home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13

– Еще одну нижнюю юбку? – предложила Сэди. – Я высунула нос за дверь: сегодня утром куда холоднее, чем мне казалось.

– Ты когда-нибудь забиралась так далеко к северу? Я – нет. Здесь наверняка куда холоднее, чем обычно бывает в наших краях. И на мне уже три юбки, – пожаловалась Офелия.

– Вы натянули те шерстяные чулки, которые я достала из сундука?

– Да, и прекрати суетиться.

– Жаль, что мы не подумали захватить ваши сапожки для верховой езды. Они защитили бы ваши ноги лучше, чем короткие дорожные ботинки.

Офелия покачала головой и усмехнулась:

– Для них просто не было места, и перестань наконец волноваться! Разве можно замерзнуть в платье из толстого бархата и пальто? Я всего лишь хочу немного прогуляться. Обещаю, если замерзну, немедленно вернусь.

Через минуту она уже спешила вниз: отделанный мехом капор надвинут на лоб, голубое пальто застегнуто на все пуговицы, муфта свисает со шнурка, привязанного к запястью.

Было еще совсем рано. Она надеялась пройтись в одиночестве и насладиться свежим воздухом, прежде чем появится ее Немезида.

Позже они еще успеют обсудить длинный список недостатков, о котором упомянул Рейфел. Вчерашний вечер принес ей немало боли. Неприятно, когда напоминают о твоих сожалениях. Не так-то много их у нее, но при воспоминании о каждом Офелии всегда становилось грустно. А она терпеть не могла грустить. Именно на это он надеялся? Что она расстроится, будет несчастной и поэтому мгновенно станет другой женщиной? Лучше и чище?

Офелия презрительно фыркнула.

Но их первое обсуждение ее так называемых пороков прошло не так уж и плохо. Она решила быть с ним правдивой, а ведь Офелия не всегда говорила правду и не считала это недостатком. Просто искренность крайне редко ей помогала. В отличие от лжи. Эту привычку она переняла от своих «подруг», поскольку те никогда не отличались чистосердечием и всегда говорили ей то, что, по их мнению, она хотела услышать. Кроме того, выскажи она все, что о них думает, несчастные так оскорбились бы, что не захотели бы иметь с ней дела. А ложные друзья все же лучше, чем никакие, как давным-давно поняла Офелия.

Однако втайне она поражалась тому, что решила быть честной с Рейфелом. Она сама не знала почему. Возможно, ей просто казалось, что он более проницателен, чем большинство ее знакомых, и скорее всего сразу почувствует неискренность. Впрочем, зачем ей лгать? У нее есть недостатки. Как у всех людей. И вряд ли что-то можно поделать с тем фактом, что ее поведение зачастую диктовалось именно этими недостатками. Но она признает их существование, и… остается надеяться, что этого будет достаточно для ее скорейшего отъезда из этой глуши.

Выйдя за порог и закрыв за собой дверь, она обнаружила, что Сэди права. И дело даже не в холоде, а в легком ветерке, которого Офелия скорее всего даже не ощутила бы, будь погода получше. Но небо было затянуто мрачными тучами, так что снег не думал таять. Наоборот, судя по всему, очередного снегопада не избежать.

Офелия хмуро уставилась на расчищенные дорожки, ведущие к дому и конюшне. Очевидно, управитель старается выполнять свою работу.

Сунув руки в муфту, Офелия осторожно шагнула влево, на нетронутый снег. Отсюда открывался прелестный вид.

С этой стороны от дома не было других зданий. Только ряды голых деревьев, которые выглядели куда красивее с опушенными снегом ветвями. А кусты можжевельника и ели, весело зеленеющие под белым покрывалом, выглядели нарядно и празднично.

Офелия с удовольствием печатала следы вокруг деревьев. Немного устав, она остановилась полюбоваться на прекрасные белые холмы. Снег был так ослепительно бел и нетронут, свежий воздух бодрил…

Офелия глубоко вдохнула, но тут же охнула, ощутив удар в спину. Сначала она решила, что это, должно быть, птица, хотя в это время года почти все они зимуют на юге. Но может, бедняжка замерзла и не в силах летать?!

Она обернулась, ожидая найти птицу, лежавшую на земле у ее ног… и увидела Рейфела, лепившего очередной снежок!

Офелия уставилась на него с открытым ртом. Лукавая улыбка на губах Рейфела говорила сама за себя. Подумать только! Как ему в голову пришло кидаться в нее снежками?! Что за ребячество!

– Вы с ума сошли? – осведомилась она, но тут же взвизгнула, когда мимо головы пролетел еще один комок снега.

Она поспешно нырнула за ближайший куст, негодующая, но твердо намеренная сквитаться за все. Стряхнула с руки муфту, набрала большую горсть снега и смяла его в ладони, прежде чем выпрямиться и метнуть свой снаряд в цель. И она попала! Снежок расплющился у него на груди.

Офелия звонко рассмеялась, и рот мгновенно залепило снегом. Отплевываясь, она вновь спряталась за куст. Черт возьми, до чего же он метко целится! Впрочем, и она не так уж плоха и по крайней мере нашла чудесное прикрытие за кустом!

Рейфел как ни в чем не бывало продолжал стоять на месте. Очевидно, посчитал, что в первый раз ей просто повезло. Ничего, она ему покажет!

Но на этот раз она промахнулась. Зато его третий снежок сбил с нее капор. Возможно, не стоило ей прятаться за кустом: так она не видит, что делает Рейфел.

Она решила, что лучшей тактикой будет нанести удар и бежать, и поэтому осторожно выглянула из-за куста, увернулась от его снежка, вскочила, нанесла ответный удар и бросилась наутек, то и дело поскальзываясь. Но ни разу не упала. И ее по-прежнему разбирал смех.

Еще два снежка ударились в спину, прежде чем до нее донесся его крик:

– Трусиха!

Офелия обернулась и ответила сияющей улыбкой.

– Подойдите ближе… если посмеете!

– Значит, вот как?

Он шагнул к ней. Она поспешно загребла снег, слепила ком побольше. Бросила в него, а потом снова побежала, но не прежде чем увидела, как на его лбу красуется белое пятно.

Офелия восторженно захлопала в ладоши. И потратила несколько драгоценных секунд на то, чтобы нагнуться за очередной порцией снега, но когда подняла глаза, обнаружила, что расстояние между ними значительно сократилось. Его проклятые длинные ноги!

Она пустилась бежать, но он ринулся на нее и не промахнулся. Оба покатились по снегу. Офелия задыхалась от хохота.

Поцелуй был настолько неожиданным, что Офелия не сразу поняла, отчего стало так горячо губам. Она оцепенела, ровно настолько, чтобы ощутить всю сладость поцелуя… прежде чем впасть в праведный гнев. Но ей было так хорошо. А еще лучше было волнение пронзившее ее насквозь. Она никогда не испытывала ничего подобного – до этого момента. Словно внутренности свились в тугой ком, а внизу живота разгорелся огонь.

Она сама не поняла, почему ее руки обвили его плечи. И если чуть раньше она мерзла, теперь большое тело Рейфа придавило ее к земле, излучая тепло. Пар от их дыхания грел лицо. Груди Офелии набухли. В них словно вонзились сотни иголочек. Кровь, казалось, закипела и быстрее потекла по венам.

Это могло бы продолжаться бесконечно, если бы Рейфел, забывшись, не коснулся ее шеи ледяными пальцами. Внезапный холод принес с собой отрезвление. Рассерженная Офелия оттолкнула его и неуклюже поднялась, отряхивая бархатное пальто. Конечно, она была покрыта снегом с головы до ног, но это казалось ей вполне естественным. И злилась она вовсе не потому.

– Так и знала, что все именно этим и кончится, – заявила она тоном судьи, уличающего преступника. – Могли бы просто попросить меня выйти за вас замуж. Мои родители, вне всякого сомнения, будут в восторге.

– В отличие от вас?

– Что за абсурд вы несете!

– Советую вам не делать еще более абсурдных заключений. Я просто хотел убедиться, что на вкус вы так же неприятны, как на слух.

Она воззрилась на Рейфела, по-прежнему лежавшего на снегу в такой небрежной позе, словно под ним был мягкий диван. Что это он мелет?

Офелия было нахмурилась, но тут же подняла брови.

– Я действительно так неприятна на вкус?

– Вне всякого сомнения, – ухмыльнулся он.

Боже, да он, кажется, дразнит ее! Никто и никогда ее не дразнил: порукой этому был ее обычный неприступный вид, который она так старательно репетировала перед зеркалом. Впрочем, до сих пор никому не приходило в голову бросаться в нее снежками.

Офелии было слишком весело, чтобы закончить всю сцену на столь мрачной ноте. Поэтому, обдумав свою реакцию, она поняла, что не стоило так ершиться из-за обычного поцелуя, который наверняка ничего не значил. В конце концов недаром Рейф заслужил репутацию повесы должно быть, он привык к подобным приключениям.

– Мои снежки чаще ваших попадали в цель, – усмехнулась она.

Очевидно, это был ее способ признаться, что она слишком близко к сердцу приняла случившееся. Нечто вроде невысказанного извинения.

– Вовсе нет! – засмеялся Рейфел, вставая. – Но ваша меткость – выше всяких похвал. Должно быть, в детстве вы немало практиковались.

Офелия мгновенно застыла и насторожилась.

– Нет, никто не хотел играть со мной в снегу.

Его веселость тут же испарилась.

– Надеюсь, это неправда, Фелия.

– Конечно, неправда, – согласилась она, только чтобы сменить тему.

– Значит, так и было?

– Я просила вас не затрагивать эту тему, поэтому помолчите! – бросила Офелия, отходя.

Жаль, что прогулка не удалась!


Глава 12 | Дьявол, который ее укротил | Глава 14