home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

– Мамочка, когда же папа вернется домой?

От этих слов у Лии защемило сердце. Она держала Коти за руку, открывая перед ним дверь в палату Руфуса.

– Не скоро, сынок, – донесся с кровати слабый и хриплый голос. Руфус улыбнулся и протянул руку сыну.

Сегодня утром Лия уже звонила в больницу, чтобы узнать, как начался у мужа день. Дежурная сиделка сообщила, что он сидит в постели, а это случалось уже не часто. Коти все время просил, чтобы она как-нибудь взяла его с собой – повидать отца; Лия решила рискнуть и привести его сегодня.

К тому же она чувствовала себя виноватой: она давно не брала Коти с собой. За это время Руфус очень сдал. Казалось, Коти почувствовал, что отцу хуже, – она прочла это в его глазах.

Лия через силу улыбнулась:

– Все хорошо, Коти.

Малыш подбежал к краю кровати и вложил крошечную ручонку в большую, но исхудавшую руку отца.

– Как дела у моего мальчика? – с трудом выговорил Руфус.

– Хорошо идут дела. Мама играла со мной в баскетбол. – Живые глаза Коти погрустнели. – Но лучше бы ты со мной играл. У мамы это не очень получается. – Он покосился на Лию. – Она без конца мажет, а потом ей приходится бегать за мячом.

В последних словах сына звучало столько чисто детского осуждения, что Лия не удержалась от смешка. Руфус тоже усмехнулся, и у Лии дрогнуло сердце: только сын привязывал мужа к жизни. Конечно, Руфус любил ее, в этом не было сомнения, но ради сына он вел отчаянную борьбу со смертью.

– Ты уж извини, ковбой. Я бы и рад… – Речь Руфуса прервал приступ судорожного кашля. Коти, испугавшись, отпрянул от кровати; Лия бросилась к мужу. Кашель наконец прекратился, но Руфус очень ослабел: уронив голову на подушку, он закрыл глаза.

– Извини, я…

– Тихо, милый, все хорошо, – прошептала Лия, поглаживая ладонью его влажный лоб.

– Мамочка…

Коти не договорил: открылась дверь, и в палату вошла сиделка – высокая худая женщина.

– А, Коти, привет, – с улыбкой обратилась она к мальчику.

– Здравствуйте, – застенчиво откликнулся он.

– Доброе утро, Хетти. – Из всего больничного персонала эта сиделка вызывала у Лии самую большую симпатию.

– Ай-ай-ай, мистер Фрейзер, похоже, у вас опять был один из ваших скверных приступов кашля?

– Да, только что, – подтвердила Лия, огорченно сдвинув брови.

– Ну, сейчас вам полегчает, только примите вот эту пилюлю.

Она приподняла его голову и держала ее так, чтобы Руфусу было удобно проглотить лекарство. Потом она снова обратилась к Коти:

– У мистера Райли в гостях щенок из приюта для животных. Не хочешь посмотреть на него?

Глаза Коти загорелись.

– Мама, можно?

– Не возражаю.

– Очень хочется, сынок? – спросил Руфус, делая неимоверные усилия, чтобы не раскашляться.

Лия-то знала, чего это ему стоит: он старался даже не глотать. Господи, как она хотела бы помочь ему хоть чем-нибудь, но, увы, от нее ничего не зависело. И так уже делалось все возможное.

– Я сейчас же вернусь, – сказала Хетти и не обманула: спустя несколько минут она уже снова вошла в палату.

– Мам, посмотри, – закричал Коти, – посмотри, что у нянечки Хетти в руках!

– Ой, прелесть какая! – воскликнула Лия при виде крошечного щенка.

Руфус засмеялся было, но тут же закашлялся.

Лия бросила на него быстрый взгляд:

– С тобой все в порядке?

– Не беспокойся, дорогая. А ты, сынок, возьми его в руки. Я думаю, сестре Хетти и без него забот хватает.

Сияя от радости, Коти кинулся к щенку, и тот немедленно облизал ему щеки и губы. Малыш залился счастливым смехом.

– Коти, – испуганно воскликнула Лия, – не позволяй ему облизывать тебе губы.

– А почему, мамочка? У него совсем не пахнет изо рта.

Лия возвела глаза к небу.

– Хочешь поиграть с ним несколько минут? – спросила сиделка, пряча улыбку.

– Вот было бы здорово!

– Что ж, я зайду попозже.

Как только дверь за сиделкой закрылась, Коти уселся на пол и приступил к дрессировке.

– Ко мне, песик! Ко мне! – звал он непонятливого щенка, который упрямо уползал в угол. – Слышишь, ко мне!

Лия присела на кровать рядом с Руфусом, и вместе они наблюдали, как сын возится на полу со щенком.

Лия ласково сжала руку мужа и улыбнулась ему. Руфус ответил едва ощутимым пожатием.

– Ого! – вдруг воскликнул Коти.

Лия взглянула и охнула: щенок приготовился пустить лужу.

– Ах, нет! Коти, не давай ему!..

– Но, мамочка, должен же он пописать.

– Это слово вслух не говорят, молодой человек.

– Какое? Пописать?

– Вот именно.

Коти пожал плечами.

Лия удержалась от резкой реплики и почувствовала, что Руфус потянул ее за руку:

– Слушай, все в порядке. Что тут такого?

Лия рассмеялась.

– Ты прав: это все пустяки. Сейчас возьму бумажное полотенце и подотру лужицу.

– Не будете вы ничего подтирать. – В палату стремительно вошла Хетти. – Я сама этим займусь. – Она подмигнула Коти, который, встав с пола, держал щенка на руках. – Вижу, твой дружок оскандалился.

– Да, мэм, он попи…

– Коти!

Все дружно рассмеялись.

– Хочешь сам отнести щенка к мистеру Райли? – спросила Хетти.

– Да, мэм.

– Тогда вперед. – Лия с улыбкой подтолкнула сына к дверям.

Коти с сиделкой вышли из палаты. Лия снова присела к мужу и взяла его за руку.

– Тебе получше?

– Гораздо лучше. – Руфус чуть сжал ее пальцы.

– Вот и хорошо. – Лия едва удерживалась от слез.

Лицо Руфуса осветилось слабой улыбкой.

– Ты очень красивая.

– Как бы не так. Я похожа на старую ведьму, сам знаешь.

– Ничего подобного.

Лия попыталась улыбнуться, но в глазах оставалась боль. А муж продолжал смотреть на нее с гордостью и любовью, как будто пытался навек запечатлеть в памяти ее черты.

Самообладание покинуло Лию, и слезы хлынули у нее из глаз.

– Как это несправедливо! – Слова вырывались из самой глубины ее души. – Ты еще совсем молодой! Это несправедливо!

– Не надо плакать, любимая. Подумай о себе и о нашем сыне.

– Руфус, позволь мне увезти тебя домой. Там я могла бы…

– Нет, – перебил он ее. – Ты знаешь, что я об этом думаю. Я не хочу, чтобы Коти день за днем видел меня таким. Тебе нужно сосредоточиться на работе.

Было бы на чем сосредоточиваться, молча терзалась Лия.

Она не собиралась взваливать на него еще бремя и этих огорчений. Да и как ей набраться храбрости и сказать ему, что она будет вынуждена взять его домой, потому что они истратили все сбережения до последней копейки, а страховая компания увернулась от всех своих обязательств?

– Да, кстати, как у тебя подвигается работа? Становишься важной шишкой?

– Да, в общем, все к тому идет, – бодро солгала Лия.

Руфус поднес к губам ее руку и с нежностью поцеловал.

– Я люблю тебя, – сказал он. Теперь и у него в глазах стояли слезы. – Я так виноват перед тобой…

– Не говори так! Никогда не говори так! Тебе не в чем себя упрекнуть.

– А ты вытри слезы, слышишь! И выше голову! Ты должна быть сильной – ради Коти.

– Я постараюсь, – ответила Лия дрожащим голосом.

– Постарайся, пожалуйста. – Руфус с нежностью улыбнулся жене и снова чуть сжал ее пальцы. – Обещаешь?

– Обещаю, – прошептала Лия.

Руфус задремал, и она осторожно высвободила руку.

Лия подняла голову; ощущение было такое, как будто она тонет в море скорби. Сознание трагической нелепости происходящего было почти невыносимым.

Через минуту она встала и вышла из палаты, осторожно прикрыв за собой дверь.


Некоторое время спустя Лия уже сидела у себя в кабинете, уставившись в лежащий перед ней список различных фирм. Она обзвонила уже все фирмы, кроме двух, и всюду без исключения ей отвечали, что их уже обслуживают другие архитекторы.

Результат был обескураживающий, но Лия тем не менее не опустила руки: в тайниках души теплилась надежда, что Монтгомери поручит ей ту работу, о которой говорил.

Не следовало бы на это рассчитывать: ее могло ждать разочарование. Здравый смысл твердил Лие, что вряд ли этот Монтгомери станет нанимать человека, не имеющего никакого опыта в нужной области.

И все же Лия не могла отделаться от мыслей об этой работе. Да и о нем самом тоже. Дэлтон Монтгомери захватил ее врасплох. Ей не нравилось, как он смотрел на нее, словно раздевая взглядом, но вполне возможно, что она теперь просто пуганая ворона: после истории с Купером Андерсоном что угодно может померещиться.

Вдобавок она была зла на себя за неожиданный интерес, который вызвал в ней этот человек. Она обратила на него внимание сразу же, как только он вошел в ресторан. Ничего, только бы заполучить эту работу, а там уж она сообразит, чего следует бояться, а чего не следует.

Она встала, потянулась и вдруг так и подпрыгнула от неожиданности: за окном сверкнула молния, и весь дом содрогнулся от раскатов грома.

Лия бросила в окно тревожный взгляд: давно бы пора привыкнуть к здешнему климату, но внезапные яростные грозы продолжали наводить на нее страх. А тут еще Коти ушел к приятелю. Теперь она уже жалела, что отпустила его; Лия всегда чувствовала себя спокойнее, когда сын был дома, рядом с ней.

Она собиралась включить телевизор, когда в дверь позвонили. Нахмурившись, она прошла через гостиную к двери и отворила ее.

За дверью стояла насквозь промокшая Софи.

– Бр-р! – Софи пулей пролетела мимо Лии и остановилась только посреди комнаты. – Утром, когда я выходила из дома, мне и в голову не пришло, что у неба может дно прохудиться.

– И мне тоже.

– Слушай, можно мне взять полотенце в ванной?

– Ох, извини, ты дрожишь как осиновый лист, а я и не заметила. Конечно, разотрись хорошенько.

– Спасибо, – пробормотала Софи, скрываясь в ванной. Через несколько минут она уже сидела напротив Лии за обеденным столом; перед ней дымилась чашка кофе по-французски, с ванилью.

– М-м… – блаженно промычала Софи, вдыхая аромат кофе. – Спасибо, умница ты моя. Я, признаться, думала, что у тебя будет чай со льдом. Снаружи чертовски сыро.

– Наверное, эту сырость я развела.

– Ездила в больницу?

– И Коти с собой брала.

– Ну и как все прошло?

– Каждый раз, когда я беру его туда, у меня сердце кровью обливается.

– Могу представить, что тебе приходится выносить.

Подруги надолго замолчали; затем Лия заговорила снова:

– Несколько часов названивала по разным телефонам. Похоже, я в тупике.

– И это не единственная твоя проблема.

Чашка Лии застыла на полпути ко рту.

– Ты о чем?

– Да этот пузатый черт все еще околачивается поблизости.

У Лии глаза полезли на лоб.

– Джей Ти Партридж? Агент страховой компании?

– Он самый.

– Ты хочешь сказать, что в такую грозу он торчит у моего дома?!

– Выйди-ка за дверь да понюхай, какой дрянью пахнет в воздухе, тогда сразу мне поверишь.

– Вот ублюдок!

– Такого не грех и покрепче назвать.

– Ох, Софи, вдруг меня арестуют из-за этой кражи?

Софи махнула рукой:

– Да ну, не может такого быть. Мой тебе совет – плюнь на этого скота и собери всю свою энергию, чтобы найти хорошую работу, а не какую-нибудь там копеечную.

– Забавно, что ты именно сейчас заговорила об этом. – Лия взглянула в окно, струи дождя без устали хлестали в стекла. – Дело в том, что пару дней назад у меня была одна интересная встреча – и как раз по поводу такой работы.

– А почему же ты до сих пор помалкивала?

– Да как-то думается, что ничего из этого не выйдет, вот почему.

– Все равно могла бы поделиться. Так с кем ты встречалась?

– С Дэлтоном Монтгомери.

– Дэлтон Монтгомери? Дэлтон Монтгомери… Мне знакомо это имя… – Вдруг лицо Софи оживилось. – Я почти уверена, это тот самый парень, который приударял за моей подругой Синтией, а потом оставил ее с носом.

– Этому нетрудно поверить. У него прямо на лбу написано: бабник.

– Так что, он хорош собой?

Лия пожала плечами:

– Пожалуй, да.

– А поподробнее можешь описать?

– Заинтересовалась? – улыбнулась Лия.

– А почему бы и нет? Я не покойница и не замужем.

– Пока еще не замужем, – поддразнила ее Лия.

– Ладно, так что же он собой представляет?

– Мне почему-то кажется, что Луис не одобрил бы твой интерес к другому мужчине.

– Как я уже отметила, я не покойница и пока еще не замужем.

Лия покачала головой:

– Ну, он высокий и светловолосый, и у него, в общем, неправильные черты лица; знаешь, есть люди такого типа: если рассматривать все по отдельности, так вроде ничего привлекательного. Но в совокупности получается нечто интригующее.

Несправедливо, могла бы она добавить, что у мужчины могут быть такие глаза – темные, глубоко посаженные, с густыми ресницами и резко очерченными бровями…

– Интригующее? Вот как?

Лия поджала губы.

– Не цепляйся к словам.

– А кто он такой, ты знаешь?

– Понятия не имею.

– Нет, имеешь. Подумай. Фамилия «Монтгомери» что-нибудь значит для тебя?

– Нет.

– Ох, ну слушай. Его отец – он недавно умер – был сенатором от штата Луизиана. Он обладал огромным влиянием, и многие считали его вторым Хью Лонгом.

– Ах, так вот откуда у Дэлтона Монтгомери деньги на воплощение его проекта!

– Какого проекта?

Лия пересказала ей самую суть беседы с Дэлтоном.

– Ого! Да ты хоть осознаешь, что такая работа пахнет миллионами?

– Именно это и заставляет меня думать, что я вряд ли получу ее, особенно если он решит проверить мои рекомендации.

– Я надеюсь, ты не отправила его за рекомендациями к этому подонку Куперу Андерсону.

– Нет, но я должна была указать, где я работала. Да, кроме того, он и сам знает об этом от какого-то приятеля.

– Ладно. Все же будет ужасно досадно, если он доберется до Купера.

– Я знаю, не говоря уже об Эллен Тибодо и ее обвинении.

– Значит, ты не упомянула об истории с кражей?

– Нет, просто не могла себя заставить. Зачем унижаться без надобности?

– Возможно, это к лучшему. – Софи на минуту призадумалась. – Почему он все-таки позвонил тебе, как ты думаешь? В конце концов, ты полный профан в смысле всяких клубов и казино.

– Ума не приложу, – ответила Лия. – Он утверждает, что слышал обо мне блестящие отзывы.

Софи подняла брови.

– Может, удача еще повернется к тебе лицом.

– Да ну, все равно какая-нибудь крупная фирма перехватит заказ. Может быть, даже та, где я раньше работала.

– Поживем – увидим.

– А между тем я должна найти хоть какую-то работу, – удрученно подытожила Лия. – Есть идеи?

– Я видела два невычеркнутых названия в твоем списке.

– Верно.

– Вот и позвони им.

Лия взялась за телефон.


В роскошном офисе на верхнем этаже фирмы «Андерсон, Томас и Свейн» сидели двое мужчин и молча смотрели друг на друга.

– Итак, к чему же мы пришли? – прервал молчание Купер Андерсон, старший партнер.

– Я переговорил с дюжиной претендентов, и ничего подходящего. – По голосу чувствовалось, что Дарвин Томас, второй компаньон, устал до предела.

– Но мы просто вынуждены продолжать поиски.

Дарвин встал и подошел к окну. Купер, насупившись, наблюдал за ним.

– Больше всего мне хотелось бы знать, какого черта вы допустили, чтобы из фирмы ушла Лия Фрейзер? – Дарвин отвернулся от окна и теперь внимательно смотрел на Купера.

Купер насторожился.

– Вы все не так поняли, старина. В один прекрасный день она попросту впорхнула и заявила, что делает ручкой.

– Ох, бросьте, Купер. С каких это пор вы стали допускать, чтобы женщина вроде нее могла, работая у нас, выкинуть такой фортель? Здесь что-то кроется. Черт возьми, приятель, она приносила фирме кучу денег. Кроме того, она вполне созрела для значительного повышения.

– Она сама так решила, – холодно сказал Купер, – и мне это нравится не больше, чем вам.

– Тогда верните ее назад. – Дарвин резко отодвинул папку на столе Купера. – Ни один из этих ей в подметки не годится. – Он пошел к выходу, но у двери задержался. – Между прочим, Уолтер согласен со мной.

Дверь за ним с треском захлопнулась. Замечательно, просто нечего сказать, подумал Купер. Двое партнеров против одного. Стоит им выяснить… – и тогда ему несдобровать.

И он выругался вслух.


Глава 12 | Бесценное сокровище | Глава 14