home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 40

Деджагор (бывший Штормгард)

Вечером – в Штормгарде…

Вечером в Штормгарде кое-что было, однако прочно привязавшееся ко мне чувство неудовлетворенности не проходило. Заснул я поздно, а разбужен был звуком горна.

Первым, что я увидел, разлепив веки, была крупная, мерзкая ворона, глазевшая на нас с Госпожой. Я запустил в нее, что под руку попалось.

Снова затрубил горн. Я высунулся в окно. Затем бросился к другому.

– Госпожа! Поднимайся. Пришла беда, откуда не ждали.

Беда в облике еще одной неприятельской армии змеилась из-за южных холмов. Могаба уже выстроил наших. Клетус со своими успели установить на южной стене машины для обстрела лагеря, но помешать прибывшей армии готовиться к бою они не могли. Местные жители повылезали из домов и направились на стены, поглазеть.

Повсюду было черно от ворон.

Госпожа, едва глянув в окно, рыкнула:

– Давай одеваться! – и принялась помогать мне облачиться.

Я, в свою очередь, помог ей с ее костюмом.

– Попахивать эта штука начинает, – заметил я о своем наряде.

– Может, тебе не придется больше ее носить.

– Это как?

– Армия, идущая через холмы, похоже, включает в себя всех, кого им только удалось найти. Разбить их – и конец войне.

– Ну да. Считая и троих Хозяев Теней, каковым, небось, такой исход никак не желателен.

Я подступил к окну и прикрыл глаза от солнца. Кажется, среди солдат виднелось плывущее в воздухе пятно Тьмы.

– Теперь с нами никого нет. Может, не стоило так спешить с Меняющим Облик?

– Все сделано правильно. Своей цели он достиг. Мог даже присоединиться к остальным против нас. Против них он зла не держал.

– Ты знала, кто они?

– Даже не подозревала. Правда. Заподозрила лишь день-два назад. Тогда этими подозрениями, пожалуй, уже не стоило делиться.

– Ладно, идем уж.

Она поцеловала меня. Поцелуй ее нес в себе живительную силу. Сколько же мы прошли…

Она надела шлем – и превратилась в мрачное, темное существо по имени Жизнедав. Я завершил свое превращение, и стал Вдоводелом. Суетящиеся крысы, то бишь народ Штормгарда, – кстати, название, когда осядет пыль, надо бы поменять – взирали на нас, шагающих по улицам, с благоговейным ужасом.

Нас встретил Могаба, тут же подведший нам коней.

– Ну? Насколько плохо? – спросил я.

– Пока сказать не могу. Имея за плечами две битвы и две победы, я бы посчитал состояние нашей армии более благоприятным. Однако их там очень уж много, а трюков в твоем хитром рукаве, похоже, больше не осталось.

– Эт-точно. Такого я меньше всего ожидал. Если этот Хозяин Теней вздумает применить свою силу…

– При людях об этом не говори. Они предупреждены, что обстоятельства битвы могут несколько отличаться от обычных и что этого не стоит замечать. Ты хочешь снова пустить в ход слонов?

– Все. Все, что у нас есть. Эта битва может решить исход всей войны. Выиграв ее, мы сбросим их с холки Таглиоса и откроем себе путь на юг по всей его протяженности. У них просто не останется солдат.

Могаба только крякнул. Нечто подобное должно было произойти и с нами.

Мы вышли в поле. В мгновение ока я разослал гонцов во все концы, причем большинство их должны были собрать по городу вооруженных нами рабочих. Нам понадобится каждый меч.

Кавалерию Могаба уже отослал на разведку и заодно подергать противника. Умница Могаба.

Вороны, наверное, от души развлекались, глядя, как готовится грандиозное представление.

Новоприбывший Хозяин Теней не спешил. Он вывел своих людей из-за холмов и построил их, несмотря на все старания нашей кавалерии, а затем отправил против нее свою. Масло с Ведьмаком могли бы изничтожить его всадников, однако я дал им приказ и не пытаться. Они просто отступили, подманивая врага и стреляя по нему из коротких луков. Я хотел дать отдых их лошадям, прежде чем начнется главное. У нас не так много запасных лошадей, чтобы вести кавалерийский бой по всем правилам.

Я отрядил нескольких человек собрать вместе бывших пленников, когда те явятся, и отослать их на отлов всех, кто попытается покинуть лагерь. За ночь мы успели вооружить захваченным накануне оружием еще больше народу. Они, конечно, ничего толком не умели, зато полны были решимости драться.

Клетус с парнями получил приказ переместить артиллерию так, чтобы поддерживать нас огнем и одновременно иметь возможность бомбардировать выезд из лагеря.

Я оглядел новую армию.

– Могаба! Мысли есть?

Противника было этак тысяч пятнадцать. С виду неприятельские солдаты казались по крайней мере столь же опытными, как и те, которые нам встретились у Годжийского брода. Опыт ограничен, но – не дилетанты.

– Нет.

– Кажется, они не спешат.

– А ты бы – спешил?

– Имея Хозяина Теней при себе – нет. Надеялся бы, что мы пойдем навстречу. Вопрос всем остальным: какие-нибудь соображения есть?

Гоблин лишь покачал головой. Одноглазый сказал:

– Хозяева Теней – ключ ко всему. Надобно их убрать, иначе – без шансов.

– Поучи бабушку яичницу стряпать. Гонец! Поди сюда.

У меня возникла кое-какая мысль. Я отослал гонца взять одного из наров и направить в город, с тем чтобы собрать там тысячу вооруженных пленников и занять позицию у западных ворот. С началом битвы они должны были ударить по лагерю с тыла.

По крайней мере это хоть что-то.

– Одноглазый прав, – сказала Госпожа с таким видом, словно ей больно было это признавать. – И сосредоточиться следует на здоровом. Это время мистерий.

Она обрисовала свою идею.

Через десять минут я приказал кавалерии выдвигаться вперед и поклевать противника с целью потянуть на себя его кавалерию, и поглядеть, что Хозяин Теней склонен предпринять, а от чего – воздержаться.

Эх, как хотелось бы вправду рассчитывать на то, что пленники смогут запереть тех, кто в лагере…

Еще через полчаса кавалерийские наскоки лишили терпения Хозяина Теней, и Гоблин с Одноглазым взялись за обустройство грандиознейшей за всю свою службу иллюзии.

Начали с воссоздания призраков Отряда старых времен, что было использовано в лесах севера, когда мы захватили бандитов. Наверное, и из сентиментальных соображений, и потому, что испробованное ранее воплотить проще. Они создали свой мираж перед строем, чуть позади нас с Госпожой и знамени. Затем я приказал вывести вперед слонов, расставив их по всему фронту, и к каждому придать по десятку лучших и кровожаднейших солдат. Со стороны казалось, что зверюг у нас – неисчислимое множество. Конечно, Хозяин Теней, надо полагать, видит эти иллюзии насквозь, но – что с того? Солдаты его никакой разницы не заметят, а нагнать ужасу требовалось именно на них. К тому времени, когда они поймут, в чем дело, будет уже поздно.

Скрести пальцы, Костоправ…

– Готова? – спросил я.

– Готова, – отвечала Госпожа.

Кавалерия наша отступила – и как раз вовремя: Хозяин Теней принялся выражать свое раздражение явно. На миг я сжал руку Госпожи. Склонившись голова к голове, мы прошептали друг другу те самые три слова, какие люди стесняются говорить громко. Я, глупый старый хрен, диковато себя чувствовал, произнося их перед публикой из одного человека. Проснулась на миг грусть по утраченной молодости, когда я мог говорить эти слова кому угодно и значило это, что я душой и сердцем принадлежу этому кому-то этак на час.

– Ладно. Мурген, давай.

Мы с Госпожой воздели к небесам пылающие клинки.

– Таглиос! Таглиос! – закричали нараспев легионы.

И наша призрачная армия качнулась вперед.

Зрелищность! Все эти слоны напугали бы меня до полусмерти, будь я на той стороне!

И кой только черт навел меня на мысль, что генерал должен вести армию за собой? Нас – чуть больше тысячи, и мы собираемся положить пятнадцать тысяч неприятельских солдат?

Первые стрелы понеслись к нам с приветом. Фантомам они не повредили. Настоящих слонов миновали. Они обрушились на Мургена, Гоблина, Одноглазого и на нас с Госпожой и отскочили, так как нас защищали специальные чары. Может, наша неуязвимость хотя бы озадачит противника.

Я подал сигнал к ускорению движения. Вражеский фронт дрогнул в ожидании удара всей этой массы слонов. Боевые порядки начали ломаться.

Пожалуй, пора бы этому Хозяину Теней взяться за дело.

Я придержал коня. Слоны пронеслись мимо, трубя, наращивая скорость, и свернули чуть в сторону, устремляясь прямиком на Хозяина Теней.

Черт, этакие затраты ради одной-единственной боевой единицы!

Он понял, куда направлена атака, когда слонам оставалось до него еще около сотни ярдов. Слоны стремились сойтись в одной точке, и точкой этой был он.

И тогда он спустил на нас все заклятия, что держал наготове. Секунд десять казалось, что небо рухнуло и земля встала дыбом. Слоны разлетелись на куски, словно детские игрушки.

Но весь фронт противника пришел в полный беспорядок. Я слышал сигналы, приказывавшие кавалерии снова выдвинуться вперед, а пехоте – переходить в наступление.

А уцелевшие слоны накатились на парящего в воздухе Хозяина Теней.

Мощный хобот обвил его тело и подбросил футов на тридцать в воздух. Завертелся, закувыркался, что твой акробат! Затем, упав меж двух серых туш, закричал и снова взмыл вверх, на этот раз, пожалуй, уже по собственной воле. Тут его накрыла туча стрел: солдаты, сопровождавшие слонов, словно практиковались в стрельбе по движущейся мишени. Несколько стрел даже пробили его защиту. Он продолжал колдовать, накручивая заклятие за заклятием, словно фейерверк, однако все они, похоже, были оборонительного толка.

Я со смехом подъехал ближе. Теперь этот ублюдок вместе со всеми своими детками был наш. Значит, мой генеральский послужной список останется безупречным.

Мурген подоспел к месту действия, когда Хозяин Теней взмыл в воздух в третий раз. И принял этого сукина сына на копье, когда тот в очередной раз упал.

Хозяин Теней завизжал. Боги, что это был за визг! Он корчился и бился на копье, словно насаженный на иголку жук. Собственная тяжесть заставила его съехать по древку копья до самой поперечины, поддерживающей знамя.

Мурген изо всех сил старался удержать знамя прямо и избавиться от тяжести. Злейшими врагами его в тот момент были наши же ребята. Все, у кого только имелся лук, продолжали держать на мушке Хозяина Теней.

Я пришпорил коня, подскакал к Мургену и помог увезти наш трофей.

Этому ублюдку было уже не до колдовства. Наши легионы, надвигающиеся на врага, с удвоенной силой закричали:

– Таглиос!!!

Масло с Ведьмаком врубились в сумятицу вражеского фронта перед легионом Могабы. Конечно, сумятица там была не такой повальной, как я рассчитывал. Солдаты противника уже поняли, что им натянули нос. Однако построиться еще не успели.

Они выдержали удары слонов и кавалерии ценою тяжелых потерь, но бежать раздумали. Масло и Ведьмак отошли, уступая дорогу подходящим легионам, но слоны продолжали давить врага. Ну, что поделать, теперь ими невозможно управлять. Стрелы, мечи и наконечники копий нанесли достаточно ран, чтобы звери обезумели от боли. Теперь им уже было все равно, кого топтать.

– Туда, наверх его давай! – заорал я Мургену. – Чтобы все видели, что мы взяли его!

Один из возвышающихся над равниной курганов был всего в сотне ярдов от нас.

Мы протолкались сквозь подходящую пехоту, въехали на курган и развернулись к полю боя. Знамя приходилось держать вдвоем, потому что Хозяин Теней на древке слишком уж извивался и корчился.

Это был хороший тактический ход – выставить его всем напоказ. Его парни увидели, что лишились своего мощнейшего оружия, как раз когда их уже порядочно отпинали, тогда как мои поняли, что на его счет тревожиться больше не стоит. И, соответственно, взялись за дело, чтобы уж к обеду закончить да поесть вовремя. Масло с Ведьмаком, закусив удила, двинулись огибать врага с правого фланга, дабы ударить с тыла.

Черт бы их побрал! Я вовсе не желал, чтобы они заходили так далеко. Но теперь я уже не мог управлять положением.

В стратегическом смысле наш ход был не из самых удачных. Засевшие в лагере как раз учуяли поражение и решили, что им очень даже пора хоть что-то предпринять.

Они вывалили из лагеря толпою с парящим впереди собственным убогоньким Хозяином Теней, нетрезво качающимся из стороны в сторону, однако захватившим с собою парочку убийственных заклинаний, весьма смутивших наших вооруженных освобожденных.

Клетус с братьями открыли огонь со стены и малость потюкали Хозяина Теней номер два, да так разозлили, что тот бросил все прочие дела и соорудил им заклинание, разом сдувшее со стены и людей, и машины. Затем он отвел свою толпу в сторону, стремясь причинить оставшимся как можно больше бед.

Его люди так и не сформировали строй. Наши бывшие пленники тоже. Вышло нечто вроде обычной кабацкой драки, знай только – успевай махать мечом.

Тогда парни от западных ворот тихонько подошли и ударили по лагерю с тыла, быстро и легко проникнув за его укрепления. Далее они занялись охраной лагеря, ранеными и прочими, попавшими под руку, но хода основных событий их успехи не изменили. Вышедшие из лагеря просто-напросто зашли нам в тыл.

Надо было срочно что-то предпринимать.

– Давай-ка как-нибудь укрепим эту штуку, – сказал я Мургену, окинув взглядом хаос, царивший на поле боя, прежде чем спешиться.

Госпожи нигде не было видно. Сердце мое едва не выскочило через глотку.

Земля на кургане оказалась влажной и мягкой. Кряхтя и пыхтя, мы вдвоем смогли воткнуть древко копья достаточно глубоко, чтобы оно держалось прямо само по себе, поворачиваясь, когда Хозяином Теней овладевал новый припадок сопровождаемых визгом корчей.

Атака с фланга сказалась на бывших пленных плоховато. Самые боязливые побежали к ближайшим городским воротам, чтобы присоединиться к товарищам, вовсе не удосужившимся выйти в поле. Очиба пытался растянуть и развернуть часть своего строя лицом к нападающим, но успех имел весьма ограниченный. Менее дисциплинированная часть Зиндаба начала расползаться в нетерпении ускорить смерть находящихся впереди врагов. Об угрозе с фланга они и не ведали. Только Могабе удалось сохранить дисциплину и единство строя. Будь у меня хоть капля мозгов, я бы поменял его легион местами с легионом Очибы, прежде чем все это начинать. Там, где он находился сейчас, толку от него было мало. Ну конечно, весь правый фланг противника уничтожен, но это не помешает всему остальному взять да рухнуть.

У меня возникло нехорошее предчувствие, что дело наше – кисло.

– Мурген, я не знаю, что делать.

– По-моему, сейчас ты и не можешь ничего сделать, Костоправ. Только скрестить пальцы да дождаться конца боя.

Над участком Очибы заполыхали огни. Сполохи были так яростны, что должны были, пожалуй, положить половину вышедших из лагеря. Одноглазый с Гоблином не дремали. Однако увечный Хозяин Теней сумел утихомирить буйство огня.

Что же такое с ним сделать? А что вообще я могу? Ничего. Ничего у меня больше не осталось.

Даже смотреть не хотелось.

Одинокая ворона уселась на Хозяина Теней, корчащегося на копье. Поглядела на меня, на него, на поле боя и вроде бы озадаченно хмыкнула. Затем она принялась клевать маску Хозяина Теней, стремясь добраться до глаз.

Я не обращал внимания на птицу.

Мимо нас побежали солдаты. Были они из Зиндабова легиона – в основном бывшие пленные, записанные в легион в последние несколько дней. Я заорал на них, обругал трусами и приказал повернуть назад и построиться. Большинство подчинилось.

Ведьмак и Масло атаковали теснивших Очибу, наверное, в надежде обеспечить ему возможность развернуться и покончить с угрозой, исходящей из лагеря. Однако атака с тыла побудила противника резвее устремиться вперед. Пока Масло с Ведьмаком развлекались, те, кого они резали, прорвали строй Очибы и ударили по бывшим пленным с фланга.

Легион Очибы даже после этого старался держаться, но, судя по всему, дела его были плохи. Зиндабовы воины решили, что они собираются бежать, а потому их во что бы то ни стало надо обогнать или еще как-то остановить. Словом, строй смешался.

Могаба начал разворот, для поддержки Зиндаба с фланга, но к концу маневра поддерживать было уже некого.

В несколько секунд его легион остался последним островком порядка в море хаоса. Противник был организован не более нашего. Все превратилось в громаднейшую беспорядочную бойню.

Еще больше наших устремилось к городским воротам. Некоторые откровенно бежали. Стоя под знаменем, я и ругался, и вопил, и махал мечом, и пролил пару кварт слез. И боги помогли мне: сколько-то самых глупых услышали, вняли и подчинились, начали вставать в строй вместе с теми, кого мне уже удалось организовать. Они развернулись лицом к врагу и небольшими плотными отрядами устремились вперед.

Дух! Мне же с самого начала говорили, что присутствия духа таглиосцам не занимать!

Все больше и больше солдат выстраивали мы с Мургеном под ротным знаменем. Все больше и больше врагов собиралось вокруг Могабы, чей легион не желал сдавать позиций. Трупы солдат Хозяев Теней валом окружили его людей, которые нас, похоже, не видели. Несмотря на все противодействие, он двинулся к городу.

Мы с Мургеном собрали, пожалуй, тысячи три, но тут судьба решила, что пора бы снова запустить зубы в наши ляжки.

На нас навалилась громадная вражеская масса. Я занял позицию рядом со знаменем и поднял меч. Теперь я выглядел далеко не так впечатляюще: видимо, Одноглазый с Гоблином, если были живы вообще, занимались спасением собственных задниц.

Казалось, мы легко сможем отразить атаку. Наш строй был накрепко сомкнут. Противник же несся на нас беспорядочной толпой.

Но вдруг словно бы из ниоткуда пущенная стрела ударила меня в грудь и выбила из седла.


Глава 39 Штормгард (бывший Деджагор) | Игра теней | Глава 41 Госпожа