home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Разгадывая метаисторическую тайну 

Хрущева свергли осенью 1964-го. И было за что, читатель. Однако пришедший ему на смену Леонид Ильич Брежнев (правил в 1964–1982 гг.) оказался по итогам большим злом, чем Хрущев. Да, он остановил сокращение вооруженных сил и огульное разрезание боевых кораблей да самолетов. Но при этом он погасил дерзновенный космический порыв. Брежнев был ставленником проклятого бюрократического аппарата, что хотел сладко жрать, править без напряжений и рывков. И поменьше нести ответственность. А потому страна стала превращаться в застойное болото. Да, при Брежневе громадные средства вкладываются в вооружения. Но при этом военно-промышленный комплекс отделяется от всей остальной страны. Брежневщина кладет руль на гибельный курс: жить за счет продажи нефти и сырья, копировать западные технологии (а не создавать свои), строить свой вариант потребительского общества. Великие идеи при Ленине заменяют на колбасу и шмотки. В итоге же получается: ни колбасы, ни идеи. При Брежневе СССР, словно сговорившись с Америкой, сворачивает с пути космической экспансии (Великий Отказ 1967–1971 гг.). В итоге СССР влетает в кризис 80-х (не экономический, но психоисторический), не справляется с ним и гибнет. Кстати, путинское правление 2000–2008 гг. – ухудшенная копия с брежнев–ского оригинала.

Часто думаю, читатель: а какая судьба ожидала человеческий род, сохрани СССР порыв начала шестидесятых? Кажется, мы с вами разгадаем эту метаисторическую тайну. Ибо, распутав клубок сей тайны, мы с вами поймем, как мы могли победить в первой «холодной войне» и как можем победить сейчас, после крушения Советского Союза.

Вывод первый: если бы СССР сохранил космическую траекторию и не свернул бы с нее, Западу волей-неволей пришлось бы подражать Советскому Союзу. Он просто вынужден был бы тоже разворачивать грандиозные космические программы и все остальное, что им сопутствует. В итоге получился бы мир, разительно отличающийся от нынешнего. Кто правит в сегодняшнем мире? Худшая из элит – финансовая. В нашей реальности с гибелью СССР над миром воцарился самый мерзкий и отвратительный строй – денежно-спекулятивный. Пришло царство господ глобалов, антилюдей. И воют от них не только в нашей несчастной стране, не только в бывшем третьем мире, но и в самих Штатах. Он и их начинает разрушать да проедать.

Директор Института опережающих исследований Юрий Громыко в своем труде «Сценарная паноплия» метко заметил: спекулятивно-финансовый капитал лишь употребляет то, что было создано до него. Ничего нового и грандиозного он породить не может по природе своей. Более того, он проедает созданное прошлыми поколениями и ведет целые страны к гибели и разрушению. Ему глубоко чужды прорывные, эпохальные проекты, открывающие новую эру в истории человечества.

В РФ мы на своей шкуре испытываем все «прелести» такого капитализма. Но и Соединенные Штаты теперь становятся трофеем этого грязного, хищного, густо замешанного на криминале строя. Прничина беды одна: исчез СССР, потенциально мощная альтернативная цивилизация, враждебная антилюдям. У США исчез сильный конкурент – и они тоже смер–тельно заболели. Ибо соревнование с Советским Союзом оздоравливало американцев, заставляло финансовых спекулянтов умерять аппетиты.

Так вот: сохранив космическую траекторию развития и после свержения Хрущева (повторю – во многом заслуженного), мы делали невозможными глобализацию нынешнего образца, бегство промышленности из стран Запада на Восток, предотвращали нынешнее оскотинивание человечества: превращение его в стадо глупых, сексуально озабоченных существ с хаотическим примитивным мышлением. А власть финансовых магнатов сменялась властью технократов, дерзких творцов нового. Не банкиры и не юристы, а строители и водители звездолетов становились элитой!

Конечно, Союз мог и проиграть такую гонку. В истории нет ничего предопределенного. Но даже если бы мы и продули «холодную войну» в таком виде, то оказывалось, что победившие США – это почти то же самое, что и Советский Союз!

Именно этого смертельно боялись хозяева и тайные властители Запада.

Логика моих рассуждений проста: чтобы выдержать космическое соревнование с Красной империей Серпа и Молота в 1970-е и 1980-е годы, Соединенным Штатам пришлось бы бросать гигантские ресурсы на аэрокосмические программы. Поскольку они тесно взаимосвязаны и требуют безупречной увязки плюс отменное планирование, то в США рождалась бы плановая экономика. Для обеспечения же ее ресурсами и средствами пришлось бы вводить социализм, прижимать частный капитал. Чтобы обеспечить весь этот процесс десятками миллионов классных специалистов, пришлось бы поднимать систему образования и бороться с деградацией людского капитала. Сиречь давить наркоманию, феминизм и половых извращенцев. Для поддержания боевого духа нации – применять пропаганду и методы работы с молодежью, очень похожие на гитлеров–ские и сталинские. Не допускать никакой политкорректности засилья негров и многокультурности-мультикультурализма. Ограничивать сверхпотребление богачей и во избежание раскола нации – выравнивать доходы людей, осуществляя грандиозные социальные программы.

Получался бы, знаете ли, такой антисоветский и анти–русский… но социализм. С американским лицом и под звездно-полосатым знаменем. Со множеством фашистских и нацист–ских черт. Вполне возможно, с новой американской консти–туцией и переписанным Биллем о правах. То был бы американский тоталитаризм, внешне антикоммунистический и протестантско-религиозный, но по сути…

Развитие космических программ – троянский конь для рыночно-капиталистического строя. Его могильщик. Космические проекты требовали энергетики на новых принципах, убивающей старую, углеводородную. Они требовали развития электроники, нового транспорта, новой медицины, что лечит быстро и кардинально. Новых конструкционных материалов. Новых станков, что обрабатывают материалы быстро и высокоточно, все больше уменьшая потребность в человеческом труде. И так далее – вплоть до роботизированных производственных линий. Словом, космос требовал всего, что уничтожает основу рыночных отношений и всевластия денежных мешков: нехватку благ для всех, необходимости их распределять. И получалось так: волей-неволей в США возникала бы материально-техническая основа для коммунизма. Впрочем, только ли материально-техническая? Ведь для осуществления подобных программ требовалось бы готовить в школах и вузах целые армии разносторонне образованных людей, подражая совет–ским традициям. А они неизбежно создавали бы организационные и информационные технологии, что вели к отступлению рыночных отношений на самые нижние ярусы общества. Гибла власть финансистов и юристов. Не случалось бы уродливого «постиндустриализма».

Есть такая мудрость: «Если хочешь победить дракона, тебе самому придется стать драконом». Чтобы победить СССР, который и после 1967 года сохранил космическую экспансию, Соединенным Штатам тоже пришлось бы стать таким же драконом.

Если вы хотите увидеть будущее в таком варианте, то можно посмотреть фильм великого Терри Гиллиама «Бразилия» ( 1985 г.) или почитать цикл рассказов и повестей Роберта Хайн–лайна «История будущего» (конец 1940-х и начало 1950-х годов). Там вы увидите Америку космическую, осваивающую иные планеты, невероятно развитую научно-технически – но при этом тоталитарную. У Хайнлайна это – религиозная диктатура, теократия. У Гиллиама – продолженные во времени пятидесятые годы. Со всевластием государственного аппарата и спецслужб, с подавлением инакомыслия, с архитектурой зданий, напоминающих гитлеровскую Рейхсканцелярию, московскую Библиотеку имени Ленина и фантазии нацистского архитектора Альберта Шпеера. Те же монументальные лестницы и чаши с факелами по обеим сторонам от них. Те же героические скульптуры и массивные фасады. Хайнлайн и Гиллиам великолепно уловили возможный вариант будущего.

Чтобы не быть голословным, вспомним американские реалии пятидесятых и начала шестидесятых. В тот момент американцы поражены успехами СССР. Они реально боятся распространения коммунизма у себя дома: техношторм в России их впечатляет. Чтобы не проиграть гонки, США вынуждены принимать грандиозные по размаху научно-технические и промышленные программы. Дабы их финансировать и управлять оными, бизнес прижимают налогами, возводят мощный государственный аппарат. Приходится не покладая рук работать по десяткам приоритетных направлений, начинать «битву за Луну». Столкнувшись с успехами СССР, американцы вдруг осознают, что их система образования плоха, что она уступает русско-советской. Что их образование – это отделение врожденно одаренных от массы тех, кому суждено быть быдлом. Отделение платежеспособных от бедных. В англосаксонских традициях же богатый считается богоизбранным, одаренным.

Теперь же, конкурируя с русскими, приходится за государственный счет, вполне по-советски, искать талантливых и способных ребят во всех слоях общества и учить их. Возникает массовый средний класс: высокооплачиваемых работников, порожденных именно государственными программами. Как вы знаете, читатель, американцам приходится создать DARPA (благодаря коему потом возникнут персональный компьютер, «Уиндоуз», мобильная связь и Интернет). Чтобы отражать угрозу распространения коммунизма, укрепляются и расширяются спецслужбы, что начинают регулировать и внутриамериканскую жизнь. Все шире применялся инструмент политических убийств, устранения неугодных.

В то же время стали все громче звучать голоса своих, американских интеллектуалов о том, что развитие компьютерной техники, программного обеспечения, организационных технологий и коммуникаций может привести к созданию общества без привычного рынка и денег, с новым качеством управления экономикой. Что скоро появится класс интеллектуалов-управленцев и исследователей, что потеснит старые элиты: финансовую, владельцев больших пакетов акций, военных и политиков. В самом деле, на космических кораблях мыслилось вполне коммунистическое устройство жизни. Там были не нужны ни деньги, ни банки, ни биржи.

Дело стало принимать поворот, весьма неприятный для старого правящего истеблишмента. Старые капиталистические тузы увидели, что к власти в Соединенных Штатах в случае продолжения космического соревнования с СССР придут совсем новые люди и иные классы. Да и умножающийся средний класс из ученых, инженеров, техников и высококвалифицированных рабочих, что складывался вокруг государственных мегапроектов, неминуемо потребовал бы своей доли власти. Особенно кривил рожу финансовый капитал, англосаксонский и еврейский. Перетекание новейших технологий из космической сферы в гражданские отрасли грозило исчезновением целых отраслей старой промышленности, пересмотром «табеля о рангах» в элите Запада.

Становился очевидным простой факт: космические программы требуют того, чтобы в них вкладывали деньги на десятилетия вперед. Приходилось надолго забывать об окупаемости таких инвестиций. А это противоречит сердцевинным интересам денежно-рыночного строя, «генокоду» капитализма. И здесь СССР, способный плевать на сиюминутную выгоду в политике своих инвестиций, начинал обыгрывать американцев. Ведь у них, как ни крути, господствовал все тот же капитализм. Необходимость осуществлять долгосрочные программы вступала в противоречие с природой капитализма, порождала напряженность в американском обществе. В конце концов, это грозило новой революцией: переходом власти из лап финансового капитала в руки продвинутых военных, офицеров спецслужб, технократов новой волны и интеллектуалов.

А между тем в Америке начался еще один процесс – начало работ над овладением психотехнологиями. Некая фашизация. Впрочем, интересующийся читатель давным-давно, поди, слышал о работах над человеческим сознанием, что финансировались ЦРУ и Пентагоном в сороковые-пятидесятые и даже в начале 1960-х годов: об «МК-Ультра», «Артишоке» и других. На моей памяти, СМИ обращались к этой теме несколько раз: в первые годы XXI века, в либеральные 1990-е годы, а самые ранние мои воспоминания – это разоблачительные статьи в советских журналах в семидесятые годы. В те же годы в букинистических лавках я покупал научно-популярные издания шестидесятых годов, и там тоже были первые статьи-обличения. Даже со схемами и фотографиями некоторых опытов.

Итак, в пятидесятые годы американская наука при поддержке военных и спецслужб занялась рискованными, смелыми и жестокими опытами с психикой человека. В ход шло все: боль, власть и унижение, страх, секс, наркотики и психотропы. Именно тогда были поставлены классические эксперименты. Например, тот, знаменитый, с разделением студентов на заключенных и надзирателей. С чем это можно сравнить? С медицин–скими опытами гитлеровцев в концлагерях. Но если немцы изуверскими методами исследовали тело человека и его физиологию, то американцы – психику. Сейчас это кажется немыслимым, но тогда в мозг некоторым пилотам Стратегической авиации вживлялись электроды, возбуждавшие те или иные области «серого вещества». Так, чтобы летчики, уходя на ядерные бомбардировки, испытывали только уверенность в себе, веру в великую Америку и не ведали страха. И тут же велись эксперименты с телепатической передачей посланий из наземного центра в США на атомную подводную лодку, идущую подо льдами в районе Северного полюса. Впрочем, в недавнем бест–селлере Джона Кейза «Синдром» есть пассаж, вложенный в уста одного из бывших участников этих сверхсекретных программ:

«…Они могли стать очередным прорывом. Может, и стали бы. Мы считали, что блага от выхода человека в открытый космос и высадки на Луну покажутся пустяками в сравнении с тем, что мы бы открыли вот здесь. – Он постучал себя по голове… – Мы называли это „внутренним космосом“…

…Шапиро поведал гнусную историю программы по исследованию «управления сознанием».

– Большинство считало ее ответом на то, что коммунисты делали в Центральной Европе и Корее. Помните, они провели показательный процесс с участием одного польского священника? Тогда еще много болтали о «промывании мозгов»? По правде говоря, программа началась задолго до этого…

Программа началась в Европе, во время Второй мировой, когда Управление стратегических служб искало «сыворотку правды» – наркотик, который можно использовать на допросах…

…В послевоенные годы проект расширился – стали поступать деньги из недавно созданного ЦРУ. К 1955 году проводилось уже 125 экспериментальных программ в лучших университетах страны и кое-каких тюрьмах. Отдельно велись исследования в учреждениях для душевнобольных и над «неподозревающими добровольцами»…

…Мы устанавливали скрытые камеры в публичных домах, пробовали препараты на отбросах общества без их ведома… Использовали для своих целей наркоманов, гомосексуалистов, коммунистов, извращенцев и всякое хулиганье…

…В условиях «вечной мерзлоты» «холодной войны» всех девиантных личностей считали законной добычей спецслужб. Нам не требовалось официального разрешения, потому что исследования засекретили. Они проводились в интересах национальной безопасности, и, значит, на них не распространялись обычные ограничения.

…«Холодная война» велась не только на внешнем фронте, но и на внутреннем. Это была война за «Американский путь», который, могу вас заверить, не включал в себя в те времена ни геев, ни психов, ни наркоманов. Их легко отдавали на расправу.

…Мы изучали гипноз, телепатию и управление психикой. Еще, пожалуй, назову дистанционное наблюдение. Занимались и психологической обработкой объектов с использованием условных рефлексов: унижения и боли…»

Да, читатель, в пору космической гонки между СССР и США творилось именно такое. Велись опыты по переписыванию человеческой личности. Чего стоят только опыты по «сенсорной депривации»: это когда человека, в специальном костюме и в очках на глазах, помещают в ванну-ящик, где плещется соленая вода с температурой тела. Человек не чувствует никакого прикосновения, ни дуновения воздуха, ни вспышки света. Питание идет по шлангам – внутривенно. В таких условиях человек постепенно чувствовал, будто тело его растворяется и от него остается лишь один мозг. И вот тут личность размягчается – и ее можно перепрограммировать как угодно.

Особенно с использованием наркотиков, гипноза, видеоинформации и звуковых внушений. Можно внушить человеку, что он не Джон Смит, каковым был до депривации, а Смит Джонс. Внушить ему ложные воспоминания о прошлом. Можно внушить ему (с красочными образами и ощущениями), что он побывал на борту «летающей тарелки». И так далее. Вплоть до того, что вложить в одного человека и три личности – как куклы-матрешки. Особенно интересовались такими работами американские спецслужбы 1950-х годов:

«…Идея заключалась в том, чтобы создать агентов с контролируемым поведением, готовых идти на задание, даже если его исход противоречит инстинкту самосохранения. …Агентам внушали не бояться смерти. …Выживание агента не являлось для нас решающим фактором. Если агент выживает и пойман, то возникают проблемы.

…Вот поэтому мы довольно активно разрабатывали способы создания особых агентов…

– Вы сводили их с ума?

– …Нет. Если бы мы сводили их с ума, они бы оказались не в состоянии функционировать. Мы потратили годы и довольно крупные суммы денег на изучение дифферентной амнезии и способов расщепления личности. И в конце концов нашли оптимальное решение: воспоминания-ширмы. Впрочем, даже с ними возникали проблемы. У агентов наблюдалась тенденция к дестабилизации личности, и поэтому требовался психотерапевт, осуществлявший постоянную подпитку информацией…

– Что такое «воспоминание-ширма»?

– Это ложные воспоминания, смехотворные уже в своей основе. Любой, кто настаивает на их истинности, сам себя дискредитирует…

– Вы не могли бы пояснить на примере?

– Меня похитили пришельцы и отвезли на подземную базу в Антарктике…»

Человека с искусственными воспоминаниями можно было послать для убийства того или иного деятеля. Даже если такой «биоробот» окажется пойманным, следователи ничего не смогут добиться. Они никогда не узнают, кто послал на задание этого камикадзе с измененной психикой.

Таким образом, в США рождался, с одной стороны, психофашизм. Изощренные психотехнологии для управления людьми. С другой стороны, ученые получали ключи к раскрытию колоссальных, фантастических возможностей человеческой психики. А это – путь к созданию уже сверхчеловека, мага.

Как видишь, читатель, продолжение космической гонки, начатой с запуска первого советского спутника в 1957-м, вело к созданию цивилизации со звездолетами, мощными и компактными источниками энергии, со сверхлюдьми-магами. Причем не только у русских, но и у американцев. Однако все это в корне противоречило основам власти финансовых воротил Америки. Это их в конце концов уничтожало и вело к возникновению совершенно иных США. Больше похожих на СССР.

И тогда американская элита совершает беспрецедентно сложную и опасную, но в финале – успешную операцию. Она понимает: движение мира по траектории космической экспансии для нее смертельно. Стало быть, нужно заставить и США, и СССР отказаться от такой модели развития. А технологическое развитие – видоизменить и направить

С Америкой было проще. Президент Джон Фицджеральд Кеннеди, олицетворявший космическую траекторию развития, был убит в 1963 году. В США произошел государственный переворот. Ведь Кеннеди хотел соревнования с СССР именно в космосе, не желал ввязывать Америку во Вьетнамскую войну и другие военные конфликты. Он звал к новому технологическому прорыву. Призывал все внимание и силы отдать полету на Луну.

Кеннеди убили. А США ввязали во Вьетнамскую войну (1964–1975 гг.), что скурвила военно-промышленный комплекс: он ценой позорного поражения сказочно обогатился на военных заказах. Одновременно происходит отказ от космических амбициозных программ. Судя по всему, американцы в 1969–1972 годах сажают на Луну именно возвращаемые автоматы без экипажей, а сцены высадки снимают в киношных павильонах. Цель: внушить всему миру, что они опередили русских с высадкой на Луну. А когда цель достигнута, США отказываются от марсианского продолжения. Одновременно проводится рискованная операция по изменению цивилизационного кода США, по убийству «старой доброй Америки» 1930–1050-х годов – она начинается с «революции ревущих 1960-х» (Мы с С. Кугушевым описали это в книге «Третий проект. Спецназ Всевышнего»).

В 1972 году финансовая камарилья свергает президента США Ричарда Никсона. Тот пытался установить диктатуру «имперского президентства». Диктатуру, что стремилась сохранить старые американские ценности, силу в политике и космический вариант развития страны.

В этот момент победа СССР заключается в том, чтобы самостоятельно продолжить космическую гонку. Породить фантастические технологии и сверхчеловека. Разоблачить янки с лунной аферой и готовиться к экспедиции на Марс. И к созданию лунного комплекса (исследовательская станция на поверхности Луны, базовая орбитальная станция на ее орбите, корабль для перелета между окололунной и околоземной орбитой, взлетно-посадочный комплекс). И как бы мы ни ненавидели Хрущева, следует признать: он бы такого шанса не упустил.

Но советские верхи при Брежневе предают страну. Они признают «лунную победу» США и отказываются от экспедиции на Марс в начале 1970-х. Они в тот же момент делают ставку на жизнь за счет добычи и продажи на Запад сырой нефти и газа. Они толкают страну на путь разложения, деморализации и гибели. Что, в общем, и случилось.

В Соединенных Штатах научно-техническое развитие искривляется и вводится в русло, безопасное для финансово-спекулятивной элиты, «элиты банка и телевизора». Последним президентом, каковой попытался сохранить космическую траекторию развития, стал Ричард Никсон. Но его свергли в 1972-м. В США останавливается развитие в энергетике, но ускоряется в области информационных технологий, телекоммуникаций, финансовых спекуляций и технологий манипуляции сознанием. Гипертрофируется сфера вооружений: делается все, чтобы они становились как можно дороже – и разорительнее для русских. Космические программы делаются скучными и сугубо утилитарными – за небольшим исключением (программы «Викинг», «Пионер» и «Вояджер»). И почти то же самое происходит в СССР! Аналогом американским финансистам и «мозгокрутам» у нас оказалась закосневшая партийная бюрократия. Она отказывается от творчества, от поиска новых технологических и социальных новаций и заменяет все примитивной торговлей нефтью. «Антикосмические» силы в Америке и России, кажется, сговорились, и обе устроили перевороты: в 1963-м – в Соединенных Штатах, в 1964-м – в Советском Союзе. Мечта о космосе заменяется идеалами потребительского счастья.

Когда в СССР происходит этот психоисторический слом, это предопределяет наше поражение в «холодной войне». При всем желании Союз не мог дать своим гражданам столько же вещей и лакомств, сколько Запад: ибо последний был и людней, и богаче. Советская верхушка не хочет понять: если ты сделаешь квантовый компьютер или многоразовый аэрокосмолет, то от продажи оных на мировом рынке ты сможешь получить миллионы стиральных машин, коими можно завалить страну. Что космическая траектория развития и есть путь к полному изобилию.

В 70-е и даже еще в начале 80-х годов советская правящая верхушка играет с американской в совместную игру «Управление планетой». Или думает, будто играет. Но получается, как в известной сказке: дурному медведю – несъедобные вершки, умному крестьянину – сладкие корешки. США покровительствуют богатым странам: арабским государствам Персидского залива, Западной «старой» Европе, Японии. СССР в союзники и клиенты достается нищая, сосущая из нас соки шваль: негритянские «государства» Африки, Эфиопия, Южный Йемен и т. д. Вместо того чтобы профинансировать свою марсианскую экспедицию, Москва выкидывает, по сути дела, те же силы и средства на помощь совершенно конченым, неплатежеспособным странам.

Надо отдать должное нашему противнику: он использовал все возможные рычаги, чтобы сбить русских с космической траектории развития. Ведь если бы этого не удалось добиться, отказ США от космической экспансии становился бессмысленным и смертельно опасным для них самих. Сохрани Советский Союз прежний вектор движения, и они вынуждены были бы следовать за нами. В ход пошли новомодные теории, коими заражали умы советского истеблишмента и столичных интеллектуалов, фильмы, поп-культура, мода. Космический отказ плюс дурная политика и идиотская гонка вооружения – и вот СССР входит в кризис 1980-х. Цены на нефть падают, и…

Единственным шансом спасти страну и победить в «холодной войне» для нас был решительный, а кое в чем и жестокий переход на космическую траекторию развития страны. Решительный отказ от навязанной врагом игры – и начало своей. Что, собственно, и делает придуманный нами Верховный, что приходит к власти в 1985-м вместо Горбачева. Ради такого перехода он начинает и выигрывает «нефтяной блицкриг» против Саудовского королевства.

Не совершив подобного, Красная империя пала. Ее падение отлилось в огромные человеческие жертвы и всяческие потери для русских.

Враг восторжествовал. Финансовая элита и «мозгокруты», сложившись в Античеловечество, в господ Глобалов, не только уничтожили СССР – они не дали и в Америке появиться такому строю, что уничтожал не только их власть, но и их самих. Как класс.

Ну, а дальше, читатель, пришел тот самый мир «постиндустриализма» и глобализации, где мы с вами очутились. Мир подлости. Мир психопатический и надломленный. В нем победители повели себя как высшая раса, как каста патрициев. Они вынесли промышленность в Китай и другие «удобные страны». Они в 90-е годы повели себя так, будто азиаты будут вечно на них горбатиться. Вечно останутся покорными. Потребитель–ская психология оказалась доведенной до предела, до абсурда.

Победители СССР (и палачи космической траектории развития всего мира) повели себя так, будто они уже обладают технологиями превращения себя в сверхлюдей, а нищих масс – в биороботов. Так, будто у них уже есть высочайшие нанотехнологии, что позволяют делать все из грязи, песка и воды. Будто у них под парами стоят звездолеты, чтобы в случае чего улететь на инопланетные колонии. Будто уже есть источники неисчерпаемой энергии, независимой от нефти и газа.[11]

Только всего этого не было. Да и быть не могло, ведь пресекли же космическую тенденцию развития, что и могла породить подобные чудеса. А сам финансовый капитал, как мы знаем, может лишь до бесконечности эксплуатировать то, что создано до него. Вот он и эксплуатировал, насколько можно, все то, что было порождено государственными (а не рыночными) программами правительства США в 1950–1980-е годы. Победоносная Америка и Античеловечество очень сильно напомнили римлян времен Цицерона. Если вы поглядите на Древний Рим первого века до новой эры, то увидите, что все силы и время римской элиты уходили на бесконечные интриги, борьбу за власть, политические речи, заговоры и войны. Помпей – против Красса, Цезарь – против Помпея. И так далее. Ну, еще на безудержные спекуляции с землей, финансовые махинации. А на фоне этой бурной деятельности – почти остановившийся технический прогресс. Почему? Потому что рабский труд остановил развитие. Так же, как сделала сие нынешняя глобализация, предоставившая касте господ-финансистов сотни миллионов азиатских полурабов. Расплата пришла быстро: теперь даже богатая Америка испытывает трудности при поиске работников космической индустрии. Не хотят американцы упорно учиться, осваивать сложнейшие профессии и получать, в общем-то, скромную зарплату. Нет – все тянутся к высшей касте финансистов и юристов, норовят ей подражать. Все хотят к тридцати годам стать миллионерами, обзаведясь яхтами, островами и личными «лирджетами». Зачем ковыряться в каких-то космических аппаратах, когда можно спекулировать на бирже или вчинять иски крупным корпорациям за нарушение прав потребителей?

И обратите внимание: с 1988 года, когда Союз уже терпел крушение, начался золотой век для геев (и просто педерастов), лесбиянок, наркоманов, негров, феминисток и прочих либералов. Век Политкорректности. Делалось все, чтобы никогда не возникла Америка пятидесятых – суровая, волевая, устремленная в космос, нетерпимая к вырожденцам. Чтобы не возродился космический СССР.

Ну, долго сей бардак продолжаться не мог. Господство финансистов (и юристов, и мастеров манипуляции сознанием) истощило США. Затрещала долларовая система. Теперь она медленно, но верно падает. США столкнулись с проблемой вымирания белого населения, с проблемой падения качества образования. Экономически их все больше теснят китайцы и европейцы, да и Индия тоже заявляет права на место сверхдержавы. Америку все чаще теснят и на мировой политической арене.

Катастрофа 2005 года (прорыв дамбы во время урагана) в Новом Орлеане показала, что общество США чересчур расслоилось и раскололось по имущественному принципу. Что в стране возник целый внутренний третий мир нищеты и озлобленности. И что инфраструктура США износилась. Годы господства ультралиберализма, мании «сокращенного государства» и погони за скорыми прибылями дали о себе знать. Инфраструктурный кризис наметился в Америке. Еще в 2001 году Американское общество инженеров в своем сенсационном докладе сообщило: инфрастуктура Соединенных Штатов (дороги, мосты, городской транспорт, авиация, школы, водоснабжение, канализация, дамбы, утилизация отходов, водный транспорт) обветшали до опасной степени. И сюда придется вложить 3,13 триллиона долларов. Например, изношено 75 процентов инфраструктуры средних школ, 54 тысячи систем водоснабжения городов устарели, большая часть из 16 тысяч канализационных систем США близка к выходу из строя. Нехватка финансирования канализации составляет до 12 миллиардов долл. в год. 2100 дамб Америки в 2001 году считались небезопасными, и этот вывод, увы, подтвердился в ходе Нью-Орлеанского «потопа». Энергетика? С 1990 года усиливается дефицит мощностей. Ежегодный ввод их в строй не превышает 7 тыс. мегаватт, тогда как нужно не менее 10 тысяч.

Таковы плоды господства финансовой, «антикосмической», «постиндустриальной» элиты. Таковы последствия чрезмерного увлечения информационными технологиями в ущерб технологиям чисто физическим. Таков развал, что шел под разглагольствования американских интеллектуалов об «отмирании государства в новой эпохе», о «необходимости снижения вложений государства в экономику». Да, не забудем и об опасном разрыве в настроениях правящего в США истеблишмента и собственно американского народа. Такой видный социолог, как Самюэль Хантингтон, в недавней книги «Кто мы?» указывает на еще одну «мину» под Соединенными Штатами. Так, правящая клика финансистов, юристов и хозяев СМИ выступает за политкорректность, за углубление глобализации, за снятие всяческих барьеров на пути движения людей, товаров и капиталов. А основная масса граждан Штатов – категорически против всего этого! Они – за укрепление государства, патриотизм и протекционизм, против разрушительного роста влияния всяческих меньшинств и против наплыва иммигрантов.

У американцев есть один выход для того, чтобы выстоять и сохранить статус великой державы: снова вступить на путь грандиозных космических программ. Администрация Буша-юниора (2000–2008 гг.) совершила первые шаги на сем пути, объявив амбициозные планы милитаризации космоса и марсианских экспедиций. Теперь Америка лихорадочно пытается развернуть программы новой космической экспансии, новых научно-технических прорывов. Ну, а все остальное, как мы знаем по американскому же опыту полувековой давности, прилагается.

Однако для сворачивания на подобный путь потребуется, по сути, новая американская революция. Отстранение от власти старой денежной «аристократии» и переход власти к более динамичным и технократическим людям.

Грядет большой мировой кризис. Чтобы в нем не погибнуть и подняться, русским снова нужно рваться в космос…


Победа без горячей войны: видение из начала 60-х  | Крещение огнем. Алтарь победы | Революция как эликсир силы