home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ИЗ ОГНЯ ДА В ПОЛЫМЯ

Надо сказать, умирать у меня уже вошло в дурную привычку. Я так часто в прошлом балансировала на грани жизни и смерти, что сбилась со счета. Одно открытие круга мертвых чего стоило.

Черное небытие убаюкивало. Я лениво качалась на его волнах, уже ни о чем не думая. Слезы, страдания, переживания - все осталось позади, став каким-то ненастоящим и глупым. В той жизни существовала лишь ежедневная, ежечасная борьба за существование. Здесь наконец-то можно было расслабиться и просто плыть по течению.

Иногда беспамятство отступало, и тогда ему на смену приходила боль. Выкручивающая все внутренности, крадущая силы, от которой не было спасения. Если бы я могла кричать - я бы кричала, умоляя оставить меня в покое. Но вместо слов на искусанных в кровь губах рождался лишь слабый стон, и я вновь умирала. Для того чтобы остановиться на пороге мира мертвых, терпеливо дожидаясь, когда меня пропустят через грань. Вот только привратник ко мне что-то не спешил. Неужто я так много грешила, что и после смерти не заслужила покой? Впрочем, даже такое существование меня вполне устраивало. Лишь бы не возвращаться туда, где каждый вздох, каждая мысль приносит новое, невыносимое страдание.

Однако через некоторое время долгие периоды блаженного беспамятства начали укорачиваться. Теперь меня все чаще швыряло в истерзанное тело. Кажется, я плакала и умоляла, чтобы меня добили. Кажется, пыталась укусить руки, которые насильно вливали мне в горло дурно пахнущее зелье. Ничего не помогало. По непонятной причине я еще жила. Меня никак не хотели отпускать в земли мертвых, на которых лежит вечный туман.

Часто я слышала ласковый, смутно знакомый голос. Он разговаривал со мной, упорно называя по имени, иногда что-то требовал и ругался, когда я выплевывала отвратительно горькие снадобья. Почему-то мне было приятно его слышать. Но едва я пыталась вспомнить, кому принадлежит этот голос, как накатывала страшная усталость.

Наконец, через многие-многие столетия нескончаемой боли я заснула. Заснула обычным сном, не провалившись по обыкновению в безмолвную пропасть между мирами. А когда пришла в себя, то впервые почувствовала на щеке теплый солнечный луч. Ощутила тяжесть прохладной тряпки на лбу. И услышала голодное бурчание своего желудка.

- Доброе утро, Тефна, - раздался рядом голос, но не тот, который поддерживал меня все это время. - С возвращением.

Я приоткрыла один глаз и посмотрела на того, кто это сказал. Как ни странно, им оказался Шерьян. Храмовник сидел на краешке кровати и приветливо мне улыбался.

- Лучше бы я умерла, - выдавила я из пересохшего горла. - Знаешь, на той стороне не так уж и страшно.

- Знаю, - на удивление серьезно отозвался мужчина. - И все же я рад, что этого не случилось. Иногда для того, чтобы выжить, надо больше мужества, чем для того, чтобы умереть.

Я промолчала. Конечно, радостно, когда тебя хвалят, но в данной ситуации никакой моей заслуги не было. Меня не оставляло подозрение, что кто-то просто не пустил маленького несчастного метаморфа за грань. И это было неприятно осознавать. Или, действительно, мне еще слишком много грехов отмаливать, или у богов на меня есть свои планы.

- Как ты себя чувствуешь? - спросил Шерьян, заботливо поправляя одеяло.

- Плохо, - честно ответила я, в последний момент сдержавшись от совсем уж неприличного слова. - Грудь болит. Слабость. Есть хочу.

- Замечательно. - Шерьян расцвел в довольной улыбке, будто я сказала нечто чрезвычайно приятное. - Наличие аппетита - очень хороший признак. Значит, силы к тебе уже возвращаются.

Я с жалобной гримасой приподняла руку. Попыталась было коснуться ноющих ребер, но потерпела в этом неудачу, наткнувшись на тугую повязку.

- Бинты с тебя еще рано снимать. - Храмовник заметил мое неуверенное движение. - Придется менять их каждый день. Но в любом случае до полного выздоровления тебе еще не меньше месяца.

- Так долго? - удивилась я. - Почему? Я же метаморф. На нас все быстро заживает.

- Но не раны, нанесенные ритуальным клинком храма бога-сына. - Шерьян криво усмехнулся. - Тем более заговоренным против нечисти. Скажи спасибо, что вообще жива осталась.

- Спасибо, - послушно повторила я, устало скидывая со лба нагревшуюся тряпку. - Однако, к слову сказать, я не просила меня спасать.

- Гворий оставил целебную мазь, - продолжил тем временем Шерьян, сделав вид, словно не заметил сарказма в моих словах. - Будем надеяться, она ускорит заживление. Но вот щипать и чесаться после нее будет ого-го как. Предупреждаю сразу, чтобы потом не орала и не плакала, как до этого.

- Мне вообще-то было очень больно, - возмутилась я. Тяжело вздохнула, пережидая приступ слабости, и негромко спросила: - А сам Гворий где?

- Он уехал сутки назад. - Храмовник пожал плечами. - Когда стало понятно, что твоей жизни больше ничего не грозит. Дольше откладывать отъезд было глупо и весьма опасно.

- Уехал... - протянула я. Голос предательски дрогнул от обиды.

- Тефна, он провел около твоей кровати пятеро суток. - Шерьян понимающе хмыкнул. - Без еды и практически без сна. Сделал все возможное и кое-что невозможное, чтобы за уши вытащить тебя с того света.

- И все-таки уехал, не дождавшись, когда я приду в себя, - ядовито закончила я перечисление подвигов полуэльфа.

- У него были на то причины, - мягко произнес Шерьян. - Очень важные. Он и так задержался в Мейчаре сверх всякой нормы.

Я отвернулась к стене. Наверное, храмовник был прав, и мне в самом деле не стоило сердиться на Гвория. Но все же, как бы хотелось сейчас, чтобы именно он сидел рядом с моей постелью и держал меня за руку.

- И потом, драгоценная моя, разве вы не клялись недавно, что видеть больше Гвория не желаете? - с иронией поинтересовался Шерьян. - Мол, гад он последний и сволочь изрядная. Неужели женщины так быстро меняют свое мнение?

Я, насупившись, упорно молчала. Действительно, как-то за всеми этими перипетиями с умиранием и последующим воскрешением совершенно позабыла, что Гворий хотел сделать из меня свою любовницу. Пусть даже под гордым названием "младшая жена".

- Тефна, а с чего ты вообще решила, что Гворий собирался тебя именно насильно увезти в эльфийские леса? - убедившись, что я не собираюсь отвечать, полюбопытствовал Шерьян. - Он сам тебе это сказал?

- Нет, - неохотно буркнула я. - Дория поделилась.

- Значит, Дориэлия, - повторил храмовник. - В принципе, этого и следовало ожидать. Эх, Тефна, Тефна. Глупый маленький котенок. И когда же ты перестанешь верить каждому встречному? Или уже забыла, сколько неприятностей всем нам принесла эта эльфийка в прошлом?

- Тогда она была под заклятием Мария. - Я несогласно мотнула головой. - Сейчас чары с нее сняты. К чему ей врать мне?

Шерьян хотел было что-то сказать, но передумал. Лишь развел руками, будто говоря - сама поразмышляй на досуге.

- Кстати. - Я встрепенулась, вспомнив о заклятом враге. - Марий! Что с ним? Как он попал в трактир? Почему ты не помог мне? Откуда там взялся Гворий? И где книга?

- Слишком много вопросов. - Шерьян недовольно покачал головой. Взял мою руку в свои ладони и замер, к чему-то прислушиваясь. Потом недовольно цыкнул: - Нет, Тефна, на сегодня хватит. Ты еще очень слаба.

- Не уходи от разговора! - прошипела я и дернулась изо всех сил, пытаясь вырвать руку из его хватки, но тут же зашлась в приступе мучительного кашля.

- Совсем плохо. - Шерьян помог мне, задыхающейся от нехватки воздуха, откинуться на подушки, и легонько прикоснулся пальцами к моим вискам. - Тефна, сейчас ты немного поспишь. Я виноват - позволил тебе слишком много говорить.

- Я не хочу спать! - взвизгнула я, борясь с непонятным оцепенением, которое расползалось от ладоней мужчины по всему моему телу. - Шерьян, не смей использовать на мне свои магические штучки!

Храмовник лишь улыбнулся. А я еще секунду отчаянно сопротивлялась сладкой дрёме, которая укутывала меня теплым невесомым покрывалом. Но ставшие вдруг свинцово тяжелыми веки сами собой закрылись. И я заснула.


предыдущая глава | Охота на нечисть | cледующая глава