home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава шестая

Тамисан в третий раз оказалась в тюрьме, но на этот раз не в гладких стенах каюты космического корабля, а в древних каменных стенах Большого Замка. Расчет капитана Левольда на ее влияние на Верховную Королеву быстро провалился, и ее просьба согласиться на переговоры с космонавтами сразу же была отвергнута. Угроза их оружия и таинственного использования Хаверела в качестве ключа вызвала смех. Тот факт, что люди Ти-Кри в прошлом успешно справлялись с такой угрозой, давал им уверенность, что те самые способы послужат им и в этот раз. Каковы были эти способы – Тамисан не имела представления, если не считать того, что с кораблем что-то произошло еще до того, как ее бесцеремонно выкинули оттуда.

Хаверела они оставили на борту, Кас исчез, и пока она не найдет их обоих, она останется пленницей. Кас… ее мысли снова вернулись к тому, что его не было среди членов экипажа. Левольд уверял, что она видела всех.

Постой! Она стала вспоминать каждое его слово: "Ты соприкоснулась со всеми людьми на борту", но он не сказал – всего экипажа. Мог кто-нибудь находиться вне корабля? Все, что она знала о космических путешествиях, она почерпнула из лент, но ленты давали множество деталей, поскольку должны были снабдить мастеров сна фактическим материалом и вдохновением, из которого строились фантастические миры. Этот корабль назвался судном Исследовательской службы и действовал не в одиночку. Итак, у него был компаньон на орбите, и Кас мог быть там. Но если это так, у нее нет никаких шансов добраться до него.

Если это был просто сон… Тамисан вздохнула, откинула голову к стене, но тут же отдернула назад, потому что холод камня пронзил ее плечо.

Сон

Она выпрямилась, настороженная и чуточку возбужденная.

Что, если я усну во сне и таким образом найду Каса? Возможно ли это? Не попробуешь – не скажешь. У нее не было ни стабилизатора, ни усилителя, которые нужны при разделяемом сне. Она могла надеяться только на себя.

Но если я усну во сне, могу ли я в какой-то степени вести дело правильно? Ах, да зачем спрашивать, если не получишь ответа, пока не попробуешь?

Она вытянулась на каменном полу и решительно заблокировала те участки своего мозга, которые извещали о дискомфорте для тела. Тамисан начала глубокое ровное дыхание мастера, закрепила мысли на рисунке самогипноза, который был дверью в сон. Ее целью был Кас, каким он был в реальности. Жалкий проводник…

Ей повезло, она еще могла спать.

Вокруг нее поднимались стены, но они просвечивали, и сквозь них проплывали мягкие и приятные цвета. Это не космический корабль. Сцена заколыхалась, и Тамисан быстро отогнала сомнения, которые могли проколоть ткань сна. Стены стали отчетливыми и крепкими; это был коридор, и перед Тамисан была дверь. Она захотела увидеть, что за дверью, и сразу, как это бывает во сне, оказалась в комнате. Стены ее были увешаны той же блестящей сетчатой тканью, что была в ее комнате в небесной башне. И разыскивая Каса, она вернулась в свой родной мир. Но она удерживала сон, желая знать, как и почему поставленная перед собой цель привела ее сюда. Неужели она ошиблась, и Кас не пошел с ними? Но тогда почему же она и Старекс застряли в том сне?

В комнате никого не было, но ее тянуло именно сюда. Она искала Каса, и что-то говорило ей, что он здесь. За ней была вторая комната. Войдя, Тамисан вздрогнула: она хорошо знала эту комнату – комнату мастера снов. Кас стоял у пустой кушетки, а вторая была занята.

На мастере была разделяющая сон корона, но на другом ложе не было спящего, а стоял низкий металлический ящик, к которому шли провода для сна, но мастером была не Тамисан. Она предполагала увидеть себя, но в трансе была другая, с заторможенным мозгом, что безошибочно доказывалось полной пустотой ее лица. Силу сна здесь творил, похоже, не мастер, а этот ящик.

Придя к такому заключению, Тамисан стала разглядывать остальное. Это была не та комната, в которой заснула она: та была больше. Кас и не думал спать, он напряженно следил за шкалами на крышке ящика. Мастер и ящик, соединенные вместе, возможно, и удерживали ее и самого Старекса в том мире. Но откуда же то слабое видение Каса в космической униформе?Чтобы сбить меня с толку? Или это обманный сон, продиктованный подозрением Старекса по отношению к своему кузену? Такие подозрения были логически обоснованы, если ее и Старекса послали в мир сна и закрыли там с помощью другого мастера сна и ящика-машины. Что же здесь реальность, а что сон?

Видима ли она для Каса? Если это сон, то должна быть видима. Если она вернулась в реальность… Ее голова кружилась от перечисления того, что могло быть настоящим, ненастоящим, наполовину настоящим; и чтобы показать хоть что-то, она шагнула вперед и положила свою руку на руку Каса как раз тогда, когда он нагнулся к ящику, что-то исправляя.

Он испуганно вскрикнул, отдернул руку и повернулся. Он смотрел прямо на Тамисан, но ничего не видел. Она была бестелесна, как призрак в старых сказках. Однако если он ее не видел, то все-таки почувствовал… что-то.

Кас снова склонился к ящику и внимательно вглядывался в него, возможно, предполагая, что почувствовал удар или излучение из ящика. Мастер на ложе не шевелилась. Она казалась мертвой, но по ее слабому дыханию Тамисан определила, что та крепко спит. Лицо ее было истощенное, бесцветное; Тамисан встревожилась, глядя на него. Это орудие Каса находилось во сне слишком долго. Ее должны были разбудить, если она не разрушила сон сама. Одной из опасностей творения сна являлась потеря возможности нарушить сон. Такое случалось, и страж должен был вмешаться. Как правило, корона мастера снабжалась необходимым для этого стимулятором. Но корона на голове этого мастера имела такие модификации, каких Тамисан никогда не видела, и они, наверное, предупреждали пробуждение.

Что произойдет, если Тамисан удастся разбудить мастера? Освободит ли это ее и Старекса, где бы он ни был, от того сна, вернет ли их в нормальный мир? Она была хорошо тренирована в технике разрушения сна и однажды воспользовалась этими знаниями, когда в реальности стояла возле жертвы, превысившей свое время сна.

Она протянула руку, коснулась пульса на горле спящей и хотела сделать легкий массаж, но ее руки только ей самой казались телесными и крепкими, а для других это было не так. Для проверки Тамисан сильно ткнула пальцем в подушку над головой девушки. Палец не оставил ни малейшего следа, а просто вошел, как будто плоть и кости Тамисан не имели субстанции.

Был и другой метод: он считался грубым и использовался лишь в самых крайних случаях. Но у Тамисан не было выбора. Она приложила свои бесплотные пальцы к вискам спящей, точно под краем короны, и сосредоточилась на одной команде.

Мастер зашевелилась. Лицо ее исказилось, и она слабо застонала. Кас издал восклицание и снова навис над ящиком, нажимая кнопки с осторожностью, свидетельствующей, что это была сложная задача.

"Проснись!" – внушала Тамисан.

Руки спящей медленно поднялись к короне, но глаза ее были закрыты. Лицо ее теперь выражало боль. Кас, хрипло дыша, возился с ящиком.

Так вели они молчаливую борьбу за обладание мастером. Тамисан вынуждена была признать, что сила, заключающаяся в ящике, превосходила всю технику, какую знала она сама. Но чем дольше Кас будет удерживать эту беднягу, тем слабее она будет становиться. И дело может кончиться смертью мастера, что Каса, возможно, вовсе и не беспокоит.

Если Тамисан не удастся разбудить мастера и разбить оковы, привязывающие Старекса и ее к этому миру, тогда ей придется каким-то образом взять в тот мир самого Каса. Он все-таки заметил ее присутствие.

Тамисан отошла от изголовья кушетки и встала позади Каса. Он выпрямился, на его лице слабо проступила уверенность, потому что ящик, видимо, сообщил ему, что никаких помех больше нет.

Тамисан подняла руки к его голове и широко расставила пальцы, так что они прикрыли его голову точно корона мастера, а затем крепко сжала его виски, хотя реального давления выполнить и не могла.

Он приглушенно вскрикнул и затряс головой, как бы освобождаясь от облака. Но Тамисан крепко держала его. Она видела, как это делалось однажды в Улье; тогда это проводилось на послушном объекте, а контролируемый и мастер находились на одном уровне существования. Теперь она надеялась, что сможет нарушить ход мыслей Каса и заставить его самого освободить мастера. И она направила на эту цель всю свою волю. Кас не только тряс головой, но и сам качался и поднимал руки к голове, как бы пытаясь сорвать то, что его держало. Но коснуться Тамисан он тоже не мог.

Весь запас энергии, помогавшей Тамисан творить необычайные миры и держать их для следующего за ней спящего, был теперь послан с заданием повлиять на Каса. Но, к ее разочарованию тот лишь прекратил свои яростные движения. Глаза его закрылись, лицо скривилось в выражении ужаса. К ящику он даже не подходил. Затем он неожиданно покачнулся и упал поперек кушетки. При падении он задел за ящик и смахнул его на пол, а ящик потянул за собой корону мастера.

Девушка несколько раз глубоко вздохнула, и ее измученное лицо слегка порозовело. А Тамисан, испуганная результатом своих действий над Касом, начала думать, не сделала ли она хуже. Она не знала, насколько ящик связан с их транспортацией в альтернативный мир, и смогут ли они вернуться, если этот ящик сломался.

И еще одно дело, – думала Тамисан. – Я же должна вернуться в ту тюремную камеру в Большом Замке, иначе Старекс-Хаверел потеряется навсегда; но тогда Кас здесь останется без контроля и снова задействует свою машину… Нет! Но что же теперь делать?

Тамисан смотрела на шевелящегося мастера снов. Девушка выбиралась в бессознательном состоянии из глубины сна и не понимала, что происходит вокруг нее. В таком состоянии она может быть податливой на внушение. Нужно попытаться.

Оставив Каса, Тамисан вернулась к мастеру. Она снова коснулась висков и лба девушки и старалась повлиять на нее. Мастер села так медленно, словно ее тело было невероятно тяжелым. Медленным, болезненным жестом она поднесла руки к голове, ища корону, которой больше там не было. Глаза ее все еще были закрыты. Тамисан напрягала все свои силы, чтобы вложить в мозг мастера свои приказы.

Не открывая глаз, мастер ощупывала край кушетки, пока ее пальцы не наткнулись на провода, идущие от короны к ящику, слабые пальцы дергали их, пока не отсоединили их от ящика.

Держа корону в одной руке, она соскользнула с кушетки и упала на колени, верхняя часть ее тела легла на вторую кушетку, коснувшись щекой лежавшего без сознания Каса.

Напряжение Тамисан было очень велико. И несколько раз ее контроль над мастером ослабевал, и тогда слабые руки девушки бессильно опускались. Но Тамисан каждый раз находила в себе энергию снова вернуть эти руки к действию, так что наконец корона была на Касе, а провода присоединены к ящику.

Такая большая удача при таких слабых шансах! Тамисан не могла быть уверена, она только надеялась. Она прекратила контроль над девушкой, и та лежала на одном краю кушетки, в то время как Кас лежал на другом конце.

Тамисан собрала всю ту силу, которой втайне обладала всегда – то небольшое отличие от других мастеров, которым она дорожила. Она еще раз коснулась лба спящей девушки и разрушила свой сон во сне.

Это было так, словно она поднималась в гору со страшно тяжелым грузом, будто тащила чье-то тяжелое мертвое тело через болото, тянущее ее вниз. Это было такое невероятно тяжелое усилие, какого она не могла вынести…

Потом тяжесть исчезла, и Тамисан с радостью почувствовала, что ее ничто больше не тянет. Наконец она открыла глаза, и даже такое малое усилие утомило ее.

Она была не в небесной башне. Здесь были каменные стены, тусклый свет пробивался в узкую щель в стене. Она была в Большом Замке, из которого перебралась во сне в свой родной Ти-Кри. Но хорошо ли она поработала там?

Сейчас она слишком устала, чтобы связно думать. Обрывки всего того, что она видела и делала с тех пор, как впервые проснулась в этом Ти-Кри, проплывали в ее мозгу, не складываясь в конкретный узор.

Возник мысленный образ Хаверела, каким она его видела в последний раз, когда они шли к космическому кораблю. Она вспомнила угрозу капитана, от которой Верховная Королева отмахнулась. Если Тамисан и вправду сломала замок Каса, закрепивший их здесь, то этой угрозы можно было бы избежать. Но теперь в Тамисан совсем не оставалось сил. Она пыталась вспомнить формулу пробуждения и почувствовала удар холодного страха, когда память подвела ее. Она не может сделать этого сейчас: нужно время, чтобы отдохнули тело и разум. Теперь она почувствовала мучительные голод и жажду. Неужели они оставят меня здесь без пищи?

Тамисан прислушалась, затем чуть-чуть повернула голову.

Она была не одна.

Кас!

Значит, ей удалось притянуть за собой Каса? Если так, то у него не было аналога в этом мире, и он все еще в собственном обличье?

Однако у нее не было времени изучить эту возможность, так как раздался громкий скрип, и линия света отметила открытую дверь. Там, освещенный факелом, стоял тот же офицер, что привел ее сюда. Опираясь на руки, Тамисан стала подниматься, и в то же время из дальнего угла послышался крик. Кто-то зашевелился там, поднял голову, и показалось лицо, которое она видела в небесной башне. Это был Кас в его истинном теле. Он покачивался, а офицер и стражник смотрели на него, не веря своим глазам.

Губы Каса оттянулись в странном оскале, ничем не напоминая улыбку. В его руке был маленький лазерный пистолет, и Тамисан не двинулась, хотя он собирался сжечь ее. В эту минуту она была так уверена в этом, что даже не испытала страха и только ждала.

Но его оружие было нацелено не на нее, а на дверь. Офицер и стражник упали. Держась одной рукой за стену, Кас брел к Тамисан. Он отошел от стены, переложил лазер в левую руку, а правой вцепился в ее плечо.

– Вставай! – с трудом выговорил он, словно был таким же обессиленным, как и она. – Не знаю, как, почему и что…

Факел, выпавший из обуглившейся руки стражника, давал тусклый свет. Кас повернул Тамисан, чтобы увидеть ее лицо. Он так напряженно смотрел на нее, как будто сила его взгляда могла снять с нее нечто, маскирующее тело, и показать прежнюю Тамисан.

– Ты – Тамисан! Иначе не может быть! Не знаю, как ты это сделала, дьяволица! – Он со злобой затряс ее, так что она больно ударилась о стену. – Где он?

Но из ее пересохшего горла вырвался только хриплый звук.

– Ладно, не важно! – Кас теперь, стоял тверже, голос его стал более сильным. – Где бы он ни был, я его найду. И тебя не отпущу, чертово отродье, потому что ты – мой путь назад. А что касается лорда Старекса, то здесь ему не будет ни стражников, ни щитов. Наверное, это лучшая возможность. Ну, отвечай, что это за место? – И он ударил ее ладонью по лицу. Ее голова опять ударилась о стену, так что край ее короны Уст врезался в кожу. Тамисан вскрикнула от боли.

– Говори! Что это за место?

– Большой Замок Ти-Кри, – прохрипела она.

– Что ты делаешь в этой норе?

– Я пленница Верховной Королевы.

– Пленница? Что ты имеешь в виду? Ты же мастер снов, и это твой сон. Так почему же ты пленница?

Тамисан была так потрясена, что не могла подобрать слова. Она смутно подумала, что Кас ни в коем случае не поверит тому ее объяснению, какое она давала Старексу.

– Не… полностью… сон, – выдавила она.

Он, казалось, не удивился.

– Значит, контроль имеет такое свойство – внушать чувство реальности. – Он впился в нее взглядом. – Ты не можешь управлять этим сном, так? И тут судьба благоприятствует мне. Где Старекс?

Тамисан рада была ответить правду, поскольку ей казалось, что она не сумеет убедительно солгать.

– Не знаю.

– Но он где-нибудь в этом сне?

– Да.

– Тогда ты найдешь его для меня, Тамисан, и быстро. Нам надо обыскать этот Большой Замок?

– В последний раз я видела его не здесь.

Она боялась повернуть глаза к двери, к тому, что лежало там. Но Кас толкнул ее вперед, и ее чуть не вырвало. Она не знала, смогут ли они выйти в городок, окружавший Большой Замок. Те, кто привел ее сюда, не пошли к центру башни, а повернули от первых ворот и спускались по длинным пролетам лестниц. Она сомневалась, что они выйдут отсюда так же легко, как предполагал Кас.

– Пошли. – Он потащил ее вперед, оттолкнув ногой лежащих в дверях. Тамисан зажмурилась, но запах смерти был так силен, что она прижалась к стене, затем зашаталась и устояла только потому, что Кас держал ее.

Дважды она смотрела остекленевшим взглядом, как он сжигал противников. Ему помогала удача и неожиданность. Так они дошли до лестницы и начали подниматься. Тамисан держалась только надеждой. Теперь ее силы в какой-то мере вернулись, и она уже не боялась упасть, если Кас выпустит ее. Когда они наконец вышли на воздух и ветер развеял острый и сырой запах подземелья, Тамисан почувствовала себя чистой и обновленной и смогла думать более ясно.

Кас тащил ее вовсе не из-за ее слабости, которую он считал притворной. Его оружие, чуждое этому миру и, однако, столь эффективное, вполне могло пробить им путь к Старексу. Но это не значило, что, когда они доберутся до него, она станет повиноваться Касу. Она чувствовала, что Кас, очутившись лицом к лицу со своим лордом, потеряет свою уверенность в успехе.

Их остановил не вездесущий стражник, а массивные ворота. Кас, осмотрев засов, засмеялся, поднял лазер и направил тонкий, как игла, луч в нужное место. Откуда-то сверху закричали. Кас спокойно повернул луч к узкой лестнице, ведущей на укрепления, и снова засмеялся, услышав испуганный вопль, затем звук падения тела.

– Пошли. – Кас толкнул плечом ворота, и они открылись неожиданно легко для своего веса. – Так где же Старекс? Если солжешь… – Его улыбка угрожала.

– Там. – Тамисан уверенно показала туда, где факелы ярко освещали корпус приземлившегося космического корабля.


Глава пятая | Опасные сны | Глава седьмая