home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Русские скандинавы

Скандинавы, в основном шведы и датчане, окультуривали русскую действительность, начиная с 737 года. Сначала торговцы, сопровождаемые вооруженными людьми, осваивали торговый путь с севера на юг и обратно. В местах остановок вдоль этого пути (на расстоянии дневного перехода) сами собою образовывались города и поселки. Человеку свойственно искать, где лучше; конечно, местное население сбегалось туда, где можно было сбыть свою сельхозпродукцию и приобрести орудия труда и прочий товар.

Со временем политическая власть бургомистров таких городов стала распространяться на более обширные территории; а когда интересы северных торговцев перехлестнулись с интересами южных торговцев (коими были разноплеменные венгры), начались проблемы. В противовес влиянию венгеро-хазарского каганата скандинавы создали в Киеве свой собственный, Русский каганат; однако венграм это не понравилось. Ведь они привыкли иметь дело с родовыми верхушками патриархальных племен, и торговый конкурент в виде мощного государства был им не нужен.

Из-за суровости скандинавского климата и природных условий человек мог там обеспечить свое существование, прикладывая значительно больше усилий, нежели житель более благоприятных широт с плодородной землей, а это, конечно, развивало изобретательность для решения проблем. При переизбытке населения на полуострове часть его не находила ничего лучшего, кроме эмиграции.

В V и VI веках скандинавы широко исследовали южный и восточный берега Балтийского моря; часть из них расселилась в устье Западной Двины. В VII веке короли южной Швеции уже имели заморские владения в Курляндии, а к началу VIII века Ливония и Эстония являлись частью владений Ивара, короля южной Швеции и Дании.

Скандинавия богата железом и древесиной, поэтому ее жители имели более чем достаточное количество материалов, необходимых для ковки оружия и строительства кораблей. Сначала строились небольшие ладьи, но в девятом веке появились крупные суда, лучше оснащенные для долгих плаваний, так называемые koggi (кох в северорусском диалекте); строили их во Фрисланде. Шведские корабли раннего типа представляли собой открытые весельные ладьи, на которые ставился и парус; нос и корма значительно возвышались над серединой корабля, носовой и кормовой штевни были подняты особенно высоко. Судно вождя часто украшалось резьбой, а носовой штевень имел форму головы дракона.

Упрочив контроль над ливонским побережьем Балтики, скандинавы стали проникать на материк.

Полагают, что красный цвет считался в Европе национальным цветом русских, в летописях суда красного цвета называли судами русов. Однако, кого считал тот или иной летописец русами? В то же время из русских былин известно, что варяжские, скандинавские корабли, построенные на Руси, были тоже покрашены в красный цвет. Понятно, что цвет корабля не дает еще оснований для отождествления их с конкретным этносом, но скандинавские корабли, упомянутые в летописях как красные, могли позже восприниматься как русские.

По мнению Г. В. Вернадского, нет сомнения, что в девятом и десятом веках под именем «русские» (русь, рось) чаще всего подразумевались скандинавы. Свое мнение он иллюстрирует следующим:

Согласно «Бертинским анналам», несколько русских прибыли в Ингельгейм вместе с византийскими посланниками к императору Людовику в 839 году; по их собственным докладам императору, они были шведами. В договор между князем Олегом и Византийской империей от 911 года внесены имена русских посланников; большинство имен явно скандинавские.

Противники норманнской теории первыми привлекли внимание исследователей русской истории к факту экспансии руси на юг задолго до появления Рюрика в Новгороде в 862 году. Да и само название русь может распространяться не только с севера на юг. Если бы это было не так, то нужно было бы доказать сначала, что племя русов возникло где-то в Скандинавии и оттуда пришло в Новгород. В таком случае, это название должно быть упомянуто в скандинавских источниках, а между тем им такое племя не было известно. В скандинавских сагах название Руси (Rysaland) относится к уже организованному русскому государству XI–XII веков, но даже в этом значении оно употреблялось редко, поскольку обычно Русь называлась Gardariki, «страна городов».

Первое войско скандинавов, появившееся в Приазовье в середине восьмого века, вряд ли было многочисленным. Вскоре его часть, видимо, переместилась в Закавказье, и переселялись не семьи, а только воины. Однако, раз уж была обнаружена дорога на юг, новые отряды искателей приключений не замедлили последовать за пионерами. Слухи о богатых странах востока (точнее, юга) должны были быстро распространиться по всей Скандинавии.

Исход варягов из Скандинавии и их натиск на юго-восток стал также результатом внутренних проблем в скандинавских странах. Если король Ивар сумел объединить Южную Швецию и Данию под своим владычеством, то его внуку Харальду пришлось подавлять восстание в Швеции. В конце концов он был разбит шведами при Бравалле, в Восточном Готланде около 770 года. Королевство распалось, и многие сторонники Харальда вынуждены были эмигрировать; некоторые из них перебрались через Балтийское море в Ливонию, откуда пошли дальше на восток и на юг, пользуясь недавно открытым путем в Приазовье.

Народ мореплавателей, они строили корабли в устье Дона и плавали по Азовскому и Черному морям. Феофан Исповедник в своей хронике рассказывает о «русских кораблях» в византийском флоте во время кампании Константина V против булгар (773). Латинский переводчик этой хроники, библиотекарь папы Анастасий (конец IX века), перевел греческое слово ройпа не как «русские», а как «красные», и это, пожалуй, правильно. Итак, впервые название русь получили не земледельцы нашей земли, а воины, выходцы из Скандинавии.

Имя Русь могло возникнуть также от финского Ruotsi, происходящего в свою очередь от шведского roods, гребцы. Умение плавать на судах вообще очень часто становилось отличительным признаком того или иного этноса. Византийцы часто называли пришельцев со стороны северного Причерноморья дромитами потому, что они пользовались легкими и быстрыми судами, дромонами. Адам Бременский называл скандинавских викингов аскоманами от древнескандинавского askr — осина, ясень, лодка. Новгородские ушкуйники XIV века получили свое название от карельского слова ушкуй, большая лодка. И наконец по-эстонски русский — vene, лодка.

В книге Константина Багрянородного «О церемониях» сообщается, что в 903 году семьсот русских на красных судах (да ведь это шведы?) приняли участие в походе на Крит. Некие русские корабли присоединились к византийскому флоту также в походе на Италию в 935 году. Говоря о русских моряках на службе империи, Константин ведет об этом речь, как о само собой разумеющемся; для него в этом не было ничего необычного.


Русь лесная | Другая история Руси. От Европы до Монголии | Русский каганат