home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Московское царство

При Иване III (1440–1505, с 1462 Великий князь московский) в Кремле завели большое строительство. Что же строили и, главное, кто? В 1479 году приехавший из Италии знаменитый болонский мастер Аристотель Фиораванти, как считается, ознакомившись с «русскими традициями» и с помощью русских мастеров возвел стоящий и доныне Успенский собор. Ведь он не только требовал обновления, его к тому же следовало сделать обязательно больше, чем собор в городе Владимире, бывшей столице. Затем был окончен и освящен Благовещенский собор, игравший роль домового храма государя, и церковь Риз Положения. Последним из великих храмов, окруживших Ивановскую площадь Кремля, стал Архангельский собор, заново построенный миланским зодчим Алевизом Новым.

Храмам должен был соответствовать и роскошный каменный дворец Великого князя между Успенским и Благовещенским соборами и далее вдоль набережной к Боровицким воротам. Под руководством венецианца Марко Руффо стали расти на высоких сводчатых подвалах (подклетях) «великие палаты», самая знаменитая из которых выступает на площадь с Красным крыльцом и украшена граненым камнем, а потому именуется Грановитой.

Дворец и соборы были окружены новым каменным Кремлем, прочно и красиво возведенным итальянскими и русскими мастерами. Периметр его составил более 2 километров, высота зубчатых стен различна, от 5 до 19 метров — в зависимости о того, на высоком или низком месте они стоят. Две стороны Кремля омывали реки Москва и Неглинная, вдоль других (в том числе и на Красной площади) был вырыт огромный ров глубиной до 12 метров, как то было принято в Европе. Впрочем, и сама кладка стен Кремля сделана по правилам итальянского крепостного зодчества: тело стены из белокаменного бута на кирпичном каркасе, облицовка кирпичная.

Под башнями устроены были хитрые тайники, в которых прятали сокровища. Значительно позже (в 1625) над вполне средневековыми европейскими башнями надстроили шатровые верхушки; если вы посмотрите на Кремль прищурившись и представите его себе без шатровых башенок, то увидите, что главная наша крепость совершенно идентична средневековым европейским крепостям того времени, только стоит на равнине.

На Спасской башне до сих пор сохранилась плита с надписью:

«В лето 6999 (1491) июля божию милостию сделана бысть сия стрельница повелением Иоанна Васильевича государя и самодержца всея Руси и великого князя Володимерского и Московского и Новгородского и Тверского и Югорского и Вятского и Пермского и Болгарского и иных в 30-е лето господарства его а делал Петр Антоний от града Медиолана».

Через 130 лет английский мастер Х. Гэлоуэй установил на Спасской башне часы (в 1621), а в 1706 году Петр I заменил их на новые, купленные в Голландии; современные куранты изготовили в 1851 братья Бутеноп.

По примеру царя (как это всегда бывает) приближенные и среди них, например, митрополит, стали строить себе каменные палаты, ХОТЯ НА РУСИ ОТ ВЕКУ БЫЛО ВЕДОМО, ЧТО ЖИТЬ В ДЕРЕВЯННЫХ ДОМАХ ПОЛЕЗНЕЕ ДЛЯ ЗДОРОВЬЯ. Ведь и в самом деле в каменных, толстостенных палатах трудно было установить правильный температурный режим, а потому постоянно возникали «простудные» проблемы. Неудивительно, что деревянные терема для государя тоже поставили, позади каменного дворца! Кстати становится понятным, почему строительство вели иностранцы. Не по причине русской тупости, как могли бы подумать некоторые читатели, а потому, что до этого русские мастера просто не имели опыта строительства каменных сооружений… а вот наше деревянное зодчество доныне поражает европейцев.

Приход промышленной, строительной, торговой культуры из Европы стал обычной практикой и для последующей истории России. Вместе с иностранцами на русскую землю переносился их быт.

Роскошь царского двора требовала мастеров; их задолго до Петра призывали из Италии, Германии, Греции. Итальянцы Петр и Яков Дебосис лили пушки. Рудокопы Иоганн и Виктор нашли серебряную руду и стали чеканить в Кремле монету из русского серебра. Аристотель Фиораванти оказался не только архитектором и инженером, но мастером лить пушки и колокола, чеканить монету. Иван III платил ему изрядно, однако, когда мастер попросил отпустить его на родину, попросту посадил в острог. Государь был оскорблен поведением своего «раба» и отобрал у него заработанное. Хорошо, хоть не убил: лекарю Леону из Венеции, не сумевшему вылечить смертельную болезнь сына, Иван III отрубил голову, а немецкого доктора Антона, не излечившего татарского князька Каракучу, приказал зарезать на льду Москвы-реки, как овцу, несмотря на то, что сами татары его простили.

Толпами валили в Москву специалисты из Европы. А где же мастера из монголо-татарской Орды? О том, что в Орду ходили русские мастера, нам историки сообщают, а вот обратного движения нет. И в рамках традиционной истории совершенно не ясно, чем же занимались (да и куда они там делись) мастера в Монгольской Татарии, если монголы вернулись в свое прежнее пастушеское состояние, а Заволжские степи русские люди осваивали потом заново.

Давайте отсечем от русской средневековой истории ее мифическую восточную часть, и сразу все несообразности исчезают: мастера Европы несли науку и технику на Русь; русские мастера уходили на работы и обучение в Орден, да и вообще в Европу; и такие же русские мастера уходили осваивать новые земли за Волгой. Колесо культуры медленно катилось на восток. ОБРАТНОГО ДВИЖЕНИЯ НЕ БЫЛО.


Московская Торговля | Другая история Руси. От Европы до Монголии | От униатства к самодержавию