home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



19. Любовь — это не проблема?

Отто влюбился. Хорошо это или плохо? Объект любви считает, что это просто ужасно! Ола становится на защиту интересов друга

Практика наконец-то закончилась. Я валялась на кровати и ждала прихода вдохновения. С тех пор, как я ушла из квартиры Ирги, кинув в него ночной рубашкой, прошло уже полторы недели. От так называемого жениха ничего не было слышно. Мне это надоело, и я решила написать ему гневное письмо.

Письмо никак не хотело укладываться в законы эпистолярного жанра. Если вырезать из него все выражения типа «ты — свинья», «хам», «наглец» и тому подобные, содержания оставалось удручающе мало. Любовные романы, куда я полезла за поисками образца, мне ничем не помогли. Почему-то, по законам жанра, там полагалось только вздыхать и прощать любимому все и даже больше. В библиотеку мне было идти лень.

Лира пропадала в клинике, Отто участвовал в какой-то затее сокурсников. Делать было решительно нечего. Нет, ну конечно, можно было поучиться, но кто учится, когда на улице ласково светит солнце жатника, последнего летнего месяца?

Я посмотрела на настенный календарь, где отмечала важные задачи, которые надо бы исполнить.

Вздохнула, достала карандаш.

«Здравствуй, мама!

У меня все в порядке, кушаю хорошо, практику сдала, новых ужасных шмоток не покупала. Привет папе и сестрам». На этом вдохновение сдохло, жалостливо задрав лапки кверху.

«Отто тоже передает вам всем привет» — мужественно выдавила я из себя. — «И Лира желает всего хорошего». Новостей за неделю не было. После нашествия лунной нежити я отправила домой довольно развернутое письмо, в котором убеждала, что со мной все в порядке, я не пострадала, и вообще все хорошо. Но перепуганная событиями родительница потребовала писать ей чаще, что вызывало у меня тоску еще сильнее то, что наступала перед сдачей написанного впопыхах курсового проекта.

«На наше окно нагадил голубь» — вывела я и зевнула. Что же еще произошло?

А, точно! «Практику я закончила весьма успешно, скоро начнется учебный год». И, само собой, мстительно добавила: «Тогда писать вам будет совсем некогда, потому что этот год будет решающим для моей карьеры».

— Ола? — в комнату заглянул Отто.

— Заходи! — крикнула я радостно.

«Разрешите же на этом закончить свое письмо, так как пришел Отто и просит меня помочь ему в одном очень важном учебном деле». Я свернула лист, прилепила к нему марку и обернулась.

— О! — удивилась я. — Ты никак на свидание собрался?

— Да, — сказал причесанный и приодетый полугном.

— И кто же она? Почему ты мне ничего не сказал?

— Я только сегодня понял, что влюбился! — лучший друг крутился возле зеркала. — Как я выгляжу?

— Нормально.

— Только нормально? — он схватился за бороду.

— Ты выглядишь замечательно! — я подошла и положила полугному руку на лоб. — А ты не заболел?

Отто отшатнулся.

— А что, если я причесался и собрался на свидание, так я уже сразу заболел?

— Не обижайся, — сказала я. — Просто удивительно…

— Что я влюбился? Что я, наконец, понял, как прекрасен мир вокруг? Я не ожидал от тебя такой черствости, Ола! — с чувством сказал Отто и ушел, громко хлопнув дверью.

Я пожала плечами и села опять за письма.

«Ирга! Твое хамское поведение меня бесит! Где ты пропадаешь столько времени? А вдруг я уже умерла?»

Я задумалась и фразу про смерть вычеркнула.

«А вдруг я уже успела влюбиться и выйти замуж? А ты это все пропустил! Тебе совсем все равно! Я такого терпеть больше не намерена!».

В порыве вдохновения я полезла на полку Лиры за анатомическим атласом, криво срисовала оттуда мужское достоинство и изобразила опускающуюся на него секиру.

Полюбовавшись творением, я создала магического вестника, прицепила на него послание и отправила в полет.

Чем бы заняться? Я оглядела комнату, привычно игнорируя засохший огрызок на учебнике по точечному направлению энергии, плесень в гостевой чашке, которую было лень мыть, покрытый пылью сухарь на полке, подписанной «НЗ». А что у нас в шкафу? Может, попытаться навести порядок в одежде?

В шкафу меня ждал сюрприз — спрятанная бутыль водки. Я водку пью редко, в одиночестве — тем более. Я вытянула бутылку из шкафа и задумалась. Налила немного водки в кружку и поставила на стол. Конечно, в королевстве выпускалась водка «Медовая», «С кислинкой», «Перцовая», «На травах», «На молоке», «На крапиве», «Клюквенная»… Водки подешевле были с иллюзиями вкуса — маги старались вовсю. Подороже — на натуральных ингредиентах.

Моя же была самой дешевой обыкновенной водкой. Я подозревала, что ее купил для роли обменной валюты Отто, спрятал у меня в шкафу да там и забыл. Я понюхала водку. Гадость какая. Закусить бы чем-то.

Сухарь и огрызок меня не прельстили. Пришлось идти на улицу в ближайший магазинчик. На крыльце общежития сидел Птронька и со смачным хрустом что-то жевал. Я не смогла пройти мимо.

— А чем это ты хрумаешь? — спросила я.

— Огурчики! — похвастался Птронька, доставая из сумки молоденький, в пупырышках, зеленый огурчик. — Бери.

Я укусила овощ. Ах, какой хрустящий! Сочный! Стоп! Откуда в конце жатника ранние огурчики в торбе вечно бедного Птроньки? Он ограбил закрома городского головы? Я присмотрелась к огурчику. Да это же иллюзия! Превосходная, но иллюзия! Я глотнула и могла бы поклясться, что кусочки огурца проскользнули вниз по пищеводу — так реально мой мозг воспринял магическое творение.

— Нравится? — не удержался Птронька.

— Очень, — ответила я. — А откуда это у тебя?

— Это моя зачетная работа на практике, — похвастался он. Ах, ну да! Ведь мой одногруппник избрал специализацию по иллюзиям. — Я уже два года довожу заклятие до идеала. Получилось?

— Еще как! — позавидовала я.

В моей голове медленно оформлялся план.

— Как бы мне хотелось получить это заклятие, — вздохнула я. — Похрустеть огурчиками — что может быть лучше? Особенно когда их нет в продаже.

Птронька насторожился.

— Продам дорого, — сообщил он. — Не меньше чем за двадцать золотых.

«Это же целое состояние», — ужаснулась я про себя, но школа Отто давала свои плоды. Я равнодушно пожала плечами.

— А почему продаешь? Я по дружбе хотела попросить, чтобы иногда полакомиться.

— Э, нет, — прищурился догадливый одногруппник. — Я тебя не первый год знаю! Ты что-то задумала, и это что-то приносит выгоду.

Я неопределенно развела руками.

— Тогда я согласен, но только за процент от дохода!

Птронька явно перегнул палку. Если раньше я еще думала поторговаться, то сейчас твердо решила выманить у него рецепт бесплатно.

— А что, — с обидой спросила я, — Ола всегда ищет только выгоду? А лично мне ничего не надо?

Одногруппник стойко держал оборону.

— А меня Ирга бросил, — вдруг сказала я, и слезы потекли из глаз при мысли, что такие чудные огурчики уплывут в чужие руки.

— Правда? — удивился Птронька.

— Да, — всхлипнула я. — Ты когда его последний раз видел? Он меня бросил, а мне даже нечем утешиться в одиночестве!

— Э-э-э-э, ну….

— И Отто меня бросил, нашел себе пассию, ему теперь просто подруга не нужна!

— Ладно! — решился Птронька. — Но только если для личных нужд!

— Личнее некуда! — заверила я. Когда это нажива не была моим личным делом?

Незнакомое заклятие, да еще и довольно сложное, забрало у меня много сил, зато два ровненьких огурчика лежали на столе около бутылки водки. Я не знала, как долго продержится моя иллюзия, поэтому эксперимент требовалось провести немедленно. Подавив желание взбодриться алкоголем, помня, что это может привести к неожиданным результатам, я достала из-под матраса спрятанную шоколадку и съела ее, пытаясь вспомнить, есть ли еще где-то нычка или это последняя. Положив огурчики, чашку и бутыль на поднос, я пошла в общую кухню за подопытными.

На нашей кухне обнаружился Ряк, который с задумчивым видом инспектировал содержимое кастрюль.

— Вот ты-то мне и нужен! — обрадовалась я. — Кстати, вон та кастрюля моя, и если содержимое в ней уменьшится, я сделаю тебе какую-нибудь гадость.

Ряк выронил крышку из рук.

— Я просто забочусь о тебе, — сказал он. — Вдруг ты плохо питаешься, а Ирга крайним меня сделает.

— Сделает, — подтвердила я, наливая водку в кружку. — Я ему скажу, что ты меня объел.

— Да я бы эту гадость и не ел, — оправдался Ряк.

— Ах, ты еще будешь хулить мою стряпню! — я протянула ему водку и огурец. — Это особое диетическое блюдо!

— Оно в кастрюле завонялось! — сказал Ряк, с опаской косясь на кружку.

— Доходит до кондиции, — я пыталась вспомнить, когда же это я варила и что хотела сч этим сделать? Может, это вовсе не еда, а клейстер или ингредиент к Лириной мази? Как только Ряк уйдет, надо будет проверить. — Выпей!

— А я не умру?

— Не знаю, — я никогда не была сильна в иллюзиях, поэтому поспешила утешить страдальца:

— Если что, Ирга тебя поднимет.

Ряк закатил глаза, помолился и выпил.

— Хорошо! — сказал он, хрустя огурчиком. — Только огурец очень горький.

«Первый блин комом, — подумала я, — Но хоть не исчез прямо во рту».

— А ты этот попробуй!

— О, этот вкуснее!

— Чудно! Завтра придешь расскажешь о самочувствии.

— А что может быть? — Ряк схватился за горло.

— Может, еще захочешь, так я дам! — не стала пугать его я.

Когда Ряк ушел, я заглянула в кастрюлю. Фу, что же это такое? А! Это был овощной супчик! Я где-то прочитала, что он очень полезный. Видимо, у меня до него руки не дошли.

На следующее утро Ряк явился живой и здоровый и получил от меня выпить. Я поспешила к Отто.

— Не знаю, где он, — сказал мне сосед Отто по комнате, не переставая жевать. — Всю ночь где-то шлялся, вернулся грязный и несчастный и опять ушел.

— Он хоть не побитый? — встревожилась я.

— Да нет, не похоже.

Я написала записку «Отто, я нашла золотую жилу! Срочно ко мне!» и поделилась с Васом давно валявшимся у меня в сумке пакетиком конфет. Конфеты успели слипнуться от жары, но выкинуть их было жалко, а так я точно знала, что толстый гном употребит их по назначению.

Я сделала еще пару огурчиков, положила на стол, записав рядом время — хотелось проверить, сколько времени продержится иллюзия.

Делать опять было нечего. Я пошла было на пляж, но на полпути в задумчивости не заметила залегшую в кустах парочку и перелетела через них кубарем. Парень, не останавливаясь, почесал спину, которую я задела ногами, и показал мне кулак. Я решила, что не судьба, и вернулась в комнату. Прихваченный по ходу у знакомых учебник по иллюзиям увлек меня надолго.

Вечером обнаружилось, что мои огурчики поблекли и выглядят ужасно. Птронька говорил, что его изделия живут по трое-четверо суток. Я была собой недовольна и легла спать рано.

На следующий день, когда я пристально наблюдала за новой партией иллюзий, ко мне пришел полугном.

— Отто, тут такое дело…

— Подождет дело, — перебил меня лучший друг. — У тебя есть духи?

— Конечно, — я кивнула на тумбочку.

— Так, — Отто перебирал духи, — а какие тебе подарил Ирга?

— Вот, а что случилось?

— Я доверяю его вкусу! — полугном щедро полил себя духами.

— Я вот подумал, что если эти духи дарят девушкам, то они должны нравится, — невнятно объяснил он.

— Так женские духи нравятся мужчинам, поэтому они их и дарят, — сказала я. — Они мужчин должны возбуждать или еще что-то. Я думала, ты это знаешь.

— Да? Ну ладно, — не расстроился Отто. — Не идти же мне теперь из-за этого мыться?

Я пожала плечами, лучший друг меня удивлял, но вмешиваться в его жизнь я не хотела.

— Отто, мы можем хорошо заработать!

— Давай ты сама этим займешься? — полугном крутился перед зеркалом.

— Так я и занимаюсь.

— Вот и умничка! Все, мне пора. Можно, я с собой флакончик заберу?

— Ты опять на свидание?

— Да, — расплылся Отто в улыбке. — Любовь — это такое чувство!

— Я заметила, — пробормотала я, возвращаясь к огурчикам.

Своих знаний не хватало, поэтому пару дней я провела в библиотеке, приходя домой только ночевать.

— Отто заходил вчера, — сказала мне Лира. — Взял пару твоих побрякушек.

— Зачем?

Подруга пожала плечами.

— Совсем жадный стал, — решила я. — Своей пассии решил мои украшения подарить! Вернет мне тройную сумму!

Ночью меня разбудил тихий голос:

— Ола, Ола, проснись.

Я открыла глаза.

— О, пошел вон из моей комнаты.

— Поговорить надо, — сказал Ирга.

— Что ты тут вообще делаешь? Брысь отсюда, видеть тебя не хочу.

— Лиру разбудишь!

— Ты извращенец, — зашипела я на него. — Как я прихожу, так он спать укладывается. Я, между прочим, тоже сплю!

Я закрыла глаза и отвернулась к стене. Ирга примостился на краешек кровати. Я подвинулась. Ирга тоже. Я еще подвинулась. Некромант не отставал. Я уперлась носом в стену и стала думать, что делать дальше.

— Я по серьезному делу поговорить пришел! — зашептал парень мне в ухо. От этого шепота мне было горячо и щекотно.

— Говори и проваливай.

— Ты заметила, что с Отто что-то не то?

— Заметила.

— Что? — переспросил Ирга.

Чтобы ему было лучше слышно, мне пришлось перевернуться. Наглый тип тут же этим воспользовался, прижав меня к себе покрепче.

— Говорю, я заметила, — прошептала я, стараясь думать про свои огурчики, крепенькие, слегка изогнутые…. Ой, нет, не надо про огурчики. Я лихорадочно начала вспоминать эльфийский алфавит. — А как ты попал в мою комнату?

— Влетел в окно, — сказал Ирга. — У вас оно открыто.

Мне левитация не удавалась, поэтому мысли об огурчиках и не только о них сменила зависть.

— Ишь ты какой.

— Да, я такой, — без лишней скромности подтвердил Ирга. — Так что происходит с Отто?

— Он мне сказал, что влюбился, — сообщила я, стараясь отодвинуться от некроманта.

— Не ерзай, — прошептал он мне в самое ухо. — Ты так меня возбуждаешь.

Я замерла, жалея, что не могу превратиться в бревно.

— А в кого он влюбился, он тебе не говорил?

— Нет, — я старалась шевелить только губами. Как назло, сильно зачесалась пятка.

— Тут такое дело… — начала Ирга.

— Отодвинься от меня, — попросила я, дотянулась до пятки и с наслаждением ее почесала.

— Тебе помочь? — поинтересовался некромант. — Я могу почесать. Где-то еще? Скажем, может, у тебя бедра чешутся? Или…

— Нигде больше, — сказала я, бросив взгляд на кровать Лиры. Подруга спокойно спала.

— Точно?

— Точно. Так о чем ты говорил?

— Отто влюбился в меня.

— Что??? — я подскочила на кровати, наступив Ирге на что-то. Он охнул и попытался рефлекторно скрутиться в клубочек, ногами припечатав меня к стене.

— Больно! — рявкнула я.

— Разбудишь, ох, соседку, ох…

Но Лира спала.

— Она за целый день в Доме Исцеления так намаялась, что теперь ее ничем не разбудишь.

Мы помолчали. Ирга скрипел зубами, я думала, сложив губы трубочкой.

— С чего ты взял, что Отто влюбился в тебя? Он же правильный гном!

— Я тоже так думал, — сказал Ирга. — Давай ты ляжешь сверху? Очень у тебя узкая кровать.

— Специально недавно принесла из подвала такую, — буркнула я. — Чтобы у всяких не возникало разных мыслей.

— И кто же эти «всякие» и что за «разные» мысли?

— Сам знаешь. И сверху я не лягу. Ни за что. И тебе не советую.

— Да я и не думал, — сказал Ирга таким тоном, что сразу стало понятно, что он думал, причем с подробностями.

— Все ты думал, — накинулась на него я. — А то, что ты на столько времени пропал, ты об этом не думал?

— Я занят был, — оправдывался Ирга. — А потом получил твое послание с рисунком. И решил не рисковать.

— И ты решил заявиться ко мне ночью, думая, что разбуженная я добрее?

Лира всхрапнула. Мы помолчали.

— Мне посоветоваться с тобой надо было, — сказал Ирга. — Я совсем недавно уложил на кровать твоего лучшего друга. И решил зайти к тебе.

— Залететь, — проворчала я. Встать в позу мне не позволяла площадь кровати, поэтому пришлось примоститься опять рядом с Иргой.

— Отто пришел ко мне на кладбище, у меня как раз дежурство было. Весь причесанный, приодетый. И начал намеки всякие делать.

— Какие? — заинтересовалась я.

— Разные, — туманно ответил Ирга. — Но они мне не понравились. Я прямо спросил, что происходит, а Отто очень расстроился, обиделся и сел в какую-то грязь. А потом мне устроил сцену, типа я не буду его любить, потому что он грязнуля. Я его утешил и отвел домой. На следующий день он опять пришел, только уже духами от него пахло. Твоими, между прочим.

— У меня их взял, — подтвердила я.

— Вот как ты к моим подаркам относишься!

— Я же не знала, зачем они ему нужны.

— А сегодня он пришел с твоими украшениями, только прицепил их себе на бороду. И принес мне письмо.

— Дай!

— Оно, между прочим, нежнее твоего! — сказал Ирга, повозился на кровати, прищемив мне ногу, и достал из кармана листочек.

«Я люблю тебя, Ирга! Люблю твой взгляд, твою улыбку и твои волосы. Люблю все, что связано с тобой. Пожалуйста, не отвергай мою любовь, иначе моя жизнь потеряет весь смысл. Вечно твой, Отто» — прочитала я, подсвечивая себе огоньком.

— И почерк красивый, — сказал некромант.

Меня это задело.

— Ну и целуйся со своим Отто!

— Я бы с тобой хотел, — сказал Ирга и попробовал меня притянуть к себе.

— Нет! — уперлась я руками в его грудь. — Сейчас закричу! Давай решать, что с Отто делать. Мне не нравится, что…

— … Что у тебя появился конкурент?

— Не перебивай. И это тоже не нравится. Давай завтра вечером встретимся в «Больше пей!». А сейчас двигай отсюда, мне подумать надо.

— Чем я тебе мешаю думать? — промурлыкал Ирга, — поглаживая меня по спине.

— Всем, — сказала я. — А особенно соседкой на кровати.

— Приходи ко мне, — поглаживания Ирги становились все нежнее.

— Я приходила, и это произвело на меня неизгладимое впечатление, — я оттолкнула его руку.

— Как ты не понимаешь, — вздохнул некромант. — Моей вины в том не было. Я очень устал, очень.

— А сейчас я устала.

— Ты иногда ведешь себя, как дура, — сообщил Ирга.

— Сам дурак, — сказала я, борясь с желанием прижаться к его телу.

— Когда я женюсь на тебе… — начал Ирга.

— Ты сначала женись, — огрызнулась я.

— Женюсь! — сказал некромант.

— Кажется, появился еще один претендент на твои руку и сердце? — напомнила я.

— Поверь моему слову, Ола. Я на тебе женюсь!

— Одного не понимаю, — сказала я, зевнув. — У меня что, есть наследство, о котором я не знаю? Я обладаю супер-силой и когда-нибудь стану самой знаменитой магичкой всех времен и народов?

Ирга смотрел на меня, улыбаясь.

— Тогда почему, почему ты хочешь на мне жениться?

— Мне иногда кажется, — сказал он задумчиво, — Что это единственный гарантированный способ затянуть тебя в постель.

— Разве? — удивилась я.

— Да, — сказал Ирга. — Став твоим мужем, я тебя свяжу, и никуда ты не денешься.

— Ну очень приятная перспектива! И ты думаешь, что я выйду за тебя замуж?

— Я уверен, милая!

С этими словами некромант чмокнул меня в губы и перемахнул через подоконник. Я с затаенной надеждой ждала «шмяк», но услышала только легкий шорох, когда Ирга опустился внизу на дорожку.

— Что за день! — сказала вдруг Лира совершенно несонным голосом. — Сначала меня ругает моя Наставница, я теряю важные документы, а еще вы! Я так надеялась, что вы там любовью займетесь, я хоть душу отведу. Вместо этого я должна была сдерживаться, чтобы не рассмеяться!

— Подслушивать и подсматривать нехорошо, — только и нашла что сказать я.

— Не пойму я тебя, Ола! Зачем ты Ирге голову морочишь? Вышла бы за него замуж, и дело с концом.

— Не хочу, — я залезла под одеяло.

— Если бы мне такой парень попался… — размечталась подруга. — Я бы ни за что, никогда его не отпустила от себя!

— Какой такой? — разозлилась я. — Он хочет на мне жениться! Тоже мне, счастье. Почему он хочет на мне жениться, а?

— Ну…

— Вот и ну! Я не знаю, зачем! Он хочет! У него программа-минимум такая. Я не дочь богача, я не самая сильная магичка Университета, я не писаная красавица. Почему тогда? А, чувства! Он никогда, понимаешь, никогда не говорил мне о своих чувствах! Ладно, я обойдусь без любви! Но сказать просто «Ола, ты мне нравишься!», просто, без издевки, объяснить мне что к чему. А так я чувствую себя куклой — все за меня Ирга решил, и мне осталось только согласиться. И то согласие мое нужно скорее просто для проформы!

— Да ладно тебе! — сказала Лира, услышав, что я вот-вот разревусь. — Ты лучше скажи, что ты с Отто делать собираешься?

— Не знаю. Я вообще не понимаю, что случилось!

— Его прокляли, — авторитетным тоном сказала Лира. — Можешь мне поверить!

— А, если прокляли, это хорошо! — повеселела я. — Значит, это дело решаемо!

Однако утром я встала в унынии. Если на Отто проклятие, то кто его навел? Зачем? И что самое главное — как отнесется гордый полугном ко всему происходящему когда мы снимем проклятие? И, со стыда, не наложит ли на себя руки?

— Лира! — я растолкала подругу. — Можно достоверно убедиться, что на Отто есть проклятие?

— Да, — сонно пробормотала та. — А что?

— Отпросись из Дома Исцеления и жди меня. Будем Отто спасать.

Я без стука вошла в квартиру Ирги. Как и предполагалось, некромант мирно сопел в своей кровати. Я вылила ему на голову кружку холодной воды.

— Ай! — взвыла я, оказавшись на полу. — Отпусти, гад!

Ирга молча уселся мне на спину, задрал юбку. Я попробовала побрыкаться, но силы были не равны.

— А-а-а! — взвизгнула я, когда бессовестный тип преспокойно отжал на мое мягкое место холодную воду с собственных волос.

— С добрым утром, Ола, — сказал некромант.

— Мое лицо с другой стороны, — злобно сказала я.

— Правда? — удивился Ирга. Я попробовала извернуться и пнуть его, но у меня не получилось. — И что же делает твое лицо и другие части тела у меня так рано?

— Когда-нибудь дождешься, — придушенно пообещала я. — Ты мне ребра сломаешь.

— Неправда, — ответил некромант, поглаживая мои бедра. — Я так младших сестер воспитывал.

Я чувствовала, как его ладонь нежно двигается по моей коже.

— Ирга, я с серьезным делом пришла, а ты тут…

Некромант вздохнул.

— Еще чуть-чуть, хорошо?

— Я буду кричать!

— Девицы со сломанными ребрами не кричат.

— А я буду!

Ирга легко встал, и я перевернулась на спину. Глядя на его протянутую руку, я не спешила вставать, внимательно разглядывая его и сдерживая улыбку.

— Что? — не выдержал парень, начиная краснеть.

Мне понравилось лежать на полу и смотреть на его мускулистую, красиво сложенную фигуру. И представлять, что скрыто под черными трусами.

— Ну что?

— Ничего, — как можно равнодушнее я пожала плечами, не отводя глаз.

Ирга постарался незаметно себя осмотреть. Ага, попался! Сейчас я тебе за голые бедра отомщу. Я хихикнула.

Некромант потянулся за рубашкой.

— Что, стыдно стало? — участливо спросила я.

— Чего мне стыдиться, — неуверенно ответил он.

— О, — я закатила глаза.

— Ты никогда не видела полуголых мужчин?

— Видела, только ни у кого не было такого… — я печально покачала головой. — Жаль, как жаль!

— Чего? — не выдержал Ирга.

Я постаралась не рассмеяться раньше времени.

— Такого трогательного выражения лица, — сказала я и укатилась под кровать.

— Ола, вылезай оттуда! — Ирга, стоящий на коленях возле кровати в одних трусах и рубашке, выглядел настолько смешно, что я никак не могла остановиться. — Да перестань ты ржать!

Я услышала скрип — это злобный некромант оттягивал кровать от стены.

— Я не буду больше, — сказала я, вытирая слезы. — Мир?

Ирга сел на кровать и спросил:

— Так что же ты все-таки от меня хотела?

— Пойдем на Отто смотреть, — сказала я. — Нужно решать, что с ним делать.

— Ты же хотела вечером встретиться?

— Планы изменились. Лира нам поможет.

Мы залегли в засаде в таком месте, откуда хорошо просматривались открытые летние мастерские. Отто в одиночестве чем-то занимался, низко склонив курчавую голову к верстаку.

— Я ничего не вижу, — прошептала Лира. — На нем нет проклятья!

— А ты? — спросила я у Ирги.

Он покачал головой.

— Когда на ком-то висит проклятие, его аура отдает черным.

— Бег энергии внутри него замедляется или прерывается, — добавила Лира. — По мне так Отто совершенно здоров.

Я уронила голову на руки и задумалась. Я не верила в то, что полугном внезапно стал интересоваться мальчиками, но мне не хватало знаний — как могло такое получиться. В который раз пообещав себе не прогуливать пары и относиться к учебе серьезнее, я сказала:

— Мы ищем не там.

— Мое мнение ты слышала, — ответила Лира.

— Спасибо, — поблагодарила я и закрыла глаза. Что же я могла пропустить? Почему Отто ведет себя так? Я слышала, как с кряхтением поднялась Лира, как они прощались с Иргой. Я осталась одна.

— Приворотное зелье? — спросила я сама у себя. — Как проверить его наличие и концентрацию в крови?

— Есть такое снадобье, — сказал некромант.

— Ты не ушел? — удивилась я.

— Нет. Ты тут валяешься в траве, а я должен куда-то уходить?

Я повернулась на бок и посмотрела на Иргу. Его голубые глаза из-под длинной челки смотрели серьезно и задумчиво.

— Редкое снадобье, — сказал некромант. — Я где-то читал о таком. Не уверен, что мы сможем его быстро найти и купить.

— Деньги не проблема, — решилась я. — И я знаю, где его достать. У человека, у которого есть все!

Беф внимательно нас осмотрел, потом подошел ко мне и вытянул из волос травинку.

— Зачем вам это? С вами и так все ясно.

— Поверьте, Наставник! — взмолилась я. — Это очень важно! Крайне важно! Я не могу сказать вам зачем, но это жизненно важно!

Беф прошелся по кабинету.

— Если ты… — начал он, отпирая шкаф.

— Нет! — сказала я, вытирая вспотевшие ладони. — Нет! Я ничего! Это действительно важно.

Беф кивнул и отлил мне несколько капель в бутылочку.

— Капаешь в воду, даешь объекту. Аура окрашивается в красный цвет. Чем интенсивнее, тем больше приворотного зелья было получено.

Я бережно положила бутылочку в поясную сумочку.

— Кстати, склянка настойки стоит два золотых.

Я, не колеблясь, полезла в потайной карман.

— Понятно, — сказал Беф, — надеюсь, Отто хоть не в криминальную историю попал?

— Откуда вы?..

Наставник рассмеялся.

— Я не знаю больше никого, ради кого бы ты так решительно пожертвовала деньгами. Идите уже, разбирайтесь с вашими проблемами.

Я понеслась по коридору Университета. Теперь-то все будет хорошо!

— Вот, Отто, тебе Ирга напиток просил передать, — я протянула лучшему другу кружку.

— Ирга? — заулыбался тот и одним глотком выпил. — А чем он сейчас занимается? Мы вчера так неудачно расстались. Что он обо мне говорил?

— Очень хорошо отзывался, — растерянно сказала я. Аура Отто цвет не меняла. — Извини за любопытство, а почему ты вдруг воспылал к нему такой страстью?

— Ола, — лучший друг прижал мою руку к своему сердцу. — Я знал, что когда-нибудь он встанет между нами. Только Ирге выбирать, кого он любит больше!

«А не издевается ли Отто надо мной?» — подумала я. Аура полугнома цвет упорно не меняла.

— Отто! Я клянусь тебе нашей дружбой! Я уступлю тебе Иргу! Только расскажи мне все в подробностях!

— Я даже не знаю, что тебе и сказать. Я шел как-то из мастерской и вдруг подумал, что без Ирги мне не жить! Что я люблю его и пойду на все, чтобы он полюбил меня тоже!

Я смотрела в честные глаза полугнома и понимала, что он не обманывает.

— Тебе ведь всегда нравились женщины!

— Что женщины, эти лживые, трусливые и неверные создания! Не то что мужчины!

— Мужчины еще хуже! — обиделась я.

— Трудно представить существо хуже, чем эльфийская женщина. Но и человеческие недалеко ушли.

Я решила, что на убогих не обижаются, и сказала:

— Ирга просил передать, что его до завтра дома не будет, командировка у него. Когда он вернется, он привезет тебе подарочек.

— Подарок? — изумился Отто. — Мне?

— Да, — я погладила полугнома по идеально расчесанной бороде.

Ирга ждал меня за углом мастерской.

— Лживые и трусливые создания, — промурлыкал он. — Может, и правда, Отто для меня лучший вариант?

Я зарычала.

— А он изменился, — заметил некромант. — Причесанный стал, приодетый.

— Главное, чтобы не только мы это заметили, — я махнула рукой.

По тротуару шел, приветливо улыбаясь, Блондин.

— О, сладкая парочка, почему не в постели?

— Тебя ждем, чтобы свечку подержал, — буркнула я.

— Я с радостью! Когда?

— Когда мы найдем свечу, достойную твоих аристократических рук, — обрадовала его я.

— Я из дому принесу!

— Такая свеча меня не устроит, и ничего не получится.

— Ола, почему ты мне все время грубишь?

— Я? Да я еще и не начинала. Тебе погрубить?

— Потом, у нас дела, — Ирга потянул меня за руку по улице.

— Почему ты с ним конфликтуешь?

— Обращаю внимание на себя, а не на Отто.

— Замечательная тактика, — улыбнулся Ирга. — Обрати мое внимание на себя.

— Тебя пнуть или стукнуть?

Вечером следующего дня я, Лира и Ирга шли к некроманту домой. Лира тащила здоровенный справочник для целителей — мы собрали военный совет.

По дороге нам встретился Блондин и человек пять его приспешников.

— Ирга, — надменно сказал Лим. — У меня есть информация, что ты украл у моей подружки украшения, которые я ей дарил, чтобы подарить их своей девке!

— Что за бред? — спросил некромант.

— И спрятал дома, чтобы сегодня устроить оргию.

— Блондин, у тебя белая горячка?

— А украшения были дорогие? — спросила я.

— Очень. Золотое колье с изумрудом, сережки и браслет.

— И кому же ты такое подарил? Кому повезло попасть на аттракцион невиданной щедрости?

— Не твое дело.

— Очень даже мое! — я подбирала подол юбки на всякий случай. — Мне же нужно знать, чьи украшения я донашиваю.

— Ола! — возмутился Ирга. — Я ничего не брал!

Я не обратила на некроманта внимание.

— Просто в последнее время ты гуляешь с девицами, для которых цепочка за пару медяков кажется счастьем.

Блондин покраснел от злости и сжал кулаки.

— Ты еще гавкаешь! Посмотрим, как ты запоешь чуть позже! Ирга! Если ты нас не пустишь в свое жилище, мы вызовем стражников и распустим слухи про твое воровство. Какой удар для карьеры!

Некромант оставался внешне спокойным, хотя мою руку он сжал довольно крепко.

— Пойдем, — сказал он. — Мне скрывать нечего.

Всей компанией мы подошли к квартире, Ирга открыл дверь, заглянул в комнату. На миг его глаза стали похожими на два озерца. Некромант загородил собой проход. Я посмотрела в комнату. Там, на кровати Ирги, в «семейных» трусах с изображенными на них милыми сердечками, спал Отто. На миг я отключилась от происходящего, но потом втолкнула Лиру в комнату и закрыла дверь.

— Ну и что там? — спросил Блондин. — Ирга, пусти нас в дом, мы должны это видеть!

«Он знал», — поняла я. Поэтому и придумал глупую сказку про украшения. Показывать Отто в таком виде шайке Блондина равносильно подписанию приговора о казни полугнома.

— Лим, — сказал Ирга. — Можешь вызывать патруль. Я тебя в квартиру не пущу.

— Твоя карьера, некромант, — пропел Блондин.

Губы Ирги превратились в две тонкие белые полоски.

— А давай обмен, — предложила я. — Ты не трогаешь Иргу, а я не трогаю тебя.

— Это что еще значит? Что ты мне можешь сделать, девочка?

— Ну, я думаю, твоему папаше очень не понравится, если его сынка будут обвинять… скажем, в изнасиловании. И в столицу тебя точно не пустят — король-то гуляет, а за своими чиновниками следит пристально. А не потому ли тебя отослали учиться сюда, в эту глушь? Чтобы нервы папе не портил?

По тому, как взбесился Лим, я поняла, что попала в яблочко.

— Ах, ты! — рявкнул он и кинулся на меня с кулаками.

Ловкая подсечка — и мы вдвоем падаем на пол. Я содрала себе кожу об стену, ударилась головой, от веса рухнувшего на меня Блондина у меня перехватило дыхание. Но главного я добилась — его мужское достоинство крепко зажато в моей руке.

— Дрянь! — Лим попытался подняться, взвыл и рухнул обратно.

— Помогите! — закричала я на остатках воздуха в легких. Блондин брыкнулся, я вдохнула. — Помогите!

Подельники Лима кинулись его выручать. Они потянули Блондина за плечи, он застонал:

— Отпустите меня, идиоты!

— Насилуют! Мама!

Рядом открылась дверь соседской квартиры. На верхнем этаже раздался топот ног. Я выглянула из-за плеча Лима, увидела, что публика в сборе и заставила себя разжать пальцы.

Блондин с кряхтением поднимался.

— А-а-а-а, — заревела я в голос. — Меня хотели эти все вместе!

— И Ирга? — удивился сосед, помогая мне подняться.

— Нет, он хотел помочь, но что он мог сделать?

Некромант, превратившийся в статую, за все это время не двинулся с места.

С третьего этажа спускался важный бородатый дяденька.

— Лим? — удивился он. — Вы как это?

— Гость из столицы — шепнул мне сосед. — Временно живет тут, с инспекцией приехал.

Блондина перекосило. Он с ненавистью посмотрел на меня. Я прижала палец к губам.

— Недостойные вы себе развлечения избрали! — сурово отчитал Лимову компанию чиновник.

Блондин старался стоять прямо, но его шатало.

— Вы хотите предъявить обвинения? — спросил бородач у меня.

— Я подумаю, — сказала я, всхлипывая. — Я сейчас слишком потрясена.

— Сука, — адресовал мне Лим.

— Я честная девушка достойных родителей! — я умоляюще сжала руки. — И сейчас я бы хотела выдвинуть офи…

— Я хочу извиниться, — угрюмо пробормотал Блондин, держась за перила лестницы.

Я посмотрела в его глаза и решила, что концерт пора заканчивать.

— Извинения приняты, — я еще раз прижала палец к губам. Лим неохотно кивнул. — Ах, — я закачалась и начала оседать на пол, — мне плохо…

Сосед испуганно вручил меня в холодные руки Ирги, и тот молча втащил меня в квартиру.

— Что случилось? — к нам подбежала испуганная Лира. — Я Отто не могу разбудить, там крики какие-то! У тебя кровь!

Комната качалась у меня перед глазами. Лира усадила меня на стул и принялась обрабатывать раны.

— Да, — нарушил молчание Ирга. — Не думал, что ты способна меня так удивить.

— Я на многое способна, чтобы защитить тех, кого я люблю, — вырвалось у меня.

— Да?

— Я имела в виду Отто, — оправдалась я.

Лира хихикнула.

— Где ты научилась такому приему, — некромант сел на пол рядом со мной.

— Мама Отто научила. Сказала, что привлекательная девушка должна уметь себя защитить.

— Это Вилина привлекательная девушка?

— Она обо мне говорила, — я попробовала пнуть Иргу ногой, но перед глазами поплыли круги.

Пока Лира хлопотала возле меня, некромант рассказал ей, что произошло на лестничной площадке.

— Ола, Блондин тебя убьет, — испугалась подруга.

— Кишка тонка, — отозвалась я с уверенностью. На самом деле мне было очень страшно. Так я Блондина еще не доводила. С другой стороны, он сам виноват. Хотя у него в распоряжении своя банда, а у меня — я, Отто и Ирга. Лира может оказать только моральную и целительскую поддержку, что, впрочем, все равно будет не лишним.

— А что делать с этой спящей красавицей? — спросил Ирга.

— Его опоили сонным зельем, — сказала Лира. — До завтра его ничто не в силах разбудить. Оле тоже надо полежать, у нее сотрясение мозга и, я думаю, трещина в ребрах.

Ирга достал раскладушку.

— А мне спать на полу? — игриво спросил он.

— Я буду спать с Отто, — сказала я. — Только подвиньте его к стенке. Странно что он не храпит.

— Зелье так подействовало, — пожала плечами Лира.

— Давай вместе на раскладушке, — сказала Ирга.

— Нет уж, я человек травмированный, мне покой нужен.

Друзья вдвоем с трудом передвинули тушку полугнома к стенке. Я прижалась к теплому боку Отто и заснула.

Утром я проснулась от тихого бормотания Ирги. Он сидел за столом и пытался карандашом что-то начертить.

— Доброе утро, — сказала я, одергивая юбку, которая во время сна неприлично задралась. В голове стучали барабаны, тело ныло, но в общем я чувствовала себя довольно хорошо.

Ирга улыбнулся.

— Мне нравится смотреть, как ты спишь.

— Разве? А тебя не возбудили эти замечательные трусы с сердечками?

— Волосатые ляжки, густая борода, — продолжил Ирга.

— Зато у него объем груди больше.

— Мне твоя как-то привычнее.

— А что ты чертишь?

— Тут по работе надо. Воюю с начертательной магией.

Я посмотрела на листок.

— А ты ошибся! — удивилась я. До сих пор Ирга представлялся мне идеалом по части магических наук.

— Где?

— А ты меня завтраком покормишь?

— Покормлю.

— Вот, эта линия. Согласно твоему чертежу, энергия должна бежать вот в эту точку. А на деле получается, что она будет течь в обратном направлении. Тут изменить надо всего ничего. Здесь и здесь. А выглядит, на первый взгляд, точно так же, — мой палец замер над чертежом.

— Что? — встревожился Ирга.

— Выглядит точно так же, только энергия течет в другую сторону, — повторила я и повернулась к мирно сопящему полугному.

— Энергия течет в другую сторону… Позови Лиру, пожалуйста!

Ирга молча выбежал из квартиры.

— Что же делать? — думала я вслух. — Как повернуть один из потоков энергии в теле Отто в правильную сторону. А главное — как получился сбой?

Растрепанная Лира ворвалась в квартиру. Отдышавшись, она внимательно посмотрела на Отто, потом на меня, потом на Иргу.

— Ты гений, — выдохнула она. — Как тебе удалось это узнать? У Отто действительно энергия сердца течет так же, как и у женщин, а надо наоборот!

— Всегда подозревала, что мужики — другие, — пробормотала я и спросила:

— Ты ведь проверяла его! И сказала, что он здоров!

— Так он здоров! — сказала Лира. — Он абсолютно здоров! Просто один из потоков течет в другую сторону, и я не обратила на это внимание! С точки зрения исследования женской психологии, он здоров!

— А с точки зрения исследования мужской психологии?

— Я не знаю, что делать, — призналась Лира. — Нужно идти в Дом Исцеления.

Отто проснулся, почесал бороду и оглядел нашу компанию, которая с довольным видом уничтожала продуктовые запасы.

— Ирга! — заулыбался полугном. — А что я здесь делаю?

— Постарайся вспомнить, — я протянула ему чашку с горячим чаем.

Лучший друг начал вспоминать.

— Я собирался к Ирге, по дороге встретил Блондина, он предложил обсудить вариант получения прибыли, мы вместе выпили. Что-то мне стало нехорошо, и Блондин проводил меня сюда.

Я представила откровения Отто, находящегося под действием зелья, и содрогнулась. Удивительно, как Лим не притащил с собой весь город посмеяться над несчастным полугномом.

— Ты пошел пить с нашим врагом? — спросила я.

— Он единственный, — с вызовом ответил Отто, — кто согласился меня выслушать и посочувствовать.

Мне стало стыдно.

— Отто, пойдем в Дом Исцеления, — попросила я. — Пожалуйста!

— Зачем?

— Я тебя прошу, — сказал Ирга. — Ради нашей любви.

Такой аргумент на Отто подействовал.

В Доме Исцеления я отбилась от целителей, желающих подробнее изучить феномен Отто и поставить несколько опытов. Золотые монеты из неприкосновенного запаса в сумке разлетелись в мгновение ока.

— Как могло такое случиться? — спросила я у пожилой целительницы с добрыми глазами, пока полугном спал на кровати, совершенно обессиленный процедурами.

— Я думаю, что ваш друг подвергся очень сильному магическому воздействию.

— Кто же это мог сделать?

— Одному это сделать не под силу. Нужна координация сил как минимум пяти очень сильных и опытных магов.

— Откуда вы знаете?

Целительница покраснела:

— Как-то опыты в молодости проводили. Над всякими нехорошими людьми.

— То есть можно исключить злой умысел? — спросила я.

— Разве что ваш друг перешел дорогу кому-то достаточно влиятельному.

Я села на кровать Отто, взяла его за руку и задумалась. У Блондина силенок не хватит, а если бы и хватило, то использовал он бы их на меня, меня он намного больше не любит. Полугном заворочался и зевнул.

— Отто, — растолкала я его. — А ты последнее время чем занимался?

— Да мы с ребятами мастерили артефакт один, только он не получился. Вся магия куда-то ушла.

— Куда-то, — сказала я, — а меня позвать было слабо? Я бы сказала куда ушла эта магия. Что вы делали хоть?

— Сердце большое, для сохранения любви и семейного спокойствия. На свадьбу другу. Скажи мне правду, это в меня ушла вся магия?

— Умненький какой, — ответила я. — Где же ты раньше был? Притянул каким-то образом всю энергию и начал ерундой заниматься.

— Мне стыдно, — сказал Отто и закрыл глаза.

— Не надо впадать в депрессию, — я дернула его за бороду. — Все нормально. Хорошо, что ты не в Ряка влюбился или в Бефа. А Ирга свой парень.

Лучший друг молчал.

— Отто, я люблю тебя таким, какой ты есть. Ну перестань, Отто! Пожалуйста! Об этом никто не знает, кроме нас, а мы могила.

Не добившись от полугнома ответа, я вышла в коридор и разыскала Иргу, который уже заигрывал с молоденькой целительницей. Некромант быстро все понял и пошел к Отто.

О чем они разговаривали несколько часов — мне неизвестно. Но, на следующий день, лучший друг заявился ко мне как ни в чем не бывало.

— Отто, — обрадовалась я. Огурчики как раз стали у меня получаться почти идеально. — ты готов выслушать мою идею?

Полугном послушал, съел пару огурцов и сказал:

— Ничего не получится. Все равно право на заклинание имеет Птронька, а ты ему обещала использовать только в личных целях.

Я расстроилась.

— Но, — добавил Отто, хитро улыбаясь, — никто не может запретить нам торговать этим тайно и по чуть-чуть.

— Дефицит, — сказала я, — создает спрос? — А спрос создает повышение цен! — лучший друг запил огурцы водкой.


18.  Следовать за луной | Ола и Отто 1 | 20.  Конец 1 части