home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



15. Волк в овечьей шкуре

а стоит ли в угоду кому-то менять свой образ? решением этого вопроса займется Ольгерда

Я печально сидела в своем любимом кабаке, предаваясь размышлениям и запивая их пивом, когда меня хлопнули сзади по плечу.

— Эй, красавица, чего сидишь, скучаешь? — это Трохим, мой сокурсник. Веселый малый с авантюрными наклонностями.

— Влюбилась опять, да? — а это мой лучший друг, полугном Отто.

— Может и влюбилась, — сердито ответила я — не дали помечтать в одиночестве.

— Ненадолго тебя хватило, — заметил Трохим, бесцеремонно высыпая себе в ладонь мои соленые орешки.

Я махнула рукой. Недавно мой предыдущий кавалер решил пополнить свой карман за счет меня, «благодаря» чему я чуть не лишилась жизни. После чего, страдая, я объявила о своем презрении к мужскому полу и о ведении монашеской жизни. Ирга, мой приятель-некромант, поспорил с Отто на срок моего целибата. Ирга утверждал, что через месяц мне станет скучно и я пойду искать себе новое увлечение. Отто отстаивал идею, что обида на мужчин продлится по меньшей мере на два. Хватило меня на месяц и неделю.

— Скотина, — безадресно отозвался мой лучший друг. — Два золотых псу под хвост.

— Это ты мне? — подозрительно осведомилась я.

— Нет, — дипломатично сообщил Отто. — Пространству. А ты не могла что ли еще пару недель потерпеть?

— Девушка не может терпеть, девушке нужно куда-то свои чувства применить, — отозвался Трохим, прикончив все орешки. — В кого хоть?

— Вообще-то я не влюбилась. Ладно, ладно. В Иллана.

Отто присвистнул. Иллан был местной университетской звездой. Количество бегающих за ним девушкой могло поспорить только с количеством студентов, жаждущих пересдать сессию.

— Дохлый номер, — пробормотал он.

Отто не любил периодов моей влюбленности. После каждой меня надо было успокаивать, утешать, развлекать… Все это почетной обязанностью лучшего друга ложилось на хрупкие полугномьи плечи.

— Ну почему я не могу его завоевать? — начала кипятиться я. — Я что хуже других?

— Надеюсь, речь идет обо мне?

Конечно, Ирга. Его умение появляться в самый неподходящий момент было отточено до совершенства.

— Не надейся, — сообщила я. — Лучше пива закажи.

— Отто, дружище. Не расстраивайся. Ола не влюбилась, просто у нее начался охотничий сезон и она нашла жертву. Теперь будет ее травить. Как зовут этого несчастного?

— Даже если это и так? Да, мне нужна жерт… новая любовь — крысилась я. — Мне после случая со Стефаном нужно повышать самооценку. Иллан его зовут. С Факультета Судий.

Отто повеселел. Принять участие в азартной игре — это не вытирать мои слезы.

— Ты его не завоюешь, — проходимец Трохим допил мое пиво. — Ты видела, какие девушки вокруг него вьются?

— А я что хуже?

— Это мы уже слышали. Вот ты скажи, что в этом сезоне в моде?

— Узкие юбки, малиновые корсеты «под грудь», кудрявые волосы, — немного поразмыслив, ответила я.

— Вот именно! — торжествующе сообщил Трохим. — Теперь посмотри, в чем одета ты.

Пока я рассматривала свое одеяние — широкая юбка плотной ткани, сандалии, широкая рубашка, куча побрякушек, Ирга пытался выманить у Отто свои два золотых. Отто пытался доказать, что это не тот случай, в смысле, я же не совсем влюбилась.

— Как в таком можно ходить?

— Большинство не только ходят, — подмигнул мне Трохим. — Это общепринятая мода для леди.

— Ладно, напялю я на себя узкую юбку!

— Он на тебя не посмотрит, — вкрадчиво сказал Ирга.

— Посмотрит! — решилась я.

… Для начала я выгребла из заначки все припрятанные на случай непредвиденной траты денежки.

Потом заручилась поддержкой первой общежитской модницы Томны. И мы пошли за покупками.

Томна была счастлива — еще бы, применить свои обширные знания на практике, получив за это мою благодарность (и пару выполненных контрольных, но это не суть важно).

Первой на очереди была лавка одежды. Меня облачили в очень узкую длинную юбку из дорогой ткани. Как оказалось, носить под ней ничего нельзя — все торчит и мешает движению. Сзади юбка шнуровалась на хитроумную шнуровку, оканчивающуюся шикарным бантом. Шагнуть в юбке было невозможно.

— Как тебе идет! — восхитилась Томна.

Я поскрипела зубами. Да, в такой юбке с пьяной гулянки, когда ноги заплетаются, не вернешься — лучше уж катиться или ползти как червяк.

Корсет — чудная вещичка из малинового бархата, эротичная, привлекательная. Когда меня в него затянули, я, на остатках воздуха, просипела:

— Дайте больший размер…

— Так и нужно! — возмутилась продавщица. Вот, фигура, смотри, как грудь приподнялась.

Я посмотрела в зеркале на свою грудь, приподнявшуюся почти до ключиц, полузадушенную физиономию и осиную талию (завтрак попытался вернуться в желудок, не смог, покорно передавился в кашицу и затих где-то в районе копчика).

— Дайте больше на два размера… умираю…

Продавщица с недовольным видом меня расшнуровала. Я вздохнула полной грудью. Вот почему ревут младенцы — им тоже хочется на свободу из туго замотанных пеленок!

Сложив покупки в сумку, мы направились в парикмахерскую. Там меня завили в стиле «молодой барашек», дали кучу рекомендаций и отправили в косметическую лавку.

Томна успокоилась только тогда, когда мой кошелек опустел.

«Охота требует жертв» — печально размышляла я, глядя на груду сумок на кровати и стараясь не думать о потраченной сумме.

На следующий день первую пару я прогуляла. Занята была — пыталась расчесать «молодого барашка».

— Что ты делаешь! — в мою комнату вплыла Томна со своей подружкой. — Это нужно аккуратно взбивать руками! Вот так.

Меня накрасили, утянули в корсет и юбку, водрузили на туфли и отправили в новый модный мир.

К третьей паре, покачиваясь на высоких каблуках, передвигаясь словно улитка, я появилась в аудитории. Сказать, что мое появление произвело фурор — ничего не сказать. Одногруппники вытаращились на меня, как на вампира, появившегося перед дверями деканата — то есть как на явление в принципе невозможное. Криво улыбнувшись, я помахала им ручкой и попыталась усесться за стол. Проклятый бант, торчащий сзади, мешал удобно сидеть, да еще к тому же кололся через ткань золотой вышивкой.

О чем говорил преподаватель, я не слышала. То пыталась ослабить шнуровку на корсете, то поправить бант. Да и преподаватель, молодой маг, постоянно сбивался с лекции, пытаясь меня получше рассмотреть, стараясь не придавать лицу удивленное выражение. Одногруппники перешептывались и посмеивались.

— Ольгерда! — наконец не выдержал маг. — Вы сегодня как-то удивительно выглядите. Вы можете покинуть аудиторию, чтобы не отвлекать своей красотой студентов?

Я гордо (во всяком случае, попыталась) выплыла из кабинета, сопровождаемая радостным ржанием Трохима. Дебют, однозначно, удался.

Короткими перебежками, задрав повыше юбку и сняв туфли, я добралась до здания факультета Судий и Провидцев. Как раз к концу третьей пары мне удалось принять шикарный вид, взбив барашка руками перед зеркалом и поправив слегка перекосившийся бант на юбке.

Иллан появился в коридоре, как обычно, сопровождаемый стайкой поклонниц — все с «молодыми барашками» и в узких юбках. Я расцвела, сама того не желая. Может, он магией какой пользуется? Узкоженсконаправленной? Да нет, я бы почувствовала.

— Привет!

Иллан прошел мимо, только слегка кивнув. Что такое? Обычно он останавливается и даже перекидывается парой слов — ведь от меня зависит, как он сдаст контрольные по теоретической магии. Обогнав группу (пришлось, правда, юбку немного задрать), я сделала легкий прогулочный вид:

— О, Иллан, привет.

Он снова кивнул, скользнув равнодушным взглядом. Объект воздыхания меня просто не узнал!!! Ну, конечно, когда тебя окружают сплошь барашки, появление еще одного не вызывает никаких эмоций.

Я грустно размышляла примут ли наряд обратно в лавку, как вдруг увидела знакомую фигуру.

— Привет, Ирга, — поздоровалась я с идущим по коридору некромантом.

Он вздрогнул, выпадая из своих мыслей, и уставился на меня, выронив книги с рук.

— Ола? — слабым голосом спросил он.

Я кивнула.

— Я знал, что аспирантура для здоровья не полезна, но чтобы настолько, чтобы зрительные галлюцинации развились…

— Какие галлюцинаций? — я нашла на ком выплеснуть раздражение. — Если я принарядилась, так уже и все, галлюцинации? Кстати, что ты здесь делаешь?

— Я очень впечатлен твоим видом, — сообщил Ирга. — Ну вообще-то я готовлюсь к экзамену по праву. Знаешь, сколько юридических тонкостей дл некроманта на государственной службе? Ну, не кипятись, что случилось?

Обида захлестнула меня с головой. Выслушав бессвязный рассказ, в основном сводившийся к причитаниям «я столько времени угробила», «столько денег!» Ирга невозмутимо заметил:

— Я же говорил, что он на тебя не посмотрит!

— Сглазил! — возмутилась я, спрыгивая с подоконника, чтобы врезать чем-то тяжелым (книгой по правоведению) по ехидной улыбке.

Предательский бант зацепился за шпингалет на оконной раме. Судорожные рывки ничего не дали. Ирга отцепил его, и сказал:

— Я бы посмеялся, но боюсь твоя нервная система этого не выдержит.

Кинув на него мрачный взгляд, я удалилась…

… Если вы думаете, что легко распутать хитроумно завязанную шнуровку, которая находится у вас на… скажем, ниже спины, то вы глубоко заблуждаетесь. В этом убедилась я через полчаса бесплодных попыток стянуть с себя юбку. Можно было бы уже давно ее разрезать, но этого не позволяла сделать жадность в надежде сдать этот предмет туалета назад и вернуть хотя бы половину ее цены. Попытка обратиться к Томне за помощью ни к чему не привела — она улетучилась куда-то гулять.

Отто и Трохим, заявившиеся узнать результаты сегодняшнего дефиле, застали меня взахлеб рыдающей на кровати. Трохим сразу полез на шкаф за приятно булькающим успокоительным, а Отто присел рядом.

— Ну, и что мы оплакиваем на этот раз?

— Мою несчастную женскую судьбу! — провыла я. — Стоило одеться по-модному, как все уставились как на диковинного зверька, и юбку снять не могу! И потрясающие мальчики внимания вообще не обращают!

— Ола, а нас тебе не достаточно? — поинтересовался Трохим, протягивая мне продегустированный напиток.

— Нет! — я глотнула успокоительного.

— Настойка на мяте, мелиссе и валериане! — Отто прижмурился. — Лучшая вещь для успокоения нервов.

— И юбка не снимается! — пожаловалась я, отбирая у полугнома бутыль — у него нервы стальные, нечего зариться.

— О! Юбку сейчас снимем! — оживился Трохим.

— Ну попробуй, — разрешила я.

Через десять минут Трохим смахнул пот с лица.

— Это просто пояс верности какой-то. Никогда не имел проблем с девичьими юбками до этой! Отто, твоя очередь.

Отто опытным взглядом ремесленника окинул поле боя.

— Тут только резать!

Мой горестный вздох прервался икотой — настойка начала действовать.

— Намазать Олу мылом, чтобы она стала скользкой, и сама из юбки выпала! Или Иргу позвать, у него пальцы тонкие, гибкие!

От обеих идей Трохима мне стало страшно.

— Режь, Отто! Только аккуратно!

— Обижаешь! — пропыхтел мой лучший друг, орудуя маникюрными ножничками и стараясь не подставлять под них пышную бороду.

— Слушай! — сегодня у Трохима явно был день повышенной идейности. — А может ты слегка наклонишься, чтобы Отто было удобнее резать шнуровку? Она тогда так аппетитно натянется…

Благодаря принятому успокоительному я только зарычала. Хотя откровенно хотелось его пнуть.

Тем временем поток идей продолжался:

— Водить тебя в таком прикиде по Университету и брать деньги. Или нет, еще лучше — продать право стянуть с тебя юбку!

— Все, — прошептал сзади Отто. — Я закончил. Можешь теперь его придушить.

С радостным визгом я кинулась на Трохима.

Отто выудил меня из горы подушек и одеял. Я смеялась. Ничего лучше не поднимает настроение, как приличная свалка. Трохим щупал горло:

— И почему ты не пошла на боевого мага? Взяли бы с удовольствием — как царапающее и визжащее оружие.

— Хорошая юбка! — Отто смотрит на вещи практично. — Она даже не спала.

— Еще бы, — я сосредоточенно тянула юбку вниз. Юбка без боя не сдавалась — снималась вместе с кусочками кожи. Друзья следили за процессом с интересом — Отто — с профессиональным, Трохим — гм-м-м… я показала ему язык и скрылась за непрозрачным щитом.

Вечер наша дружная компания проводила, как обычно, в кабачке. Мой барашек, на расчесывание которого ушел битый час, превратился с симпатичную волнистую прическу. Юбку я подарила Отто — как удивительно цепкий материал. Корсет я решила оставить — все-таки, любая девушка в приличном корсете выглядит симпатично.

— Ола, что ты пишешь? — поинтересовался Отто.

— Жизненную мудрость. Чтобы не забыть.

— Ну и…

— Жизненная мудрость номер один. Не стоит охотиться за тем, что не воспримет тебя в истинном обличье. Жизненная мудрость номер два. Нечего быть молодой овцой. Мудрость номер три. Одна из составляющих счастья — удобная одежда.

— Глубокомысленно, — заметил Отто. — Младшей сестре письмо строчишь?

— Угу, — я была довольна. Приятно, когда есть кому передать накопленный опыт, побыть умудренной старушкой.

— И что ты теперь думаешь делать?

— О! — я закатила глаза. — У меня созрела идея, куда с пользой потратить свободное время!

— С пользой? — недоверчиво протянул полугном.

— С пользой! — решительно тряхнула я головой. — Надо, наконец, серьезно заняться учебой!

Трохим выронил из руки кружку с пивом.


14.  Некромантские сережки | Ола и Отто 1 | 16.  Лучший вечер в жизни