home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 41

Госпожа

На поле битвы, думала Госпожа, не всегда хорошо быть старым и мудрым. Она отчетливо понимала, что происходит, еще задолго до того, как остальные поняли это. После того как Мурген поддел на копье Хозяина Теней, у нее появились мимолетные проблески надежды на благоприятный поворот судьбы, но появление войска из лагеря повернуло события так, что переменить их ход было уже невозможно.

Костоправ не должен был атаковать! Ему следовало ждать до последнего, чтобы потянуть противника на себя, а не зацикливаться так на Хозяевах Теней. Если бы новая армия с юга перегородила путь тем, находящимся в лагере, он мог бы пустить вперед слонов без риска быть атакованным с правого фланга…

Однако было слишком поздно ныть о том, что было бы, если бы… Пришла пора для чудес.

Один Хозяин Теней был выведен из строя, другой же – здорово изувечен. Если бы у нее осталась хоть десятая, хоть сотая часть былой силы!.. Если бы только было время развить то, что только лишь стало возрождаться в ней.

Если бы… Если бы… Вся жизнь в этих «если бы…».

Где же этот треклятый Одноглазов бес? Он мог бы изменить ход событий. На той стороне нет никого, способного удержать его, если он пойдет косить вражьих солдат. По крайней мере надолго…

Но Жабомордого нигде не было видно. Одноглазый с Гоблином работали в паре, пытаясь заткнуть пальцем дыру в прорванной плотине. Жабомордого с ними не было. И они, похоже, были слишком заняты, чтобы полюбопытствовать, куда он подевался.

Отсутствие беса было слишком важным, чтобы оказаться случайной оплошкой. Почему? В самый критический момент!..

Но не было времени на поиски смысла и упреки по поводу отсутствия либо присутствия беса, что так долго беспокоило ее. Времени хватало лишь на осознание факта, что бес был загодя подсунут Одноглазому и приказам его подчинялся исключительно по своему усмотрению.

Но кто же был его истинным хозяином?

Нет, не Хозяева Теней. Те применили бы этого беса по прямому назначению. Не Меняющий Облик. Этому просто не было нужды. И не Ревун. Он бы за это поплатился.

Какая же сила вырвалась наружу?

Мимо, хлопая крыльями, пролетела ворона. Птица закаркала на лету так, что Госпоже показалось, будто ворона насмехается над ней.

Костоправ со своими воронами… Целый год он все твердил про ворон. А затем вороны начали появляться возле него всякий раз, когда предстояло нечто важное.

Госпожа взглянула на курган, где Мурген с Костоправом водрузили знамя. На плечах Костоправа восседали две вороны. А над холмом описывала круги целая стая. Он выглядел весьма внушительно под маской Вдоводела, с вестницами горя над головой, с пламенеющим мечом в руке, пытающийся поднять смятые легионы…

Пока разум гонялся за одним противником, тело разделывалось с другими. Она орудовала мечом с грацией танцовщицы и мастерством полубогини. Вначале она ощущала возбуждение, не посещавшее ее много лет, если не считать тантрического пути достижения подобного состояния вчерашней ночью. Затем оно перешло в полное спокойствие, мистическое отделение Себя от плоти, растворившейся в некоем величайшем, восхитительнейшем и смертоносном целом.

Ни страху, ни прочим чувствам не было места в таком состоянии. Оно было подобно глубочайшей медитации, где Я блуждает по полю блистающих сущностей, пока плоть выполняет свои тленные задачи с точностью и такой силой, что вокруг нее и ее коня громоздятся горы трупов.

Враги, отталкивая друг друга, спешили убраться с ее пути. Друзья старались пробиться в безопасное пространство, окружающее ее. Таким образом, несмотря на то что правый фланг развалился по кирпичику, один упрямый камешек все же остался на поле боя.

Ее Я покоилось на воспоминаниях о наслаждении, извлеченном из двух тел, взмокших, тесно прижатых друг к другу, и об абсолютном изумлении во время и после того. Всю жизнь она абсолютно владела собой, и все же иногда ее плоть выходила из всякого повиновения. В ее-то годы…

Взгляд ее снова устремился к Костоправу, на которого навалились враги.

И только тень, вкравшаяся в ее сознание, когда Госпожа действовала с убийственным совершенством, подсказала, почему она до сих пор отказывала себе в главном.

Разум замутился мыслью о потере.

Эта потеря была для нее важной.

Ее значительность вторглась в Я, отвлекая его, возжелала управлять плотью, чтобы привести все в нужное соответствие со своими желаниями.

Госпожа начала пробиваться к Костоправу, увлекая за собой сплотившихся вокруг нее людей. Но враг почуял, что она уже не прежнее ужасное существо, а значит, уязвима.

И навалился на ее отряд с новой силой. Товарищи падали один за другим.

Затем она увидела, как стрела, ударив Костоправа в грудь, повергла его к подножию знамени. Вскрикнув, она пришпорила коня, давя без разбора своих и чужих.

Боль и гнев только ввергли ее в кучу врагов, тут же атаковавших со всех сторон. Некоторые пали под ударами меча, но остальные стащили ее с седла и отогнали жеребца. Она дралась отчаянно и мастерски против едва обученных противников, однако одной неумелости их было недостаточно. Они грудами падали к ее ногам, но все же вынудили рухнуть на колени…

Волна беспорядка пронеслась над местом боя. Кто-то бежал, кто-то догонял, и, когда все стихло, видна стала лишь ее рука, простиравшаяся из-под груды мертвых тел.


Глава 40 Деджагор (бывший Штормгард) | Игра теней | Глава 42 Снова пень