home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2


Спустя неделю мы подъезжали к столице Сантарры. Когда до города оставался день пути, отец и я с небольшим отрядом гвардейцев поехали вперед, бросив фургоны плестись в длинной веренице обозов. К обеду мы въезжали в Сент-Арану.

Последний раз я был в столице совсем ребенком – лет десять назад, но город действительно оказался столь же велик, как мне помнилось. Над улицами висел гул тысячи голосов, гремели повозки, громко орали извозчики. Двери многочисленных лавок распахивались навстречу покупателям с мелодичным звоном, вывески над дверями настойчиво предлагали зайти, через стеклянные витрины соблазнительно виднелись прилавки.

Город был великолепен – фасады домов блистали свежей штукатуркой, щеголяли ажурными решетками, мраморным декором. Широкие проспекты, ведущие к мостам через Иссу, были вымощены красным камнем, а гладь реки бороздили суда всех форм и размеров, от баржи до челнока, построенные на верфях Востока и Запада. Толпа пестрела разнообразием лиц, фасонов и национальностей. Бросалось в глаза обилие матросов и купцов со всей Сантарры, из Саркессии, Шарены, Ункерта. Я некоторое время развлекался, пытаясь угадывать профессии и происхождение наиболее колоритных личностей. Мне удавалось узнавать жителей Сантарры, местных крестьян и ремесленников, смуглых и высоких обитателей южных нагорий, желтолицых и узкоглазых выходцев из многочисленных восточных княжеств, но некоторые случаи ставили меня в тупик. Например, национальность и род деятельности тощей бритой личности в белых одеждах с расписанным красными узорами лицом я определить даже не пытался.

Стража у ворот Внутреннего города щеголяла начищенной медью кирас и яркими плюмажами. Все – дома, экипажи, наряды, кричало о благополучии и процветании, но что-то неуловимо портило общий вид, мешало принять первое впечатление за истину, это что-то было в людях.

Прежде всего – неестественная напряженность. Голоса сливались в невнятный ропот, даже выкрики торговцев звучали как-то неуверенно. Я то и дело замечал быстрые косые взгляды, опущенные глаза, раздраженные реплики, на перекрестке вопил какой-то безумный старик, что-то о грехах и покаянии. Это было… неприятно.

Отец тоже почувствовал общее настроение. Едва мы спешились во дворе городской усадьбы Икторнов, граф обратился к дворецкому:

– Что происходит в городе, Тэд? Чума, новые налоги?

Улыбка дородного седовласого мужчины в парадной ливрее завяла, он непроизвольно огляделся и понизил голос.

– В Нижнем городе начались убийства, милорд. Уже несколько десятков трупов. – Тревожный взгляд Теда был красноречивее его слов. – Люди сильно напуганы.

– С каких пор убийства в Нижнем городе стали кого-то беспокоить? – Граф тоже понизил голос и огляделся. – Этот место – рассадник уголовщины, родной дом для любых психов. Да в районе Верфей вообще часу не проходит без поножовщины!

Тэд озабоченно поджал губы и покачал головой.

– Не в этом случае, милорд. Нормальному человеку такое даже вообразить трудно, а психу-одиночке – не под силу. Не все тела находят, но те, что уже нашли, имели кошмарный вид. Официально заявлено – орудует секта приверженцев Тьмы, но слухи хуже всего, их ведь не остановишь, я слышал совершенно дикие вещи! – Дворецкий закончил почти шепотом. – В городе поговаривают о демоне.

Граф помрачнел.

– И все это перед началом Совета. Великолепно. Чем занята Королевская Гвардия?

– А что они могут, милорд? Следов-то никаких. Патрулируют по ночам улицы, но убийства не прекратились.

– И давно это началось?

– Больше месяца назад, милорд.

Я невольно поежился, в отличие от отца я верил в демонов. Не удержавшись, я спросил.

– А что Королевский Маг?

Старина Тэд покосился на меня, но ответил.

– Королевский Маг Мирандос болен. – И нехотя добавил. – Больше месяца.

Отец поднял брови. Интересно послушать, что скажет по этому поводу Фернадос.

Зачем вообще так торопился в Сент-Арану старый маг?

В доме попахивало пылью и запустением. Шутка сказать – отец не был здесь два года. Слуги вытерли пыль и протопили комнаты, но долгое отсутствие хозяев все еще ощущалось. У меня было странное чувство, что мы прибыли, но не до конца.

Потом, с приездом обоза, дом наполнится знакомыми людьми и вещами, а пока в огромном особняке было непривычно тихо и пусто.

Как и владения большинства Старых Родов, наша городская усадьба располагалась во Внутреннем городе. Дом был стар и задуман скорее как крепость, чем как дворец – большой особняк в виде буквы Г, окруженный каменной оградой локтей девяти в высоту. Стену венчали остро отточенные стальные лезвия. Это не было данью традиции – дом строили в смутные времена Воссоединения, сразу после воцарения династии короля Фергана, когда потомкам Герхарда частенько требовалась защита высоких стен. Внешняя простота архитектуры компенсировалась богатством интерьеров, над которыми трудилось не одно поколение хозяев усадьбы. За десять лет многое изменилось: появилась модная витая мебель, новые драпировки, вазы цветного стекла, но дух дома от этого не пострадал – новое гармонично дополняло старое.

В детстве я был очарован тем, как строители умудрились втиснуть в скромные размеры здания столько разнообразных помещений, удовлетворявших все запросы знатной сантаррской фамилии: огромную бальную залу и парадную столовую на первом этаже и массу маленьких уютных комнат для гостей и родственников на третьем; владения отца – кабинет, спальню и великолепную библиотеку на втором и ухоженную остекленную оранжерею на крыше (редкость даже в Сент-Аране!). Кухня и кладовые прятались в подвале, в более поздней двухэтажной пристройке располагалась конюшня и комнаты слуг. Мальчишкой мне доставляло невероятное удовольствие бродить по всему дому, открывая для себя маленькие глухие галереи и крохотные винтовые лестницы, рассматривая древние запылившиеся мозаики и загадочные барельефы с символикой Дома Икторнов – грозными крылатыми драконами.

За десять лет моя симпатия к этому дому не иссякла, но по настоящему спокойно я себя почувствовал лишь после того, как вечером, когда унесли свечи, обнаружил у кровати Крабата.

– Привет! – мысленно поздоровался я.

– Доброй ночи, – беззвучно ответил он.

– Тебя давно не было видно.

Багровые угольки его глаз остро сверкнули.

– Полагаешь, мне стоило потолковать с тем магом?

– Нет, нет! – его "потолковать" могло означать что угодно. – Просто я не знал, что ты можешь появляться так далеко от дома.

– Для духов понятие расстояния чисто условно, – усмехнулся призрак и, помолчав, добавил. – Мне не нравиться, что ты будешь жить здесь – этот город опасен. Я чувствую присутствие Зла.

– Тэд сказал, что происходят убийства. Говорят, в городе демон!

– Возможно, – призрак задумчиво дрейфовал по комнате. – Тогда теперь он приутихнет.

– Почему?

– В город приехал маг и, надо сказать, маг не слабый, – в устах Крабата это была наивысшая похвала, – его появление должно смутить нежить.

– Но в городе находился Королевский Маг. Полагаешь, он был ранен, сражаясь с демоном? – этот вопрос мучил меня весь день.

– Не знаю, – были вещи, которых Крабат действительно не знал, – но на службу гильдийские маги идут не из-за большой искусности. Для меня в этом деле не мало загадок, – помолчав, признался призрак.

– Собираешься узнать?

– Приложу все усилия, – в багровых угольках светилась зловещая решимость.

– Будь осторожен, вдруг это и вправду демон, – по правде говоря, я с трудом представлял, что Крабату что-то может угрожать. – У тебя не будет проблем с магами? Теперь их в городе уже двое!

Искристое облако тьмы иронично качнулось.

– Они обо мне даже не узнают. Спи. Я предпринял кое-что для обороны.

– Спасибо. Удачи тебе!

Он беззвучно исчез.

Призрак был, как всегда, прав – убийства прекратились так же неожиданно, как и начались, город оживал, стремительно забывая о кошмаре. Я был среди немногих, кто не испытывал энтузиазма по поводу мнимого спокойствия. За неделю у нас два или три раза побывал Фернадос: он присоединялся к обеду, а после уединялся с отцом для приватных бесед. Задать магу интересующие меня вопросы мне так и не удалось, проще было вытрясти ответы у призрака. Граф то и дело кода-то уезжал, с кем-то встречался, я оказался за бортом этой бурной деятельности и начал отчаянно скучать. Сент-Арана – город, созданный для великих приключений, все настойчивее манил меня.

– Опять то же самое! – Фернадос, со вздохом, наклонился и пошарил в пыли под скамьей. Большая жирная крыса с писком вылетела из щели и шмыгнула за буфет. – Тьфу ты, мерзость!

– Что бы здесь не произошло, монсеньор, люди в этом не участвовали, – заметил седеющий немолодой Страж, помогающий магу с обыском.

– Как знать, Жак, как знать, – Фернадос еще раз оглядел комнату. Обглоданный крысами скелет хозяина дома навзничь лежал на затертом цветастом ковре, словно человек умер, не успев завершить шага, – Явных следов насилия нет, а моя магия, за давностью времени, здесь ничем не поможет. Смерть семи человек, имевших контакты с Гильдией, за одну неделю. Полагаешь, совпадение?

Страж только пожал плечами.

– И это за исключением тех, чьих адресов я не знаю, – маг покачал головой. – Похоже, нам придется начать с нуля и положиться на способность Вильяма завязывать интересные знакомства. Из этой картинки мы больше ничего не выжмем.

В доме стоял удушающий смрад мертвечины, на всех вещах белесым ковром лежала пыль. В остальном – идеальный порядок, ни сдвинутой мебели, ни сломанных стульев.

Хозяин был эстетом, фарфоровые и стеклянные фигурки, керамические вазочки и кувшины были любовно расставлены по комнате и ни одна, за исключением бокала в руке покойного, не упала и не разбилась.

Фернадос склонился над трупом.

– Прощай, Джулиус! Прости, но я не могу предать земле твой прах. Если бы ты был жив, ты бы меня понял, – маг резко выпрямился и заторопился прочь. – Пойдем, Жак.

Нам здесь делать нечего.

Словно в ответ на его слова с улицы раздался тихий свист – второй Страж, оставшийся на карауле, предупреждал о приближении патруля королевских гвардейцев.

Маг с напарником выскользнули за дверь и все трое бесшумно растворились в ночи.

Ночь царила над высокими крышами Сент-Араны. Странное время – огромный город погружается в тишину, какой никогда не бывает в лесу или в поле. Только в районе Верфей вовсю кипит жизнь, открыты кабаки и бордели, пьяные компании кочуют от заведения к заведению, под визгливый хохот шлюх и скверную музыку трактирных скрипачей. Но такие ватаги не покидают хорошо освещенных улиц "веселого квартала", остальным же городом владеют тишина и темнота.

Редкие пятна света на перекрестках и медленные шаги патрулей. Припозднившегося путника можно узнать по торопливой, нервной походке; ночная братия крадется бесшумно. Улицы пустынны, жизнь покидает их, небо скрыто крышами и дымами протопленных на ночь каминов. И нет на улице глаз, способных разглядеть уродливую тень, скользящую вдоль узких желобов водостоков.

Нежить в городе. Наивным горожанам невдомек, почему на их улицах вновь воцарился покой. А демон просто очень занят – среди тусклых свечей человеческих душ он ищет особый, яркий и живой огонек. Ему было обещано. Без устали он рыщет по гребням крыш, бесшумно ступая по шаткой черепичной кровле, прислушиваясь к эху незримых сил и принюхиваясь к запахам, доносящимся из отдушин и дымоходов. Он настойчив и неумолим, как пущенная из лука стрела, ему не знакомы сомнения и печали смертных. Только рассвет способен остановить демона. С наступлением утра нежить вынужден вернуться в убежище. До следующей ночи.



Глава 1 | Меч Лун | Глава 3