home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

Сидящий у огромного прямоугольного стола человек с холодными, волчьими глазами поднял голову, услышав звук открывающейся двери. На пороге с очень смущенным видом стоял Хаграйн, лучший адвокат концерна и, одновременно, доверенное лицо его главы.

– В чем дело, Кервио? – холодно поинтересовался хозяин кабинета. – Почему без доклада? Что-то случилось?

– Простите, шеф, но я, похоже, попал впросак… – со вздохом ответил адвокат. – Упустил девчонку.

– Какую еще девчонку? Садись и рассказывай по порядку.

Хаграйн снова вздохнул, подошел к столу и сел напротив, скользнув взглядом по аскетической обстановке кабинета. Здесь не было ничего, кроме необходимого для работы. Господин Норет Ирсано Штайнер, владелец немалого числа предприятий, один из самых богатых людей Ринканга, как это ни удивительно, не любил бросающуюся в глаза роскошь, и жил подчеркнуто скромно. Данное обстоятельство немало удивляло его сотрудников, но у богатых свои причуды, которые приходится принимать во внимание, если не хочешь потерять работу.

– Понимаете, вчера в наш центральный офис обратилась мать девушки, закончившей школу с золотым аттестатом, и предложила от имени дочери заключить десятилетний контракт по форме три. Естественно, исполнительный директор заинтересовался ее предложением. Однако все его доверенные люди были в разгоне, а я как раз освободился, вот и взял это дело на себя.

– Не понял… – нахмурился глава концерна. – Почему с таким простым вопросом ты выходишь прямо на меня?

– Потому что девчонка оказалась стократно более ценным ресурсом, чем мы предполагали. За нее, даже необученную, клан Акадо готов уплатить до десяти миллионов кредитов. В случае окончания ею соответствующего учебного заведения цена возросла бы втрое, а то и вчетверо.

– Кредитов? – уточнил Штайнер. – Не ранхов?

– Именно кредитов, – подтвердил адвокат.

– Очень интересно, – сцепил руки в замок под подбородком глава концерна. – Но я вижу одну несообразность в твоем рассказе. Ты говорил о контракте по форме три?

– Да.

– А девочка закончила школу с золотым аттестатом. Так?

– Так, – в который раз вздохнул Хаграйн.

– Но ведь форма три – это контракт для чернорабочих с аграрных миров… – с недоумением уставился на него Штайнер. – Ни один житель нашей планеты, будучи в здравом уме, такого не подпишет. Почему же девочке предложили именно его?

– Ее мать – алкоголичка, – скривившись, пояснил Хаграйн. – Финансовый отдел пожадничал, а я решил, что все верно, нечего деньги зря разбрасывать. Моя вина, признаю. Но дело еще и в том, что сожитель этой алкоголички настаивал именно на кабальном контракте, чем-то девчонка ему насолила. Видимо, не позволила себя изнасиловать, или еще что-то в том же духе.

– Как же вы все мне надоели своей жадностью и глупостью… – устало потер виски глава концерна, устремив тяжелый взгляд на съежившегося адвоката. – Сколько раз можно повторять, что закончившие школу с отличием – это будущий золотой фонд менеджеров корпорации? Их нельзя закабалять, наоборот, нужно давать самые выгодные условия! Отработают! Стократно отработают, не раз проверено!

– Простите, ошибся… – отчаянно покраснел Хаграйн.

– Ладно, рассказывай дальше, – буркнул Штайнер.

– Девчонка появилась дома очень поздно, я был вынужден долго дожидаться, и пребывал в соответствующем настроении. Поэтому, наверное, неправильно повел разговор и начал давить на нее.

– Ну, конечно, теперь твое настроение виновато! – язвительно прокомментировал глава концерна, с насмешкой глядя на подчиненного. – И?..

– Она наговорила мне всякого, оскорбила и убежала, – адвокат смотрел в пол. – Я ничуть этим не обеспокоился, передал, как положено, копию контракта в полицию, будучи полностью уверен, что беглянку быстро отыщут по кодовому излучению удостоверения личности. Однако не отыскали, девчонка бесследно исчезла. Мало того, также исчез ее наставник из аэроклуба. Возле его дома соседи под утро видели военный глайдер.

– Аэроклуб? Военный глайдер? – приподнял брови Штайнер. – Ничего не понимаю… Воякам-то до нее какое дело?

– Тиналина Дарилия Барселат – прирожденный пилот, – понурился Хаграйн. – И она мне об этом говорила. Но я не знал вчера, что такое прирожденный пилот! Узнал только сегодня, когда было уже поздно…

– Что?! Ты?! Сказал?! – глава корпорации медленно встал из-за стола, опираясь на кулаки. – Значит, вам в руки попался прирожденный пилот? И вы этого пилота по дурости упустили?! Идиоты! Придурки! Недоумки! Подхвостье Проклятого вам на головы!!!

Адвокат, вжав голову в плечи, выслушивал рушащиеся на него громы и молнии, надеясь, что только этим и обойдется – Штайнер обычно отходчив, долго сердиться не умеет, за что сотрудники концерна не раз восхваляли Благих. Однако может и штрафом наказать, что куда неприятнее. Начальство разорялось минут десять, грозя отправить нерадивых подчиненных дворниками в северное полушарие.

– Чтоб вам всем в ад провалиться, дурачье сиволапое! – закончил свою тираду глава концерна, снова падая в кресло.

Немного успокоившись, он залпом выпил стакан воды и зло приказал:

– Подробно ход поисков!

– Сегодня в пять часов вечера из полиции сообщили, что Тиналина Дарилия Барселат в городе и вообще на планете отсутствует, сканеры не фиксируют излучения ее удостоверения личности. Пришлось поднимать на ноги розыскной отдел концерна. Через три часа я знал о девчонке все, что только можно было узнать. Основное время она проводила в Тайском аэроклубе, сразу после школы отправляясь туда. Летом там же и ночевала, неделями не появляясь дома. Получив ордер в прокуратуре, что, кстати, оказалось очень недешево – судейские совсем обнаглели, мы произвели обыск в аэроклубе и допросили всех его сотрудников. Они в один голос утверждают, что Лина, как там называли девчонку, – пилот милостью Благих и осваивает незнакомые машины за несколько минут. Тогда мне и вспомнились ее слова. Я по всем доступным каналам начал выяснять, что такое прирожденный пилот. А выяснив, понял, что совершил ошибку…

– Это все? – холодно поинтересовался глава концерна.

– Нет. Наставником Тиналины в аэроклубе был некто Пимен Раэс Даэнброн. Да-да, господин Штайнер, тот самый майор Даэнброн.

– Весело… – протянул тот, обхватив пальцами подбородок. – Жив, сволочь старая! Помнишь, сколько он нам крови попортил, отлавливая корабли кланов?

– Да уж помню… – тяжело вздохнул Хаграйн. – Однако, продолжу. На работе майор не появлялся, даже не позвонил. Голар не отвечает. Выяснив, где он живет, мы отправились туда, и нашли пустой дом. Допросив соседей, выяснили множество любопытных вещей. Напротив живет склочная бабка, у которой бессонница, именно она видела все случившееся прошлой ночью и за небольшое вознаграждение с удовольствием рассказала – на дух не выносит майора. Итак. Около часа после полуночи возле дома Даэнброна опустилось аэротакси, из которого выскочила зареванная девчонка. Судя по описанию, Тиналина Барселат. В шесть утра Даэнброн вместе с ней куда-то отбыли на явно военном глайдере с камуфляжной окраской. Еще часа через два прилетел грузовой флаер со взводом солдат. Они упаковали вещи майора, погрузили во флаер и тоже отбыли.

– Адмиралтейство запрашивали? – хмуро спросил Штайнер.

– Запрашивал, естественно, – обреченно махнул рукой адвокат. – Но вы же знаете военных… Ничего не знаем и знать не желаем. Все солдаты находились в своих частях и никуда не отлучались. Майор Даэнброн в списочном составе офицеров Адмиралтейства не значится.

– На этот раз, из-за твоего ротозейства, вояки нас обошли, – вздохнул глава концерна. – Похоже, наше с ними противостояние выходит на новый виток. А если бы ты выяснил все об этой девчонке заранее и предложил ей выучиться на пилота за счет концерна, она бы потом за нас глотку любому порвала…

– Не уверен, – отрицательно качнул головой Хаграйн. – Вы не совсем, видимо, в курсе сути прирожденных пилотов. Они служат только тем, кому искренне верят. И принудить их служить практически невозможно. Мало того, абсолютное большинство пилотов, даже не прирожденных, считают корпоратов подонками. Уверены, что мы являемся абсолютным злом, и все наши дела несут людям только боль и горе. Думаю, что Тиналина быстро впитала бы предрассудки пилотской среды, где бы ни обучалась.

– Тогда почему кланы готовы платить за прирожденных такие деньги?

– Пираты считают, что сумеют заставить их служить себе. Вы же знаете старшин кланов, им ничего не докажешь, хоть кол на голове теши.

– Не знаю, не знаю… – проворчал Штайнер. – Например, у генерального директора корпорации «Иртонские Системы» личным пилотом служит как раз прирожденный. Благодаря этому пилоту он не раз уходил от киллеров. Я бы тоже не отказался иметь такого.

– Извините… – опустил голову Хаграйн. – Я виноват.

– Я знаю, что виноват! – раздраженно рявкнул глава концерна. – И в свое время припомню. А пока…

Он ненадолго задумался, затем сказал:

– Думаю, юную Барселат вывезли на какое-то время из страны. Поэтому позаботьтесь, чтобы в случае ее появления на любой из планет Ринканга сообщили нам. Если это случится, сразу не брать, а тщательно отследить все контакты. Думаю, ее спрятала как раз та группа военных, за которой мы давно охотимся.

– Вполне возможно, – кивнул Хаграйн.

– Можешь идти, – махнул Штайнер. – Очень надеюсь, что подобных ошибок больше не будет. А то ведь могут последовать выводы…

Адвокат вскочил, коротко поклонился и вылетел из кабинета с такой скоростью, будто ему хорошенько наподдали. Глава концерна проводил его тяжелым взглядом и задумался. Ему давно надоело терять подконтрольные пиратские корабли. Неизвестной принадлежности военные рейдеры практически не давали пиратам дышать, порой выбивая их соединения вчистую. Штайнер давно подозревал, что за этим стоит некая группа высокопоставленных офицеров ринкангского Адмиралтейства. Очень похоже, что девчонку перехватили именно они. Остается дождаться, пока Тиналина Барселат осмелится высунуть нос наружу. А там уж поглядим, кто кого.


Глава 2 | Раскрой свои крылья | * * *