home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9


Я проснулся далеко за полдень и с удовольствием потянулся, нежась в теплой постели.

Вчера у меня хватило духу дождаться горячей ванны и смыть с себя вонючие следы ночных похождений. Выпив теплого вина я благополучно заснул, не дожидаясь Фернадоса и Стражей. Теперь я был голоден и жаждал новостей.

На звук колокольчика почти мгновенно явились двое слуг с тазиком и полотенцами, кувшином горячей воды и какими то уж слишком торжественными лицами. О да, они вернулись, и маг уже успел черте чего обо мне наболтать – я вчера воздержался от комментариев, послал всех к дьяволу и завалился спать.

Я, не спеша, умылся, оделся и отправился в Малую гостиную. За столом присутствовали все – маг был оживлен и болтлив до крайности, оба Стража, как всегда, молчаливы. Голову Вильяма украшала свежая повязка и выглядел он несколько бледно, но ел с аппетитом.

Прикончив десерт, я уже знал обо всех тонкостях приготовления каждого из поданных блюд, кроме того – преимущества шаренского фарфора над саркесским и подробный прогноз погоды на три дня вперед. Подождав, когда Фернадос сделает паузу, я решительно направил разговор в деловое русло:

– Как чувствует себя отец?

– Великолепно, Дэвид. Я осмотрел его сегодня утром – раны рубцуются, опасности для жизни больше нет. Вообще он довольно крепок для своего возраста, мне пришлось рассказать ему о твоих похождениях, вкратце конечно, он тобой очень гордиться, хотя сожалеет, что в окружении короля оказался такой тип как Мирандос…

– Фернадос, я хочу знать, насколько сложна ситуация. Надеюсь, твои травмы не мешают тебе рассуждать здраво.

Вильям заерзал и сурово посмотрел на меня, я его проигнорировал. Маг смущенно замолчал и заговорил уже не так уверенно:

– Вынужден признаться, все происшедшее для меня – полная неожиданность. Я знал Мирандоса как вполне приличного человека, хотя и посредственного мага. Просто не могу понять, как он докатился до таких вещей! И притом получил такую поддержку.

Я в недоумении.

– И это не приблизило тебя к отысканию причины наших неприятностей?

– Нет, Дэвид. Увы, нет. Жак рассказал мне обо всем, случившимся с вами, я обнаружил меченную лошадь – маяк, безусловно, изготовлен Мирандосом и нечек, несомненно, вызвал тоже он. Но откуда у него такая власть, для меня – загадка.

– Все та же проблема – существует ли источник.

– На этот вопрос ответ однозначен – существует. Кто-то ведь дал ему очень могущественный Амулет, пригодный для манипулирования Темной Силой. Раньше о таком Амулете я ничего не слышал. К счастью, завтра в город прибывают вызванные мною маги Зеленой Гильдии, впятером мы найдем ответы на многие вопросы. Гильдия слишком долго наблюдала и бездействовала, то, что произошло – первый открытый бой. А тебе я скажу вот что – ты действовал великолепно, твоему мужеству и инициативе могут позавидовать некоторые адепты. Практически, тебе обязаны жизнью не только мы, но и многие тысячи безвинных душ, которые могли погибнуть, если бы этот злосчастный колдун сумел завершить Мессу. И я, Фернадос де Лавара, говорю тебе, Дэвид Икторн – ты можешь рассчитывать на меня, везде и всегда.

Голос мага был внушителен и серьезен, в глазах не осталось ни тени юмора, я невольно вздрогнул и смутился. По комнате словно прошелся зябкий сквознячок, кажется я только теперь начал понимать, ЧТО произошло и мне стало неуютно.

– На этом ведь дело не закончиться, правда? Я вернул в мир Меч Лун, а он всегда появляется только в годы страшных испытаний. Это происходит заново, и теперь владелец Меча – я?

– Именно так, Дэвид. Ты наследник Силы, в твоих руках – один из самых могущественных Амулетов мира и враг у тебя, тоже, один из самых могущественных.

Тебе будет нужна помощь и поддержка, надежные друзья, а найти их будет не легко.

В мир просачивается Зло и вместе с ним – ненависть и зависть, коварство и предательство. Сейчас все искажается Тьмой и самый надежный ранее человек может оказаться подлецом и убийцей, но и жить без веры тоже нельзя. Будь осторожен, доверяй своей интуиции, сохрани в чистоте помыслы и чувства. Мы стоим в начале трудного пути и прежде, чем ситуация улучшится, все станет еще хуже.

Мне стало как-то особенно паршиво, три пары глаз смотрели на меня: маг – изучающе, во взгляде Вильяма сквозило сочувствие, и только Жак был абсолютно спокоен, я вдруг понял – он в меня верит. Как ни странно, труднее всего было принять веру. Я буркнул извинения и беспардонно сбежал.

Дом был полон возбужденными людьми, обсуждалось никак не менее семи версий ночного происшествия, но хуже было то, что слухи уже поползли по Сент-Аране, и у ворот усадьбы с полудня собралась изрядная толпа восхищенных горожан, желающих поприветствовать победителя демонов. Я мудро решил не показываться – Бог знает, чего еще они могут придумать.

Я потоптался у дверей отцовской спальни (граф спал, я не решился его беспокоить), поискал сержанта Дюрока, но тот, похоже, отправился отмечать мою победу куда-то в Нижний город, попытался поговорить с Жаком, но Страж был по уши в делах мага и ограничился бодрыми шуточками. Проще было бы встретиться с дюжиной Дваждырожденных. Я сказался усталым и заперся в спальне наедине с невеселыми мыслями и книжицей магистра Фуранулуса.

Мне не удалось даже открыть книгу – грохот колес по мостовой и звуки рожков известили о прибытии новых неприятностей.

Собственно неприятности я распознал не сразу. Просто во двор въехала карета с гербами Его Величества Родерика III в сопровождении не менее полутора сотен конных Королевских Гвардейцев. Большая часть конников осталась за воротами оттеснять толпу и обеспечивать свободный проход, из чего я заключил, что гости долго не задержатся.

Сунув потрепанный томик за пояс, я отправился разузнать, что происходит.

Маг и Вильям уже были внизу. Фернадос о чем-то препирался с капитаном, возглавлявшим дюжину Гвардейцев, неуверенно переминающихся на ступенях. Разговор явно был острый, капитан напирал, потрясая украшенным алой печатью свитком, маг не отступал, и дело шло к потасовке. Я шагнул, был, к дверям, но был пойман за локоть Жаком.

– Погодите, сэр. Там и без вас разберутся.

– А в чем дело?

– Король прислал сюда этих шутов с приказом: вам явиться во дворец незамедлительно. Фернадос сейчас вкручивает мозги ихниму командиру.

– Королевская воля – закон для лорда.

– А вы еще не забыли, где мы с вами вчера колдуна нашли, сэр?

Многочисленность эскорта приобрела иной, довольно зловещий смысл.

– Ты считаешь, что король может быть в этом замешан?

– Так считаю не я, а Фернадос, сэр.

– Их слишком много и у них за спиной король. Они добьются своего, если только маг не пустит в ход свою силу.

– Не так мрачно, сэр. Если их сейчас удастся спровадить, мы вас спрячем, а завтра приедут четверо магов и две дюжины Стражей с ними. Будет совсем иной разговор.

Я только хмыкнул в ответ, у меня почему то напрочь отсутствовало желание встречаться с моим сюзереном. Какая жалость, что отец еще не может вставать! Он бы решил эту проблему.

Фернадос гневно возвысил голос, Страж схватился за меч. О, дело заворачивается круто!

– Ты гляди, они же сейчас передерутся!

– Проклятье, похоже солдаты защищены от простого внушения!

– И что будет?

– Что бы ни было, сэр, не позволяйте им давить на себя. Одно слово, что он был заодно с колдуном, а теперь притесняет Икторна – и вся столица встанет на дыбы.

Он это знает, он не позволит себе вольностей, чего бы ему там не хотелось.

Излишне говорить, кто – он.

После краткого противостояния стороны договорились, и маг лично провел капитана в дом, Вильям остался приглядывать за солдатами.

– Сэр Дэвид, – маг был воплощением учтивости. – Я сожалею, что должен нарушить ваш отдых. Позвольте представить вам капитана Ольстена.

Капитан с непроницаемым лицом коротко кивнул, я проигнорировал эту пародию на поклон.

– Чем же объясняется присутствие капитана Ольстена?

Гвардеец решительно шагнул вперед.

– Мой сюзерен, Его Величество Родерик III желает вашего присутствия во дворце Монарха Сантарры.

Он протянул мне свиток с печатью. Не торопясь, я осмотрел печать и развернул грамоту.

– МОЙ сюзерен, – я выделил первое слово почти так же многозначительно, как это делал иногда отец, – желает моего присутствия. Воля короля – закон для лорда.

С легким поклоном я повернулся к Фернадосу.

– Мой друг, государственные дела требуют моего внимания. Надеюсь, завтра мы сможем продолжить наши беседы.

Маг кивнул хмуро и решительно.

– О, несомненно, сэр Дэвид.

Карета в сопровождении гвардейцев загрохотала по городским улицам, со мной в экипаж никто не сел, так что я вынужден был проглотить вопросы и довольствоваться разглядыванием мелькавшего мимо пейзажа. Ехали быстро.

Промчавшись по бульвару, экипаж вкатился в северные ворота королевских владений.

Я слишком плохо знал планировку комплекса, но ехали мы точно не во дворец.

Гвардейцы отстали, и карета подъехала к невысокому каменному строению, плотно окруженному Дворцовой стражей.

По крайней мере, это была не тюрьма – тюрьму бы я сразу узнал. Меня не покидало беспокойство. Я находился в сердце владений человека, по всем докладам покровительствовавшего колдуну, в окружении преданных ему воинов. Утешало, что убить меня здесь он не решиться. Хотя, кто знает! Я придал лицу уверенное, чуточку надменное выражение, так выводившее из себя Кристофа и вылез из кареты, едва стражник открыл дверь.

Мрачный капрал с лысой, как яйцо головой буркнул "Сюда, сэр " и семеро рослых стражников сомкнулись вокруг меня.

Плохое начало.

Здание было очень старым, наверно одна из первых построек дворца, непонятно, как оно вообще сохранилось. Сложенное из дикого камня двухэтажное строение было похоже на маленькую крепость, некогда расширенные окна теперь были вновь заложены и превратились в узкие зарешеченные бойницы.

В ноздри мне сразу забился слабый неприятный запах. Стражники повели меня вниз, под землей здание было заметно больше, чем снаружи.

Неприятный запах усилился, узкие коридоры освещал свет многочисленный факелов, солдаты шли молча.

Капрал остановился у единственной открытой двери и коротко кивнул, внутрь со мной вошли только двое.

Назначение помещения не вызывало сомнений. У дальней стены на цепях, не доставая пару ладоней до пола, висел человек. Я не видел раньше мертвых людей, но этот человек был явно мертв. На ребрах несчастного не осталось ни клочка целой кожи, ноги по колена были обожжены, на груди кожа свисала лоскутами. В темных неподвижных глазах застыл предсмертный ужас.

Меня не вырвало, я не грохнулся в обморок, не изменился в лице и даже не вздрогнул. Никогда не подозревал, что обладаю таким самообладанием.

В комнате ожидали двое – щуплый, бледный как мел канцелярский и жирный бугай в кожаной безрукавке и черных шароварах, кожа палача лоснилась от пота – в комнате горела жаровня, на широком столе были разложены, как на выставке, отвратительные предметы, небрежно валялся еще влажный от крови кнут.

Я вспомнил аттракцион с ужасами на Базаре, только здесь все было настоящим.

Аттракцион для меня! Во мне медленно разгоралась ярость.

Бугай смерил меня оценивающим взглядом, канцелярский проблеял запинающимся от страха голоском:

– Лорд Икторн, мой повелитель желает знать местонахождение известного вам предмета, по праву принадлежащего королевской фамилии. Уверен, вы не станете создавать излишние сложности…

Принадлежащий королевской фамилии, значит? Я растянул губы в язвительной усмешке и промурлыкал:

– Да неужели?

Стражники сзади схватили меня за руки, толстяк оторвался от стола и неторопливо подошел ко мне.

– А мы гордые, – улыбочка у палача была глумливая и снисходительная, – думаешь, твой любимый чародей тебе поможет, или твой папаша? Слышал, ему уже пустили его благородную кровь.

Мрачное безумие охватило мой разум, кровь прилила к вискам, а в глазах потемнело, я оскалился и врезал уроду тем самым приемом, каким в свое время угостил Стража.

Толстяк всхлипнул и сложился пополам. Потом, когда стражники чуть оттащили меня, оперся на их руки и врезал еще раз, целя сапогом в челюсть, вложив в удар всю ярость, весь гнев и напряжение последних дней.

Что-то отвратительно хрустнуло, и здоровая туша без звука рухнула на пол. В комнате стало одним мертвецом больше.

Осатаневшие стражники вмазали меня в стенку, но дальше, почему-то, дело не пошло.

Капрал прохрипел мне в самое ухо:

– Еще пожалеешь, щенок, очень пожалеешь! – и стражники выволокли меня в коридор, мимо позеленевшего от страха канцелярского, тупо таращащего на трупы.

Стражники грубо потащили меня куда-то вниз, еще ниже. Ярость клокотала во мне, никак не отражаясь на замершем в гримасе отвращения лице. Колдун охмурил короля, да? Еще неизвестно, кто в этой парочке был главнее, кто заправлял! Фернадос определенно многого не знает, а вся надежда теперь была на него. Что-то он предпримет!

Солдаты задержались около низкой, лишенной окошка двери с тяжелым засовом вместо замка, несший факел капрал отпер ее и меня впихнули в темноту.

– У тебя есть время подумать, щенок! – рявкнул напоследок лысый и захлопнул дверь.

Они вероятно полагали, что тьма и одиночество должны смутить, испугать меня.

Совершенно зря полагали.

– А я мог бы тебя предупредить, если бы ты соизволил поговорить со мной! – призрак излучал раздражение и тревогу.

– Знаю, знаю! Я устал, Крабат, я ничего не соображал. Сможет Фернадос меня вытащить?

– Тут есть сложности. Я как раз хотел сказать, будь у меня время! Среди прибывающих магов есть адепт Тьмы. Без Меча ты перед ним беззащитен, если он поговорит с тобой, ты не сможешь устоять, и мне придется отбиваться черт знает от кого, потому что сам перепрятать Меч я не в силах.

– О, Господи! Я в полном дерьме.

– Не унывай. Они поняли, что ты им не по зубам и на время оставят тебя в покое, будут ждать своего могущественного союзника. Подождем и мы. Ночью я смогу что-нибудь предпринять.

В затхлой темноте каменного мешка я совершенно потерял чувство времени.

Ослепленное зрение рождало фантомы: перед глазами проплывали изменчивые тени, россыпи разноцветных искр, темные точки и яркие пятна. Чем сильнее я пытался вглядываться в детали, тем стремительнее кружился призрачный хоровод. Наверно, так и сходят с ума. Когда резь в глазах стала невыносима, я плюнул на все, на ощупь нашел место посуше, и постарался заснуть.

Как ни странно, сон пришел, а вместе с ним – видения, такие же странные и тревожно-загадочные, как и события яви.

Я не могу сказать, когда начался сон – по началу мне снились темнота и тишина.

Потом появилось ощущение пустоты, вернее – огромной пустой залы, стены были безнадежно далеки, а своды – высоки, я стоял в центре, под ногами был теплый песок. В этом месте было что-то знакомое, казалось, мелькни хоть лучик света – и я узнаю, где нахожусь. Это было почему-то важно – понять, что это за место, здесь должны были быть сводчатые каменные арки, грубо отесанные стены и неровный пол гигантской естественной пещеры. Она виделась мне подобием Канализации – огромная каменная труба, но откуда-то всплывали детали – резьба на уровне человеческого роста, горгульи-часовые около арок, сверкающие прожилки руды в черном монолите.

На мгновение образ всплыл в сознании. Как вспышка, мелькнуло прозрение и, не задержавшись, погасло, оставив неприятное беспокойство.



Глава 9 | Меч Лун | Я НЕ ДОЛЖЕН БЫЛ БЫТЬ ЗДЕСЬ.