home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава четвертая

Его руки тянулись к ее горлу. Тамисан подняла руку в попытке защититься и отступила назад.

– Лорд Старекс!

А что, если это ошибка, если… Хотя его пальцы коснулись ее плеч, он не схватил ее, но отступил на шаг назад, тяжело дыша полуоткрытым ртом.

– Ведьма! Ведьма! – рычал он, и слова его вылетали, как стрелы из древнего арбалета.

– Лорд Старекс! – повторила Тамисан, чувствуя себя несколько в большей безопасности, когда он был сдержан изумлением и не собирался больше нападать. Его реакция на это имя показала ей, что она права, хотя он, похоже, не узнавал ее.

– Я Хаверел из Ваноры, – хрипло сказал он.

Тамисан огляделась вокруг. Комната с голыми стенами без каких-либо тайных мест для подслушивающих устройств. В своем времени и месте она могла бы опасаться таких аппаратов, но в этом Ти-Кри вряд ли они известны. Склонить Хаверела-Старекса к сотрудничеству было просто необходимо.

– Ты лорд Старекс, – смело повторила она в надежде, что тон ее достаточно убедителен. – Также как я – Тамисан, мастер снов. И мы попали в сон, который ты заказал мне.

Он поднес руку ко лбу, ощупал шлем и неторопливо сбросил его, так что тот покатился по полированному полу. Волосы, сплетенные в виде защитной подушки, торчали над его головой, придавая ему странное сходство с Тамисан. Они были такие же черные и густые, а кожа коричневого оттенка, как и у новой Тамисан. Теперь она могла лучше разглядеть его лицо, но не нашла в нем никакого сходства с надменным хозяином небесной башни. Кроме того, Хаверел был более молодым и менее уверенным в себе.

– Я Хаверел, – упрямо повторил он. – Ты пытаешься поймать меня в ловушку, а может быть, ловушка уже захлопнулась, и ты теперь хочешь, чтобы я сам обвинил себя. Говорю тебе – я не изменник. Я – Хаверел, и свято храню клятву крови, принесенную мной Великой.

Тамисан решила быть терпеливой. Она не считала лорда Старекса глупым человеком, но его здешнему аналогу явно недоставало не только внешнего сходства со своим другим "я".

– Ты – Старекс, и это все сон! – Будь это не так, она не рискнула бы так говорить с ним. – Помнишь небесную башню? Ты купил меня у Джебиса для плетения снов. Потом ты вызвал меня и лорда Каса и велел мне доказать, что я стою своей цены.

Сдвинув брови, он уставился на нее.

– Что тебе дали и обещали за то, что ты сделала со мной? Я не враг тебе и твоим.

Тамисан вздохнула:

– Значит, ты отрицаешь, что тебе знакомо имя Старекс?

Он долго молчал, затем отвернулся и сделал несколько шагов. Он запнулся за свой шлем и отшвырнул его ногой подальше. Тамисан ждала. Он снова повернулся к ней.

– Ты Уста Олавы…

Покачав головой, она перебила его:

– У нас мало времени для подобного фехтования, лорд Старекс. Ты знаешь это, и, я надеюсь, вспомнишь также и остальное, хотя бы в какой-то мере. Я же – Тамисан, мастер снов.

Теперь была его очередь вздохнуть.

– Мало ли что ты говоришь.

– Я буду продолжать говорить, и, возможно, услышишь не только ты.

– Так я и думал! – вспыхнул он. – Ты хочешь, чтобы я сам себя предал.

– Если ты подлинный Хаверел, как пытаешься уверить, то что ты можешь выдать?

– Ладно, так и быть. Я… в двух лицах. Я – Хаверел и кто-то еще, у кого странные воспоминания и который, возможно, является ночным демоном, спорящим с Хаверелом за обладание этим телом. Ну, вот, теперь ты это знаешь. Иди и скажи тем, кто тебя послал, и пусть меня поставят перед рядом стрелков для быстрого конца. Наверное, это лучше, чем быть полем битвы двух различных "я".

Может, он и в самом деле не справится, – подумала Тамисан. Возможно, сон захватил его сильнее, чем ее. В конце концов она была тренированным мастером и привыкла к опасностям иллюзий, сотканных воображением.

– Если ты можешь вспомнить хоть что-либо, тогда слушай. – Она придвинулась к нему и стала говорить тихим голосом, и не потому, что боялась быть подслушанной, а для убедительности. Она быстро рассказала обо всей этой путанице и о своем участии в ней.

Закончив, она с удивлением заметила определенную твердость в его лице, теперь он выглядел более решительным и менее похожим на человека, попавшего в лабиринт без проводника.

– И все это правда?

– Какую клятву ты хочешь получить от меня? Какими богами или силами я должна поклясться? – Она была раздражена и расстроена его долгими сомнениями.

– Не нужно. Это объясняет то, что раньше было необъяснимым и делало мою жизнь адом сомнений и что навлекло на меня подозрения. Я был двумя личностями. Но если все это сон, почему же это так?

– Я не знаю. – Тамисан решила говорить откровенно, так, как это наиболее соответствовало обстановке. – Это не похоже ни на один сон, который я творила.

– В чем же проблема?

– Одной из обязанностей мастеров снов является изучение личности хозяина, чтобы следовать его желаниям, даже если они явно не выражены и скрыты. Из того, что я узнала о тебе, лорд Старекс, я подумала, что ты уже слишком много видел, испытал и знал, значит, я должна была найти новый подход, иначе ты сказал бы, что сновидение просто бесполезно.

И вот мне внезапно пришла мысль, что я поведу не в прошлое и не в будущее – это слишком общий подход для мастера снов действия, – но сделаю сюжет более утонченным. В историческом прошлом бывали времена, когда будущее зависело от одного решения. И я решила изменить некоторые из этих решений и представить себе мир, в котором эти решения были совершены в противоположную сторону, и посмотреть, как действия в прошлом скажутся на настоящем.

– Так вот что ты задумала! И какие же решения ты выбрала для того, чтобы переписать историю? – Теперь он был весь внимание.

– Я выбрала три. Первое – приветствие Верховной Королевы Ахты; второе – посадка корабля колонистов "Странник"; третье – восстание Силта. Приветствие королевы должно было стать недружелюбным, корабль колонистов не появился бы здесь, Силт потерпел бы поражение – это создало бы мир, который как я думала, интересно было посмотреть во сне. Я прочла исторические ленты, какие смогла достать. Так что, когда ты вызвал меня творить сон, у меня уже была готова идея. Но все сработало не так, как должно было. Вместо того чтобы раскручивать настоящий сон в должном порядке, я сама крепко завязла в мире, которого не создавала и не знаю.

Говоря это, она следила за переменой в нем. Он потерял весь свой агрессивный пыл первой атаки. Она все больше и больше убеждалась, что общается с личностью лорда Старекса, пробивающуюся сквозь незнакомую оболочку этого человеческого тела.

– Значит, это сработало неправильно?

– Да, как я уже говорила, я сама оказалась во сне, не имея возможности управлять действием и не узнавая своих творений. Я не понимаю.

– Не понимаешь? Возможно, есть объяснение. – Резкая линия вновь появилась между его бровями, но этот сердитый взгляд не относился к Тамисан. Старекс, вроде бы, старался вспомнить что-то важное, ускользавшее от него. – Есть одна очень старая теория – параллельные миры.

При всем обширном знакомстве с лентами, Тамисан ни разу не встречалась с этим понятием и поэтому почти сердито спросила:

– Что это такое?

– Не ты первая обратила внимание, что иногда будущее истории висит на тонком шнурке и может качнуться в ту или иную сторону от малейшей случайности. Однажды была выдвинута теория, что в этом случае создается второй мир: в одном из них решение пошло в одну сторону, а в другом, в том, который мы знаем – в другую.

– Но где и как существуют, в таком случае, альтернативные миры?

– Возможно, на разных уровнях, в слоях. – Он вытянул руки одну выше другой. – Есть даже рассказы, придуманные для развлечения, о людях, которые путешествовали во времени не вперед или назад, а сквозь него, с одного параллельного мира на другой.

– Но мы здесь. Я – Уста Олавы и не похожу на себя, так же как и ты по виду не лорд Старекс.

– Возможно, мы были такими, если бы наш мир дал другое направление твоим трем решениям. Для мастера снов это мудрый способ творить, Тамисан.

– Но я не думаю, что я сотворила этот мир. Я же явно не могу управлять им.

– Ты пыталась разбить этот сон?

– Конечно, но я привязана… скорее всего, тобою или лордом Касом. Пока мы трое не попытаемся сообща разрушить сон, вряд ли кто-нибудь из нас сможет вернуться.

– И тебе нужно найти Каса с помощью этих ваших фокусов со столом и песком?

Она покачала головой.

– Я думаю, что Кас – член экипажа того космического корабля, который вот-вот приземлится. Я уверена, что видела его, хотя лица его не разглядела. – Она слегка улыбнулась. – Похоже, что хотя я, в основном, прежняя Тамисан, но имею также кое-что от сил Уст Олавы, наподобие того, как и ты Хаверел и Старекс.

– Чем больше я слушаю тебя, – сказал он, – тем больше становлюсь Старексом. Значит, мы должны найти Каса на корабле, чтобы выпутаться из этой неразберихи. Это как раз может оказаться серьезной проблемой. Я достаточно Хаверел и знаю, что корабль получит обычный для здешних мест прием: обман и уничтожение. Твои три точки были именно такими, как ты придумала: здесь было не приветствие, а резня; никакой колонистский корабль не появлялся здесь, а Силт был убит копьем вооруженного всадника, как только поднял голос, чтобы собрать толпу. Хаверел знает это как истину, а как Старекс я знаю, что эта истина радикально изменила жизнь на этой планете. Ну а теперь скажи: ты отыскала меня специально, а твоя басня о герое предназначалась для нашего моста к Касу?

– Нет, во всяком случае я ничего не устраивала сознательно. Я же сказала, что у меня есть какие-то способности Уст Олавы – вот они и проявились.

Он издал странный звук, который, собственно, не был смехом, но чем-то сродни ему.

– Клянусь кулаком Джимсэма Тарагона! У нас все осложнено магией! И я полагаю, ты не сможешь точно сказать, много ли тут могут сделать Уста Олавы в смысле предвидения, помощи в бою или освобождения из твоей ловушки?

Тамисан покачала головой:

– Уста упоминались в исторических лентах, когда-то они были чрезвычайно важны. Но после мятежа Силта все они были либо убиты, либо исчезли. За ними охотились обе враждующие стороны, и в основном мы знаем о них только из легенд. И я не могу сказать тебе, что я способна делать. Иногда что-то, может, память этого тела, берет верх, и тогда я делаю странные вещи. Но я никогда не желаю этого сознательно и не понимаю их.

Он взял из дальнего угла комнаты два стула.

– Мы прекрасно можем и сидя выяснить, что у нас есть от памяти этого мира. Это нужно делать сообща, тогда мы узнаем больше, чем поодиночке. Беда в том… – Он протянул руку, и Тамисан машинально коснулась ее странным церемониальным жестом, о котором ничего не знала. Он подвел ее к стульям, и они с удовольствием сели.

– Беда в том, – повторил он, усевшись на другом стуле, вытянул длинные ноги и начал дергать пустые ножны, – что я здорово одурел, когда проснулся, если можно так сказать, в этом теле. Мои первые реакции, видимо произвели на окружающих впечатление умственного расстройства. К счастью, часть Хаверела довольно быстро взяла верх, и это спасло меня. Но в этой личности был еще один недостаток – я и так был под подозрением, так как приехал из местности, охваченной мятежом. А здесь, в Ти-Кри, я, в сущности, не столько член охраны, сколько заложник. Я не имел возможности задавать вопросы и узнавал все урывками и кусочками. Настоящий Хаверел – абсолютно честный и простой солдат, горячо преданный короне и страдающий от подозрений против него. Интересно, как принял свое пробуждение Кас? Если он сохранил остатки своего прежнего "я", то, наверное, теперь хорошо устроился.

Удивленная Тамисан спросила, надеясь на честный и прямой ответ:

– Ты его не любишь… У тебя есть причины бояться Каса?

– Любить? Бояться? – Тонкая оболочка Старекса, покрывавшая Хаверела, стала более заметной. – Это все эмоции. В последнее время я мало имел дел с эмоциями.

– Однако же ты хотел, чтобы он делил твой сон?

– Правильно. Я не эмоционален по отношению к моему уважаемому кузену, но я человек осторожный. Поскольку твое присоединение к моему имуществу произошло по его настоянию и фактически им устроено, я подумал, что будет неплохо, если он разделит задуманное им мое развлечение. И я знаю, что Кас очень внимателен к своему кузену-калеке и всегда готов служить ему, не щадя своего здоровья и энергии.

– Ты подозреваешь его в чем-нибудь? – Ей казалось, что она почувствовала то, что скрывалось за его словами.

– Подозревать? В чем? Он был, как любой подтвердил бы тебе, моим лучшим другом – насколько я позволял это. – Он взглянул на нее, как бы советуя ей не углубляться дальше. – Кузен-калека, – повторил он как бы про себя. – Во всяком случае, в чем-то ты оказала мне услугу. – Он показал на свою правую ногу с несвойственным Старексу удовлетворением. – Ты добыла мне тело в хорошем состоянии, и оно мне понадобится, поскольку в этом мире зло перевесило добро.

– Хаверел, лорд Старекс… – начала она, но он перебил ее:

– Называй меня всегда Хаверелом. Не нужно добавлять что-то к и без того тяжелому грузу подозрений, окружающих меня в этих стенах.

– Хаверел, я не выбирала тебя в герои, это сделала сила, непонятная мне и работавшая через меня. Если они согласятся, у тебя удобный случай найти Каса. Ты даже можешь потребовать, чтобы именно он сражался с тобой.

– А как его найти?

– Могут послать меня, чтобы я выбрала нужного из инопланетников. Наш план избавления держится на тонкой нити, но лучшей я не вижу.

– И ты думаешь, что рисующий песок укажет на него, как ранее указал на меня?

– Но ведь он указал на тебя!

– Не отрицаю.

– В первый раз, когда я предсказывала для одной из Первых Стоящих, это произвело на нее такое впечатление, что она вызвала меня сюда предсказать для Верховной Королевы.

– Магия! – он снова хохотнул.

– В чужих мирах есть многое, что космические путешественники могли бы назвать магией.

– Хорошо сказано. Я видел странные вещи. Да, сам видел, и не во сне. Замечательно, я добровольно вызываюсь встретиться с вражеским бойцом, и тогда твой песок укажет нужного. А если тебе удается обнаружить Каса, что дальше?

– Просто мы проснемся.

– Ты, конечно, возьмешь нас с собой?

– Если мы так связаны, что не можем оставить этот мир поодиночке, то, значит, проснемся все вместе.

– А ты уверена, что нам нужен Кас? В конечном счете, ты задумала этот сон для меня!

– Уйдем и оставим лорда Каса здесь?

– Трусливое отступление, ты думаешь? Я уверяю тебя, мастер снов, это решило бы многие проблемы. А ты не можешь вывести меня и вернуться за Касом? Я хотел бы знать, что происходит теперь со мной в нашем собственном мире. Разве мастер снов не дает клятву, что тот, для кого сработан сон, имеет преимущество перед мастером?

Его втайне тревожила связь с Касом, но по сути дела он был прав. Прежде, чем он понял, что она хочет сделать, она схватила его за руку и произнесла формулу пробуждения. И снова туман небытия окружил ее. Но ничего другого не произошло. Первая ее догадка оказалась правильной: они все еще были связаны. Она открыла глаза в той же комнате. Хаверел обмяк и чуть не упал с табурета, так что Тамисан встала на колени и поддержала плечом его тело. Затем его мускулы окрепли, он рывком выпрямился, открыл глаза и посмотрел на Тамисан с той же холодной злобой, с какой встретил ее у входа в комнату.

– В чем дело?

– Ты же просил…

Он опустил веки, и она не видела больше этой ледяной злобы.

– Да, просил. Но я не думал, что меня обслужат так быстро. И теперь ты доказала верность своей точки зрения: либо трое, либо никто. И так будет до тех пор, пока мы не найдем нашего третьего.

Он больше ни о чем не спрашивал, и она была рада этому, потому что это окружение в "нигде", в бесплотной попытке проснуться, сильно утомило ее. Она отодвинула свою табуретку, чтобы иметь возможность прислониться к стене и быть подальше от Хаверела. Он очень скоро встал и начал расхаживать по комнате, как будто желание действовать горело в нем и не давало ему сидеть спокойно.

Снова открылась дверь, но их не вызвали. Стражник принес им еду и питье, в то время как другой держал наготове арбалет.

– О нас хорошо заботятся. – Хаверел открыл крышки чаш и осмотрел содержимое. – И мы, видимо, важные птицы. Эй, Ругвард, когда мы выйдем из этой комнаты? Мне уже надоело.

– Не беспокойся, на тебя хватит дел, когда пожелает Великая, – ответил офицер с арбалетом. – Корабль со звезд уже виден: маяки на горе вспыхивали уже дважды. Корабль, похоже, нацелен на равнины позади Ти-Кри. Удивительно, до чего все они одинаково мыслят и садятся в один и тот же загон. Наверное, Дельскол правильно сказал, что они вообще не думают сами, а подчиняются приказам инопланетной силы, которая не позволяет им иметь независимое суждение. Время твоей службы приближается. Уста Олавы, – офицер сделал жест и шагнул к Тамисан. – Великая сказала, что в твоих собственных интересах следовало бы лучше читать цветной песок. Фальшивые пророки дают такие предсказания тем, кого хотят принизить, и с ними будут поступать как с людьми, опозорившими доверенное им решение.

– Всем известно, – ответила Тамисан, – что я не имею дела с обманом, и в нужном времени и месте это будет ясно.

Когда стражники ушли, проголодавшиеся Тамисан и Хаверел честно разделили между собой еду и не оставили от нее ни крошки. Затем он сказал:

– Поскольку ты читала историю и знаешь старинные обычаи, ты наверняка помнишь обычай, о котором сейчас неприятно вспоминать: у некоторых рас было принято давать хороший обед пленнику, ожидающему смерти.

– Приятную тему ты выбрал для размышления.

– Это ты выбрала, ведь это твой мир, не забывай этого, мастер снов!

Тамисан закрыла глаза и откинулась, сидя на стуле, к стене.

Раздался внезапный шум, и они очнулись от дремоты. В комнате было темно, но дверь была ярко освещена: в проеме стоял офицер, а позади него копьеносцы.

– Время пришло.

– Мы долго ждали, – сказал Хаверел, встал и раскинул руки, как бы показывая, что он давно готов. Потом он повернулся к Тамисан и предложил ей руку. Она предпочла бы идти без его помощи, но у нее затекли ноги, так что волей-неволей пришлось принять его предложение.

Они шли через коридоры, спускались по лестницам и наконец вышли в ночь. Их ожидала крытая повозка, запряженная двумя грифонами. Повозка была намного шире той колесницы, в которой Тамисан приехала в Большой Замок.

По приказу стражников они сели в повозку. Стражник опустил занавески и укрепил их колышками снаружи, так что сидящие внутри при всем желании не могли ничего увидеть. Когда повозка двинулась, Тамисан старалась по звукам угадать, куда их везут.

Но звуков почти не было, будто они ехали по спящему городу. В темноте повозки она скорее почувствовала, чем увидела движение, потом прикосновение к своему плечу и услышала тихий шепот:

– Выехали из замка.

– Куда?

– Думаю, в запретное место.

Память этого мира дала Тамисан объяснение: место, где приземлялись два других космических корабля, но более не взлетели. Один, приземлившийся пятьдесят лет назад, не был демонтирован; второй же – груда ржавого металла – служил предупреждением: никаких вторжений со звезд, и Ти-Кри всегда настороже.

Тамисан казалось, что эта поездка никогда не кончится. Но вдруг – резкая остановка. Следом за остановкой яркий свет ослепил глаза, когда занавески раздвинулись.

– Выходите, герой и его создатель!

Хаверел повиновался первым и повернулся, чтобы помочь Тамисан, но был оттеснен в сторону, и офицер скорее вытащил, чем вывел ее из повозки. Их окружили копьеносцы с факелами. Позади была пестрая толпа, и двойной ряд стражников барьером отделял ее от темной местности.

– Смотри вверх. – Хаверел снова был рядом с Тамисан.

Она подняла глаза и чуть не ослепла от внезапно вспыхнувшего столба света в ночном небе. Космический корабль опускался с помощью хвостовых ракетных двигателей, чтобы плавно приземлиться.


Глава третья | Опасные сны | Глава пятая