home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Юлия Александровна Петрова, Ольга Сергеевна Красова

Карл Роджерс

Феноменологическая теория Карла Роджерса акцентирует внимание на том, что поведение человека можно понимать через его субъективное (феноменальное) восприятие и познание действительности.

Объективная действительность есть реальность, сознательно воспринимаемая и интерпретируемая человеком в данный момент времени. Суть феноменологического направления в том, что люди способны сами определять свою судьбу. Свобода самоопределения заложена в природе человека как феномена. Это рассуждение приводит в конечном итоге к заключению, что люди ответственны за то, что они собой представляют.

Другой отличительной чертой феноменологического подхода к теории личности является тезис о том, что люди изначально добры и обладают стремлением к совершенству, а значит, естественно и неизбежно движутся в направлении большей дифференциации (отличия друг от друга), автономности и зрелости.

Изучая природу человека, К. Роджерс пришел к выводу, что сущность человеческой природы ориентирована на движение вперед, к определенным целям, конструктивна и реалистична.

Он считал, что люди иногда имеют злые и разрушительные чувства, однако, когда ничто не мешает им проявлять свою настоящую внутреннюю природу, они становятся разумными созданиями, которые искренне хотят жить в гармонии с собой и с другими.

Наряду с точкой зрения о позитивной природе человека, К. Роджерс выдвинул гипотезу о том, что все человеческое поведение вдохновляется и регулируется неким объединяющим мотивом, который он назвал тенденцией актуализации. Иначе говоря, важнейший мотив жизни человека – это актуализировать (сохранить и развить себя), максимально выявить лучшие качества своей личности, заложенные в ней от природы.

Роджерс полагал, что при отсутствии внешних ограничений тенденция актуализации естественно выразится в разнообразных формах поведения. Эта тенденция – единственный выдвинутый Роджерсом мотивационный конструкт.

Тенденция актуализации человека берет свое начало в физиологических процессах организма – это не психологическая тенденция, а биологический факт. Она, с одной стороны, нацелена на снижение напряжения, на сохранение жизненных процессов и поиски комфорта и покоя, а с другой – на повышение напряженности, так как поведение индивидуума мотивировано его потребностью развиваться и улучшаться.

Наиболее важным аспектом этой тенденции, с точки зрения личности, является стремление человека к самоактуализации (сделать себя таким, как ты хочешь). Роджерс так определял тенденцию самоактуализации: «Это процесс реализации человеком на протяжении всей жизни своего потенциала с целью стать полноценно функционирующей личностью».

К. Роджерс не считал, что самоактуализация может стать конечным состоянием совершенства, так как ни один человек не становится самоактуализированным настолько, чтобы отбросить все остальные мотивы.

Феноменологическое направление утверждает, что человек воспринимает мир в измерениях внутренней системы координат, то есть субъективное восприятие мира является не только личной особенностью человека, но и основой для его действий. Только субъективный опыт является ключом к пониманию поведения индивидуума.

Определяющей концепцией в теории К. Роджерса является Я-концепция.

Самость, или Я-концепция (взаимозаменяемые термины), определяется как дифференцированная часть поля восприятия человека, которая состоит из осознанного восприятия действительности и ценностей внутреннего «Я».

Я-концепция означает концепцию человека о том, что он собой представляет, и отражает те характеристики, которые человек воспринимает как часть самого себя.

Я-концепция включает не только наше восприятие того, какие мы есть, но также и то, какими мы хотели бы быть (так называемое Я-идеальное). Элементами, определяющими развитие Я-концепции, являются потребность в позитивном внимании, условия ценности и безусловное позитивное внимание.

Люди ведут себя в соответствии с их Я-концепцией, однако может возникнуть несоответствие между Я-концепцией и действительным переживанием, что приводит к личностным расстройствам и психопатологии.

Самость

В поле опыта находится самость. Это не есть устойчивая, неизменная сущность. Вместе с тем, если рассматривать самость в каждый данный момент, она кажется устойчивой. Это происходит потому, что мы как бы «замораживаем» фрагмент опыта, чтобы рассмотреть его. К. Роджерс говорит, что «мы имеем дело не с медленно растущей сущностью, или постепенным, шаг за шагом, научением...результат очевидно является гештальтом, конфигурацией, в которой изменение незначительного аспекта может полностью изменить всю фигуру». Самость – это организованный связный гештальт, постоянно находящийся в процессе формирования по мере изменения ситуации.

Как фотограф «останавливает» что-то, что изменяется, так и самость не есть ни один из «стоп-кадров», которые мы снимаем, а лежащий за ними текучий процесс. Другие теоретики используют термин «самость» для обозначения того аспекта тождества личности, который неизменен, устойчив, даже вечен. К. Роджерс же использует этот термин применительно к непрерывному процессу осознания. Это отличие, это подчеркивание изменения и текучести, лежит в основе его теории и его веры в то, что человек обладает способностью роста, изменения, личного развития. Самость или представление о себе есть взгляд человека на себя, основанный на прошлом опыте, данных настоящего и ожиданиях будущего.

Идеальная самость

Идеальная самость – это «представление себя, каким индивидуум более всего хотел бы располагать, которому он придает наибольшую ценность для себя». Как самость, это сдвигающаяся, изменяющаяся структура, постоянно подлежащая переопределению. Степень, в какой самость отличается от идеальной самости, – один из показателей дискомфорта, неудовлетворенности и невротических трудностей. Принятие себя таким, каким человек действительно является, а не таким, каким он хотел бы быть – признак душевного здоровья. Такое принятие не есть покорность, сдача позиций, это способ быть ближе к реальности, к своему актуальному состоянию. Образ идеальной самости, в той мере, в какой он сильно отличается от реального поведения и ценностей человека – одно из препятствий личному росту. Это может прояснить следующий пример. Студент собирается оставить колледж. Он был лучшим учеником в начальной и средней школе, и очень хорошо учился в колледже. Он уходит, как он объясняет, потому, что он получил плохую оценку на определенном курсе. Его образ себя, как «всегда лучшего», оказался под угрозой. Единственным способом действования, который он может себе представить, является уход из академического мира, отрицание разницы между его актуальным состоянием и идеальным представлением себя. Он говорит, что он будет работать, чтобы быть «лучшим» где-то еще.

Ради защиты своего идеального образа себя он захотел закрыть для себя академическую карьеру. Он оставил колледж, обошел мир, за несколько лет перепробовал массу различных, нередко эксцентричных, занятий. Когда он снова вернулся, он уже мог обсуждать возможность, что может быть не так уж обязательно быть лучшим с самого начала, но все еще ему трудно заняться какой-либо деятельностью, в которой он может предположить неудачу.

Препятствия росту

К. Роджерс полагает, что препятствия возникают в детстве и являются нормальным аспектом развития. То, чему ребенок научается на одной стадии, должно быть переоценено на следующей. Мотивы, преобладающие в раннем детстве, могут препятствовать развитию позже.

Как только ребенок начинает сознавать себя, в нем развивается потребность в любви и позитивном внимании. «Эта потребность универсальна для людей, она всепроникающа и постоянна в человеке. Является ли она врожденной или приобретаемой – несущественно для теории». Поскольку дети не отличают своих действий от себя в целом, они воспринимают одобрение действия как одобрение себя. Точно так же наказание за действие они воспринимают как неодобрение в целом.

Любовь настолько важна для ребенка, что «он начинает руководствоваться в своем поведении не столько тем, насколько опыт поддерживает и усиливает организм, сколько вероятностью получения материнской любви». Ребенок начинает действовать так, чтобы получить любовь или одобрение, независимо от того, является ли это для него самого здоровым. Дети могут действовать против собственных интересов, приходят к представлению о себе, как созданных для того, чтобы удовлетворять или умиротворить других. Теоретически эта ситуация может не развиться, если ребенок всегда чувствует себя принимаемым, если чувства принимаются, даже если какие-то фрагменты поведения запрещаются. В такой идеальной обстановке ребенок не испытывает побуждения отторгнуть от себя непривлекательные, но подлинные части своей личности.

Поведение, или отношение, которое отрицает некоторый аспект самости, называет «условием ценности»: «Когда опыт себя избегается (или, наоборот, намеренно ищется) только потому, что он менее (или более) заслужит награждения себя, индивидуум оказывается в состоянии условия ценности». Условие или состояние ценности – основное препятствие для точного восприятия и реалистического сознавания. Это избирательные бленды и фильтры, создаваемые, чтобы обеспечить непрекращающийся приток любви от родителей и от других. Мы набираем определенные состояния, отношения и действия, которые, как мы полагаем, должны делать нас ценными. В той мере, в какой выдумываются эти отношения и действия, они являются областью личной неконгруентности. В крайнем проявлении условие ценности характеризуется предпосылкой, что «я должен быть любим или уважаем каждым, с кем я вхожу в соприкосновение». Условие ценности создает разрыв между самостью и представлением о самости. Чтобы поддерживать условие ценности, человек должен отрицать какие-то стороны себя.

«Это является, как мы себе представляем, фундаментальным отчуждением в человеке. Он не истинен по отношению к себе, к своим естественным органическим оценкам и потребностям; ради сохранения позитивного отношения окружающих он фальсифицирует ряд своих оценок, воспринимает опыт только с точки зрения ценности для других. Это, однако, не сознательный выбор, а естественное – и трагическое развитие в детстве». К. Роджерс.

Например, если ребенку говорят, что он должен любить новорожденного малыша, иначе мама не будет любить его самого, то это значит, что он должен подавить в себе подлинные негативные чувства по отношению к новорожденному. Если ребенок ухитрится спрятать свою «злую волю», свое желание повредить ему и нормальную ревность, мама будет продолжать его любить. Если он примет свои чувства, он рискует потерей этой любви. Решение, создающее «условие ценности», состоит в том, чтобы отрицать эти чувства, когда они появляются, блокировать их от сознавания. Теперь можно спокойно говорить «Я действительно люблю маленького братика, хотя временами я его крепко обнимаю, так, что он начинает кричать», или «Моя нога просто скользнула под его ногу, поэтому он упал».

«Я до сих пор помню огромную радость, которую проявил мой старший брат, когда ему была дана возможность наказать меня за что-то, что я сделал. Мать, другой брат и я сам были ошеломлены его жестокостью. Вспоминая это инцидент, брат рассказывал, что он не был так уж особенно сердит на меня, но понимал, что это – редкая возможность, и хотел выразить, раз уж было разрешено, сколь можно больше своей „злой воли“. К. Роджерс утверждает, что принятие таких чувств и нахождение им какого-то выражения, когда они появляются, более способствует здоровью чем отрицание или отчуждение их.

Ребенок взрослеет, но проблемы остаются. Рост задерживается в той мере, в какой человек отрицает импульсы, отличающиеся от искусственно созданного представления о себе. Чтобы поддерживать ложный образ себя, человек продолжает искажать опыт, а чем больше искажение, тем больше возможности ошибок и создания дополнительных проблем. Возникающее в итоге поведение ошибки и замешательство, – это проявление более фундаментального первоначального искажения.

Ситуация оказывается замкнутым кругом. Каждый опыт неконгруентности между самостью и реальностью ведет к возрастающей уязвимости, которая, в свою очередь, ведет к усилению внутренних защит, отрезающих опыт и создающих новые поводы для неконгруентности.

Иногда защиты не срабатывают, и человек оказывается сознающим очевидный разрыв между своим поведением и своими представлениями. Результатом может быть паника, хроническая тревожность, бегство или даже психоз. По наблюдениям К. Роджерса такое психотическое поведение часто кажется разыгрыванием прежде подвергшегося отрицанию аспекта опыта. Перри подтверждает это, рассматривая психотический случай как отчаянную попытку личности восстановить равновесие и осуществить реализацию фрустрированных внутренних потребностей и переживаний. Центрированная на клиенте терапия стремится установить атмосферу, в которой разрушительные условия ценности могут быть отставлены в сторону, что дает возможность здоровым силам в человеке обрести свое первоначальное доминирование. Человек возвращается к здоровью, возвращая себе подавлявшиеся или отрицавшиеся части себя.

Брак

Брак – необычное отношение. Оно потенциально длительно, оно интенсивно и несет в себе возможность длительного роста и развития. К. Роджерс полагает, что браку свойственны те же основные законы, которые действуют для энкаунтер-групп, терапии и других отношений. Наилучшие браки осуществляются между людьми, которые конгруентны сами, наименее отягощены «условиями ценности», и способны на подлинное принятие других. Когда брак используется для поддержания инконгруентности или подкрепления существующих защитных тенденций, он менее удовлетворяет и менее устойчив.

Роджерсовские представления о любых длительных интимных отношениях, таких как брак, фокусируются в четырех основных элементах: постоянно поддерживаемое обязательство, выражение чувств, непринятие специфических ролей и способность разделить внутреннюю жизнь партнера. Каждый из этих элементов он описывает как обязательство, соглашение относительно идеала для продолжающегося благотворного и значимого отношения.

1. Посвящение соглашения. Каждый из партнеров по браку должен рассматривать «партнерство как продолжающийся процесс, а не как контракт. Осуществляемая работа осуществляется ради своего удовлетворения, так же как и ради удовлетворения другого». Отношения – это работа; это работа ради отдельных, равно как и ради общих целей. К. Роджерс предлагает выразить это посвящение так: «Каждый из нас посвящает это совместной работе над изменяющимся процессом наших отношений, потому что эти отношения постоянно обогащают нашу любовь, нашу жизнь, и мы хотим, чтобы они росли».

2. Общение – выражение чувств. К. Роджерс настаивает на полном открытом общении. «Я буду рисковать, пытаясь передать любое длительное чувство, позитивное или негативное, моему партнеру – той полноты и глубины, до какой я сам его понимаю – как живой части меня. Затем я рискну далее попытаться понять, со всей эмпатией, на какую я способен, ее или его реакцию, будь она обвиняющей и критической или разделяющей, и открывающей себя». Общение содержит две одинаково важные фазы: выражение эмоции и открытость к переживанию ответа реакции партнера.

Роджерс не просто пропагандирует выражение чувств. Он утверждает, что следует также подвергнуться воздействию, которое ваши чувства производят на партнера, как и первоначальному выражению самих чувств. Это гораздо труднее, чем просто «выпустить пар» или быть «открытым и честным». Это готовность принять реальный содержащийся в выражении риск: отвержение, непонимание, враждебные чувства, возмездие. Роджерс настаивает на необходимости установить и поддерживать этот уровень взаимодействия, что противоречит позиции, полагающей, что нужно быть вежливыми, тактичными, обходить острые углы и не касаться текущих эмоциональных проблем.

3. Непринятие ролей. Многочисленные проблемы развиваются из попыток удовлетворять ожиданиям других, вместо того, чтобы определить свои собственные. «Мы будем жить по своему собственному выбору с наибольшим организмическим чувствованием, на какое мы способны, и мы не будем формироваться желаниями, правилами, ролями, которые другим так хочется на нас повесить». Роджерс указывает, что многие папы испытывают огромное напряжение, пытаясь жить в соответствии с частичным и амбивалентным принятием образов, которые их родители и общество в целом им навязывают. Брак, отягощенный слишком многими нереалистически экспектациями и образами, внутренне неустойчив и потенциально не приносит удовлетворения.

4. Становление собой. Это глубокая попытка обнаружить и принять собственную полную природу. Это наиболее вызывающее из предприятий, решение снимать маски так скоро и так часто, как они проявляются. «Может быть, я могу обнаружить и подойти ближе к тому, что я действительно есть глубоко внутри – иногда гневу, иногда страху, иногда любви и заботе, иногда красоте, иногда силе, иногда ярости – не скрывая этих чувств от себя. Может быть, я могу придти к тому, чтоб ценить себя как столь богато разнообразного человека, каким я являюсь. Может быть, я открыто могу быть таким человеком. Если так, я могу жить по своим собственным пережитым ценностям, хотя я и знаю обо всех социальных кодах и нормах. Я могу позволить себе быть всей этой сложностью чувств, значений и ценностей со своим партнером – быть достаточно свободным, чтобы отдаваться любви, гневу, нежности, как они существуют во мне. Тогда, возможно, я могу быть реальным партнером, потому что я на пути к становлению реальным человеком. И я надеюсь, что могу помочь моему партнеру следовать своим собственным путем к своей личной уникальности, которую я готов с любовью разделить».

От традиционного подхода, принятого в официальной психотерапии, он перешел к иному, который впоследствии назвал терапией, центрированной на клиенте. Если другие психотерапевты работали с больными, с пациентами, то К. Роджерс преднамеренно ввел термин «клиент» в свои психологические работы. Причем это было не просто игрой слов: за изменением терминов лежал глобальный пересмотр всей структуры психотерапии. Так как пациент – это больной человек, нуждающийся в профессиональной помощи врача-психиатра, а клиент, хотя ему необходимо разрешить свои проблемы, рассматривается как человек, нуждающийся в услуге, который мог бы сам избавиться от своих трудностей, но предпочитает обратиться за помощью к психологу.

Задачей психолога К. Роджерс считал помощь человеку в разрешении его проблемы с минимальным количеством инструкций со стороны врача. То есть терапия в представлении Роджерса – это «высвобождение уже наличной способности в конкретном индивидууме, а не квалифицированная манипуляция более или менее пассивной личностью». По его мнению, любой человек может осознать те факторы, которые мешают ему жить, и преодолеть их, перестроив себя и свою жизнь определенным образом.

Наиболее известная книга Роджерса – «Становление личности». Несмотря на негативное отношение коллег, книга привлекла широкий общественный интерес, чем обеспечила автору немалые гонорары. Здесь его идеи приобретают окончательную оформленность.

У Роджерса, соответственно, был свой особый подход к психокоррекции. Он исходил из того, что психотерапевт должен не навязывать свое мнение пациенту, а подводить его к правильному решению, которое последний принимает самостоятельно. В процессе терапии пациент учится больше доверять себе, своей интуиции, своим ощущениям и побуждениям. Начиная лучше понимать себя, он лучше понимает других. В результате и происходит то «озарение», которое помогает перестроить свою само оценку, «переструктурировать гештальт», как говорит Роджерс. Это повышает конгруэнтность и дает возможность принять себя и окружающих, снижает тревожность и напряжение. Терапия происходит как встреча терапевта с клиентом или – в групповой терапии – как встреча терапевта и не скольких клиентов. Созданные Роджерсом «инкаунтер-группы», или группы встречи, являются одной из самых распространенных в настоящее время технологий психокоррекции и обучения.


| Карл Роджерс |