home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16

Бронированный флаер мягко опустился на стоянке возле восемнадцатого дома на улице Леграта Триана. Господин Норет Ирсано Штайнер поежился, но решительно выбрался наружу, движением руки приказав телохранителям оставаться в машине. Не хватало еще напугать девушку видом этих громил. Затем он проследил, как приземляется флаер, на котором везли Хаграйна, и как понурого адвоката выводят из него под конвоем двух подтянутых бойцов в форме службы частной охраны. Тот знал, что его судьбу предстоит решать Тиналине Барселат, и не испытывал по этому поводу никакой радости.

– Оставайтесь здесь, – бросил конвоирам глава концерна. – Пока не позову, не подходить.

Приблизившись к подъезду, в котором раньше жила старшая Барселат, Штайнер остановился. Он знал, что долго ждать Тиналину не придется, дверь квартиры опечатана полицией. Как и ожидалось, девушка по возвращению на родную планету все же захотела проведать мать, какой бы та ни была. Пришлось сразу после получения известия о том, что она на Дарате, срываться с места и галопом нестись сюда. Хоть бы только его согласились выслушать, в ином случае может случиться что угодно…

За последние дни владельца «Тигарского текстиля» раз пять предупреждали, чтобы он не вздумал причинять неприятностей некоей Тиналине Барселат, невзирая на подписанный ею матерью контракт. Причем предупреждали из столь высоких сфер, что Штайнер занервничал. Дело дошло до того, что вчера его посетил лично премьер-министр. И по тому же самому вопросу! Это окончательно вывело бизнесмена из себя. Да что происходит, Проклятый побери?! Он и не собирался играть в глупые игры с великим магом! Уж кто-кто, а великий маг способен за себя постоять и доставить обидчикам множество проблем. Так зачем раз за разом убеждать Штайнера не рисковать, словно он законченый идиот? Смысла нет. Глава концерна сразу после второго доклада Хаграйна решил выплатить молодой Барселат компенсацию в надежде, что та не станет мстить.

Сломанная дверь подъезда противно заскрипела, и на крыльце появилась симпатичная пепельноволосая девушка в обтягивающем черном биокомбинезоне. Ее лицо было недоумевающим и озабоченным. Штайнер до этого дня еще не видел Тиналину вживую и с любопытством уставился на нее. Надо же, выглядит совершенно безобидно, а неприятностей доставила столько, что слов нет – глава концерна уже знал, что именно эта девушка командовала прирожденными пилотами княжества, разгромившими сводный флот кланов.

Вслед за ней на улицу вышел полуседой джентльмен в безукоризненно пошитом классическом костюме из тармиланского псевдошелка, стоящем, как минимум, тысяч сто – глава концерна опытным глазом сразу отметил это и насторожился. Кто это? Чего от него ждать? Лицо этого человека почему-то показалось знакомым, и Штайнер попытался припомнить, где и при каких обстоятельствах видел его. Однако не смог.

– Что же теперь делать, ваша светлость? – едва не плача, спросила девушка. – Почему дверь опечатана?..

– Не знаю, – развел руками тот. – Но печати явно полицейские, поэтому давай-ка сходим в ближайший полицейский участок и все выясним.

– Пожалуй…

– Извините, но я могу прояснить ситуацию, – решился Штайнер, подходя ближе. – Добрый день, уважаемые дама и господин!

– Здравствуйте… – исподлобья посмотрела на него девушка. – А вы кто?

– Владелец корпорации «Тигарский текстиль», Норет Ирсано Штайнер.

– «Тигарский текстиль»?! – побледнев, отшатнулась Тиналина.

Ее спутник тут же отодвинул девушку себе за спину и ледяным тоном, от которого у Штайнера мороз по коже пробежал, поинтересовался:

– Что вам угодно от моей ученицы?

– Ничего плохого, уважаемый господин! – поднял руки глава концерна. – Я хотел только принести госпоже Барселат извинения за неумные действия моих подчиненных и выплатить ей компенсацию. Ничего более!

– Значит, контракт расторгнут? – уточнил незнакомец.

– Конечно! – Штайнер протянул ему папку. – Здесь оба экземпляра и акт о расторжении, заверенный в магистрате. У нас нет никаких претензий к госпоже Барселат! Наоборот, мы надеемся, что после выплаты компенсации у нее не будет претензий к нам…

– Вот даже как? – насмешливо усмехнулся незнакомец, просмотрев содержимое папка. – Но о компенсации и ее сумме мы поговорим позже. Пока сообщите почему опечатана квартира. Вы говорили, что знаете.

– Знаю, – кивнул глава концерна. – Прощу простить, что сообщаю печальные известия, но ваша мать, уважаемая госпожа Барселат, убита…

– Убита?! – вскрикнула та. – Благие Защитники! Да как же это?! Кто ее убил?!

– Ее сожитель, спьяну – кажется, они деньги не поделили. Утром протрезвел, понял, что натворил и сам позвонил в полицию. Приговорен к газовой камере, сейчас дожидается казни в первой городской тюрьме.

– Паскуда-а-а… – в глазах Тиналины появились слезы, и Штайнер с удивлением констатировал, что свою непутевую мать она, похоже, все же любила. Даже несмотря на то, что та с ней сделала.

Девушка уткнулась своему спутнику в грудь и тихо заплакала, дрожа всем телом. Тот молчал, ласково поглаживая ученицу по голове.

– Где она похоронена? – негромко спросил незнакомец через некоторое время.

В этом момент Штайнер узнал его. У бизнесмена затрепыхалось сердце, подкосились ноги и потемнело в глазах. Если не ошибается, то это не кто иной, как Дарв ис Тормен, граф Наргайский. Совсем недавно глава концерна смотрел репортаж о событиях в девятом секторе Даргона, где инферы, в числе прочего, показали немногие имеющиеся в их распоряжении старые голографии его светлости. Вот так учителя нашла себе Тиналина Барселат! Уж этот научит, так научит… Вопрос только: чему? Впрочем, удивляться не стоит. Граф, как известно, великий маг. Вот и взял себе ученицу… Еще одно Штайнер понял сразу – раз переговоры о компенсации будет вести такой человек, то заплатить однозначно придется вдвое, а то и втрое больше, чем изначально планировалось. Да и Проклятый с деньгами, дай Благие, чтобы только ими обошлось – если за него возьмется сам Дарв ис Тормен, то последствия могут оказаться очень печальными.

– Н-на р-районном к-кладбище, в-ваша с-светлость… – дрожащим голосом ответил глава концерна. – М-могила н-номер т-триста ч-четырнадцать т-тысяч д-вести с-сорок ш-шесть…

– Вижу, что не остался неузнанным, – приподнял уголки губ граф. – Что ж, даже к лучшему. За информацию благодарю. Теперь вернемся к вопросу компенсации.

– Я готов уплатить три миллиона галактических кредитов, – тут же отозвался Штайнер.

– Три миллиона? – удивленно приподнял брови ис Тормен. – Вы издеваетесь?

– Почему же? – под его холодным взглядом глава концерна ощущал себя очень неуютно. – Это весьма значительная сумма…

– По вашей милости моей ученице довелось пройти даже через рабство, поэтому трех миллионов явно недостаточно, – в голосе графа появился что-то змеиное, нечеловеческое. Штайнера пронзил животный ужас, он едва в штаны не наделал. И никогда не смог бы объяснить даже себе, чего так испугался…

– А какая сумма, по-вашему, достаточна? – спросил он через некоторое время, с большим трудом взяв себя в руки.

– Как минимум, десять миллионов.

– Согласен… – уныло кивнул Штайнер. – Чек выписать прямо сейчас или перевести деньги на счет?

– Лина, что думаешь? – в глазах графа, когда он обратился к ученице, появилась теплота.

– Да не нужны мне их грязные деньги! – оторвалась от груди наставника та. – Пусть подавятся ими!

– Это ты зря, – укоризненно покачал головой его светлость. – Деньги никогда лишними не бывают. Пригодятся. Тебе еще устраиваться в жизни надо. Дом покупать и прочее необходимое.

– Как вы решите, так пусть и будет… – скривилась девушка, не пожелав спорить. – Мне все равно.

– Тогда чек, – перевел взгляд на Штайнера граф.

– Одну минуту! – выпалил тот, доставая из кармана чековую книжку и ручку.

Устроившись прямо на лавочке, стоящей возле подъезда, он быстро выписал чек и протянул ис Тормену. Тот взял его, внимательно изучил, кивнул и куда-то спрятал. Затем сказал:

– Я, Дарв ис Тормен, граф Наргайский, даю слово, что с этого момента моя ученица Тиналина Дарилия Барселат не имеет ни лично к вам, господин Штайнер, ни к вашему концерну никаких претензий. Цену моему слову вы знаете. Лина, ты подтверждаешь?

– Да, – хмуро буркнула девушка. – Я тоже даю слово, что больше не имею к вам претензий.

– Благодарю! – облегченно выдохнул Штайнер, естественно, записывающий происходящее. – И еще одно…

– Что? – поинтересовался граф.

– Со мной адвокат Хаграйн, по чьей вине все и произошло. Госпожа Барселат имеет полное право решать, как его наказать.

– Где он? – оживилась девушка.

Штайнер махнул рукой конвоирам, и Хаграйна подвели к нему. Выглядел тот так, что краше в гроб кладут – мертвенно бледный, дрожащий, в глазах отчаяние. Тиналина окинула его недобрым взглядом, заметила в каком он состоянии и явно удивилась этому.

– Вот мы с вами и поменялись местами, господин Хаграйн… – сказала она через некоторое время.

Тот промолчал.

– Помните, я вам как-то обещала, что однажды превращу вашу жизнь в ад? – поинтересовалась Тиналина.

– Помню… – обреченно прошелестел адвокат, его затрясло еще сильнее.

– Так вот, – рассмеялась Тиналина, – я беру свое обещание назад. Не желаю мараться об вас. Живите, как можете. Только помните, что есть еще Создатель и Благие Защитники. Они когда-нибудь за все спросят.

Повернувшись к главе концерна, она негромко сказала:

– Уволили бы его, господин Штайнер… Такие подчиненные только дискредитируют вас. А меня его судьба не волнует. Всего доброго.

– Как скажете, – поклонился тот. – А ты, Кервио, можешь идти. По поводу твоего долга мы поговорим позже. Бежать не советую.

– Благодарю вас, госпожа Барселат! – низко поклонился адвокат и со всех ног пустился прочь.

Он действительно был очень благодарен девушке – она ведь могла пожелать чего угодно. Захотела бы, чтобы его прямо здесь пристрелили – и пристрелили бы. Но обошлось только увольнением и денежными потерями. Хаграйн не питал иллюзий по поводу Штайнера и понимал, что тот взыщет отданные Барселат десять миллионов с него. Ничего, на черный день куда больше припрятано на счетах в Галактическом Банке. Расплатится, еще и самому кое-что останется. На безбедную жизнь вполне хватит.

Глядя вслед удаляющимся флаерам Штайнера, Лина озабоченно потирала щеку и хмурилась. Ей очень не понравился этот холеный человек. Судя по первому впечатлению, абсолютно безжалостен и до последней степени прагматичен. Если такому окажется выгодно заживо сдирать кожу с детей, то он ничтоже сумняшеся будет делать это, не испытывая никаких угрызений совести. Почему-то возникло ощущение, что они еще столкнутся. Что ж, вполне возможно. Девушка не боялась больше ничего и никого, постепенно к ней приходило ощущение собственной силы, уверенность в себе, понимание, что на многое способна.

– Знаете, ваша светлость, – повернулась Лина к графу, – мне почему-то кажется, что господин Штайнер имеет отношение к пиратским кланам.

– Вполне возможно, – пожал плечами тот. – Но это ему ничего не даст, скоро пиратов в Ринканге не останется. Госпожа флаг-адмирал говорила, что принято решение заняться ими.

– И слава Благим! – обрадовалась Лина. – Этих тварей давно пора было призвать к порядку. Но надо посоветовать аарн считать Штайнера.

– Считать?.. – прищурился граф, поворачиваясь к ней. – Что ты имеешь в виду?

– Будто вы не знаете, что аарн – телепаты…

– Я-то знаю. Но откуда знаешь ты?

– Вычислила, – хитро усмехнулась девушка. – Примерно через две недели пребывания на крейсере. Слишком много странностей замечала вокруг, вот и подстроила несколько ситуаций, после чего все стало ясно.

– Умница! – похвалил Дарв, с явно заметным одобрением глядя на ученицу. – Надеюсь, ты ни с кем вне ордена своими выводами не делилась?

– Нет, конечно! – возмутилась Лина. – Понимаю, что люди очень не любят непохожих на них. На своей шкуре испытала…

– Об этом мы еще поговорим, – как-то странно взглянул на нее граф. – Позже, тема слишком важная, чтобы обсуждать ее второпях. Займемся пока нашими делами. Хочешь сходить на могилу матери?

– Незачем, – в глазах девушки опять появились слезы. – Ее там уже нет, душа ушла к Благим. Мне больно, что с ней все так вышло… Но она сама виновата. Знала, с кем связалась. Я ей не раз говорила, что он сволочь, но она ничего слушать не желала… Только о выпивке и думала… А он выпивку приносил…

Лина всхлипнула и обреченно махнула рукой.

– Еще с кем-нибудь хочешь повидаться? – поинтересовался Дарв, решив больше не поднимать болезненную для ученицы тему.

– Разве что с ребятами из аэроклуба, – слабо улыбнулась девушка. – Но туда рано идти, утро еще.

– Тогда сейчас откроем тебе счет и положим на него выплаченную Штайнером компенсацию. С местными банками дела иметь не стоит, они слишком легко лопаются, лучше с Галактическим. В вашем городе есть его отделение?

– Понятия не имею, – пожала плечами Лина. – Никогда как-то банками не интересовалась.

Немного подумав, Дарв достал голар и вызвал дварха «Горнего Света»:

– Уважаемый Эстиарх, не были бы вы так любезны, чтобы открыть для нас переход к городскому отделению Галактического Банка, если он здесь имеется?

– Никаких проблем, ваша светлость, – отозвался тот. – Сейчас проверю. Ага, есть отделение. На проспекте генерала Дойла. Прошу вас!

– Благодарю, – кивнул граф и вошел в завертевшуюся напротив черную воронку, потянув за собой о чем-то задумавшуюся ученицу. Они оказались возле входа в огромное здание с зеркальными черными стенами, наверняка защищенное по последнему слову техники.

Клиентов встретили два вежливых клерка в безупречно отглаженных костюмах с широкими, как будто приклеенными, улыбками на губах. Лине при виде этих приторных и фальшивых улыбок стало противно. Клерки сразу отметили стоимость одежды Дарва и вежливо поинтересовались, что угодно уважаемым гостям. Его светлость кратко объяснил. Услышав, что речь идет о десяти миллионах галактических кредитов, их с графом проводили к начальнику отдела расчетных операций.

– Здравствуйте, уважаемые дама и господин! – встал навстречу средних лет полный мужчина.

– Доброе утро, – кивнул граф. – Я хотел бы открыть у вас счет для моей ученицы.

– Простите, но в нашем банке счета частным лицам открываются только под поручительство кого-то из старых клиентов… – развел руками начальник отдела.

– Моего поручительства будет достаточно? – Дарв протянул ему свои документы.

– Ваша светлость! – изумился банкир, поняв, с кем его свела судьба. – Конечно, достаточно! Ведь вы – один из наших главных учредителей!

– Девушке нужен счет с депозитом, положите на него вот этот чек, – деловито сказал граф. – Шесть миллионов закройте под высшую процентную ставку, четыре оставьте на расходном счету. Также прошу выдать кредитную карту «для особых случаев», да-да, ту самую, с серебряной окантовкой, но с ограничением месячных расходов на…

Он повернулся к Лине и спросил:

– Ста тысяч в месяц тебе хватит?

– Куда можно деть за месяц такие деньги?! – изумилась девушка, привыкшая, что очень неплохо обеспеченный по местным меркам человек получает в перерасчете около двухсот кредитов месячного жалованья.

– Тогда на двадцать пять тысяч, – бросил Дарв банкиру. – А куда деть? Не беспокойся, деньги имеют свойство просачиваться между пальцев. Особенно у молодых девушек.

– В Тарканаке меня обеспечат всем необходимым, – не поверила Лина.

– Иметь запас на черный день всегда полезно, – поучающим тоном заметил граф.

Формальности были улажены на удивление быстро, через какой-то час девушка вышла из здания банка обладательницей солидного счета и кредитки «для особых клиентов» с какими-то непонятными ей возможностями. Лина не особо интересовалась этим – есть и есть, Благие с ней. Может, пригодится. Ее сейчас волновало совсем другое – предстоящий визит в аэроклуб. Всегда приятно встретиться со старыми друзьями. А вечером надо будет попрощаться с дядей Пименом – его она долго теперь не увидит. Ночью крейсер стартует и берет курс на планету Калдар. Наконец-то она увидит легендарный Тарканак!


* * * | Раскрой свои крылья | * * *