home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 20

– Полагаю, я уволен? – настороженно пробормотал Альберт, поднимаясь с земли.

– Чертовски верно! Уволен, – подтвердил Рейфел, отвязывая колесо от седла лошади, на которой приехал Альберт. – После того как наденешь колесо на ось и отвезешь нас в Олдерс-Нест.

– Но к чему мне это, – вознегодовал Альберт, – если я больше не ваш кучер?

– Может, предпочитаешь отправиться домой пешком?

– Именно, – бросил Альберт, – да еще и захвачу деньги, обещанные миледи.

Рейфел пригвоздил Альберта к месту разъяренным взглядом.

– Воображаешь, я способен подпустить ее к тебе хотя бы на два шага, когда ты оставил ее здесь замерзать? Да я раньше прикончу тебя голыми руками! И еще смеешь упоминать о деньгах, хотя не выполнил ее поручения, от которого должен был отказаться с самого начала?!

Альберт либо недостаточно хорошо знал Рейфела, либо был слишком разочарован, чтобы осторожничать.

– Прекрасно, тогда я ухожу, – проворчал он, но, сделав несколько шагов, обернулся и почти взвизгнул: – И вы даже не попытаетесь меня остановить?

Несмотря на серьезность ситуации, Рейфел едва не рассмеялся, но вовремя взял себя в руки и надменно вскинул брови:

– А зачем мне это?

– Потому что я скорее всего замерзну в дороге.

– И что из этого?

Альберт рассерженно вспыхнул, но, промаршировав обратно, взял колесо у Рейфела.

– Я сам все сделаю, милорд. Через несколько минут мы уже будем на дороге.

– Я так и думал, что ты прислушаешься к голосу разума. И тебе лучше приложить горсть снега к распухшей щеке, – посоветовал Рейфел, прежде чем подойти к экипажу.

Правда, до него донеслась злобная реплика Альберта – что-то насчет чертовых набобов, – но он предпочел не обращать внимания. Рейфел рассудил, что Офелия, вне всякого сомнения, слышала каждое слово, и действительно, когда он помог ей выйти из экипажа, она первым делом попросила:

– Пожалуйста, не увольняйте его.

– Приведите хоть один веский довод, почему мне не следует этого делать, – пробормотал Рейфел, обнимая ее за плечи, чтобы она не замерзла, пока Альберт меняет сломанное колесо.

– Я пустила в ход свою лучшую улыбку, заставив его забыть о своем долге перед вами.

В дальнейших подробностях он не нуждался. Оставалось лишь надеяться, что она не испробует эту особенную улыбку на нем, ибо можно только представить, что творилось с несчастным, готовым на все Альбертом.

– Должно быть, ваше тщеславие – тяжкое бремя, – шутливо заметил Рейфел. – Этот недостаток вам тоже сложно контролировать, не так ли?

Она вздрогнула от холода и прижалась к нему.

– О нет, я не считаю это недостатком. И мне не нравится то воздействие, которое я произвожу на мужчин, хотя оно вполне предсказуемо. Если не считать вас, конечно.

– В самом деле? Почему же я стал исключением?

– Не делайте вид, будто не знаете, – пожала плечами Офелия. – Вы просто не видите своего лица, особенно в те моменты, когда смотрите на меня и воображаете чудовище, каким я вам представляюсь.

Рейфел только усмехнулся. В ее словах не было ни капли правды, но он не стал ее разубеждать.

– Я никогда не называл вас чудовищем, дорогая, – коротко напомнил он.

– Прямо в лицо – никогда. Но сколько раз вы на это намекали?!

В голосе ее не было ни следа негодования или возмущения. Мало того, Офелия казалась мягкой и сговорчивой, с той самой минуты, когда забилась в экстазе. Сейчас, с распущенными волосами, она казалась совсем юной. Вряд ли это было игрой его воображения. А может, все дело действительно в той сцене, что произошла только недавно в экипаже. Собственно говоря…

– Кажется, я понял, почему вы не в силах держать себя в руках. Под ледяной поверхностью в вас кипит буря страсти, что может быть поистине великолепно. Но у вас нет выхода этой страсти, кроме взрывов вспыльчивости.

Она сунула замерзшую руку ему за пазуху.

– Вы действительно так считаете?

– Разумеется. Впрочем, есть один способ это выяснить, – пробормотал Рейфел, но тут же застонал: – Только не здесь.

Немного погодя, по пути в Олдерс-Нест, она пожаловалась:

– Теперь, когда мы согрелись, я поняла, что умираю от голода.

– Я тоже.

Однако он говорил не о еде. Сегодня она разбудила спящего дракона. И теперь он просто не мог держаться в стороне от нее.

– Скоро мы будем в Олдерс-Нест, – сказал Рейфел. – И я должен предупредить, что теперь никак не смогу помешать сестре узнать, кто у меня гостит.

– Вы ей не говорили?

– Я уворачивался от ее расспросов.

– Почему? Намеревались держать это в тайне?

– Нет, просто она вряд ли поймет мои мотивы.

– Не поверит, что вы захотели помочь кому-то вроде меня?

– Нет. Тому, что я до сих пор не сделал вас своей любовницей. Она решит, что я теряю навыки обольщения.

Офелия с любопытством уставилась на него, прежде чем усмехнуться:

– Вы приобрели дурную привычку дразнить меня.

– Почему вы так считаете? – широко улыбнулся Рейфел. – Разве я не упоминал, что знаю способ заставить вас забыть о голоде?

Офелия расхохоталась.


Глава 19 | Дьявол, который ее укротил | Глава 21