home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Чтобы изменять реальность, сначала нужно изменить себя 

К сожалению, СССР погиб, мощная система поддержки психологических исследований рухнула. Но может ли страна обойтись без развития психотехнологий?

– Сегодня именно неразвитость сознания политической элиты начинает тормозить развитие общества, государства, науки и технологий. Словом, всё. Острый системный кризис, замаячивший на горизонте, – следствие неспособности управлять социальными и культурными процессами. Люди, стоящие у власти в государствах и корпорациях, зачастую просто не понимают происходящего. А почему? Они видят искаженную картину мира, у них нет объемного сознания, их никто не готовит к восприятию реалий современного мира. Люди смотрят на вещи со своей точки зрения. Чем дальше явление от привычных схем, тем больше перспективные искажения. То, что дальше, представляется маленьким и незначительным, а то, что ближе, – большим и важным. Помните детскую сказку про щенка Тюпку, что узрел вдалеке быка и помчался его загрызать, потому что издали бык казался ему размером с жука? А потом в страхе рванул наутек? К сожалению, примерно так и поступают люди, ограниченные своей точкой зрения. А это люди, часто наделенные властью. Их никто не учит тому, что «плоское», необъемное восприятие – источник ошибок и причина того, что люди не воспринимают и не понимают подчас критические, опасные процессы. Глупость и невежественность элит – вот главная угроза современности. А преодоление глупости и невежественности возможно лишь при признании психотехнологий неотъемлемым компонентом современной жизни.

Действительно, подобные явления известны нам по истории Второй мировой. Почему немцам вначале удавались такие победы над французскими, британскими и советскими генералами? Потому что гитлеровцы поступали вопреки всем сложившимся о войне представлениям. Бросали танки в прорыв через Арденны, считавшиеся непроходимыми для тяжелой техники, отправляли конвои с войсками по морю, где господствовал английский флот. И им удавалось, поскольку противостоящие им генералы даже получая в руки данные разведки, отказывались в них верить, словно слепли.

Или взять пример с нашими государственными чиновниками. Угрозы и проблемы, о которых эксперты и аналитики говорили еще в середине 90-х годов, они замечают лишь сейчас, с запозданием на много лет. Слишком часто в разговорах с чиновниками приходится разжевывать элементарные вещи…

– Верно. К сожалению, государственная система разбита на секторы, причем не секторы ответственности, а секторы интересов. У элиты нет объемного видения реальности. Казалось бы, люди у рычагов руководства должны быть более гибкими и смелыми по сравнению с подвластными, а выходит как раз наоборот – наверх пробиваются самые осторожные и конформные. Подобное явление наблюдается часто, хотя и не всегда, но в наши времена оно стало критически выпуклым, вопиющим.

Значит, одно из условий возрождения нашей страны – обретение властью того самого объемного восприятия, гибкости и смелости? Вспоминаю пример, приведенный в докладе выходцем из знаменитого Московского методологического кружка, Е. Малиновским: успех большевиков в Гражданской войне. Они не обладали военно-технологическим превосходством над белыми, у них были все те же пулеметы, винтовки и паровозы. Зато они действовали вопреки всем тогдашним стереотипам, потому что несли в себе иной тип сознания, иной опыт и знания…

– Действительно, большевики смогли выйти за рамки, казавшиеся всем нерушимыми. Для достижения цели они смогли применить и крайнюю жестокость (институт заложников и массовые расстрелы), и воздействие на самые высокие, «благородные» слои сознания за счет расчетливой пропаганды. Но они действительно сумели увлечь своих бойцов мечтой о будущем мире справедливости, пробуждали героизм и самоотверженность – вспомним хоть уходивших на фронт добровольцами рабочих, хоть субботники.

Не хотел бы, чтобы читатель понял все так, будто мы призываем к повторению тех же практик. Важнее другое: умение быть гибким и смелым. Получать превосходство над врагами и конкурентами на уровне сознания. Уметь видеть реальность объемно. Прежде чем изменить реальность, в которой наша страна потерпела поражение и прошла сквозь тяжелейший кризис, нужно сначала изменить наше сознание. Вот на что нацелена психонетика.

А откуда взялся сам термин?

– Он введен в научный оборот одним из ведущих японских предпринимателей, создателем огромного концерна «Омрон» Татеиси Кадзума в 1970 году на конференции футурологов в Киото. В то время японцы разделяли старую марксистскую иллюзию о том, что есть четкие законы, предопределяющие развитие социальных структур и технологий. Кадзума полагал, что за эрой информационных технологий последует эра бионики – биотехнологий, а затем и эра психотехнологий – психонетика.

И впереди – время психотехнологий?

– Об эре психотехнологий сейчас говорят многие, но нужно четко осознать, что это такое и как можно психотехнологический мир построить. Термин «психотехнологии» подвергся той же инфляции, что и другие слова с напряженным смыслом, как, например, «экстремальное», под которым начинают понимать не те ситуации, в которых гибнет не менее 5 процентов личного состава, а состояние студента перед экзаменом. Мы понимаем под психотехнологиями методы обнаружения и использования зон сознания, которые могут быть развернуты в новые технологии. Причем в технологии самые что ни на есть «железные» – в виде новых машин, систем связи, энергетических установок и т. п. Ведь все великие технологические революции начинаются с революции в психике.


Когда мы готовились к космическим сражениям…  | Крещение огнем. Алтарь победы | «Безумцы» как основа нового технологического рывка