм, гонишь ты, – скривился Митька. – От туберкулеза не дрищут, от него кашляют. Он от этого бывает… От сахара!

– От сахара? – в свою очередь удивился Кузя.

– Ага. Когда я в приемнике-распределителе сидел, мне пацан один рассказывал. Надо сахарную пыль вдыхать, чтобы туберкулез был.

– Зачем?!

– Чтоб на зоне в больничку попасть, понял?

Кузя охнул и сел на кушетку.

– Значит, колоться ты не будешь?

– Не-а.

– Иди тогда.

Митька шагнул было к выходу, и тут Кузя подскочил сзади, резко схватил его за шею и вывернул руку. Митька дернулся, но тут же замер. Врач ловко сделала на его руке пуговку Манту.

Кузя отпустил мальчика. Тот встряхнулся, как помятый кот.

– Это ты зря, – прошипел он. – Я б и убить мог.

Ярочкин только вздохнул и покачал головой, глядя, как за Митькой закрывается дверь кабинета.

– Тоже мне, киллер-недокормыш. Туберкулез от сахара!

Сегодня было еще скучнее, чем вчера. Вчера, не успела опергруппа разобраться с обворованным сараем, по рации сообщили об утопленнике на дальнем карьере. Когда приехали на место, «утопленник» уже стучал зубами от холода и нетерпения по краю граненого стакана. Плюнули, заодно искупались. Одевались уже на ходу в машине, когда ехали на квартирную кражу. Там проторчали больше двух часов: осматривали, описывали, опрашивали. Тимуру казалось, что основное занятие оперативника – писанина. Коля строчил и строчил что-то в блокноте, на бланках, потом, когда, наконец, вернулись в отделение, на компьютере.

– А ты как думал? – усмехнулся он, когда Тимур спросил, неужели все это так срочно, важно и нужно. – Знаешь, как обидно бывает, когда дело разваливается в суде только из-за того, что оперативники что-то не дооформили или следователь что-то не дописал. Так что никуда не денешься.

Сегодня был самый настоящий обыск с понятыми, ордерами, описями и постановлениями. Изымали документы из офиса коммерческой фирмы, нелегально торговавшей медикаментами. Тимуру доверили пересчитывать листы и переписывать названия. Через три часа такой работы от бумаг у него уже рябило в глазах, Коля смилостивился и отправил его снимать показания с молоденькой бухгалтерши. Бухгалтерша вообще ничего не знала, лепетала какую-то ерунду, Тимур кивал и записывал. Наконец, все, что нужно было, изъяли и опечатали, коробки с документами и системные блоки компьютеров перетаскали в машину, завалив все сиденья. Тимуру места не хватило, и Коля отправил его домой пешком.

Вечернее солнце было теплым и ласковым. Оно катилось, огромное и красное, над самым горизонтом, провожая запоздалых путников. Они не торопились, наслаждались летом и обществом друг друга. Тимур, как и обещал, встретил Марину после работы, и им обоим хотелось, чтобы дорога никогда не кончалась и никогда не привела их к остановке.

– А чем твои родители занимаются? – спросила Марина.

– Чем?.. В двух словах даже и не скажешь. Мама журналист, а отец – бизнесмен.

– А не в двух словах.

– Ну, мама последние годы работает в еженедельнике «Бизнес-Ярославль» обозревателем. Она всю жизнь вся в работе. Все старается нас с братом обеспечить не хуже других. Хорошо, что мы уже взрослые, сами понемногу зарабатываем.

– Но у тебя же отец – бизнесмен.

– Они давно в разводе. Практически с моего рождения.

– Ну и что? Мои родители тоже в разводе, но папа нам всегда помогал. И в отпуск меня с собой брал.

– Да нет, – возразил Тимур, – он нам помогает, но мама – очень независимый человек, она не может жить за чужой счет, пусть даже и за счет отца. У нее в отношении денег куча комплексов. Представляешь, в нее влюблен один человек, политик, член Совета Федерации, москвич…

– Серьезно?!

– Серьезно. Вот именно, все у них очень серьезно. Он замуж ее зовет, а она все сомневается. Не может решиться, все считает, что раз они из разных социальных слоев, то и счастья не будет, вот и живет на два дома, то в Москве, то здесь.

– Может, она просто вас с братом не хочет одних оставлять? – предположила Марина.

– И это тоже. Да еще ей все кажется, что не справится она с ролью жены чиновника такого уровня.

– Тим, а может, она его просто не любит, потому и сомневается.

– Может быть, – вздохнул Тимур. – Мне вообще иногда кажется, что она все еще отца любит. Да и он ее тоже.

– Он не женат?

– Нет. Он сейчас не совсем здоров. В прошлом году его компанию пытались захватить черные рейдеры. Одна девица из этой команды умудрилась даже влюбить отца в себя, и он на ней женился. Только все это ради наследства, ради бизнеса. Его собирались просто убить, отравить, когда он оформит все необходимые документы. А он-то думал, что это любовь. Его едва спасли в самый последний момент. Он полгода в инвалидной коляске на работу ездил, да и сейчас с палкой ходит. Теперь не доверяет никому, кроме самых близких. В его доме мамина подруга живет, Вера Травникова, работает его помощником, референтом. Он никому не доверяет так, как ей.

– Ну вот, говоришь, он маму твою до сих пор любит, а живет с ее подругой.

– Но она же не жена ему, просто друг.

– Тима, а ты сам-то веришь в дружбу между мужчиной и женщиной, которые в одном доме живут?

Он посмотрел на девушку. Марина была такая тоненькая и маленькая в белом батистовом платье с оборочками, как ребенок. В волосах – красное солнце, в глазах – озорные искорки. Еще вчера он ответил бы, что в дружбу между мужчиной и женщиной он верит. А теперь… Теперь у него в груди горело солнце. И в голове мозги все поплавились и стекли в живот.

– А, Тим?

– Что? – он не слышал, что она еще спросила.

– Я говорю, мама твоя красивая?

– Мама?

– Ну да, мама…

Он задумался. Думать, правда, было почти нечем. Красивая? Конечно, красивая! Самая красивая, самая умная, самая лучшая! Она же – мама. Но Кузька учил: никогда не говори женщине, что другая красивее. Это тот случай или не тот? Черт, все из мозгов выветрилось, одни Кузькины уроки остались.

– Знаешь, я тебя с нею познакомлю, – выкрутился он.

Марина засмеялась.

– А ты не боишься меня с мамой знакомить? Вдруг я подумаю… А!..

Она вдруг резко обернулась, споткнулась и чуть было не упала. Тимур подхватил ее, она оказалась так близко…

– Там кто-то был! – испуганно зашептала Марина.

– Где?

– Там, за кустами. Что-то сверкнуло.

– Подожди, я посмотрю.

Тимуру так не хотелось выпускать ее из этих случайных объятий.

– Не ходи, Тима, – она вцепилась в его футболку. – Пойдем скорее отсюда! Вдруг это убийца…

Но парень высвободился и шагнул к самым кустам. Там, в зарослях акации, он никого не увидел, только высокая трава почему-то качалась. А ветра не было. Тишь стояла удивительная.

– Тима, – жалобно позвала девушка. – Пойдем, а?

Он вернулся на дорожку, еще раз оглянулся на кусты.

– Наверное, кошка.

– Кошка? Какая кошка?

– Там кошка, наверное, была.

Марина схватила его за руку и почти бегом потащила к остановке.

– Кузя, как ты думаешь, наша мама красивая? – спросил Тимур, задумчиво ковыряя вилкой салат.

– Нормальный вопросец! А у тебя сомнения что ли есть?

– Да нет у меня никаких сомнений!

Тимур уже ругал себя за то, что задал глупый вопрос. Глупый! Глупее не придумаешь.

– Да наша мама, если хочешь знать, потрясающая женщина! – Кузя уселся напротив брата и назидательно помахивал перед его носом шумовкой. – Она умная, сильная и очень красивая. И не просто красивая. Она яркая, привлекательная и очень сексуальная! И, если ты на это намекаешь, то ей самое время сейчас выйти замуж. Не понимаю, что она с Иловенским тянет?

– А ты думаешь, так просто в сорок лет всю жизнь изменить, да еще и в другой город переехать?

– Не в сорок, а в тридцать девять. И это еще совсем не много. Это даже еще не последний шанс, но и упускать его не стоит. Вряд ли кто-то будет любить ее так сильно, как Павел Андреевич.

– Отец. Он ее тоже любит.

– Отец?! – фыркнул Кузя. – Ага. Любит, сил нет! Не успел с третьей женой развестись, стал жить с новой женщиной. А любит, конечно, маму…

– Да не понимаешь ты ничего! Тетя Вера ему – друг, она помогает, пока он лечится. Поддерживает. В конце концов, она тоже невольно виновата в том, что его тогда парализовало. И отец мне говорил, что это только дружба.

– Да? Ты сам-то веришь, что мужчина и женщина могут дружить, да еще при этом жить под одной крышей?

Тимур помолчал, пожевал салат.

– Вот и Марина так говорит.

– Марина? – оживился Кузя. Кажется, у него даже кончики ушей задрожали от любопытства.

Но брат нахмурился.

– Что это за салат? Гадость какая-то.

– Ешь-ешь, полезно. Потенцию повышает. Так что Марина?..

– Чего повышает?! – Тимка в сердцах отшвырнул вилку. – Сам жуй. Все, пошел философию учить.

Кузя дождался, когда брат выйдет из кухни, а потом вывалил салат в мусорное ведро.

– Знаю, что гадость, – пробурчал он. – Ну не удался салатик. Надо же, какие мы нежные…


Глава 14 | Золотой скорпион | Глава 16