home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 50

Gnomen?

Самообладание Душечки меня потрясает. Она довольно долго пробыла в «Синелохе» и ни разу не поддалась желанию увидеть Ворона. Каждый раз, когда произносилось это имя, в глазах Душечки проглядывала боль. Но она терпела месяц.

Но все же она пришла – мы знали, это неизбежно, – пришла с разрешения Госпожи. Я постарался не обращать внимания на ее визит. И заставил колдунов держаться от нее подальше. Труднее всего было уговорить Молчуна, но в конце концов согласился и он – это было ее дело, личное, и не в его интересах совать туда нос.

Я не пошел к ней – она пришла ко мне. Ненадолго, пока все остальные были заняты. Чтобы обнять меня, чтобы я напомнил ей, что мы заботимся о ней. Чтобы я поддержал ее, пока она обдумывает решение.

– Теперь мне не отпереться, да? – показала она. И через пару минут: – Все еще мое слабое место. Но чтобы вернуться, ему придется это право заслужить. – Так она думает «вслух».

Молчуну я в тот миг сочувствовал больше, чем Ворону. Ворона я всегда уважал за бесстрашие и силу, но не мог заставить себя полюбить этого человека. А Молчуна я любил и желал ему только добра.

– Надеюсь, твое сердце не разобьется, если он окажется слишком стар, чтобы измениться, – показал я.

Слабая улыбка.

– Мое сердце разбилось давным-давно. Нет, я ничего не жду. Мы живем не в сказке.

Больше Душечка не сказала ничего. И я не воспринял ее слов всерьез – до тех пор пока не рассмотрел в их свете случившееся потом.

И пришла она, и ушла, скорбя по мертвым мечтам, и не приходила более.


В те минуты, когда Хромой отошел по своим делам, мы переписали все, оставленное им на столе, сравнили с собственными диаграммами.

– О-хо! – выдохнул я. – Да.

Был в одном из далеких западных царств некий дворянин по имени барон Сенджак, и четыре его дочери, как гласила рукопись, соперничали друг с другом в красоте. Одну из них звали Ардат.

– Она солгала, – прошептал Гоблин.

– Может быть, – согласился я. – Или не знала сама – на это похоже больше. Не могла знать. И никто другой не мог. До сих пор не могу понять, как Душелов могла быть уверена, что тут скрыто истинное имя Властелина.

– Желаемое за действительное? – предположил Одноглазый.

– Нет, – возразил я. – Видно было – знала она, что держит в руках. Только не могла отыскать нужное.

– Как и мы.

– Ардат мертва, – напомнил я. – Остаются три варианта. Но если припрет, выстрел будет один.

– Подытожь-ка все, что мы знаем.

– Одной из сестер была Душелов. Имени ее мы так и не знаем. Ардат могла быть близнецом Госпожи. Думаю, та старше, чем Душелов, хотя росли они вместе и много лет не разлучались. О четвертой сестре мы вообще ничего не знаем.

– У нас есть все четыре имени и фамилия. Проверьте генеалогии, – посоветовал Молчун. – Найдите, кто за кого вышел замуж.

Я застонал. Генеалогии лежали в «Синелохе». Душечка загрузила их на кита вместе с прочим барахлом.

Времени не хватало. Объем работы доводил меня до судорог. В эти генеалогии не сунешься с женским именем, чтобы отыскать что-то. Нет, искать приходится мужчину, который женился на нужной тебе госпоже, и надеяться, что летописец упомянет хоть ее имя.

– Как же мы с этим справимся? – взвыл я. – Я же единственный, кто разбирается в этих куриных следах! – И тут мне пришла в голову, простите за нескромность, гениальная идея. – Следопыт. Засадим Следопыта. Ему все равно нечего делать, кроме как за деревцем ухаживать. Пусть занимается этим в «Синелохе» и одновременно почитывает книжки.

Сказать легче, чем сделать. Следопыт находился очень далеко от своего нового хозяина. Втолковать что-либо этому безмозглому созданию – великий подвиг. Но когда задание ясно, его не остановить.

Однажды ночью, когда я ежился под горкой одеял, в мою комнату вступила она.

– Вставай, Костоправ.

– У?

– Мы отправляемся в полет.

– У?.. Прошу прощения, но сейчас же середина ночи! У меня был тяжелый день…

– Вставай.

Приказы Госпожи не обсуждаются.


Глава 49 Невидимый лабиринт | Белая Роза | Глава 51 Знак