home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



17. Мужская верность

Ола узнает, что Ирга собирается жениться. Не на ней. Что делать?

Лето было в разгаре. Я шла по пыльной улице и радовалась жизни. Утро, еще не совсем жарко, но очень тепло. Я вернулась от родителей, куда меня вызвали на семейный совет — моя младшая сестра, вторая по старшинству после меня, надумала выходить замуж. Родителей, долго зудевших, что «пора, давно пора» этот факт почему-то взволновал. Всегда так. Родителям всегда хочется от нас исполнения своих желаний и устремлений. Но как только мы начинаем их исполнять, мама-папа понимают, что ребенок вырос, и сразу пытаются повернуть назад.

Наконец, семейный совет закончился, Дарии решено устроить пышную свадьбу, мне намекнули, что пора бы и старшей окольцеваться, нагрузили пирожками и отправили назад.

Я жевала пирожок и лениво думала, чем бы заняться. Практика после четвертого курса начиналась поздно, после того как студенты выберут себе специализацию. Мы с Отто уже решили (точнее, нас мягко подтолкнули к такому решению), что будем парой Мастеров Артефактов, написали соответствующее заявление и наслаждались заслуженным отдыхом.

— Ола! Ола! — ко мне навстречу бежал полугном. Хлопнув меня по спине в качестве приветствия, он сказал:

— Ну где ты пропадала так долго! Тут такое творится!

— Меня не было всего полторы недели. Что могло случится? Университет рухнул? Беф озверел?

— Хуже, — мрачно ответил Отто. — Я пока точно не знаю, только слухи ходят. Про Иргу.

— Что с ним? — спросила я, помня, что недавно некромант заработал большую рану на голове. — Что-то со здоровьем?

— Нет, он хорошо себя чувствует. Я просто шел тебя перехватить с кареты, чтобы ты это услышала от меня.

— Не томи, — попросила я, начиная волноваться. Кишки неприятно сжались, сердце застучало быстрее. Пирожок полетел в придорожные кусты.

— Ирга… он… в общем, он живет с девушкой, — полугном отвел глаза.

Что-то внутри меня оборвалось и полетело вниз в район пяток. Но с шага я не сбилась, хотя сумка показалась в два раза тяжелее.

— Это точно?

— Точно. Многие видели, как он заводит ее к себе, такой вежливый и нежный. Гуляют вместе по вечерам.

— А…

— Я не спрашивал, — быстро сказал полугном. — Меня это не касается. Но тебя решил предупредить. Отдышись перед встречей со сплетниками.

— Спасибо, Отто, — ответила я непослушными губами.

— Ты как, нормально? — лучший друг заглянул мне в глаза.

— Да, конечно, — сказала я фальшиво. — Каждый устраивает свою жизнь так, как считает нужным.

— Золотце, — страдая, начал полугном, но я махнула рукой.

А чего я ждала? Что Ирга и дальше будет изображать из себя верного рыцаря? Забывая, что он на самом деле мужчина со своими желаниями? Ведь подружек у него уже давно не было…

Ноги словно налились свинцом. Я заползла на третий этаж общежития, кинула вещи и поплелась в кабачок. Нервы требовали алкоголя, но напиваться в одиночку я не хотела.

На улице я столкнулась с Томной.

— Как тебе моя шляпка? — затараторила она. — Специально на свадьбу купила!

— На чью?

— Как, ты не знаешь? Ирга скоро женится. Он живет с девушкой, сделал ей ребенка и собирается женится.

— Какой ребенок? — ошеломленно спросила я. — Меня не было полторы недели…

Томна посмотрела на меня, как на младенца.

— Ола, ребенка можно сделать в течении десяти минут.

— Да, и за полторы недели это становится видно всему городу?

— У меня только проверенные данные, — обиделась Томна. — Про ребенка мне сказала знакомая целительница, а Иргу с девушкой я лично видела выходящими из свадебного салона. Причем вид у него был очень довольный.

Я почувствовала, как у меня кружится голова. Захотелось сказать гадость.

— Можно подумать, тебя он на свадьбу пригласил

— Нет, — не смутилась Томна. — Но это ничего не значит! Сама приду, поглазеть интересно. И вообще, кто бы говорил. Ты-то ничего не знала сама!

— Все я знала, — сказала я твердо. — Просто Ирга попросил никому не говорить. Нету никакого ребенка! — а сама подумала: «если есть, в городе явно произойдет убийство мирного некроманта».

Девушка недоверчиво посмотрела на меня, я ответила ей безмятежным взглядом, представляя во всех подробностях процесс четвертования Ирги.

— А, ну тогда… Приятно было увидеться…

Шатаясь, я ввалилась в ближайший кабак и заказала водки. От залпом выпитой порции в мозгах немного прояснилось, кишки перестали скручиваться в узел. Хрустя маринованным огурчиком, я размышляла.

Итак, Ирга завел себе девушку. Это плохо. Почему это плохо? Потому что совсем недавно, когда он валялся без сознания на кладбище, я вдруг поняла, что некромант в моей жизни значит очень много. Понимание свалилось на меня, как кирпич с крыши на голову прохожего, и счастья не прибавило. Находясь дома, я даже нарисовала табличку «Ирга в моей жизни», чтобы хоть как-то разобраться в происходящем. По всему выходило, что некромант с момента моего появления в Университете все время был рядом, ненавязчиво помогая, подбадривая и даже спасая жизнь. Зачем это ему было нужно? Сначала я была твердо уверена, что он относится ко мне, как младшей сестре или даже ребенку. Конечно, меня, старшую над четырьмя сестрами, это ужасно раздражало. Но с какого-то момента Ирга стал относиться ко мне совсем по-другому — нежнее, внимательнее, перестал изображать из себя покровителя, да и что там говорить, я чувствовала исходящие от него волны сексуальности, предназначаемые мне. Уже год я не видела его с подружками, хотя сама старалась активно устроить свою жизнь. Странно, что некромант относился к моим увлечениям снисходительно. Может, он понимал, что это временно и скоро пройдет?

С какого момента я заметила, что Ирга мне нужен? Не знаю. Наверное, очень давно. Почему же я тогда так старательно отмахивалась от любой мысли о том, что между нами что-то есть? Из вредности? Из-за того, что об этом твердили все окружающие? Из-за боязни признаться самой себе в чем-то таком… страшном… что привяжет меня к нему крепче цепи, а ведь я так стремилась к независимости?

Конечно, я не люблю его. Любовь — это такое чувство, когда жить без человека не можешь, ежеминутно о нем думаешь и еще какая-то чепуха. И он меня не любит. Конечно, не любит, он об этом ни разу не говорил. И что бы там не думали всякие полугномы.

Я посмотрела на пустую кружку, но заказывать еще водки не рискнула. Потягивая пиво, я решала, что делать.

Даже если мы не любим друг друга, это еще не повод, чтобы заводить себе какую-то девицу и делать ей ребенка. Кто тогда будет заботиться обо мне? Кто будет встречать меня после Университета с букетом цветов? Кто будет дарить мне всякие приятные мелочи? Подтрунивать над моими оплошностями? Мчаться ко мне на помощь в любое время? Замечать малейшее изменение настроения? И он завел себе девицу!

— А как же я? — жалобно спросила я у своего отражения в стекле.

Я это так не оставлю!

Бросив на стол монеты, я решительным шагом направилась в сторону дома Ирги.

Сам-то меня недавно на раскладушку положил, а с ней, небось, в одной кровати спит. Обнимает, целует, и… Убью вертихвостку!

С полным соответствием с законом подлости, по дороге я наткнулась на Блондина. Он шел с угрюмым выражением лица — вероятно, на работу. Но при виде меня Лим оживился.

— Ольгерда! Как я несказанно рад тебя видеть!

— Да что ты! — умилилась я.

— Погода сегодня хорошая! — начал светскую беседу Блондин.

Я согласилась.

— А как ты? — поинтересовался он.

— Превосходно! — ответила я. В моем желудке алкоголь боролся с утренними пирожками за право главенства.

— Ольгерда! — сладко произнес Блондин. — Слышал, тут слухи ходят.

Я молчала.

— О том, что тебя кинули, — с нескрываемым торжеством сказал Лим. — Прокатили, как глупышку. Оскорбили и унизили.

— Интересные слухи, — сказала я, лениво почесывая живот. — Только брехливые. На них только всякие идиоты реагируют.

Блондина перекосило.

— Ты что, не поняла, что тебя Ирга кинул? Теперь никто тебя не защитит, глупая девка. И я, наконец-то смогу сделать с тобой все! Все, что захочу!

— А ты попробуй, — предложила я. — Прямо сейчас. Только потом жаловаться не беги.

— Ах, ты! — размахнулся Лим.

Я стояла спокойно. На кончиках моих пальцев рук дрожали искры. У Блондина был очень слабый магический дар, и он это знал. Но Лим был аристократом, владел шпагой, мечом и борьбой. Но я тоже не лыком шита — иногда бурное решение деловых вопросов с Отто переходило в рукопашную. И тяжеловесный полугном не всегда брал верх — гибкость и хитрость в совокупности с длинными ногтями это, конечно, не меч, но тоже сильное оружие. Тем более сейчас у меня чесались кулаки, хотелось на ком-то сорвать свою злость, обиду и разочарование.

Лим остановился — его удивила моя реакция.

— Охота было бы руки марать, — выкрутился он. — К тому же на работу опаздываю. Но вечером мы еще увидимся.

Я показала ему язык и пошла своей дорогой.

На дверях некроманта блестели защитные артефакты. Закрываться, значит! Ах, так! Я взмахнула руками и артефакты погасли. Ничего, магии еще хватит, чтобы выкинуть кое-кого из постели!

Я пинком открыла двери.

Ирга сидел у окна и ремонтировал сапог. Длинная черная челка свешивалась на глаза и он иногда мотал головой, чтобы волосы не мешали видеть. На его кровати, разметавшись, спала темноволосая девушка.

— Ола? — Ирга удивленно посмотрел на меня и встал. — Ты спалила мои артефакты? Зачем? Что-то случилось?

— Это я у тебя должна спросить! — крикнула я. — Ты… Ты… Наглый тип! Хам! Подонок! Ты… Да как вообще у тебя совести хватает даже смотреть на меня! Ты передо мной на коленях стоять должен! У-у-у, морда!

От избытка чувств я взмахнула рукой, задев полку с посудой. На меня с грохотом посыпались чашки и миски. Некромант испуганно попятился и вжался в стену, защищаясь от меня сапогом. Девушка на кровати проснулась и таращилась на происходящее круглыми от удивления глазами.

— Э-э-э… Ола… — неуверенно начал Ирга.

Я злобно чихнула. Я вся была покрыта слоем просыпавшегося чая. Сняв с головы развязавшийся чайный мешочек, я разодрала его на две половинки.

— Вот что я сделаю сейчас с тобой! — заявила я некроманту. — И с ней!

— Ирга! — позвала девушка. Она успела укутаться в одеяло и сесть на кровати. — Это о ней ты рассказывал?

Некромант кивнул, не сводя с меня взгляд.

— А ты вообще встань, — я подошла к кровати и дернула темноволосую за руку. — Это мое место! Брысь отсюда, пока наглые зенки не выцарапала! У-у-у, страшилища! Хоть бы пижаму приличную одела! А еще замуж собралась!

Ирга вдруг фыркнул.

— Ола, — сдавленным от смеха голосом сказал он. — Ты думаешь, это моя любовница?

— Любовница! — взвыла я. — Да весь город знает, что она твоя невеста!

— Весь город? — переспросил Ирга. — Невеста??

— Да, — сказала я, ложась на кровать. — Свинья ты и сволочь последняя.

— Почему?

— Потому что у всех на виду у тебя живет эта, — я указала на девушку, кутающуюся в одеяло. — И ты сделал ей ребенка и собираешься жениться!

— Что???

— Что слышал. Ты забыл, да, ты все забыл, что мне говорил? Все вы, мужики, такие. А я вот не уйду отсюда, буду лежать, пока ты не выгонишь эту подальше.

Девушка вдруг засмеялась. Некромант оторопело перевел взгляд с меня на нее, открыл рот, закрыл, а потом захохотал так, что сполз по стене. Сапог выпал из обессилевших рук. По лицу парня от смеха текли слезы.

— Ола, — простонал он. — Ола, я не могу ее выгнать. Она моя сестра!

— Да кем бы она ни была… Что?.. Как?.. Сестра? — я села на кровати, чувствуя себя на редкость глупо.

— Сестра, — весело подтвердила девушка. — Младшая.

Я присмотрелась. Они действительно были похожи — длинные носы, тонкие губы. Только глаза у брата с сестрой были разные — у нее карие, а у него огромные голубые-голубые, которые весело блестели из-под длинной челки.

— Она абитуриентка, приехала поступать в Университет. Временно живет у меня, — пояснил Ирга, вытирая слезы.

— Ага, — я встала, стряхнула с подушки чайную труху, насыпавшуюся с моих волос, и направилась к выходу.

— Ола, оставайся, — сказал Ирга. — На моей кровати ты смотрелась очень даже ничего.

— Лучше, чем я, — добила меня его сестра. — Что ты там про мою ночнушку говорила?

Я изобразила улыбку, вышла на лестничную площадку и села, подперев дверь квартиры спиной. В комнате опять раздался взрыв смеха. Это же надо быть такой дурой! И что теперь Ирга про меня думает? Лучше мне этого не знать, и так плохо.

В дверь толкнули, и она ударила меня по спине.

— Ола, — сказал Ирга в щель. — Нам надо поговорить.

— О чем?

— О тебе и обо мне. О нас.

— Оставь меня в покое, ладно?

Ирга потолкал дверь, я ойкнула.

— Хорошо, — сказал он. — Ты же не будешь сидеть там вечно?

— Буду, — сказала я.

— Проголодаешься, — предупредил меня некромант.

— И умру тут, тебе назло, — сообщила я. — Чтоб знал.

— Я уже тебя предупреждал, что я сделаю, если ты умрешь.

— А я так умру, чтобы ты меня не оживил, — проныла я. — И превращусь в духа. И буду всю жизнь тебе являться, чтобы совесть твоя тебя мучила.

— Да что я сделал-то? — возмутился Ирга. — Пришла утром, разгромила мой дом, перепугала мою сестру, а я еще и виноват!

Он с силой дернул дверь, я взвыла.

— Вот убей меня, убей, — сказала я, потирая затылок. На нем стремительно вспухала шишка.

— Ола, — сказал Ирга. — Ты сюда примчалась, потому что тебе сказали, что я живу с другой?

— Нет, — огрызнулась я. — Это у меня утренний променад такой. Зарядка для поддержания здоровья.

— Как ты могла поверить сплетням? — удивился парень.

— А что я могла думать? Как только я приехала, мне все только и говорят, что у тебя девушка, что ты с ней ходил в свадебный салон, что у нее будет от тебя ребенок. Что я должна была думать? Если тебя в свадебном салоне своими глазами видела Томна.

— Я действительно ходил в свадебный салон, — помолчав, сказал Ирга.

— Вот видишь! — всхлипнула я.

— Я тебе колечко покупал. Нужен был женский совет.

— Зачем колечко? — насторожилась я. Среди большого количества украшений, которые я получила от некроманта в подарок за минувший год, кольца не попадались ни разу.

— В нос тебе вставить, — сообщил Ирга серьезным голосом.

Я погладила шишку на голове. Думать на эту скользкую тему не хотелось. Тем более, что кольца в нос в свадебных салонах не продавались — сама как-то хотела такое, с колокольчиком, поэтому все разузнала.

— А ребенок? — сменила я тему.

— Это не моя тайна, — тихо сказал некромант.

Я задумчиво побарабанила пальцами по полу. Я знала, что Ирга из дальних окраин нашего королевства. Почему он решил учиться здесь, а не в магическом вузе поближе к дому, я никогда не спрашивала. Возможно, и его сестра имела вескую причину уехать за тридевять земель от строгих родителей.

— А что я должна была думать? — настроение требовало скандала. — Когда ты живешь с девушкой. Никто ведь не знал, что это твоя сестра!

— А я должен был по городу с плакатом ходить? Чтобы все видели?

— Ты даже Отто не сказал!

— А Отто и не спрашивал! — парировал Ирга. — Я думал, он заметил наше сходство.

— Он заметил только, как вы по вечерам гуляете, — крикнула я.

Из соседней квартиры высунулось чье-то недовольное лицо. Я показала соседу некроманта кулак и его дверь быстро захлопнулась.

— Не кипятись, — примиряюще поскребся в двери парень. — Единственная, кого я бы хотел видеть спящей на моей кровати — это ты.

Я почувствовала, как стремительно краснею.

— Ты всех своих подружек вспомни, — зло сказала я, стукнув головой дверь. Шишка отозвалась пронзительной болью в челюсть и я скривилась.

— Я их никогда сюда не водил, — спокойно ответил Ирга. — Это мой дом. И вообще, это все в прошлом. А ты у меня в будущем.

— Интересненько! — продолжала кипятиться я. — А меня ты спросить не хочешь? Может, у меня другие планы на мое будущее?

После бесконечно долгой паузы, Ирга тихо сказал:

— Ола, ты выйдешь за меня замуж?

Мое сердце ухнуло куда-то в кишки, горло издало невнятный хрип. Некромант за дверью молчал, я рассматривала свои дрожащие руки.

— А где, — мне пришлось сглотнуть ком в горле. — Где карета?

— Какая карета? — ошеломленно переспросил Ирга.

— Запряженная белой лошадью. С цветами. Конфетами. Музыкантами, — несла я чушь. — И ты должен быть в бежевом костюме. И только после этого ты должен был мне это сказать!

— В каком костюме? — спросил Ирга. — Я никогда в жизни не одену бежевый костюм! Это уродство!

Мы помолчали. Я активно чесалась — то ли на нервной почве, то ли у меня было раздражение от чаинок на коже.

— Ола! — вдруг рявкнул Ирга. — Ты выйдешь за меня замуж или нет?

— Оставь меня в покое! — заорала я так, что на меня упал кусочек штукатурки с потолка.

— Ты стерва! — возмутился некромант. — Сколько можно мне нервы трепать!

— Вот и отстань от меня! — так, спокойно, спокойно, только истерик нам не надо.

За дверью завозились, потом все стихло.

— Ирга, — раздался голос сестры. — Оставь девушку в покое.

— Я еще вернусь, — пообещал некромант в щелку. — И мы продолжим наш разговор.

Убедившись, что он действительно ушел, я сняла босоножки и прокралась на улицу. Прижимаясь к стенам, тайком прошла по улице и побежала в строну Гая Влюбленных.

Сев на бережке речушки, я схватилась за голову. Почему я всегда влипаю в неприятности? Почему я так опозорилась перед Иргой и его сестрой? Сестрой! Я даже не знала, что у него есть сестра. Представляю, что она расскажет про меня своим родителям. И что это за дурацкое предложение? Вот уж чего не ожидала, так такого поступка. Ладно, хорошо, если быть честной самой с собой, я ждала этого. Мне, как и любой девушке, было бы приятно получить предложение руки и сердца. Но сделанное таким образом! Я совсем не об этом мечтала! Нет, нет, надо сменить мысли, а то совсем тоска.

Я посмотрела на свои грязные от пыли и чайной трухи ладони. Понюхала их. А чай-то у него дорогой! Пахнет как хорошо! Я себе такой купить не позволяю, а он! Приходит ко мне в общежитие, только взглядом и рыскает, чего бы съесть. А чаем своим ни разу не угостил! Жадина.

Я сорвала лист лопуха и принялась осторожно струшивать с волос и одежды чайную труху — может, хватит, чтобы хотя бы чашечку чая заварить. Результат меня удовлетворил, я свернула лопух и засунула в поясную сумочку, заодно достав зеркальце.

Мама дорогая! На кого же я похожа! На волосах остатки штукатурки. Чай оставил на лице коричневатые разводы, которые элегантно припорошились серой пылью. Дорожки от слез — когда это я уже успела поплакать? — прорисовали на всем этом великолепии вертикальные полоски. Так вот почему от меня шарахались прохожие на улицах!

Мне стало себя жалко. Я заплакала, размазывая слезы по грязным щекам. Потом мне надоело это занятие и я решила умыться. Бережок здесь был крутой, но вылезать из кустов и искать себе более удобное место я не решилась. Опершись одной рукой об илистое дно, другой, я наклонилась и принялась плескать на себя воду. Опорная рука вдруг заскользила, я потеряла равновесие и упала лицом в речушку.

Упала я очень неудачно, практически вся въехав по скользкому илу в речушку. Тяжелая широкая юбка тут же намокла и потянула меня по течению. Упереться коленями не получалось, они скользили, руки тоже не находили опоры. Лицо больно щекотали водоросли. Я перепугано барахталась, глотая воду и пытаясь закричать. «Для полной картины этого утра мне осталось только по-глупому утонуть» — мелькнула мысль.

Вдруг сильный рывок вытащил меня из воды и поставил на ноги. Кашляя и судорожно глотая воздух, я убрала с лица мокрые волосы, вытерла с глаз липкий ил. Передо мной со встревоженным выражением лица стоял Ирга.

— А… — сказала я, опустилась на колени и поползла в кусты.

Некромант молча подал мне платок. Я вытерла рот, с трудом поднялась, отошла немного и опустилась на землю. Меня начало колотить. Ирга сел рядом, прижал меня к себе и начал негромко что-то мурлыкать. Как ни странно, я быстро успокоилась.

— Вот уж не думал, что ты из-за меня пойдешь топиться.

— Вот еще, из-за тебя топиться! — мне ужасно не хотелось, чтобы он меня выпускал из объятий. — Я умывалась.

— А, ну да, — Ирга отстранился и посмотрел на меня внимательно. — Как же я сразу не догадался.

— Это грязевая маска для лица, — сказала я, опять чувствуя себя полной дурой.

— Ола, мы мне нравишься в любом виде, но я все же советую тебе умыться, а то люди могут неправильно понять.

Умыться! Тут надо и голову мыть, и одежду стирать. Я вспомнила про чаинки, завернутые в лопух и вывернула поясную сумочку. Лопух размок и развернулся, чаинки распались по всей сумочке. Все намокло. Я с содроганием достала бесформенный комок с расплывшимися чернилами. Это было мое заявление на практику, подписанное Бефом. Так вот куда оно подевалось!

— Это был важный документ? — сочувственно спросил Ирга.

— Да уж, — ответила я, закидывая его в кусты. — Ничего страшного, его восстановить можно. Наверное. Во всяком случае…

— Это не самое плохое, что случилось с тобой за это утро, — продолжил парень. — Ты это хотела сказать?

Я сделала вид, что рассматриваю снятый с лица кусочек водоросли.

— Ола… — начал Ирга.

Я посмотрела на него грустным взглядом, который до этого использовала только для пробивания на жалость Преподавателей.

Некромант вздохнул.

— Пойдем, тебе умыться надо.

Мы прошлись к чистому месту выше по течению и я попыталась привести себя в порядок. Некромант бдительно стоял рядом, держа меня за юбку.

По дороге мы наткнулись в кустах на сладкую парочку — Блондина, так и не дошедшего до работы, и его очередную пассию.

— Ага, — вскочил Лим, увидев меня.

— Что-то не так? — спросил Ирга, обнимая меня за плечи.

— Что с вами произошло? — удивился Блондин, сбиваясь с роли великого аристократа.

— Кустотерапия, — ответила я, облизнувшись.

— Очень бурно, — добавил некромант, оправдывая мой жасающе растрепанный и грязный вид.

— Тебе не кажется, что две девушки на тебя одного — это много? — Блондин сжал кулаки.

— У меня одна девушка, — пожал плечами некромант. — Ола. А что? Ты хочешь размяться?

— Да мы тут с Олой утром договорились гимнастикой для двоих заняться, — небрежно ответил Лим.

— Боюсь, это невозможно, она уже устала, — ответил Ирга. — Но ты всегда можешь заняться гимнастикой со мной.

— Ты меня не привлекаешь, — скривился Блондин. — Не мешайте, я занят, — Он демонстративно обнял свою партнершу.

— Извини, — сказал некромант. — К Оле у тебя вопросов больше нет?

Аристократ что-то невнятно пробурчал.

— Счастливо оставаться, — пожелал мой спутник.

— Ты не ответила на мой вопрос, — сказал он когда мы подошли к общежитию.

— Ответила, — я старательно рассматривала окружающий мир, боясь взглянуть на Иргу.

— Я понял, — ответил он задумчиво. — Зайти можно? Ты переоденешься, а потом я приглашу тебя в ресторан.

— Ресторан? — я попыталась скрыть алчный блеск глаз. Я никогда еще не ходила в ресторан.

Некромант кивнул.

— Тогда подожди, я волосы вымою…

Когда я вернулась в комнату из общежитского душа, там Ирга с Отто преспокойно пили чай из моих запасов. Я махнула на них рукой. Закажу в ресторане еду подороже. И побольше. Надо не забыть взять торбочку, сложить и унести все, что в желудок не влезло.

— Ола, — сказал лучший друг. — В этот торжественный день…

Я подозрительно посмотрела на некроманта. Что он успел уже разболтать?

— … Когда ты выяснила, что если тебя выгонят из общежития, ты не останешься без крыши над головой, — продолжал полугном. — Я хочу предложить тебе осуществить некую идею, которая принесет нам обоим хорошую прибыль.

Я застонала. Идея наверняка была рискованная.

Ирга весело засмеялся. — Я куплю завтра же широкую кровать, — пообещал он Отто.


16.  Лучший вечер в жизни | Ола и Отто 1 | 18.  Следовать за луной