home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



13. Как я ходила на свидание

тяжело одинокой девушке найти половинку. в этом ей решил помочь лучший друг. Рассказ вышел в польском журнале Фаренгейт. Редактор — Ика, переводчик — Марина Макаревская http://www.fahrenheit.eisp.pl/archiwum/f55/21.html

Однажды мой лучший друг и собутыльник полугном Отто заметил:

— Мне кажется, что тебе следует заняться личной жизнью.

Я удивилась. Личная жизнь у меня была очень даже активная — я постоянно влюблялась. Правда, был один маленький нюанс — влюблялась я безответно, вздыхая по предмету обожания на расстоянии и называя его именем новый коктейль (если кто не в курсе, левым заработком у нас с Отто является изготовление различных алкоголесодержащих напитков). Таким образом за последние полгода у нас появились пять новых коктейлей.

— Ну вот, например, когда ты последний раз ходила на свидание? — спросил Отто, пыхая трубкой.

— Э-э-э…

Да, нужно признать, удар ниже пояса. А что поделаешь, последняя попытка сходить на свидание была довольно неудачной. Может, конечно, это у меня своеобразное чувство юмора, но когда молчел на первом же свидании начинает мне рассказывать про качества, которые он хочет видеть в своей жене, и жертва (т. е. я) при этом испытывает острое чувство неполноценности (да, я не умею готовить гуся с яблоками, не люблю рыбалку, не считаю главным развлечением в жизни стирку мужниных носков вручную)…

Отто активно взял инициативу в свои руки.

— Я тут недавно познакомился с одним типом из практиков, он один, красивый, смелый, умный и не зануда. С пятого курса. Во вредных привычках не замечен. Сходи к нему на свидание, а? Развеешься. Вот, например, в пятницу.

В мою душу закралось подозрение, которое я тут же решила озвучить.

— Дорогой друг, а не занялся ли ты часом сводничеством? Может, этот красавец тебе деньги предложил?

Отто смущенно почесал косматую бороду.

— Ага, значит, предложил. И за сколько же ты меня продал?

— Зорлотой.

Целая стипендия. Не кисло. А если учесть, что сто процентов гном несколько серебряных скрыл, то я загордилась. Приятно знать свою цену.

— Полсуммы мне.

— Ты разбойница! — возмутился гном. — я тебе предлагаю шикарного парня, а ты за это еще и деньги просишь! Нахалка.

— Тебе напомнить, кто продал свою лучшую подругу за золотой?

— Треть суммы, и я тебя одеваю на свидание!

— За свой счет?

— За твой. Зато с ценными советами.

— Знаю я ваше гномье представление о красоте!

— Нет, дорогая. Я хорошо подготовился, — гордо ответил мне мой друг, порылся в сумке и достал кипу свитков.

Там были следующие творения «Современная мода», «О женской одежде», «Как понравиться мужчине», и, наконец, «Мужики. Их соблазнение и порабощение» Миллы Истратийской.

— О, — обрадовалась я. — А эту я знаю.

— Кто не знает Миллу, — проворчал гном, рассматривая свои пометки на свитках. — Но ты же не можешь отрицать, что про соблазнение она знает все.

Милла за 30 лет своей бурной жизни пять раз была замужем, считалась фавориткой короля, имела только официальных любовников с полсотни. На нашем Факультете Теоретической магии Милла просидела около месяца, изучая в библиотеке древние магические средства сохранения красоты и привлекательности. К делу она подходила основательно — опросила всех девчонок, Наставниц, Преподавательниц и даже обслуживающий персонал о их личных способах. Все записала и ушла, оставив после себя страдающего от любви Декана.

Итак, меня начали готовить на свидание. Я помыла голову отваром шалфея — чтобы блестели мои каштановые волосы, тело почистила скрабом из соли с овсянкой. Моя соседка по комнате подкрасила мне лицо. За дело взялся Отто. Он вывалил из шкафа все содержимое и принялся примерять на меня кофточки, сообщая с умным видом:

— Для мужика главное не обнаженка, а тайна. Оденешь эту голубую кофточку, ее можно расстегнуть на две пуговицы и твоя грудь будет соблазнительно выглядывать. А нижнее белье оденешь черное и кружевное. Что у тебя под юбкой?

Отто видел меня в разных ситуациях и состояниях, и что я носила под своей широченной холщовой юбкой для него не было секретом — тоненькие штанишки для удобства — а вдруг юбка задерется. Однако, после вопроса полугнома я вцепилась в юбку, как девственница перед жаждущим мужиком.

— Задери юбку!

— Нет! Я так и пойду!

Гном потянул за подол. Юбка опасно затрещала.

— Я не хочу, чтобы у меня оттуда что-то соблазнительно выглядывало! — возмущалась я, пытаясь с помощью магии отцепить пальцы Отто от своего национального достояния.

В дверь постучали, и взлохмаченная голова моего согруппника Трохима засунулась в комнату.

— Ух ты! — обрадовался он. — А утверждали что между вами только дружба!

Отто отцепился от юбки и с оскорбленным видом уселся на мою кровать.

— Она мне не дает заглянуть под юбку, — пожаловался он Трохиму.

— Горе — то какое! А мне ты дашь?

— Отстаньте от меня оба! Все, никуда я не пойду!

— Не имеешь права! Отдавай деньги, — это Отто.

— А кто кого купил? — Трохим.

— Не купил, а это он меня продал, — упоминание о деньгах меня отрезвило, и я в задумчивости перебирала глазами содержимое шкафа.

Кроме широких длинных юбок там находились еще пару штанов, огромное количество «подъюбных» штанишек, как я их называла — с моей бурной жизнью (я имею в виду любовь в танцам, а не то, что вы подумали!) никогда не знаешь, где в следующий момент будет твоя юбка.

— Как зовут твоего покупателя?

— Брингем.

— Брингем, Брингем… что-то я о нем слышал. Кажется, он со странностями. Только с какими, я не помню.

— Пить меньше надо, — заявил Отто, выбирая их моих балахонов наиболее соблазнительный.

— Кстати, — оживился Трохим.

— Есть новая разработка, — воспряла я духом. — Вкусная! Острая! На всегда запомнится!

На самом деле, новую разработку еще никто не пробовал. Ради интереса я добавила к коклейлю подслушанное заклинание Декана под названием «А чтоб вам!» которое он применял на студентах, пришедших на занятия слегка подшофе.

Трохим присосался к бутылю. Полугном прошептал:

— Ты ведь умеешь оказывать первую помощь, правда?

Я неуверенно кивнула. Трохим икнул. Его лицо порозовело, он открыл рот и простонал:

— Воды!

И тут рот его сам по себе захлопнулся и бедняга, как не старался, не мог его открыть.

— Ола, а что делало заклинание декана? — поинтересовался Отто, глядя, как Трохим мычит и вращает глазами. — Перца надо меньше сыпать.

— Не, так весь эффект пропадет, — я лихорадочно искала амулет-нейтрализатор.

Этот амулет подарил мне отец Отто, замечательный оружейник, когда понял, что наш бизнес приносит прибыль, но часто связан с экспериментами на себе. Амулет при активации снимал заклинания, которые я накладывала. Такой же амулет был и у Отто.

— Обещай, что не будешь драться, — предупредила я сокурсника, направляя на него нейтрализатор.

Трохим выдохнул облачко пара и упал на кровать.

— Хорошо, — через какое-то время прошептал он мечтательно. Только перца и вправду многовато, печет очень и запить нельзя. На, держи.

Я взяла с его ладони сережки. Что это были за сережки! Маленькие серебряные шарики, накачанные магией под завязку.

— Некромагия??? Откуда это у тебя?

— Видел Иргу, просил тебе передать. Сказал, что полезная вещица, от нехороших голодных мертвячков защищает.

С Иргой, мрачным типом, талантливым некромантом, я познакомилась довольно давно. Я пользовалась его уважением, и периодически он подкидывал мне интересные вещицы, когда стало понятно, что для ремесленной магии у меня руки не оттуда выросли.

— Молчание и не дышание перегаром, — вдруг выдал мой лучший друг.

— Чего?

— Декану очень не нравится, когда на него перегаром дышат, а когда при этом глупости говорят, так это его вообще бесит. Вот он и колдует, а ты следующий раз подслушай что-то поинтереснее. Как ты думаешь, сколько мы с Ирги за свидание с тобой можем слупить?

— Почитай умные книжки и узнаешь, что с некромантами приличные девушки не связываются, — злобно ответила я.

Идея о расширении бизнеса на графу «прокат девушки для свиданий. Интим не предлагать — сглазит» мне не улыбнулась. В смысле, я никогда не против денег, что вы, что вы! Просто этой самой девушкой я быть не хочу, а кого-то искать Отто откажется — делиться же надо будет.

Наконец, после жарких баталий (Трохим, зараза, не дыши паром!) юбка была определена. Широкая, красивая, с поясом, подчеркивающим «изгиб бедра». И даже туфельки на низком каблуке (на высоком я очень сильно раскачиваюсь при ходьбе, одновременно хромая и стеная).

Заколов волосы шпильками и подхватив свою сумку, я была готова.

— С этим мешком ты никуда не пойдешь, — вцепился гном в мою маленькую и аккуратненькую сумочку.

— Это не мешок, — пропыхтела я от усердного перетягивания сумки. Гном был значительно сильнее меня, но не зря же мы вели уже два года бизнес.

— Мешочище! Он тебе портит весь вид.

Трохим активно болел за Отто. Резким рывком полугном отвоевал мое хранилище нужных и не очень в повседневной жизни вещей.

— Отто, ты шовинист, — обиделась я. — Женщина имеет право на сумочку.

— Содержимое вытрусить? Ты на необитаемом острове жить без бед год будешь с этой сумкой!

Я пустила слезу. Отто демонстративно отвернулся, зато Трохим разжалобился.

— А ты иди и без кошелька. Пусть этот Брингем тебя угощает.

Мое настроение подняло обиженную голову и облизнулось. Я пошла на свидание.

Все было настолько замечательно, что казалось сказкой. Брингем — вежливый, милый, обаятельный, юморной, угостил меня вкусным коктейлем. Конечно, самим дорогим, хе-хе. Люблю себя, скромную!

Еще угостил коктейлем. И сам угостился. Пару раз.

Я совсем подобрела, а его — конечно, мужчина, как же! — потянуло на героизм.

— Ты боишься ночью гулять? — заговорщеским тоном прошептал он мне.

Я удивилась. Большинство обитателей Студгородка знали, что я подруга Отто и меня уважает Ирга. Гномья защита и покровительство некроманта — что еще нужно девушке, чтобы не бояться поздно возвращаться в общежитие?

Но — я же на свидании!

— Конечно, боюсь, — томно (надеюсь, не со скептицизмом) ответила я.

Что там положено еще в таких случаях говорить? Ага, в память пришли выдержки из свитков, которые мне зачитывал Отто, пока мою физиономию раскрашивали.

— Но ведь со мной такой мужественный парень, с таким я ничего не боюсь.

Глазками, глазками похлопай.

Брингем необычайно воодушевился.

— Пойдем.

— Куда?

— По окрестностям прогуляемся.

Умная мысль, конечно, может прийти в голову дуры, но с ее стороны это будет глупостью. Поэтому я согласилась.

И мы пошли гулять. По улицам, улочкам, переулочкам, тропиночкам… Стоп, а куда это мы идем?

Да, вам может быть смешно. Ну, выпила, ну отвлеклась, ну засмотрелась на блондинистую прическу. И оказалась на кладбище. Живьем пока, конечно.

— А куда это ты меня привел? — нехорошим тоном, забыв о томности, поинтересовалась я.

— Варрагинской кладбище, посмотри, какая красота!

Варрагинское кладбище и вправду было очень красиво. На мраморных склепах отражалась луна, коленопреклоненные фигуры живописно скрывались за зарослями бурьяна, тишина, казалось, аж звенела. Старое кладбище, редкопосещаемое, со своей старой аурой. Я на нем никогда не была.

— …Романтика, правда? — мой кавалер что-то вдохновенно вещал.

— Ты — вампир? — с робкой надеждой спросила я.

— Что ты!

— Оборотень? Зомби? Ну хотя бы суккуб?

Брингем уставился на меня с выражением крайнего удивления.

Ну, конечно, он же практик! Как я могла забыть! Я успокоилась и объяснила:

— Я верю в то, что по старым кладбищам надо ходить со знакомой нежитью. Вот и уточнила на всякий случай.

Романтическое настроение было восстановлено. Мы медленно побрели по кладбищу. Брингем рассказывал мне о хозяевах склепов, он проходил на этом кладбище практику по уничтожению живых мервецов. Хозяев склепов, людей богатых, обычно бальзамировали, и зомби с них, по словам моего спутника, выходили вялые и неинтересные.

— А зачем с них зомби делают?

— То клады безутешные родственнички ищут, то бумаги, то идеи. Был бы у тебя талантливый прадедушка, а ты в кризисе, ты бы его не подняла в поиске идей?

Кстати, о идеях. На нас спокойно и деловито легкой трусцой приближался очень даже бодренький зомби.

— Что делать будем? — спросила я у Брингема, дергая его за рукав и показывая на зомби.

Почти дипломированный маг-практик закатил глаза и упал в обморок.

Затягивая кавалера под тень склепа в надежде, что зомби нас не заметил и не заметит, я думала одно: «черти бы побрали обучение на платной основе, когда нерадивого студента жалко выгнать»! У меня не получалось даже брызнуть на Брингема водой — вся концентрация, необходимая для совершения магических действий, перешла в челюсть и занималась стучанием зубов.

Белобрысый открыл глаза, и, клацая зубами еще громче, вцепился мне в руку. Это отрезвило вашу покорную слугу, и, отдирая Брингемские пальцы от своей руки, я прошипела:

— Ты же практик! Практик!

— Я боюсь зомби! Я боевой маг, я врагов должен уничтожать, нежить не мой профиль.

Только сейчас я поняла, как это «душит ярость». Было страшно, но еще больше хотелось радостно отдать этого боевого мага зомби и помочь мертвяку его медленно расчленять.

— Ты зачем меня на кладбище потащил, — я трусила Брингема за воротник. Его голова безвольно болталась, а зубы выбивали своеобразную мелодию.

Поняв, что от него мне ничего не добиться, я решила ползком ретироваться, подняла глаза. Ну, конечно, наш дорогой друг не мог протустить возню у склепа.

— Привет! — ничего умнее, чем помахать зомби рукой, я придумать не смогла.

Зомби махнул в ответ. Сережки Ирги в ушах заметно потеплели.

На своей чудной юбке, активно двигая «изгибом бедер», я пыталась уползти от зомби. Брингем очень достоверно изображал мертвого. У него даже не стучали зубы. Зараза.

Чей-то родственник решил активизировать мое передвижение, поэтому шустро наклонился и вцепился синей рукой за мою юбку.

«Красивое сочетание цветов» — успела подумать я, прежде чем накатило возмущение.

— Моя лучшая юбка! — завопила я, пнув зомби ногой со всей силы.

Да, не зря я все таки надела туфли. Каблучок хоть и маленький, зато острый. Рука зомби насадилась на него, как шашлык на вертел. Пару раз бесперспективно дернув ногой, я задумалась: а так уж мне жалко оставить туфлю зомби и сбежать босиком? Перед глазами всплыл ценник.

Юбка, шелковая, с оборками — золотой.

Туфли, кож., жен. — 25 серебрушек.

Ничего себе, сходила на свидание.

Зомби тоже, видимо предавался размышлениям. Что-то для себя решив, он взял мою ногу и дернул ее пару раз. Теперь из под юбки у меня все соблазнительно выглядывало.

Совсем отупевшая от страха, я сказала:

— Уважаемый! Отпустите мою ногу! Вы за нее не платили.

Видимо слово «платить» стало для моего нового друга ключевым. Он уставился на меня круглыми глазами и сказал очень четко:

— Налоги не платил и платить не буду.

Брингем перестал прикидываться мертвым и икнул. Постотрел на нашу живописную группу «Зомби и обнаженная нога девушки, сидящей у склепа» и опять умер. Все это напоминало плохой похмельный сон.

Я подумала, что, наверно, пить мне надо прекращать. На земле сидеть стало холодно, на душе тоскливо. Единственно, что грело — сережки в мочках, но этого было мало. Я без надежды подергала ногой и подумала: прийду домой, убью Брингема, а Отто просто побью.

— Красиво, — заметили откуда-то сверху.

Я подняла глаза. Ирга! Никогда так не радовалась при виде некроманта.

— Это твои шуточки? — поинтересовалась я, впрочем, без особого энтузиазма.

— Зомби — мой. У нас обряд был, с налоговиками. Они пытались у него выбить разрешение платить налоги для потомков. Этот красавец написал завещание, что проклянет всех потомков, которые будут платить налоги. Вот мы его и пытались переубедить, послесмертное проклятие — штука вредная.

Этот «красавец» начал поглаживать мою ногу. Я взыла — это было холодно, мерзко и совсем не эротично.

— Убери этого гада от меня, убери! Ненавижу!!!!

Ирга прошептал пару заклятий, зомби замер. Некромант осторожно освободил мою ногу и помог подняться.

— Почему твои сережки меня не защитили?

— Но он же тебя не ел, — резонно ответил некромант. — Только гладил. — И мерзко захихикал.

— А давай его убьем! — с надеждой сказала я.

— Не могу, он еще согласие на налоги не дал.

— Я не про зомби, — я указала рукой на поднимающегося из бурьянов Брингема.

— О, Брингем! — обрадовался Ирга. — А я думаю — не ты ли там в кустах лежишь? Ты что, с ним встречаешься? — это ко мне.

— Нет, конечно, — возмутилась я. Ноги у меня еще дрожали, что не мешало мне рассматривать повреждения на моей юбке. — Мне Отто свидание с ним организовал. Я за это деньги получила.

— И ты, конечно, не знала, что он панически боится всякой нежити, и поэтому потащила его на кладбище.

— Я потащила, я-а-а! — от возмущения с меня слетели остатки мягкой женственности. — да эта зараза меня сама сюда привела.

— Я был уверен, что здесь нету никого! — простонал Брингем. — Не рассказывай никому, пожалуйста!

— А как же практика по уничтожению живых мертвецов? Ты посмотри, что с моей юбкой!!

— За него практику прошел я, — улыбнулся Ирга. — Пару монет, и все улажено. Преподавателю тоже кушать хочется, как и мне. А боец он хороший, против людей, поэтому на это глаза закрыли.

Мне стало грустно. Где же настоящие мужчины, герои, которые делают что-то безвоздмездно (избавляя меня от зомби, Ирга бесплатно подержался за мою ногу и наверняка лицезрел все, что должно было соблазнительно выглядывать, но в том состоянии неприлично торчало). От пережитого трясло. Очень не хватало сумки, где был целебный настой с совсем маленьким содержанием алкоголя. Мне было так печально, что не хотелось даже стукнуть Брингема, который, ссутулившись, брел к выходу.

Юбку жалко, туфли придется чистить, замерзла, нервы расстроились. Ну, Отто, ты мне должен по самые уши! Кстати…

— Ирга, — спросила я. — Сколько ты заплатишь, чтобы сходить со мной на свидание?


12.  Никому не нужна? | Ола и Отто 1 | 14.  Некромантские сережки