home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




Москва улица Фрунзе 19 Здание генерального штаба

Советской армии 18 июля 1972 года Лето семьдесят второго года было жарким и сухим. Полыхали леса и торфяники, их горький дым пеленой окутывал летнюю Москву. Дышать было решительно невозможно, те счастливчики, чей отпуск по графику пришелся на лето, уже отдыхали в санаториях в Крыму, Абхазии, Аджарии, а те, кому не повезло, каждое утро просыпались с головной болью от дыма. Пожар на торфяниках самый страшный, горит под землей и его потушить невозможно. Облегчение мог дать только хороший дождь, а его-то как раз и не было вот уже вторую неделю. Дошло до того, что секретарям обкомов прилегающих к Москве областей, где горело, вменили в обязанность осуществлять личный контроль за тушением пожаров и ежедневно докладывать в Москву. Но потушить пожары пока не удавалось.

Черная Газ-13 "Чайка" сверкая отдраенным до блеска хромом, подкатила к подъезду мрачного серого здания еще сталинской постройки, в котором располагался генеральный штаб Советской армии – ее мозг, ее оперативный центр. Знающие люди понимали, что все ниточки управления армией сходятся не в министерство обороны, а именно сюда, в генеральный штаб. И это было правильно.

Водитель машины – высокий лейтенант в идеально отглаженной форме даже не подумал выйти и открыть дверь пассажиру "Чайки", он знал, что пассажир этого не любит и не поймет. Как только машина затормозила точно напротив массивных деревянных дверей генштаба, дверца "Чайки" распахнулась, и из машины появился среднего роста, подтянутый, лысоватый человек. Хлопнув дверью машины, он легкой, совсем не по возрасту походкой сделал несколько шагов до двери, без видимых усилий сам открыл тяжеленную дверь и исчез в здании. Машина тут же отъехала.

Первый заместитель министра обороны СССР, начальник генерального штаба, генерал армии Сергей Леонидович Соколов недоумевал, почему его так срочно вызвали из отпуска. Еще вчера он отдыхал в санатории Министерства обороны в Крыму, наслаждался теплым морем и отдыхом. Но спецсвязь в санатории была, и если бы в армии произошло какое-либо ЧП, об этом бы сообщили. Однако никакого сообщения не было, а вместо него приехали два порученца из министерства обороны и доложили, что его срочно вызывает в Москву Гречко. Пожав плечами от недоумения, генерал Соколов быстро, по-военному собрался и выехал на аэродром, где стоял закрепленный за ним самолет – салон Ил-18. Семья осталась в Крыму, отдохнуть им все-таки надо, да и сам Сергей Леонидович надеялся, что решив быстро возникшие срочные дела в Москве, он все же вернется в санаторий догуливать отпуск.

Сойдя с трапа в Кубинке (военный аэродром – прим автора) Соколов сильно удивился – у трапа стояла не его обычная машина, а новенькая "Чайка", по номерам он опознал машину, которая возила министра Гречко. Пользуясь отсутствием начальника генштаба, закрепленную за ним машину отправили в Горький, на Горьковский автомобильный завод для ремонта и техосмотра, и теперь по идее должны были бы прислать "разгонную" Волгу. Но если министр обороны прислал на аэродром свою, закрепленную за ним машину – значит, произошло что-то очень серьезное…

Пока Чайка и сопровождавшая ее машина ГАИ мчались в Москву, Соколов пытался просчитать, что произошло. Серьезное ЧП в армии, с гибелью личного состава? Быть не может. Учений на это время никаких запланировано не было, в генштабе и министерстве многие в отпусках, а вне учений какое может быть ЧП? Революция в какой-то из стран третьего мира, причем такая, где требуется тайное или явное присутствие советской армии, посылка оружия и военных советников? Это более вероятно, но. Несмотря на пребывание в отпуске Соколов ежедневно слушал новости по радио, если бы произошло что-то подобное – было бы сообщение по радио. Тоже непонятно.

Машины шли ходко, магистрали в Москве были относительно свободными, кроме того в этой пятилетке построили много новых чтобы разгрузить центр Москвы. В поездке автомобиль ГАИ почти не понадобился, только в одном месте пришлось включать мигалку, а так проехали относительно свободно. У самого здания генштаба автомобиль ГАИ ушел вперед, Чайка подрулила прямо к дверям. Стараясь не дышать гарью, генерал Соколов прошел в здание…

Личное дело

Соколов Сергей Леонидович Родился 1 июля (18 июня по ст.ст.) 1911 года в Евпатории Таврической губернии (ныне Автономная республика Крым, Украина) в семье служащего. После революции в 1918 году семья перебралась в уездный городок Котельнич Вятской губернии, где прошли ранние годы будущего маршала. Трудовую деятельность начал в 1927 году упаковщиком посуды в райпотребсоюзе, затем оказался в числе переведённых на ответственную комсомольскую работу. В 1930 – 1932 годах – освобождённый секретарь комсомольской организации промкомбината механических мастерских в районном доке, позднее избран членом бюро райкома комсомола. Член ВКП(б) с 1937 года.

В рядах Красной Армии с 1932 года. По комсомольской путёвке получил право поступления в Горьковскую бронетанковую школу. Успешно пройдя вступительные испытания, был зачислен в училище курсантом (май 1932 – ноябрь 1934), командовал взводом и ротой. С отличием пройдя курс армейской подготовки, на прохождение дальнейшей службы направлен на Дальний Восток в танковые войска, где командовал взводом, ротой и отдельным батальоном. Участник боёв на озере Хасан (1938).

В Великую Отечественную войну в июне – сентябре 1941 начальник штаба танкового полка, участник боёв на Западном фронте. С октября 1941 – старший помощник начальника, а с апреля 1942 – начальник отдела Автобронетанкового управления, с июня 1942 – начальник штаба этого управления, с января 1943 по март 1944 начальник штаба Управления командующего бронетанковыми и механизированными войсками Карельского фронта. В марте – сентябре 1944 – командующий бронетанковыми и механизированными войсками 32-й армии того же фронта.

Участвовал в обороне и освобождении советского Заполярья, проявил личное мужество и высокие организаторские способности в управлении бронетанковыми войсками.

В 1947 окончил Военную академию бронетанковых и механизированных войск. После окончания академии с ноября 1947 командир танкового полка, в 1948-1949 начальник штаба танковой дивизии. В 1951 окончил военную академию Генштаба. С января 1952 командир механизированной дивизии, затем на штабных и командных должностях. В 1960-1964 начальник штаба – первый заместитель командующего войсками Московского военного округа, с июля 1964 первый заместитель, а с октября 1965 командующий войсками Ленинградского военного округа.

С апреля 1967 Соколов – первый заместитель министра обороны СССР. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 апреля 1980 года "за личное мужество и умелое управление войсками, проявленные при оказании интернациональной помощи Демократической Республике Афганистан" Маршал Советского Союза Соколов удостоен звания Героя Советского Союза (медаль "Золотая Звезда" N 11438 с вручением второго ордена Ленина) С 22 декабря 1984 по 30 мая 1987 – Министр обороны СССР.

Потерял пост министра обороны после полёта Руста. Депутат Верховного Совета СССР 7-11 созывов. С июня 1987 по июль 1989 года – генеральный инспектор Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР, впоследствии старший Группы (в должности оставался вплоть до её отмены в январе 1992 года). Некоторое время являлся советником Главнокомандующего Объединёнными Вооружёнными Силами СНГ, с сентября 1992 года – советник при Министерстве обороны Российской Федерации.

С начала 1990-х годов осуществлял координацию деятельности общественных организаций по делам ветеранов воинской службы, участвовал в работе комиссий по подготовке и проведению мероприятий в связи с памятными событиями военной истории Отечества: в 1994 году возглавил Фонд 50-летия Победы. 5 августа 2000 года Указом Президента РФ N 1441 утверждён в состав Российского организационного комитета "Победа" и избран заместителем председателя этой общественной организации. С 2002 года возглавляет клуб ветеранов-военачальников при Московском Доме ветеранов войн и Вооружённых Сил Картинки из прошлого Здание генерального штаба СА Кабинет начальника генерального штаба 18 июля 1972 года Воздух в здании генерального штаба был горячим и спертым, окон не открывали, чтобы не дышать гарью. Дежурный у знамени вытянулся, отдал генералу честь, Соколов кивнул и начал подниматься по лестнице к своему кабинету, здороваясь с попадавшимися навстречу офицерами. Многие офицеры из-за жары были без кителей, в одних рубашках, но Соколов замечаний не делал. В конце концов – действительно жарко, кондиционеров раз-два и обчелся, новое здание генштаба строить пока не начали, хотя в план на пятилетку включили. В конце концов, отсутствие кителя на мозгах не сказывается, а в Генштабе ценили именно думающих офицеров.

Но воспринимать Соколова как командира, снисходительного к промашкам и упущениям подчиненных было нельзя. Соколов был жестким, опытным и требовательным офицером, прошедшим, как говорится и Крым, и Рим, беспощадным к упущениям, влияющим на боеготовность. В армии до сих пор ходила легенда о его проверке в конце шестидесятых системы ПВО на севере. Прилетев с группой офицеров на КП дивизии ПВО он не стал выискивать недостатки в оформлении ленинской комнаты, как это делали одни, и пить водку с проверяемыми, как это делали другие. Несмотря на то, что светлого времени оставалось мало, а погодные условия были не из лучших, он потребовал вертолет и вылетел на позицию ЗРВ. Прибыв туда, он первым делом потребовал продемонстрировать проход команд и сигналов с КП командира дивизии на позиции дивизионов. Возвратясь на дивизионный КП, Соколов поднял одну эскадрилью ПВО по тревоге и приказал удалиться в глубь океана на 100 км, сделать разворот и обозначить нападение авиации противника на аэродром Анадырь. Вторая авиационная эскадрилья осталась на аэродроме, новой задачи не получала. С получением сигналов от РТС о целях была поднята и вторая авиационная эскадрилья. Она не успела произвести взлет, как была подвергнута удару. Выводы проверки и последовавшие за ними оргвыводы были серьезными…

Толкнув рукой свою дверь, генерал оказался в своей приемной. Его адъютант, подполковник Песков вскочил, отдавая честь.

Соколов мгновенно огляделся – пусто. Что еще раз доказывало, что вызов был неожиданным и о его присутствии в Москве не знает никто. Если бы эта информация разошлась по министерству, в приемной уже было бы не протолкнуться от ходоков и просителей из различных военных округов. Сейчас же в приемной никого не было.

– Кто? – спросил Соколов у своего адъютанта, поздоровавшись с ним за руку и кивнув на дверь его кабинета – Гречко… – тихо, словно чего-то опасаясь произнес адъютант Вот это номера… По уставу министр обороны как старший по званию и по должности должен был вызвать Соколова в свой кабинет, а не приезжать к нему. Если Гречко здесь – значит, произошло действительно что-то серьезное.

Толкнув дверь, Соколов прошел в свой кабинет. Министр обороны, сбросив китель, сидел на приставном стуле к столу, на его рубашке отчетливо проступали следы пота, было действительно жарко. Занимать место хозяина кабинета, как это делали некоторые не слишком умные военачальники, находясь в кабинете младших по должности и званию, он не стал. Хозяин кабинета – он и есть хозяин. Подумав, Соколов не стал занимать место во главе стола, а сел напротив.

– Вовремя ты в отпуск уехал Сергей, ох вовремя – Гречко отхлебнув воды из стоящего рядом с ним стакана – ты на пляже загораешь, а мы тут вот задыхаемся. Я своих всех в санаторий отправил, а сам дымом дышу.

– Может, окно откроем?

– Ты что? – маршал даже скривился – и не вздумай. У тебя тут хотя бы дымом не пахнет. Догадываешься, для чего я тебя из отпуска выдернул?

– Какое-то ЧП?

– Да нет, не ЧП – маршал Гречко открыл лежавшую рядом с ним папку, достал пару листов бумаги и подтолкнул к Соколову – ознакомься. Про секретность, думаю тебе напоминать не надо.

Генерал Соколов вчитался в бумагу и вдруг ощутил, как по спине ползут тонкие струйки пота…

Подлежит возврату в течение трех дней

ЦК КПСС (Общий отдел, первый сектор)

Особая Папка

Экземпляр единственный

N П87 от 16 июля 1972 года Коммунистическая партия Советского Союза, Центральный комитет



Werewolf Холодная Зима (Агония 2) | Холодная Зима (Агония 2) | ПОСТАНОВЛЕНИЕ