home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



5. Я БУДУ ПРЕДАТЕЛЕМ

Саватор Зан Дар был крайне удивлен, когда увидел, что мы возвратились в камеру так быстро.

– Я, честно говоря, уже не надеялся увидеть вас снова. Что случилось?

Я кратко рассказал ему обо всем, что произошло во дворце и добавил:

– Меня вернули в камеру ожидать исполнение смертного приговора.

– А что будет с вами, Ю Дан? – спросил он.

– Я не знаю, зачем они привели меня обратно сюда, – ответил Ю Дан. – Бандолиан, похоже, вообще не обратил внимания на мое присутствие.

– Я думаю, что у него были для этого причины. Он попытается сломить вашу волю, позволив вам увидеть вашу любимую девушку, и надеется, что вы сможете оказать воздействие на Джона Картера, чтобы тот выполнил его требования. Джон Квртер еще жив только потому, что бандолиан надеется сломить его сопротивление.

Томительно длилось время в подземелье города могоров. Здесь было также однообразно как и на поверхности, так как на Юпитере нет дня и ночи. Здесь всегда день. Солнце, находящееся на расстоянии четырехсот восьмидесяти трех миллионов миль от планеты, дает мало света даже когда светило находится в зените на планете. Но даже эта небольшая часть солнечного света поглощается плотной облачностью атмосферы этого далекого мира солнечной системы. Вечный дневной свет дают планете отблески гигантских вулканических факелов. И день является почти вечным, так как планета делает каждые десять часов один оборот вокруг своей оси.

Ю Дан и я многое узнали о планете от Зан Дара. Он рассказал нам о обширных теплых морях с бурными приливами и отливами, связанных с изменением положения четырех крупнейших лун планеты, обращающихся вокруг Юпитера за сорок два часа, восемьдесят пять часов, сто семьдесят два часа и четыреста часов соответственно, в то время как сама планета совершает один оборот вокруг своей оси за девять часов пятьдесят пять минут. Он рассказал нам об обширных материках и огромных островах. Я искренне верил во все это, так как даже грубый подсчет показывал, что площадь поверхности планеты превышает двадцать три миллиарда квадратных миль. Ось Юпитера практически перпендикулярна орбите движения планеты и имеет наклон составляющий всего лишь три градуса, что исключает появление времен года. Поэтому на большей части поверхности господствует устойчивый теплый и влажный климат, поверхность постоянно освещена и согрета бесчисленным количеством вулканов, выходящих на поверхность планеты. И именно здесь на одной из самых загадочных и прекрасных планет нашего мира находился, заточенный в застенке подземелья, я – искатель приключений, исследовавший две планеты нашей звездной системы. Сознание всего этого сводило меня с ума.

Зан Дар рассказал нам, что находились сейчас на одном из самых больших материков. На этом материке в давние времена появились могоры и именно отсюда, на протяжении долгого периода, выступали они в свои походы по завоеванию всей планеты. Завоеваные страны, каждой из которых правит генерал-губернатор могоров, платят могорам дань товарами, продуктами питания и рабами. Всего лишь нескольким территориям, которые не представляли для могоров интерес, удалось сохранить свою свободу и свои правительства. С одной из таких территорий, с далекого острова Занор, прибыл в страну могоров Зан Дар.

– Моя земля – это страна высоких гор покрытых лесом с высокими и большими деревьями, – рассказывал он. – Наши горы и леса позволяют нам без труда защищать нашу землю от нападения врагов с воздуха.

Когда он назвал высоту некоторых деревьев произрастающих на Заноре, я с трудом поверил его словам. На высоту до двадцати миль над уровнем моря возносится самый благородный вид деревьев горных лесов Занора.

– Могоры посылали против нас огромное количество военных экспедиций, – рассказывал Зан Дар. – Им удалось захватить небольшой плацдарм на одной из долин острова, но мы их окружили укрываясь в горных районах, родных для нас и неизведанных для них, и они были в наших руках, мы их уничтожали одного за одним и значительно потрепали ряды захватчиков, так что у них уже не было сил противостоять нам. Но они смогли убить многих из нас, а многих захватили в плен. Я был схвачен в плен в одной из таких экспедиций. Я думаю они смогли бы захватить нашу землю, если бы прислали больше кораблей и солдат, но наша земля не стоила таких усилий, по их мнению, и именно поэтому я думаю они предпочли оставить нас в покое после того как мы позволили их солдатам попробовать себя на поле боя.

Я не знаю, как долго мы находились одни в заточении, но однажды вновь появился Мултис Пар в сопровождении офицера и отряда солдат. Они пришли склонить меня к сотрудничеству с бандолианом.

– Нападение и завоевание Барсума неизбежны, – заявил он. – Оказывая помощь бандолиану, ты сможешь уменьшить потери среди жителей Барсума. Если поступишь так как тебя просят, ты принесешь больше пользы нашей планете, чем проявляя упрямство и глупость отказывая бандолиану.

– Ты напрасно теряшь время! – ответил я ему.

– Но наши собственные жизни зависят от твоего решения. Ты, Ю Дан, Вая и я умрем, если ты откажешься. Терпение бандолиана истекает.

Мултис Пар жалобно взглянул на Ю Дана.

– Смерть будет лучшим исходом для нас, – ответил ему Ю Дан. – Я с радостью приму смерть во искупление моего проступка перед Джоном Картером.

– Вы два безумца! – закричал Мултис Пар.

– Но по крайней мере мы не предатели! – напомнил я ему.

– Ты умрешь, Джон Картер! – прорычал он. – Но перед смертью ты увидишь свою возлюбленную в объятиях бандолиана. За ней уже послали. Если ты передумаешь, сообщи об этом любому из солдат, которые приносят вам пищу.

Я бросился на него и свалил подлеца с ног. Я бы убил его, если бы не могоры, которым удалось вытащить его из камеры.

Я был в отчаянии. Они послали за Деей Торис. Они смогут захватить ее. Я знал, как они смогут заманить ее. Они заверят ее, что ее помощь сможет оттянуть немедленную расправу надо мной. Я бы удивился, если бы им удалось победить. Могу ли я жертвовать моей любимой принцессой и свободой приютившей меня страны? Откровенно говоря, я не знал, что делать и передо мной был пример Ю Дана поставившего патриотизм превыше любви. Смогу ли так поступить я?

Время медленно текло в нашем подземелье, но мы не чувствовали его течение. Втроем мы обсуждали множество невероятных планов побега. Мы выдумывали разнообразные игры для того, чтобы хоть как-то разбавить монотонность нашего бессмысленного существования. С большой пользой для себя мы с Ю Даном слушали рассказы Зан Дара о его великой планете. А Зан дар узнал много нового о том мире, который простирается за плотной завесой атмосферы Юпитера, скрывающей от взора его жителей солнце, остальные планеты, звезды и даже собственные луны планеты. От них Зан Дар узнал многое о чем мог только подозревать случайно услышав обрывки фраз оброненные могорами о том, что они видели из своих межпланетных кораблей. Их познания в астрономии были очень примитивными и ограничивались только практическими выводами. Война, завоевания, кровопролитие были их единственными интересами в жизни.

И вот наконец произошло небольшое изменение в монотонном течении нашей подземной жизни: в камеру бросили еще одного узника. Но им оказался могор! Ситуация была довольно странной. Если бы распределение сил было бы иным и здесь бы находились три могора и один из нас, можно было бы предположить какая встреча ожидала бы одного из нас. Он явно был изгнан из общества, обижен и возможно оскорблен. Могор ждал решения своей судьбы. Он уселся в дальнем углу камеры и ожидал того, что знал только он сам. Ю Дан, Зан Дар и я шепотом обсуждали сложившуюся ситуацию. Для могора это был своеобразный испытательный срок. Мы решили обходиться с ним как с обычным пленником до тех пор пока его собственное поведение не подскажет нам как действовать дальше. Зан Дар первый сломал лед наших взаимоотношений. Он по-дружески спросил могора о том, какой проступок привел его в это подземелье.

– Я убил одного могора у которого был влиятельный родственник при дворце бандолиана, – заявил он, приближаясь к нам. – И за это я должен буду умереть на следующем выпускном занятии.

Он добавил со смехом:

– Я думаю мы умрем все вместе.

Немного помолчав, он сказал:

– Если не убежим…

– Тогда уж лучше умереть, – ответил Зан Дар.

– Возможно…

– Еще никто не мог убежать из тюрьмы могоров, – добавил Зан Дар.

Меня заинтересовало слово «возможно». Мне показалось, что он произнес его с каким-то намеком. Я начал обхаживать этого кукольного скелета. Эти действия врядли бы причинили нам вред, но могли бы принести нам определенную пользу. Я назвал ему свое имя и имена остальных моих спутников, а затем попросил его назвать свое имя.

– Ворион, – ответил он, – но мне не нужно представлять тебя, Джон Картер. Мы с тобой уже встречались. Неужели ты не узнаешь меня?

Когда я ответил, что не могу узнать его, он засмеялся.

– Я дал вам пощечину, а твой удар отправил меня в другой конец корабля. Это был настоящий удар. Они долго думали, что я мертв.

– А, – спросил я, – ты был одним из моих наставников. И, наверное, тебя обрадует известие, что я должен буду умереть из-за этого удара.

– Возможно, этого не произойдет… – ответил Ворион.

Он вновь повторил слово «возможно». На что он этим намекает?

К нашему удивлению, Ворион оказался неплохим сокамерником. Он был чрезвычайно зол на бандолиана и его могущественных подручных, которые приговорили его к смерти и бросили в подземелье. От него я узнал, что почитание и преданность его народа бандолиану держится исключительно на жестком дисциплинарном принуждении.

В сердцах Ворион охарактеризовал бандолиана как деспота и жестокое чудовище.

– Наша ему преданность держится на страхе и традиции поколений, – утверждал он.

После того, как он провел с нами в подземелье определенное время, он сказал мне:

– Вы – трое – очень доброжелательно отнеслись ко мне. Вы бы могли сделать ее невыносимой для меня, но я не могу упрекнуть вас в этом, хотя, уверен, что у вас есть повод ненавидеть нас могоров.

– Мы все находимся в одной лодке, – ответил я ему, – и мы бы вряд ли чего-либо добились сражаясь между собой. А вот работая совместно мы, возможно, что-нибудь сделаем…

Я преднамеренно использовал его слово «возможно».

Ворион согласно кивнул и сказал:

– Я тоже думал, что если мы смжем что-то сделать вместе.

– Что? – уточнил я.

– Побег…

– А это возможно?

– Возможно…

Ю Дан и Зан Дар внимательно нас слушали. Ворион перешел к делу и сказал:

– Если мы сбежим, у вас троих есть страна, где вы всегда найдете убежище, а меня в любой из стран Эуробуса ожидает только смерть. Если вы сможете гарантировать мне безопасность в вашей стране…

Он сделал паузу наблюдая за реакцией Зана Дара.

– Я могу обещать тебе, что сделаю все возможное для тебя, – заявил Зан Дар, – и я уверен, что если ты поможешь мне бежать и вернуться на Занор, то ты там сможешь чувствовать себя в безопасности.

Наши заговор был прерван прибытием караула солдат. Командовавший офицер указал на меня и приказал мне выйти из камеры. Если меня изолируют от моих друзей, то я вынужден буду отказаться от мысли совершить когда-либо побег из этой тюрьмы.

Меня вновь повели через площадь в дворец бандолиана и через некоторое время я вновь оказался в зале для приемов. Из-за стола на меня пристально смотрели глубоко посаженные в скалящемся черепе глаза тирана.

– Я предоставил тебе последнюю возможность, – объявил бандолиан.

Затем он повернулся к одному из своих офицеров.

– Привести следующего! – приказал он.

Через некоторое время справа от меня дверь открылась и группа воинов ввела следующего. Им оказалась Дея Торис! Моя несравненная Дея Торис!

Как прекрасно она держалась в окружении этих отвратительных могоров. Ее осанку и походку отличало королевское достоинство и бесстрашие! Она способна на любое самопожертвование ради спасения мира!

Караул остановил ее в нескольких шагах от него. Она отважно улыбнулась и прошептала мне.

– Спокойно, Джон! Я знаю, зачем я здесь. Не падай духом. Лучше смерть, чем бесчестие.

– Что она говорит? – потребовал бандолиан.

Я быстро сообразил, что здесь никто не знает язык Барсума. По своей глупости они не могли снизойти до того, чтобы овладеть языком низшей расы.

– Она просит меня спасти ее, – ответил я.

Я заметил как Дея Торис улыбнулась. Они наверное научили ее языку могоров за длительное время полета с Марса.

– И я думаю, что ты будешь достаточно мудр, чтобы выполнить ее просьбу,

– сказал бандолиан. – В противном случае она будет отдана Мултису Пару, а затем подвергнута пыткам и изуродована прежде, чем ей будет позволено умереть.

От того какая участь ожидала мою принцессу я содрогнулся.

И в это мгновение во мне что-то дрогнуло.

– Если я помогу тебе, сможет ли она возвратиться целой и невредимой на Марс? – спросил я.

– Вы оба сможете это сделать, но после завоевания Гаробуса, – ответил бандолиан.

– Нет! Нет! – прошептала Дея Торис. – Я лучше умру, чем вернусь в Гелий с предателем. Нет, Джон Картер, ты никогда не станешь предателем, даже во имя спасения моей жизни.

– Но пытки и издевательства! Во имя твоего спасения я тысячи раз стану предателем и обещаю, что не капля позора не упадет на тебя. Я никогда не вернусь на Барсум.

– Я не позволю пытать себя или издеваться над собой, – ответила она. – В моем поясе зашит длинный и тонкий клинок.

Я все понял и с облегчением вздохнул.

– Ну что ж, – ответил я. – Сейчас мы собираемся с тобой умереть во имя спасения Барсума, как это уже сделали тысячи храбрых воинов, но мы еще не умерли. Помни это, моя принцесса, и не прибегай к услугам своего длинного и тонкого клинка до тех пор пока не будут потеряны все надежды.

– Пока живешь ты, будет жить надежда, – ответила принцесса.

– Ну что же? – спросил бандолиан. – Я уже достаточно наслушался вашего глупого воркования. Вы принимаете мои условия?

– Мы еще обсуждаем их, – ответил я. – Мне нужно еще несколько слов сказать моей возлюбленной.

– Пусть еще немного поворкуют, – предложил могор.

Я повернулся к Дее Торис.

– Где тебя держат? – спросил я.

– На верхнем этаже башни расположенной на обратной стороне этого здания, на ближайшей к вулкану стороне. Со мной вместе держат в заточении еще одну барсумианку. Девушку из города Зор. Ее зовут Вая.

Бандолиан дрожал от нетерпения. Его пальцы нервно постукивали по крышке стола, а челюсти пощелкивали как кастаньеты.

– Ну все с меня довольно! – закричал он. – Что вы решили?

– Я не могу дать мгновенный ответ. Для меня это очень важное решение. Я должен вернуться в мою камеру для того, чтобы обсудить и обдумать все предложения с Ю Даном, которому тоже есть что терять.

– Уведите его обратно в камеру! – приказал бандолиан, а затем он обратился ко мне: – Я даю тебе время, но его не так много. Мое терпение уже на пределе.


4. …И САВАТОРЫ | Скелетоиды с Юпитера | 6. ПОБЕГ