home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 31

Офелия проспала все утро, хотя намеревалась встать пораньше. Правда, она попросила Сэди не будить ее, но лишь потому, что думала… надеялась провести ночь с Рейфелом. До того как подняться к себе, она попросила лакея оседлать наутро ее лошадь. Прогуляться верхом в Гайд-парке – что может быть приятнее? Во время пребывания в деревне ей ужасно недоставало таких прогулок. В Лондоне она ездила верхом несколько раз в неделю.

Но она проспала, и было уже слишком поздно куда-то ехать. Когда Офелия в последний раз смотрела на часы, было пять утра. Всю ночь она прождала Рейфа, уверенная, что тот прокрадется в дом и поднимется к ней. Целый час она прождала у двери, прижавшись ухом к замочной скважине, в надежде услышать шаги. Какой же дурочкой она оказалась! Он не пришел. Наверное, решил, что это слишком рискованно. А может, подумал, что она не осмелится оставить дверь открытой. Не стоило кокетничать и давать неопределенные ответы. Нужно было прямо сказать, что она все сделает, как он просил. Впрочем, может, он и пошутил, заметив, как успокоили ее его поцелуи. Да, скорее всего так и было. И она зря посчитала, будто небезразлична ему.

Офелия подошла к окну, отодвинула сиреневую плюшевую штору и вдохнула аромат живых роз, стоявших на письменном столе. У ее матери не было ни оранжереи, ни крытого сада, однако она даже зимой всегда ухитрялась раздобыть живые цветы для дома.

Комната Офелии была прекрасно обставлена: мать об этом позаботилась. Мебель из темного вишневого дерева, ковры, обои, шторы и толстое покрывало на постели – в розовых и сиреневых тонах. И даже ножки туалетного столика были задрапированы розовым бархатом. У Офелии была собственная гардеробная, где размещались ее многочисленные наряды. Одежда – единственное, на что ее отец никогда не жалел денег. Она – его игрушка и поэтому всегда должна быть одета лучше всех.

Судя по открывавшемуся из окна виду, снегопад долго не продлится: все уже успело растаять. Хотя комната была в передней части дома, но стоило закрыть окна, как шум уличного движения почти сюда не доносился. Во всяком случае, она даже не проснулась.

Мимо окна проскакал всадник, напомнив о необходимости проследить, чтобы ее кобылку увели назад в конюшню. Но всадник показался ей знакомым. Да это Рейф! Он даже придержал коня, чтобы взглянуть на дом!

Офелия помахала ему, но он не поднял глаз к окнам верхнего этажа и помчался дальше. А она оделась с безумной скоростью и сбежала вниз, надеясь, что кобыла все еще во дворе. Так и оказалось. Но и лошадь ее сопровождающего тоже находилась рядом. Лакей Марк обычно ездил на прогулки вместе с хозяйкой. Кажется, она только сейчас пробежала мимо него.

– Сейчас захвачу пальто, леди Офелия, и можно ехать.

– Сначала подсадите меня в седло, – велела она. – Буду ждать вас у Гайд-парка, со стороны Гросвенор-сквер. Не задерживайтесь.

Офелия не стала слушать жалоб и упреков лакея. То самое предвкушение, которое не давало ей уснуть всю ночь, снова будоражило кровь. Она пустила кобылу галопом. Если повезет, она сумеет догнать Рейфа. А если очень повезет – он назначит ей свидание и на этот раз сдержит слово.

Офелии не повезло. Она осматривала все боковые улицы, мимо которых проезжала, но Рейф успел скрыться, пока она тратила время на одевание.

Она подъехала к воротам, у которых обещала ждать Марка. Сегодня Офелия не потрудилась разыскать одну из своих амазонок и схватила первое попавшееся дневное платье, слишком легкое, в котором никогда не выходила из дома. Она думала, что шарф защитит ее шею и грудь, но он был таким тонким, что даже не закрывал низкого выреза платья. А пальто не оказалось на обычном месте, поэтому она накинула плащ. И даже не успела причесаться. Просто спрятала распущенные волосы под меховой шапкой.

Пришлось поплотнее закутаться в плащ, иначе она промерзла бы до самых костей. Столь безрассудное поведение просто недопустимо, и ей следует немедленно вернуться домой. Если кто-то увидит ее в такой одежде, наверняка подумает, что она спятила. А может и нет. Сегодня не так уж холодно, да и погода безветренная. Прекрасный день… для зимы, конечно. И идеальное время для прогулки верхом, будь она одета подобающим образом.

В дальнем конце улицы показался Марк. Нет смысла ждать его. Уж лучше она поедет ему навстречу, и они вместе отправятся домой.

Она уже хотела подхлестнуть кобылку, когда кто-то окликнул ее:

– Собрались покататься в парке?

Откуда он взялся, дьявол его возьми?

– Да, – пробормотала Офелия и развернула кобылу.

Рейф с удивлением уставился на нее, возможно, потому, что она рукой без перчатки старалась запахнуть плащ, из-под которого виднелись шелк и кружева юбки, но он ничего не сказал и вместо этого поспешно заметил:

– Знаете, Фелия, я как-то не представлял вас в седле и должен сказать, что крайне удивлен.

– Почему? Я заядлая лошадница.

– Да, но… – Рейф осекся и усмехнулся. – Наверное, в моем воображении вы всегда безупречны. Одеты с иголочки, из прически не выбивается ни одного волоска. И не дай Бог, от вас вдруг будет нести конским потом!

Девушка весело рассмеялась:

– О, это искаженное и притом давно устаревшее представление. Вспомните, как вы закидали меня снежками, а в тот день в гостиной Олдерс-Нест… вид у меня был ужасный.

Его глаза полыхнули таким жаром, что Офелия тихо ахнула. Напоминать о том, что случилось между ними в той гостиной, было крайне неприлично и совершенно легкомысленно с ее стороны. Но перед глазами стоял Рейф, взъерошенный после ее страстных ласк, на губах играет чувственная улыбка… совсем как теперь.

Господи милостивый, сейчас не время и не место для подобных воспоминаний. Наверное, прогулка верхом была бы самой лучшей идеей.

– Догоняйте! – воскликнула она.

Марк как раз остановился рядом и попытался было возразить, но Офелия снова послала кобылу в галоп. И ухитрилась намного обогнать Рейфа, поскольку мыслями он все еще пребывал в гостиной. Поэтому он не сразу погнался за ней. Но она успела оглянуться и рассмеялась, заметив, как с каждой секундой увеличивается расстояние между ними. В бешеной скачке она потеряла шапку, скатившуюся на землю. Но у Офелии не было времени ее поднимать. Она была достаточно азартна, чтобы стремиться к победе.

Плащ Офелии распахнулся, когда ей пришлось обеими руками схватиться за поводья. Но сейчас ей не было холодно: слишком яростно пульсировала в жилах кровь.

Шарф размотался, и один конец болтался за ее спиной. Офелия схватилась за другой конец, чтобы не потерять и шарф. Теперь плащ, волосы и шарф развевались на ветру. Но ей было все равно. Она пришпорила кобылу, и та помчалась во весь опор.

Поскольку в парке почти никого не было, Офелия поскакала не по тропинке, а через газоны, прямо к Серпентайну. Северная дорожка для наездников вилась по всему парку и проходила у большого озера, прежде чем вновь свернуть на север. Она была куда длиннее южной тропы, которой Офелия редко пользовалась.

Рейфел пытался нагнать Офелию, но пока что отставал. А на расстоянии уже виднелся лодочный сарай. Вполне возможно, что на озерном льду сейчас катаются люди…

Она не слишком сильно ударилась. Могло быть гораздо хуже. Если бы кобылка, испугавшись пересекавшей дорожку белки, застыла на месте, Офелия перелетела бы через ее голову. Но вместо этого нервная лошадка поднялась на дыбы, и Офелия сползла на землю. Чертова лошадь! Испугалась маленькой безвредной белочки!

Офелия уже успела отдышаться и даже приподнялась на локтях, когда Рейф спрыгнул с коня, подошел к ней и упал на колени так быстро, что, кажется, немного проехался по засохшей траве.

– Господи, как вы меня перепугали! – гневно воскликнул он.

– Я не ушиблась, – заверила она.

– Чертовски удачно, что не ушиблись! Вашего отца следовало бы пристрелить за то, что купил вам такую норовистую кобылку!

– Это не он, а я выбирала ее! Пришлось несколько месяцев донимать его, чтобы он согласился ее купить за такую цену! Так обычно и бывает между нами! Я ною и извожу его, он в конце концов сдается, только чтобы отделаться от меня. Вряд ли он вообще видел эту кобылку.

– Все равно, несмотря на…

– Но со мной действительно все в порядке! Если вы поможете мне встать…

Он рывком поднял ее на ноги и неожиданно стал целовать, страстно и настойчиво, растирая ладонями ушибленные места. Офелия стонала от наслаждения. В животе все переворачивалось: слишком поразительны были ощущения, порожденные его медленными, чувственными ласками и головокружительными поцелуями. Офелия снова стала задыхаться. Наконец он поднял голову и пристально всмотрелся в нее. И разжал руки так поспешно, что она пошатнулась. Рейфел сразу же отвел глаза, как только она принялась отряхивать одежду и запахивать плащ.

– Надеюсь, вы не всегда одеваетесь подобным образом на прогулку верхом, – упрекнул он, собирая конские поводья.

– Разумеется, не всегда.

Он снова взял себя в руки и смог спокойно посмотреть на нее:

– Почему же именно сегодня?

– Видите ли, я… я очень…

Она осеклась, пытаясь придумать достаточно правдоподобное объяснение. Не признаваться же в самом деле, что она гналась за ним!

Поэтому Офелия наконец пробормотала:

– Нет. Мне не хочется об этом говорить.

– Как пожелаете, – пожал плечами Рейф. – Но вам лучше побыстрее вернуться домой.

– Я так и сделаю.

Он помог Офелии сесть в седло и хотя мог бы при этом обнять ее, все же умудрился даже не прикоснуться. Только подставил ей под ногу сомкнутые ладони. И при этом вел себя безразлично, даже слишком безразлично. Правда, они находились в общественном парке, но здесь было почти безлюдно, а редкие пешеходы прогуливались слишком далеко, чтобы их увидеть.

Ее так и подмывало спросить, почему он не пришел прошлой ночью. Сам Рейф явно не собирался ничего ей объяснять. Но подобные речи не подобают хорошо воспитанной девушке, и, кроме того, их наконец отыскал Марк. Он остался так далеко позади – как обычно и бывало, – что не видел, как упала Офелия. Иногда она старалась ехать шагом, поскольку Марка нельзя было назвать хорошим наездником, да и его лошадь не могла держаться наравне с чистокровной кобылкой Офелии.

Но чаще всего она скакала галопом куда глаза глядят, а потом дожидалась, пока Марк с ней поравняется.

– Спасибо за скачку, – сказала она Рейфу и с усмешкой добавила: – Люблю выигрывать!

– Я тоже, – задорно ухмыльнулся он. – Когда-нибудь мы повторим состязание по всем правилам, и у вас не останется ни малейшего шанса на победу.

– Я бы на вашем месте не была так уверена, – рассмеялась Офелия. – Как по-вашему, почему я два месяцa настаивала на покупке именно этой кобылы? Ее родитель – известный призер на скачках! Поверьте, она недешево обошлась моему отцу.

– Стараетесь всегда прийти первой?

– Конечно!

– В таком случае мне, наверное, придется купить ее производителя.

По какой-то причине она после этого разговора улыбалась всю дорогу домой.


Глава 30 | Дьявол, который ее укротил | Глава 32