home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Обед кончился уже десять минут назад, и главный бухгалтер Зоя Федоровна Круглова сердилась. Разгильдяйства она не любила. А оно, разгильдяйство, было налицо. Каждый день кто-нибудь да опаздывает, то утром, то с обеда, то пораньше норовит уйти.

В верхнем ящике стола у Кругловой лежала специальная тетрадочка, куда она скрупулезно записывала все отгулы, опоздания и переработки. Она уже дважды выдвигала ящик, но записывать в тетрадочку десять минут опоздания?.. Это как-то мелочно. Вот если ее не будет хотя бы полчаса…

Галина Петровна не вернулась ни через полчаса, ни через час, ни даже через два. Первой тревогу забила расчетчица Лена.

– Зоя Федоровна, да не было такого никогда, чтоб Галина Петровна опаздывала! Мы все грешны, не спорю, но чтоб она… Не может быть!

Круглова не могла не согласиться, но что же могло случиться?

– Может, поехала куда, а на мосту пробка?

– Куда поехала!? У нее сумка на стуле висит. Может, в милицию позвонить?

– Лена, прекрати! – подала голос из смежного кабинета Света Киселева, экономист. – Ты что милиции скажешь? Кассирша ушла обедать и не вернулась?

– Так ведь ее третий час нет! – не унималась Лена.

– Работай давай, – Света хлопнула на стол перед Леной пачку счетов. – Болтает, наверное, с кем-нибудь твоя Галина Петровна, а ты воду мутишь.

На время все в бухгалтерии затихло, только шелестела бумагами Лена и в смежном кабинете Света порой стучала по клавиатуре компьютера. Так перед грозой чуть шелестит в ветвях ветер, и изредка стучат по крыше первые редкие капли.

Дверь распахнулась, будто в нее ворвался ураган: вахтерша тетя Роза с вытаращенными от ужаса глазами, задыхаясь, выпалила:

– Галину Петровну на стройке уби-и-или!

Лена ахнула. Счета разлетелись по всему кабинету, как листья.

Все говорили почему-то вполголоса, будто боясь потревожить кого-то. Тревожить было некого: Галину Петровну увезли в больницу. Она была еще жива.

– Что ее понесло-то туда? – тихо басил проректор по хозяйственной части Борис Борисович по прозвищу Быр-Быр.

– Не знаю, – всхлипывала Лена Ерохина. – Я обедала, не видела, как она уходила…

– За ягодами она пошла, – тетя Роза тоже плакала, громко сморкаясь в клетчатый платок.

Больше никто не плакал. Света Киселева послушала немного и ушла в свой кабинет щелкать на компьютере. Зоя Федоровна стояла, прислонившись к косяку и скрестив руки. Губы ее были сердито сжаты в ниточку: почему все собрались именно в бухгалтерии? Народу набилось столько, что не только сесть, встать негде. И выпроводить их неудобно, люди ведь на несчастье собрались… Поглазеть. Только почему сюда? Убийство-то не здесь произошло. Вот и шли бы на стройку, там и собирались. Или у приемной, милиция-то сейчас там. Выпроводить! Или неудобно?

– Она за ягодами пошла, – подтвердил слова тети Веры доцент с кафедры философии Сомов. – Я ее встретил, когда сюда шел. Мы еще поговорили…

– И она сказала, что на стройку пойдет? – спросил Быр-Быр.

Доцент пожал плечами.

– Нет, вроде не сказала. А куда ж еще?

– Лес-то большой.

– Ну не знаю…

– Конечно, туда, раз нашли ее там, – резонно прогудела тетя Роза. – Вы, Юрий Иванович, милиционеру-то скажите.

– Да что говорить? Я ничего не знаю.

– А кто ее нашел? – поинтересовался программист Сережа Федотов.

– Мальчишки детдомовские с рыбалки шли. Хорошо, что нашли, там редко кто ходит. Еще пару часов и не спасли бы.

– Думаете, спасут? – оживился Федотов.

Борис Борисович вздохнул и пожал плечами.

Круглова совсем было решилась выставить вздыхающую и шепчущуюся толпу из бухгалтерии, как за нее это сделала Света.

– Так, граждане, – сказала она, возникнув на пороге с новой пачкой документов для Лены. – Собрание окончено, прошу расходиться. Нам еще работать надо, а сегодня, я думаю, никого больше убивать не будут. Приходите завтра.

Народ нехотя потянулся в коридор.

– Юрий Иванович, – Жуков имел дурацкую, по мнению его коллег, манеру говорить так тихо, чтобы к его голосу прислушивались. Хотя бы к голосу, потому что к словам его не прислушивался уже никто. – Юрий Иванович, неужели вы теперь считаете позволительным опаздывать на заседания кафедры?

– Павел Федорович, – растерялся Сомов, – так ведь на Галину Петровну напали…

– И при чем здесь вы? Вы что ли напали?

Сомов совсем перепугался:

– Не я…

– Нет?

– Просто я последний, кто ее видел.

– Последний ее живой видел убийца. Вы, Юрий Иванович, доктор философских наук, на мое место метите…

– Я?!

– Метите-метите, – царственно махнул рукой Жуков. – А рассуждать логически не можете. Если вы утверждаете, что видели ее живой последним, следовательно, именно вы и есть убийца, потому что после встречи с убийцей она была уже мертва. Так?

Присутствующие на заседании бесстрастно смотрели на побледневшего Сомова, ожидая от него ответа. Доцент судорожно сглотнул.

– Нет, не так. После встречи с убийцей она осталась жива. Ее в больницу увезли.

Он повернулся и вышел, осторожно притворив за собой дверь. Лаборантка Ира, которая только что внесла фамилию Сомова в список присутствующих, взяла линейку и карандаш и аккуратно, как учил ее Павел Федорович, зачеркнула строчку.


Глава 3 | Золотой скорпион | Глава 5