home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

ВЫЙТИ ЗАМУЖ - НЕ НАПАСТЬ

Я очнулась с твердым убеждением, что уж на этот раз очередное приключение закончилось для меня самым печальным образом и сейчас передо мной предстанут земли мертвых. В конце концов, сколько можно дергать смерть за усы? Вот я и доигралась, наверное. И предстоит мне в скором времени быстрый и справедливый суд Привратника, который определит, в обитель какого бога теперь отправится моя душа. Если вообще куда-нибудь отправится, а не останется болтаться промеж двух миров, как деревяшка в проруби, если не сказать грубее.

Лишь одно меня смущало в подобном безрадостном, но вполне логичном исходе жизни. Рядом отчаянно ругались. Ругались шепотом, поэтому я никак не могла разобрать, о чем идет речь. Но проскочившее в споре пару раз мое имя ясно давало понять, что говорят именно обо мне. Странно, неужели моя шкурка оказалась настолько драгоценной, что из-за нее поспорили боги? Да нет, вряд ли. Не такая я важная особа. Скорее всего, Шерьян все же вытащил нас из той передряги. Интересно, и куда мы угодили на этот раз?

Я решила, что еще слишком рано открывать глаза. Нет, лучше притвориться все еще спящей и послушать, что обо мне говорят эти люди. Заодно и пойму, куда именно я попала на этот раз и не стоит ли мне рвать отсюда когти, пока хвост цел.

Шерьян, мне все больше и больше хочется вызвать тебя на дуэль.— Забывшись, выкрикнул во весь голос один из ругающихся, в котором я безошибочно узнала Гвория. Фух, аж от сердца отлегло. Значит, Шерьяну все же удалось пробить телепорт к эльфам и плен у Мария мне пока не грозит. Теперь бы еще понять, почему злится Гворий. Или в действительности он не рассчитывал на наше появление здесь?

Гворий, ты мне угрожаешь? — Шерьян говорил спокойно и обращался не ко мне, но почему-то мне нестерпимо захотелось спрятать голову под подушку и тихонечко заскулить.— Не забывайся. Я спас жизнь Тефны!

Ты едва ее не угробил! Во имя всех богов, что ты забыл на Пустоши? Более простого способа самоубийства не мог придумать?

Я уже говорил — все другие дороги оказались перекрыты,— с раздражением ответил Шерьян.— Или мне надо было прорываться с боем через отряд храмовников? Да, Рикки бы прикрыл мне спину. Но вдвоем против полусотни — безумие! Не считая того, что еще и за Тефной нужен был бы глаз да глаз. Чтобы не покалечили или не захватили в бою.

Хорошо.— Гворий опомнился и вновь перешел на злой свистящий шепот. Теперь мне приходилось напрягать слух, чтобы понять, о чем он говорит.— Шерьян, ты пробил телепорт из Пустоши. Что тебе мешало вообще не лезть туда, а после первого же нападения храмовников перенестись в город и связаться там с моими людьми? Они без особых проблем и лишней опасности переправили бы вас ко мне. Извини, но от дома Иркшия до Мейчара расстояние короче, чем от Пустоши до Кленового Града.

Гворий, ты вообще слушал, о чем я говорил? — на этот раз рявкнул Шерьян.— Как, по-твоему, я мог построить телепорт до Мейчара? Я владею огненной магией, не эльфийской! Еще раз повторяю — в Пустоши на нас напал какой-то эльф. Или группа эльфов, среди которых был очень сильный маг. Полагаю, даже сильнее и могущественнее тебя. Нам повезло спастись лишь посредством ритуала. Только таким образом мне удалось перенестись к тебе.

Ладно,— неохотно согласился Гворий.— Предположим. Но объясни мне одну вещь: какого вурдалака ты выбрал для переноса тронный зал Владыки? Ты хоть представляешь, как это выглядело со стороны? В самый торжественный момент утренней церемонии прямо у ступеней трона открывается телепорт, из которого вываливаешься ты, голый по пояс. Все бы ничего, но в руках ты держишь здоровенную кошку, явную нечисть, а за тобой едва ковыляет юноша, в душе которого и слепой почует присутствие демона. Для меня вообще загадка, как вы остались живы! Полагаю, начальник личной охраны Владыки уже сидит в самых глубоких казематах дворца, вымаливая пощаду за непростительный промах своих подопечных.

Не думаю.— Шерьян хмыкнул.— В том, что мы еще живы, его вины нет. Ты же сам видел. Нас едва не нашпиговали стрелами. Благо что у меня осталось еще немного силы, чтобы бросить перед собой щит. А через секунду Владыка остановил своих лучников.

Тем не менее,— упрямо возразил Гворий.— Шерьян, то, что вы вообще попали во дворец,— непростительная ошибка дворцовой стражи. Она обязана блокировать любые пространственные проколы в пределах замка. А тут... Нет, чую, не сегодня, так завтра, но головы полетят.

Да мне все равно,— честно признался храмовник.— Пусть завтра хоть всю стражу казнят. Ваши внутренние проблемы меня не касаются.

Боюсь, скоро они станут и твоими проблемами,— пригрозил Гворий.— Шерьян, я повторю вопрос: почему ты телепортировался именно в тронный зал, пред светлые очи Владыки? Решил заявить о своем прибытии на все эльфийские земли? В таком случае свою задачу ты выполнил с блеском, поздравляю. Мы вроде договаривались, что не станем афишировать ваше присутствие здесь. Против тебя Владыка вряд ли будет возражать. Но полудемон и нечисть?!

А куда мне еще надо было телепортироваться? — гневно воскликнул Шерьян, явно устав оправдываться.— Я никогда не был в твоем замке, Гворий. Когда ты стоишь на краю гибели, в голову, как назло, не приходит ничего путного. Что вспомнил в первый момент — туда постарался и отрикошетить чужое заклинание. И потом, наши дела не так печальны, как ты их расписываешь. На Рикки распространяется протекторат, дарованный некогда мне и членам моей семьи Владыкой. Тефну ты обещал взять под личную защиту как будущую жену.

Чего? — Я подпрыгнула на кровати от возмущения, услышав последнюю фразу. Моментально забыла о том, что подслушиваю, и поспешила вмешаться в столь интересный разговор.— Какая еще будущая жена? Шерьян, ты мне обещал, что ничего подобного не позволишь Гворию!

В комнате повисло неловкое молчание. Гворий и Шерьян, которые для разговора выбрали дальний конец комнаты рядом с окном, смущенно переглянулись. А я тем временем окинула быстрым взглядом покои, в которых оказалась. Мгновенный осмотр меня вполне успокоил. Менее всего помещение напоминало темницу — большое, светлое, с настежь распахнутыми окнами, через которые влетал свежий ветерок. Отлично, значит, сбежать отсюда не составит особого труда. Если дела пойдут совсем худо и Гворий вернется к старой песне про младшую жену.

Тефна, ты очнулась? — глупо поинтересовался Шерьян.

Нет, я все еще в глубоком обмороке,— огрызнулась я.— Не уходите от ответа! Про какую будущую жену вы тут говорили? Шерьян, ты же обещал, что не позволишь Гворию против моей воли жениться на мне.

Шерьян тебе это обещал? — Полуэльф удивился и с нехорошим интересом посмотрел на храмовника.— Хотелось бы знать, с чего вдруг?

Тефна, успокойся.— Шерьян проигнорировал очевидный вопрос собеседника.— Речь не идет о том, чтобы выдать тебя насильно замуж. Это просто оправдание для твоего присутствия здесь. Так сказать, должное основание для предоставления права на неприкосновенность.

Понятно.— Я немного расслабилась и наконец-то осмелилась взглянуть Гворию в глаза. Глупое сердце в груди подпрыгнуло от радости и забилось вдвое чаще. Да, нелегко мне будет забыть этого светловолосого зеленоглазого обманщика. Но я постараюсь, очень постараюсь. Приложу для этого все свои силы.

В комнате повисла напряженная пауза, которую никто не торопился прерывать. Храмовник задумчиво барабанил пальцами по подоконнику, мы с Гворием буравили друг друга взглядами.

Шерьян, позволь нам с Тефной переговорить наедине,— неожиданно нарушил затянувшееся молчание Гворий.— Пожалуйста.

Пусть сначала обещает, что и пальцем меня не тронет,— хмуро заявила я, невольно решив, что речь пойдет о моей шалости на приеме в ратуше. Да, признаюсь, мой поступок тогда был чрезвычайно глупым и детским. Но уж очень меня обидела Дория.

—Даю слово,— с усталым вздохом отозвался Гворий.

Шерьян некоторое время колебался. Наконец с видимой неохотой пошел к выходу.

—Если что — я рядом,— предупредил он, обращаясь ко мне.

Гворий в очередной раз удивленно приподнял брови, но ничего не сказал. А я мило улыбнулась и кивнула храмовнику, показывая, что его слова услышаны.

Полуэльф дождался, когда за Шерьяном закроется дверь, и только после этого сел в кресло, стоящее около моей кровати. Я на всякий случай натянула одеяло чуть ли не до подбородка и приготовилась к непростому разговору.

Тефна, почему ты решила, что я собираюсь насильно взять тебя в жены? — спросил Гворий.— Это тебе Дория наплела?

Да,— кивнула я.— Мол, ты не позволишь, чтобы я бегала без присмотра. Вдруг попаду в руки твоим врагам.

Резонное замечание.— Гворий хмыкнул и тут же поспешил меня успокоить, заметив, как я воинственно сжала кулаки: — И ты поверила? Решила, что я на самом деле способен на подобную подлость?

Я неопределенно пожала плечами. Люди разные встречаются. И нелюди тоже. Бывает, живешь рядом с человеком долгие годы, доверяешь ему, как себе, а в итоге он предает тебя. Вонзает в спину кинжал, когда ты меньше всего этого ждешь.

—Глупая. — Полуэльф печально усмехнулся. — Я никогда в жизни ни одну женщину не принуждал быть со мной. И не намерен в дальнейшем отступать от своих принципов. Могла бы сообразить, что Дория сказала неправду. Специально, чтобы поссорить тебя со мной.

Зачем ей это? — скептически возразила я.— Она же сама предложила тебе эту идею.

Да, предложила,— спокойно подтвердил Гворий.— И сделала очень умно. С одной стороны, показала, что станет мне лояльной супругой, которая свои интересы будет ставить ниже интересов мужа. А с другой — практически сразу избавилась от опасной соперницы. Одного разговора по душам хватило.

Я опустила голову, напряженно разглядывая свои обветренные, потрескавшиеся руки. Слова Гвория ничего не меняли. Нам все равно никогда не быть вместе. Гордость и самоуважение не позволят мне принять его предложение. И ему же будет лучше, если он оставит меня в покое. Я не подхожу на роль супруги наследника престола. Неважно — быть мне младшей женой, старшей или единственной. Для меня брак — прежде всего союз равных, любящих друг друга людей. Но никак не сделка и не постоянное подчинение супругу во имя призрачных интересов государства. Да и потом, вряд ли из меня получится настоящая придворная дама. Я — кошка, которая гуляет сама по себе. Простолюдинка и нечисть, не обученная этикету и хорошим манерам. Сорвиголова, которая не сумеет смолчать в ответ на завуалированное оскорбление и на чистом орочьем языке выскажет все, что думает об обидчике. Я просто задохнусь во дворце, словно в золотой клетке.

— Иногда я начинаю ненавидеть судьбу за то, что родился племянником Владыки,— изменившимся голосом произнес Гворий.

Я не осмелилась на него взглянуть, только сейчас заметив, что браслета на моем запястье нет. Значит, полуэльф слышал мои мысли. Что же, тем лучше для нас обоих. Вслух я бы это все равно не осмелилась произнести. Печально сознавать, но вряд ли любовь стоит престола. У наших отношений нет будущего, и чем раньше мы это примем — тем быстрее сумеем забыть друг друга.

Прости,— тихо прошептала я, пытаясь не расплакаться.— Но ты сам понимаешь, что я права.

Я не желаю сейчас разговаривать на эту тему! — жестко обрубил Гворий и резко встал, с оглушительным грохотом опрокинув кресло.— Отдыхай, приходи в себя, наслаждайся жизнью. Тебе сильно досталось на Пустоши.

Что у вас происходит? — Шерьян, видимо обеспокоенный неожиданным шумом, с самым воинственным видом без стука заглянул в комнату. Кинул цепкий взгляд на полуэльфа и, лишь убедившись, что все в порядке, позволил себе разжать пальцы на рукояти меча.

Твоя забота по отношению к Тефне воистину поражает,— процедил Гворий, для которого не осталось незамеченным это движение Шерьяна. Хотел было еще что-то добавить, но в последний момент сдержался. И вышел, намеренно едва не задев плечом храмовника, который стоял на пороге.

Все в порядке? — спросил Шерьян, дождавшись, когда за Гворием закроется дверь. Растерянно кашлянул, заметив, как первая крупная слезинка скатилась по моей щеке, и с глухой яростью продолжил: — Он обидел тебя?

Нет.— Я шмыгнула носом, борясь с невыносимым желанием высморкаться в одеяло.— Шерьян, все нормально. Просто разговор коснулся наших отношений. И мы поняли, что их никогда не было и никогда больше не будет.

Вот как.— Шерьян вздохнул с нескрываемым облегчением и со своей обычной иронией поинтересовался: — И Гворий тоже пришел к этому выводу? Мне показалось, что он вышел отсюда в несколько расстроенных чувствах.

Мне все равно,— невпопад ответила я.— Шерьян, можно мне побыть немного одной? Пожалуйста.

Конечно.— Храмовник заулыбался, видимо придя в отличное расположение духа.— Когда надумаешь вставать — позвони в колокольчик около кровати. К тебе приставлена отдельная служанка, которая поможет тебе одеться и покажет замок.

Я посмотрела в ту сторону, куда указывал Шерьян, и огорченно цыкнула сквозь зубы, только сейчас обнаружив на прикроватном столике браслет. Жаль, что я сразу его не заметила. Или не жаль?.. Хоть объяснилась с Гворием, раз и навсегда расставив все точки над «ё».

После ухода храмовника я еще некоторое время пролежала в кровати, печально глотая слезы, после чего неожиданно разозлилась. Все, хватит! Надоело уже переживать из-за всяких пустяков! Да, горько, да, обидно, что между мной и Гворием ничего не получилось и уже никогда не получится. Но подобный исход дела был понятен еще в прошлом году, когда полуэльф ворковал с Дорией, пришедшей в себя после заклятия Мария. Самое главное — моя драгоценная шкура цела. Я вырвалась из Пустоши, не подпалив себе усы и сохранив в целости хвост, А значит, жизнь не так плоха, чтобы грустно чахнуть в четырех стенах.

Я соскочила с кровати и зло нацепила на руку браслет. После чего обернула вокруг себя покрывало и, осторожно ступая по пушистому ворсу мягкого палевого цвета ковра, подошла к окну. Высунулась по пояс и ахнула от восхищения, увидев окружающий пейзаж.

Замок Гвория стоял на высоком холме. Светло-серые древние стены его возвышались над маленькой уютной долиной. Отсюда она была видна как на ладони. Среди темно-зеленого хвойного леса я разглядела аккуратные одноэтажные домики с разноцветными крышами. Нет, это не было деревней в обычном смысле этого слова. Строения располагались безо всякого порядка, и от этого небольшое селение казалось еще более очаровательным.

Но больше всего меня поразило озеро, которое красовалось почти в центре долины. Круглое, ослепительно синее в лучах яркого летнего солнца. Словно глаз неведомого животного, который удивленно смотрел в небеса.

Вы уже встали? — Негромкий мелодичный голос отвлек меня от любования окрестностями. Я обернулась, на всякий случай плотнее закутываясь в покрывало. И не смогла скрыть завистливого вздоха, когда увидела перед собой высокую темноволосую эльфийку с потрясающе правильными чертами лица и аккуратненькими заостренными ушками. Девушка была одета в простое льняное платье, которое сидело точно по фигуре, показывая все ее достоинства. А недостатков, по моему скромному мнению, у незнакомки просто не было.

Встала.— Я постаралась незаметно выпрямиться во весь рост и на всякий случай втянула в себя живот. Рядом с такой красавицей мигом комплекс неполноценности на всю жизнь получишь. Как будто одной Дории мне мало было.

Меня зовут Рашилия, и я буду вашей личной компаньонкой.— Девушка лучезарно улыбнулась, продемонстрировав ряд маленьких белоснежных зубок, и сделала шаг мне навстречу.

Кем? — удивленно переспросила я.— Зачем мне компаньонка? И кто это?

Понимаете ли, у нас не любят такое обращение, как «слуги».— Эльфийка моментально помрачнела. Последнее слово она чуть ли не выплюнула с презрением. Ага, кажется, я теперь знаю, в чем слабое место моей так называемой компаньонки.

Понятно.— Я смущенно замолчала, не зная, о чем дальше говорить.

Если вы чувствуете себя уже достаточно хорошо, то позвольте проводить вас в ванную,— высокопарно произнесла девушка.— Там вас приведут в порядок и подберут должную вашему положению одежду. А затем мы можем немного прогуляться по окрестностям. Его высочество Гворий дал понять, что не будет против ваших прогулок на свежем воздухе. Поэтому стража замка пропустит вас во внутренний сад.

Я закашлялась от неожиданности, услышав, как Рашилия назвала приятеля. Надо же, мне никогда не приходило в голову, что Гворий обладает столь высоким титулом.

А Гвор... гм... А его высочество ничего не говорил по поводу того, позволены ли мне прогулки на свежем воздухе где-нибудь кроме сада? — с интересом спросила я.— Например, в долине? Я с величайшим удовольствием искупалась бы в озере.

Это исключено,— непреклонным тоном возразила девушка.— Только в саду. Стража не выпустит вас за пределы замковой ограды.

Ясно,— мрачно пробурчала я. В принципе этого и следовало ожидать. Вряд ли Гворий позволит какой-то безродной нечисти бегать по эльфийским лесам. Спасибо, что хоть приютил на время.

— В таком случае, позвольте, я вас провожу.— Рашилия поклонилась, развернулась и бесшумно выскользнула из комнаты. Я поспешила за ней, путаясь в покрывале и ежесекундно рискуя грохнуться всем на потеху. Странно, неужели так трудно было принести мне хоть какой-нибудь халат? Представляю, как смешно я сейчас выгляжу. Или так и было задумано, чтобы лишний раз меня унизить? За свою жизнь я уже усвоила, что эльфы никогда не опустятся до прямого оскорбления, но вот такую маленькую пакость сделать всегда рады. Мол, пусть чужачка, встрепанная и полуголая, прогуляется по коридорам замка. Авось поймет, что всего лишь нежеланный гость здесь.

Слава всем богам, идти пришлось недолго, и за это короткое время нам никто не встретился. Уже через несколько шагов Рашилия остановилась и с приветливой улыбкой любезно открыла передо мной неприметную дверцу. Мне пришлось нагнуться, чтобы войти в эту комнату. В лицо сразу же ударил горячий влажный пар, в котором угадывались нотки полевых цветов. Купальня!

Здесь вас приведут в порядок.— Рашилия кинула красноречивый взгляд на мои черные, обкусанные ногти и чуть заметно поморщилась.— Когда с вами закончат, я проведу вас в столовую. А потом в сад, если у вас останутся силы. Его высочество предупреждал, что вам вредно переутомляться.

Какой он заботливый! — не сдержала я ехидного замечания и тут же поправилась, заметив, как Рашилия возмущенно покраснела: — Я очень счастлива, что его высочество так радеет о моем здоровье.

Наверное, мне все же не удалось полностью скрыть сарказм в своих словах, потому как эльфийка гордо вздернула подбородок и недовольно поджала губы. Но ничего не сказала, лишь приказала кому-то за моей спиной:

—Приступайте.

Я тут же напряглась, сжав кулаки. Обернулась, в любой момент готовая отпрянуть в сторону и перекинуться в кошку. Мало ли куда меня могла привести эта эльфийка. Не стоит терять осторожности.

К моему величайшему счастью, никаких наемных убийц позади меня не оказалось. Не было там и людей Мария, посланных, чтобы выкрасть глупую кошку прямо из рук Гвория. Из плотного тяжелого пара выступило сразу несколько низких полных женщин, облаченных в мужскую одежду. Я испуганно сглотнула, увидев, как они, словно по команде, принялись засучивать рукава. Святые отступники, куда и к кому я попала?

Раздевайся,— пророкотала одна из незнакомок, которая ростом едва доходила мне до плеча.

А вы кто? — пискнула я, подтягивая покрывало повыше.

—Эрейны мы.— Женщина бесцеремонно рванула на себя край полотна, которое я изо всех сил прижимала к груди, ни капли не смутившись от громкого треска ткани.— Красоту местным обитательницам наводим.

Услышав это объяснение, я немного успокоилась. Про эрейн мне некогда рассказывала матушка. Более всего по облику они напоминали нечто среднее между гномихами и орчихами. Коренастые, с мускулистыми и чрезвычайно сильными руками, откровенно некрасивые. Но вот парадокс: несмотря на собственную неприглядную внешность, эрейны лучше кого бы то ни было разбирались в косметике. А зачастую — и придумывали всевозможные мази, притирки, бальзамы и прочее, и прочее, без чего не мыслит жизни любая уважающая себя знатная дама.

Держать эрейну в качестве служанки могли позволить себе очень и очень немногие: слишком дорогую цену просили за свои услуги на постоянной основе эти дамочки. Но, честное слово, результат стоил этих трат. Из любой замухрышки эрейна без особых проблем за пару дней делала настоящую красавицу. А мне повезло попасть в руки сразу трем представительницам этого достойного племени. Поэтому я добровольно улеглась на стол, вознамерившись в полной мере насладиться заботой и уходом.

Впрочем, через несколько минут я уже не была так уверена, что судьба улыбнулась мне. Более того — всерьез задумалась: не пора ли рвать когти из купальни, пока меня не убили чрезмерной заботой. Уж больно круто за наведение красоты взялись три нелюдки. Одна драла круглой расческой волосы, сбившиеся после долгого путешествия в колтуны. Другая с настоящим наслаждением хлестала меня по голому телу жгучим веником, по-моему сделанным из обыкновенной крапивы. А третья периодически поливала меня дурно пахнущей водой, в которой плавали неаппетитные на вид странные черные куски, более всего напоминающие разложившееся мясо. Стоит ли удивляться, что я едва сдерживала стоны, то и дело глухо ругаясь на орочьем.

— Ты сама кто? — неожиданно спросила одна из эрейн, когда я вслух помянула всех богов одновременно.

В смысле? — выдавила я из себя, едва не задохнувшись от смрадного запаха, когда на меня вылили очередной ушат темной жидкости.

Эльфийки так не ругаются. — Женщина, которая чесала мою шевелюру с таким остервенением, будто хотела оставить меня лысой, пожала плечами.— Чаще всего плачут, клянутся, что в жизни к нам больше не придут. Правда, когда видят результат, то уже через день записываются в очередь на прием. Но не ругаются. На человека тоже не сильно похожа — звериным духом от тебя веет. На теле шрамов много. Но не от меча, а от кнута. Ты рабыня? Но тогда непонятно, чего ты к нам угодила. Или хозяину сильно понравилась?

Еще чего! — Я мигом оскорбилась.— Я — свободный человек! Никому и никогда не надеть на метаморфа ошейник послушания!

Нечисть, значит,— спокойно резюмировала эрейна, беря в руки новый веник, еще более жгучий, чем предыдущий.— Значит, выносливая. Ну подруженьки, тогда удвоим усилия. Говорят, у метаморфов семь жизней. Авось не испустит дух в наших руках.

Я взвыла от ужаса после этих слов. Ну когда же я научусь держать свой проклятый язык за зубами?! Кажется, с меня сейчас всю шкуру спустят.

Следующие полчаса слились для меня в один непрекращающийся кошмар. Так плохо мне не было даже в застенках храмовников. Меня хлестали, обливали поочередно кипятком и ледяной водой, мяли руки и ноги с такой силой, будто пытались оторвать мясо с костей. То и дело я порывалась бежать, но все мои попытки оканчивались провалом. Меня ловили, водружали обратно на стол, более напоминающий разделочный, и продолжали свои издевательства. Стоит ли удивляться тому, что через некоторое время я всерьез вознамерилась превратиться в кошку и драпануть со всех лап из этого логова садистов.

—Перекинешься — пеняй на себя,— лениво предупредила одна из эрейн, немыслимым образом отгадав мои недостойные намерения.— Хвост оторвем и усы пообщипаем. Где это видано, чтобы девушка с растительностью на лице гуляла?

Пришлось смириться. Я обмякла в руках держащих меня женщин, которые творили с моим почти бездыханным телом всякие непотребства. То есть мыли его, терзали, терли жесткими мочалками. Потом обдали холодной водой и принялись втирать в кожу всевозможные кремы, но делали это с таким усердием, что и врагу не пожелаешь. Я могла лишь тихонько скулить, не надеясь на пощаду. Казалось, будто я превратилась в один сплошной синяк.

—Ну вот, так-то лучше,— спустя целую вечность наконец произнесла одна из эрейн, делая шаг назад и критически осматривая результат совместных трудов.— Хоть на человека стала похожа.

Я продолжала недвижимо лежать, не понимая, о чем она говорит. По моему скромному разумению, я уже давно умерла и переселилась в земли отъявленных грешников. И суждено мне теперь вечность терпеть издевательства и пытки.

—Вставай, разлюбезная.— Меня легонько толкнули в бок.— Закончилось все. Лучше глянь в зеркало, в какую красотку превратилась.

Я продолжала безучастно лежать. Смысл этих слов по-прежнему ускользал от моего понимания. Разве мертвые могут быть красивыми?

—А ну вставай быстро! — потеряв терпение, рявкнула самая низенькая женщина.— Иначе решим, что тебе понравилось, и все по новой повторим.

После такой угрозы я мигом слетела со стола. К моему величайшему удивлению, руки и ноги слушались меня беспрекословно. Странно, я совсем было решила, что их мне оторвали или серьезно повредили из-за чрезмерного усердия.

—А теперь гляди.— Меня бесцеремонно взяли за плечи, вытолкали в соседнюю комнату и развернули лицом к высокому зеркалу, которое располагалось в углу.

Не в силах сдержать своего восхищения, я тихонечко ахнула. Куда делась драная уставшая кошка с некрасивыми проплешинами на брюхе? Ей на смену пришла невысокая худенькая девушка с огромными голубыми глазами и потрясающе шелковистыми длинными волосами. Даже длинный некрасивый рубец на груди, до этого угадывавшийся на фоне загорелой кожи, куда-то пропал. Я не выдержала и повернулась спиной к зеркалу. Изогнула под немыслимым углом шею, пытаясь рассмотреть свои плечи и поясницу. И вновь восторженно ахнула. Нет, шрамы, конечно, никуда не исчезли. Но они стали какими-то совсем незаметными.

Теперь пошла вон,— невежливо приказала эрейна, вручая мне чистое покрывало.— В первый раз с такой неухоженной девицей имели дело. Устали — мочи нет. А уж ругательств наслушались — на несколько лет вперед.

Хотела бы я на вас посмотреть после Пустоши,— огрызнулась я. Гордо замоталась в покрывало, не обращая внимания на вытянувшиеся от удивления лица недавних мучительниц, и вышла в коридор.

Там меня уже поджидала Рашилия. Она окинула меня быстрым взглядом и наконец-то искренне улыбнулась.

—Прекрасно выглядите,— пропела она.— Теперь подберем вам достойную одежду.

Целый час после этого мне пришлось провести в огромной гардеробной. Милая девушка упорно пыталась обрядить меня в какие-то несусветно дорогие атласные платья, даже на мой взгляд чрезмерно открытые, а я так же настойчиво отказывалась от этого счастья. Нет, меня на самом деле тяжело смутить — слишком часто приходилось общаться с представительницами гильдии веселых вдовушек. Но эти тряпичные лоскутики даже они постеснялись бы на себя напялить.

В итоге я выбрала скромное синее платье с кокетливым бантиком под неглубоким декольте. Рашилия скептически хмыкнула, но промолчала. И повела меня обедать.

Увидев накрытый всевозможными яствами стол, я едва не закричала во весь голос от радости. Какое счастье! Больше не надо есть сырое мясо, больше не надо питаться размокшими сухарями и подсчитывать каждую съеденную крошку!

Удовольствие от обильной трапезы омрачал лишь недовольный вид Рашилии. Она так красноречиво поджимала губы после каждого неосторожного звяканья вилки об изысканный фарфор, что под конец обеда мне нестерпимо захотелось разбить эту самую посуду об ее голову. Но вместо этого я лучезарно улыбнулась и с громким чавканьем облизала пустую тарелку, словно не заметив, как эльфийку передернуло от отвращения.

Желаете вернуться в свою комнату или прогуляться? — сдавленно поинтересовалась Рашилия, побледнев от моей невоспитанности.

Прогуляться! — приказала я.— Если можно — в одиночестве.

Вас тяготит мое присутствие? — вежливо осведомилась девушка, в голосе которой прозвучала нескрываемая радость.— Вы можете попросить его высочество, чтобы вам предоставили другую компаньонку.

Что вы.— Я растянула губы в фальшивой приторной улыбке.— Меня полностью устраивает наше общение. Просто хочу побыть наедине с собой.

Рашилия наклонила голову, безуспешно пытаясь скрыть гримасу разочарования. Да, милая девушка, я тебе заранее сочувствую. Придется тебе мириться с моим присутствием еще долгое-долгое время. А облегчать тебе участь я не намерена. Мало ли кого Гворий пришлет на замену.

Эльфийка провела меня через многочисленные коридоры замка и остановилась около дубовой, окованной металлом двери.

— Это выход в сад,— произнесла она.— Он от остального мира огорожен высокой стеной, на которой постоянно присутствуют стражники. Так что можете гулять по нему, ничего и никого не опасаясь. Его высочество упоминал, что на вашу жизнь могуг покушаться. Не бойтесь, здесь вас никто посторонний не потревожит. Когда устанете — позовите меня вслух. Я обязательно услышу и приду.

Эльфийка почтительно поклонилась и любезно распахнула передо мной дверь. Я сделала шаг вперед и в очередной раз за день онемела от восторга. Солнце, много солнца. Ласковый, напоенный ароматами тысячи цветов ветерок. И светлая песчаная дорожка под ногами, замысловато виляющая между темно-зелеными кустами незнакомых мне растений.

Весь этот день я просто бродила между высоких деревьев, не в силах сосредоточиться ни на одной мысли. С толку сбивало обилие странных запахов и красок. И как тут прийти в себя, если за каждым изгибом тропинки скрывается какой-нибудь новый, потрясающе красивый цветок или ручеек, берега которого заботливо выложены белой галькой.

Понятное дело, на следующую неделю сад стал моим любимым местом проведения досуга. Я приходила в него, как только выдавалась свободная минута. То есть проводила здесь все дни напролет. Про меня как будто забыли. За все это время я ни разу не видела ни Шерьяна, ни Рикки, ни тем более Гвория. На все мои вопросы Рашилия, таинственно и несколько злорадно улыбаясь, отвечала, что его высочество слишком занят для встреч со мною. А про его гостей она абсолютно не осведомлена.

Злоба и недовольство подобным положением дел копились во мне. Значит, когда мы спасались бегством от Мария — я была нужна, а сейчас, когда малейшая необходимость во мне отпала, превратилась в ненужную обузу? И теперь меня совершенно не нужно ставить в известность по поводу дальнейших планов или просто навещать?

Я несколько раз пыталась добраться до Гвория. Сначала требовала у Рашилии, чтобы она немедля меня к нему проводила. Но эльфийка с ложным сочувствием пожимала плечами и отвечала, что не в силах мне помочь. Мол, его высочество отсутствует в замке. Тогда я вышла на охоту. Без устали бродила по запутанному лабиринту коридоров замка, пытаясь взять след хоть кого-нибудь из моих знакомых. Но и тут потерпела поражение. Во дворце пахло цветами и запустением. Такое чувство, будто, кроме меня и незаметных, но предупредительных слуг, тут больше никого не было.

К концу недели я готова была уже выть от безделья. И всерьез вознамерилась осуществить побег из замка. Нет, не настоящий, конечно. Поброжу по долине, а затем сдамся по доброй воле. Как-то мне совсем не улыбается в одиночку шататься по эльфийским лесам. У меня ведь на лбу не написано, что я нахожусь под протекторатом наследника престола. Но быть может, такой отчаянный поступок покажет Гворию, что меня нельзя надолго оставлять в одиночестве. Умру ведь от скуки и тоски!


* * * | Охота на нечисть | * * *