home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Многоликий хан монголов

Почти в любой книге по рассматриваемой нами эпохе вы найдете слово исключительный, примененное к монгольским завоеваниям. Никаким образом не могли бы монголы ничего завоевать, но они проявили исключительные качества. Ни на каких лошадях нельзя так быстро покрывать громадные расстояния, а после скачки неизменно побеждать в боях, но монголам исключительно везло. Никакой вождь не смог бы объединить монголов так лихо, что они захватили полпланеты, кроме исключительного вождя — Чингисхана.

Интересно, что «исключительность» монгольской истории на востоке уравновешивается одним подобным чудом на западе: в виде исключения крестоносцы Европы, проводя с конца XI века свой поход на восток, обошли вниманием Россию, если верить традиционной истории.

А Чингисхан действительно исключительная личность. У него не меньше десятка биографий и внешностей!

Монах Рубрук, из книги которого, собственно, и начались все представления о «монголо-татарах», так живописует местные порядки и биографию самого вождя, Чингисхана:

«Всех прорицателей (астрологов) они (монголы) называли хамами. Отсюда и их государи называются хамами, так как в их власти находится управление народом путем предвиденья. И вот в истории Антиохии мы читаем, что Турки послали за помощью против Франков к королю Кон-хаму, из страны которого явились все Турки. Этот Кон был Кара-катаец. Кара значит то же, что „черный“, а Катай название народа, откуда Каратай значит то же, что — Черный Катай (а не черногорец ли?). И это говорят для различения их от Катаев, живущих на востоке у моря. Черные Катаи жили на неких горах, через которые я переправлялся, а на одной равнине между этих гор жил некий несторианский пастор (pastor, конечно, в смысле духовного руководителя, а не пастуха рогатого скота), человек могущественный и владычествующий над народом, именуемым Найман. (Неманями во времена Рубрука называлась династия сербских королей, принадлежавших к христианам-несторианцам.)

…По смерти Кон-хама некий несторианец превознес себя в короли, и несториане называли его королем Иоанном, говоря о нем вдесятеро больше, чем согласно было с истиной… На его пастбищах (пасториях) теперь живет Кен-хам, при дворе которого был брат Андрей, и я также проезжал той дорогой при возвращении. У этого Иоанна был брат, также могущественный пастор, по имени Унк (Уник — единый, аналогично именам Секунд, Терций, Квинт). Он жил за горами Кара-катаев, на три недели пути от своего брата. За его пастбищами в расстоянии на 10 и 15 дневных переходов, были пастбища Моалов (монголов). Это были очень бедные люди, без главы и без закона, за исключением веры в колдовство и прорицания, чему преданы все в тех странах (вот эти-то бедняки и держали позже под своим игом половину Евразии и всю Россию!..)

И рядом с Моалами были другие бедняки, по имени Яркары (Jarcari), отожествляемые с тартарами („адскими людьми“ по-гречески). Король Иоанн умер без наследника, и брат его Унк обогатился и приказал именовать себя ханом; крупные и мелкие его стада ходили до пределов Моалов. В то время в народе Моалов был некий ремесленник Хингис (Чингис). Он воровал, что мог, из животных Унк-хана, так что пастыры Унка пожаловались своему господину. Тот собрал войско (войско против скотокрада!) и поехал в землю Моалов, ища самого Хингиса, а тот убежал к Тартарам и там спрятался. Унк, взяв добычу от Моалов и от Тартар, вернулся, а Хингис обратился к Тартарам и Моалам со следующими словами: „Так как у нас нет вождя, наши соседи теснят нас“».

После этого Тартары и Моалы выбрали трусливого вора своим вождем и главою, — вот как легко было тогда сделаться царем!

«Собрав тайком (??!) войско, он ринулся на самого Унка и победил его. Унк убежал в Катайю. Хингис в своих войнах повсюду посылал сначала вперед Тартар, и отсюда распространилось их имя, так как при виде войска Хингиса везде кричали: „Вот идут Тартары!“ Но в недавних частых войнах почти все они были перебиты. Упомянутые Моалы ныне хотят уничтожить и самое это название и возвысить свое. Та земля, в которой они были сперва, и где находится еще двор Хингис-хана, называется Онан-керуле».

Таково описание событий, сделанное монахом Рубруком, который вроде бы сам болтался в тех краях и был очевидцем событий. Реку Онан-керуле ученые считают за реку Онон, приток Амура в Забайкалье, так что, как видим, они верят, что Рубрук знает, о чем говорит, и говорит правду. Но правду ли сообщает монах Рубрук?..

Теперь давайте посмотри, каков Чингисхан с виду.

В «Истории народов восточной и центральной Азии», изданной в Москве в 1986 году, говорится:

«О поздней поре его жизни рассказывали, что Чингисхан в отличие от своих сородичей был высокого роста, крепкого телосложения, с высоким лбом и длинной бородой… Вскоре, по-видимому в 1189 г., на хурултае (съезде родоплеменной знати) старшие сородичи избрали Темучина, к которому к этому времени присоединились многие главы племен и родов со своими людьми, ханом с титулом Чингисхан (буквально океан-хан или величайший хан)».

Похоже, Темучин был европейцем, а «чингисхан» — это титул. Почему же его никто никогда не унаследовал? И как быть с другими рассказами, которые повествуют нам о дедушке Темучина, тоже знаменитом хане? Да и слово «океан» в монгольской речи звучит, согласитесь, немного странно.

В 1829 в Санкт-Петербурге опубликована в переводе с китайского «История первых четырех ханов из дома Чингизов». Опять получается, что Чингис — это родовая фамилия. Но в рукописи ее между тем нет, а действует некий Ди, что по-китайски значит просто «владыка». А имя Темучин неожиданно приобретает конкретный смысл: Тьхе-Му-Чжень, лучшее железо, сталь. История этого «очередного» Чингисхана такова (в изложении китаеведа монаха Иакинфа Бичурина):

«Арун-гова (по-китайски А-Лань-Го-Хо, „Чистая Красавица“), будучи вдовою, однажды ночью видела во сне, будто через верхнее отверстие дома (юрты) вошло к ней белое сияние и превратилось в златообразного, необыкновенного человека, который лег к ней на постель. Чистая Красавица от ужаса пробудилась, и после сего зачала и родила Бодонь-царя (ни в Монголии, ни в Китае такого имени нет. Созвучно с Балдуином, первым императором Латинской империи.). Он имел необыкновенный вид: был важен, скромен и говорил мало. Домашние называли его дурачком, но Чистая Красавица в беседах с людьми говаривала, что этот сын не дурачок, а будет основателем знаменитого рода… По смерти Бодонь-царя, наследовал сын его Багаритай-хабицци, который родил Маха-Боданя. Маха-Боданева жена Моналунь родила ему семь сыновей, и овдовела.

Моналунь имела характер твердый и вспыльчивый. Однажды ребятишки из поколения Ялайр (такого имени тоже нет) выкапывали коренья для пищи. Моналунь, едучи в колеснице, увидела их, и рассердившись закричала:

— Сии земли суть пастбища моих сыновей! Как смеете портить вы их?

Она поскакала в колеснице на мальчишек, и некоторых изувечила, а других передавила до смерти. Ялайрцы же с досады угнали весь ее табун. Сыновья ее, услышав об этом, не успели надеть лат (уж и латы были у них, как у рыцарей!) и поскакали в погоню.

По смерти Габул-Хана (по-китайски Гэ-Бу-люй-Хань), преемствовал сын его. По смерти его вступил во владение сын его Исукай (Ао-Су-Гай), который особенно усилился через покорение других племен.

Исукай, воюя с племенем ТАТАР, полонил самого Владетеля их, по имени Тэмуцзинь (что значит стальной, окованный в сталь, как рыцари Европы). В сие же время ханша его Улын родила Чингисхана, который держал в руке кусок крови, свернувшейся наподобие красного камешка. Исукай изумился и по этой причине назвал сына именем своего пленника — Стальным (Тэмуцзином) в память своих военных подвигов.

Отселе далее везде, где только у нас встречается слово Чингисхан, на китайском языке употреблено в „Истории“ слово Ди, что значит Император».

Теперь оказывается, что отец Чингисхана не только не был татарином, но покорил татар. Он назвал своего сына Тэмуцзином в честь разбитого и плененного им татарина по прозванию Стальной.[46] Однако, это же нелепо, чтобы победитель назвал своего первенца именем разбитого врага! Такое наблюдалось лишь у примитивных племен на Филиппинах, где нельзя дать младенцу новое имя, пока не будет кто-нибудь убит.

Понятно, что вся приведенная тут родословная Железного рыцаря Темучина — чистейшая фантазия, начиная от девственного зачатия его предка и последующего перечисления династии. Это простое подражание библейским и другим перечислениям типа «Исаак родил Иакова, Иаков родил…» и так далее.

И если бы на этом кончались выдумки про мифического вождя мифических монгольских армий!.. Приводим выдержку из «показаний» инока Магакия:

«От самих Татар мы слышали, что они из своей туркестанской родины перешли в какую-то восточную страну (как видим, теперь уже не турки пришли из Кара-Катая, а наоборот), где они жили долгое время в степях, предаваясь разбою, но были очень бедны. Когда они были изнурены этой жалкой и бедственной жизнью, их осенила внезапно мысль и они призвали себе на помощь бога творца неба и земли и дали ему великий обет — пребывать вечно в исполнении его повелений (точь-в-точь орденское обязательство крестоносцев). Тогда, по велению бога, явился им ангел в виде златокрылого орла и, говоря на их языке, призвал к себе их начальника, которого звали Чангыз. Этот последний пошел и остановился перед ангело-орлом на расстоянии брошенной стрелы. И орел сообщил ему на их языке все повеления божьи.

Вот эти божественные законы, которые он им предписал, и которые они на своем языке называют „ясак“: любить друг друга; не прелюбодействовать; не лжесвидетельствовать; не предавать; почитать старых и нищих (почти все библейские заповеди). И если найдется между ними кто-либо, нарушающий эти заповеди, таковых предавать смерти.

Дав эти наставления, ангел назвал начальника „кааном“ и он с тех пор стал называться Чангыз-Каан. И повелел ему ангел господствовать над многими областями и странами и множиться до безмерного числа».

Следующая история «завоевателя мира», по Г. В. Вернадскому, который попытался обобщить разные свидетельства:

Темучин был сыном мелкого вождя, но якобы из рода могущественного предка. Правда, его могущество было в желании покорить соседей, включая и Китай, что им самим так и не было реализовано (в чем же тогда его могущество?) Год его рождения неизвестен, но полагают, что он родился в год свиньи, а это либо 1155, либо 1167. Но считается, что известен год его смерти — 1227.

Все это очень зыбко, ведь записи впервые стали вести с 1240 года, согласно официальной истории.

По Н. М. Карамзину картина его жизни такова:

«В нынешней китайской Татарии на юг от Иркутской губернии, в степях скитались орды монголов, одноплеменников с восточными турками. Сей народ дикий, рассеянный, питаясь ловлей зверей, скотоводством и грабежом, зависел от татар ниучей (созвучно только с русским словом „неучи“, а теперь переделано в нючжена), господствовавших в северной части Китая; но около половины XII века сей дикий рассеянный народ усилился и начал славиться победами. Хан его, именем Езукай Багадур (Иессей Богатырь?), завоевал некоторые области соседственные и, скончав дни свои в цветущих летах, оставил в наследие тринадцатилетнему сыну Темучину 40 000 подвластных ему семейств или данников. Сей отрок, воспитанный матерью в простоте жизни пастырской, долженствовал удивить мир геройством и счастьем, покорить миллионы людей и сокрушить государства знаменитые сильными воинствами, цветущими искусствами, науками и мудростью своих древних законодателей.

По кончине Багадура многие из данников отложились от его сына. Темучин собрал 30 000 воинов, разбил мятежников и в семидесяти котлах, наполненных кипящею водою, сварил главных виновников бунта. Юный хан все еще признавал над собою власть монарха татарского, но скоро надменный блестящими успехами своего победоносного оружия захотел независимости и первенства. Ужасать врагов местию, питать усердие друзей щедрыми наградами, казаться народу человеком сверхъестественным — было его правилом.

Все начальники монгольских и татарских орд добровольно или от страха покорились ему: он собрал их на берегу одной быстрой реки, с торжественным обрядом пил ее воду и клялся делить с ними все горькое и сладкое в жизни. Но хан керайтский, дерзнув обнажить меч на сего второго Аттилу, лишился головы и череп его, окованный серебром, был в Татарии памятником Темучинова гнева».

Историки зачастую слишком некритичны к словам. «В степях скитались орды монголов», — пишет Н. М. Карамзин. Что такое орда? Энциклопедический словарь уверяет, что сначала этим словом называли военно-административную организацию у монголов, а потом — становище кочевников-скотоводов. Затем ордой стали называть ставку правителя государства. Одновременно орда — это термин (видимо, научный), означающий первобытное человеческое стадо, а в обиходном значении — многочисленное неорганизованное скопление людей. Какие орды скитались в степях Карамзина?..

В 1227 году во время похода против тангутов Чингисхан умирает. До конца своей жизни он оставался неграмотным и вообще был типичным скотоводом-кочевником в своих привычках и мировосприятии. «Гениальный дикарь», так резюмируют его жизнь историки, не сомневающиеся в реальности хана.

Не обладая такими могучими способностями, как Чингисхан, мы с вами, читатель, обладаем кое-чем другим, чего не было у него: у нас есть географические карты. Теперь мы просим вас, положите перед собою карту, и проследите по ней путь Чингиса по планете:

Мелкий князек, кочевавший на окраине пустыни Гоби, объединил под своей властью монгольские племена. Он лично завоевал обширное царство Хорезм-шаха, простиравшееся от Индии до Каспийского моря, покорил уйгуров, считаемых теперь за бухарских узбеков, разбил тангутов в Тибете, вломился в Китай, овладел Пекином. Он лично разгромил при этом сильные и цветущие мусульманские города Бухару, Самарканд, Мерв, Герат и ряд других, а через своих полководцев покорил еще и Персию, вторгся в русские южные степи, его войска разбили на реке Калке русских союзных князей и тем самым положили начало татаро-монгольскому игу.

Не считать его за простой призрак может только тот, кто не следил за только что приведенным сообщением по географической карте. Все это царство, воздвигнутое силою оружия под руководством одного человека, возможно только в сказке или в сочинениях тенденциозных историков.


Монголия реальная и фантастическая | Другая история Руси. От Европы до Монголии | Монгольский Орден крестоносцев