home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





Подмосковье, 40 километров от Москвы 31 августа 1978 года 23.00


– Вот это ты наделал делов, Сережа… – генерал Горин отхлебнул из стакана горячий, ароматный чай – вот это ты наделал делов… Ты даже сам не представляешь, в какую мясорубку ты попал…

– И что будет… – спросил я – Не знаю, что будет. Но… короче то дело, которое вы расследовали. Дело Внешэкономбанка (я даже не удивился, откуда Горин про него знает, просто принял как должное)… Дело Пугачева. От него ниточки на самый верх вели, вы с Калининым даже представить не могли, какую паутину затронули. И теперь твоим делом попытаются воспользоваться для того, чтобы развалить дело Внешэкономбанка.

Тут – без вариантов, давить будут так что…

На столе мелодично звякнул телефон. Звякнул один раз и умолк. Спецсвязь…

– Да. Да он у меня. Приезжай…

Положив трубку, генерал посмотрел на меня.

– Твой отец сюда едет. Будет здесь через полчаса. Что будем делать?

– Я готов ответить за все, что совершил – глухо сказал я, пялясь в дубовый паркет пола – Да готов то ты готов… – задумчиво проговорил Горин – только твоя ответственность не нужна никому… Понимаешь? Важен не сам Соболев и то, что он сделал – или не сделал. Важно дело Соболева. Оно жизненно нужно Андропову как инструмент давления и торга. Раздувая это дело. Он будет давить на Калинина, на Руденко, на твоего отца… В связи с делом Внешэкономбанка у него земля под ногами горит – поэтому он будет биться до конца. А на суд тебя не выведут – потому что суд никому не нужен. Более того – суд над тобой просто опасен.

Смекаешь?

– И что теперь?

– А вот что! – генерал Горин, кажется, пришел к какому то решению – ты должен исчезнуть. Да не смотри на меня так. Соболев Сергей Владимирович исчезает без вести, по весне в лесу под Москвой находят полуразложившееся тело, пистолет рядом с ним, вот этот самый, который ты мне дал. А вместо Соболева вдруг появляется Иванов Иван Иванович. Или Петров Петр Петрович. Или… в общем неважно. Главное – другой человек, ни в чем не замешанный. Этот случай наименее выгоден Андропову, так у него выбиваются некоторые козыри. Не все конечно, но пока ты жив – Андропов может манипулировать тобой как хочет.

– И как вы себе это представляете, Владимир Владимирович? Мои отпечатки пальцев есть в картотеке. Меня знают многие в Москве. Думаете, меня не опознают?

– Ну, варианты разные могут быть… – протянул Горин – хотя в чем-то ты прав.

Тебе надо уехать из страны. На несколько лет. Куда то, где ты будешь не на виду, и где о тебе все забудут. А отпечатки пальцев – а что у тебя отец не генерал милиции? Отпечатки пальцев – сегодня они одни, а завтра другие. Да и после того, как по весне твой "труп" найдут – дальше искать не будут. Согласен?

– Согласен… – протянул я – А насчет уехать… – генерал Горин перелистнул лежавший на столе справочник с номерами Генштаба и министерства обороны, снял трубку с одного из аппаратов, набрал телефонный номер.

– Михаил Павлович? Горин беспокоит из ГРУ. Добрый день, верней уже ночь.

Извините что домой звоню. Не разбудил?… Ну и хорошо… У вас штаты ГВС (ГВС – главный военный советник, имеется в виду система отправки офицеров в качестве военных советников в страны социалистической ориентации – прим автора) укомплектованы? Нет? Так я и думал. Скажи, куда сейчас набор идет? Понятно…

Для моего человечка место найдется непыльное? Да, оперативная необходимость…

Вот и хорошо. Завтра я тебе документы на него подвезу, оформи его как можно быстрее… Да… Вот спасибо…

Генерал положил трубку – Послезавтра улетаешь. До отлета будешь сидеть безвылазно здесь, в моем кабинете. Вон там, в комнате отдыха.

– И куда?

– Афганистан. Слышал когда-нибудь?

– Нет…

– Там набор идет. Офицеров не хватает. Катастрофически.

– Я же не офицер.

– Да брось… Туда отправляют всех кого только можно, таких берут что… Я тебя оформлю еще и через военный атташат, и кое с кем переговорю, чтобы помогли тебе войти в курс дела. Ну и сам с тобой немного позанимаюсь до отлета. Знаешь, сколько в Великую Отечественную краткие курсы разведчика занимали времени?

– Нет.

– Две недели. Две недели – и парашютирование в тыл к фашистам. Вот так вот. Двух недель у нас с тобой нет – но есть два дня. А остальное – на месте освоишь, ребята из аппарата военного атташе тебе помогут. Вот так вот.

На столе снова прозвякал телефон…

– Пропустите!… Твой отец приехал, через пять минут тут будет. А я пока пойду, распоряжусь, чтобы тебе документы выправили. Фамилию себе придумай какую-нибудь простенькую.

– Белов! – сходу выпалил я, не знаю, но в голову сразу пришла именно эта фамилия.

– Ну, пусть будет Белов… Сиди здесь жди отца. А я пошел…



Москва, Лубянка 31 августа 1978 года, вечер Кабинет председателя КГБ СССР | Холодная Зима (Агония 2) | Москва, Большая Дмитровка 15 01 сентября 1978 года Кабинет Генерального прокурора СССР Р.А. Руденко