home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 46

Рокотова пришла в себя только в машине. Она была в слезах, одежда, наверное, рваная. Она ощупала и, сколько смогла, осмотрела блузку и юбку. Странно, все было целым. Боже, сумка! Она осталась на диване в кабинете Ильдара. Вчера на стройке, сегодня у Каримова. А как же Маша станет платить водителю? Куда он ее везет?!

– Это такси?

Водитель удивленно покосился на нее.

– У меня нет денег!

Машина притормозила.

– Но я заплачу, когда приедем, честно, мне дети вынесут деньги. Черт, телефона-то нет.

– Вы успокойтесь, – сжалился над нею водитель. – Если нам по пути, я вас подвезу. А нет, так поймаете такси.

– Так это не такси?

– Нет. Но вы так бросились под колеса, что я не мог вас не подобрать. Что-нибудь случилось?

– Случилось. Я изменила любимому человеку со своим мужем, – выпалила Рокотова.

– Бывает, – кивнул мужчина и больше ни о чем, кроме дороги не спрашивал. Им было не по пути, но он довез Машу до самого подъезда.

Она стояла у входной двери, не решаясь позвонить. Ах, как жаль, что мама ввязалась в Ильдарову авантюру и временно переселилась в клинику. Как она нужна сейчас Маше! Больше не к кому пойти за советом, некому пожаловаться на саму себя, некому рассказать о том, что совершила необъяснимую и неисправимую глупость. Ведь она не любит Ильдара, секс с ним уже ничего для нее не значит, и она сто раз пожала о случившемся. Но как теперь она станет смотреть в глаза Павлу? Ведь она только что предала его, обманула, пренебрегла всем, что есть, что было, что могло бы быть между ними. Он, конечно, обо всем узнает. Даже если ни Ильдар, ни Вера ни о чем не расскажут, он все равно почувствует ее предательство. И никогда не простит.

Внизу послышались шаги. Нужно было что-то решать. Маша приняла единственное, как ей показалось, правильное решение и позвонила в дверь.

Если бы дверь открыл Кузя или Тимка, это отсрочило бы ужасный момент. Пусть не на долго, пусть на минуту. А, может, ей даже повезло бы, и Павел еще не вернулся из научного центра… Но Иловенский сам открыл ей дверь.

Маша вошла и попыталась уклониться от его поцелуя, но не сумела, и собственные губы показались ей мертвыми. Павел ее состояния еще не заметил.

– Привет! Как ты долго работаешь. Устала? Сейчас ребята придут, и будем ужинать.

Маша прошла в кухню и села за стол. Она мучительно искала слова и не находила их, не знала даже, с чего начать.

– Знаешь, Паша, я сейчас была не на работе, – произнесла она, совсем не собираясь рассказывать правду, просто вот так получилось.

– Я знаю, ты ездила к Ильдару…

Она испуганно вскинула на него глаза. Иловенский отвел взгляд, кажется, смутился. Он все уже знал! Или догадался? Да нет же, знал! Кто ему сообщил: Ильдар или Вера? Когда? Но, может быть, теперь это к лучшему.

– Павел, я умоляю тебя, уходи, – произнесла она, выдавила, выплеснула свою боль.

– Что? – прошептал он.

– Не расспрашивай меня ни о чем, я не могу говорить и не стану объяснять. Я перед тобой виновата и прошу тебя: уезжай. Это все, понимаешь? Все, конец. И, пожалуйста, давай объяснимся как-нибудь потом. Просто уезжай.

Она закрыла лицо ладонями и, сгорбившись, заплакала. Павел попытался обнять ее, но Маша только еще больше сжалась и замотала головой.

– Уходи. Ты говорил, что любишь меня. Если любишь – уходи.

– Маша, у тебя сейчас последствия стресса. Ты переживаешь, но ведь ты совсем не виновата, ты не должна…

Рокотова подняла голову.

– Да уйдешь ли ты, наконец!? – вдруг закричала она. – Мужик ты или тряпка? Я сама так хотела, хотела, чтобы это произошло! Значит, я не люблю тебя, слышишь? Не люблю! Уходи! Убирайся!

В кухню вломились только что вернувшиеся из магазина Тимур и Кузя. Кузя тут же запрыгал вокруг Маши с вонючими каплями, а Тимур кинулся к Иловенскому.

– Что у вас случилось? Что с ней?

– Она меня выгоняет… – тихо, будто сам этим словам не веря, сказал Павел.

– Почему?

– Тим, это стресс, она не в себе.

– Не надо, я не хочу, чтобы ты им объяснял! Паша, ну пожалей ты меня, уходи, Христом Богом тебя прошу, уходи!

И он ушел. А Маша прорыдала весь вечер, пока Кузя насильно не сделал ей укол снотворного.

Поразмыслив, парни собрали все вещи Павла Андреевича в сумку и засунули под Кузину кровать. Кто знает, в каком настроении проснется мама, возьмет да и выкинет все прямо из окна.

Кузя еще раз проверил, не видно ли сумку, уселся на кровать и с досадой ударил ладонями по коленям.

– Ну черт-те же задери! Все опять и сызнова! Тимка, ты не знаешь, с какого дуба она рухнула?

– Не с дуба, – сквозь зубы процедил Тимур. – Она с крыши упала.

– Так и я о том же…

– А я не о том! Представляешь, она вчера прыгнула с трехэтажного здания.

– Гонишь!

– Хотелось бы. Кузя, нам опять наврали.

– А тебя это все еще удивляет? – усмехнулся брат. – Так зачем ее на крышу понесло?

– Вчера ее опять понесло в наш университет, и по дороге на нее напал тот самый маньяк.

– И он ее убил? – брякнул Кузя.

– Кто? Кого? Тьфу! Ты дурак? Я же не шучу, я сегодня читал протокол осмотра места происшествия и мамины показания. Она едва не погибла, когда он загнал ее на крышу, спаслась только чудом, потому что прыгнула вниз и повисла на ветках какого-то дерева.

Кузя от удивления открыл рот.

– Тимка, а милиция-то что же? А делать-то теперь чего?

Он так перепугался, что вскочил и побежал из комнаты взглянуть на спящую мать, будто и там, в собственной постели, она могла быть в опасности. Но Маша мирно спала, только постанывала во сне.

Кузя на цыпочках вернулся в «детскую».

– Ты можешь рассказать мне, где и как это все случилось?

– Могу, конечно, но только то, что сам знаю. А зачем тебе?

– Расскажи.

Тимур рассказал.

– Я знаю, что надо делать, – тихо сказал Кузя, сдвинув брови.

– Я тоже, – кивнул Тимур.


Глава 45 | Золотой скорпион | Глава 47