home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 33

Мэри постучалась к дочери и, приоткрыв дверь, заглянула в комнату.

– Ты уже решила, дорогая?

Офелия в глубокой задумчивости сидела за письменным столом, глядя в пространство, вместо того чтобы просматривать груду приглашений, принесенных матерью, как только она вернулась с прогулки. Пять приглашений принесли сегодня утром. После вчерашнего ужина весь Лондон узнал, что она вернулась в город, и немало светских дам хотели заполучить на вечер столь популярную персону. Ее присутствие гарантировало успех любого празднества.

Она прочитала несколько приглашений и даже решила, куда они поедут вечером, но потом отвлеклась мыслями о Рейфе.

– Думаю, на балу у леди Уилкотт будет весело. Нас пригласили в последнюю минуту. Бал состоится сегодня вечером.

– Я дам знать твоему отцу.

– Не стоит. Предпочитаю твое общество. Надеюсь, ты не возражаешь поехать со мной?

– Вовсе нет, дорогая. Наоборот. Я сама хотела посетить с тобой один из балов, но твой отец возражал. Твердил, что моя красота слишком отвлекает его, а он должен присматривать за тобой.

Офелия едва успела прикусить язык, чтобы не высказать собственное мнение. Как «мило» со стороны отца превратить свое нежелание брать с собой жену в некое подобие комплимента!

– А я думала, ты просто не хочешь ехать со мной, – заметила она, – тем более что тебе привычнее развлекать приглашенных дома.

– Просто у меня никогда не было веских причин уговорить твоего отца ездить на балы со мной. Он терпеть не может светских развлечений, если не считать случаев, когда сам принимает гостей.

– Понятно. Может, не стоит вообще упоминать о сегодняшнем бале? Можешь оставить ему записку.

Мэри неожиданно усмехнулась:

– Интересная мысль! Возможно, потом он обязательно устроит мне сцену, но все же неплохо провести вечер вне дома, вместе с тобой. Господи, да я дождаться не могу!

После ухода матери Офелия улыбнулась. Ей тоже не терпелось поехать к леди Уилкотт. Она никуда не выезжала с матерью, если не считать похода по магазинам Бонд-стрит перед началом сезона, а до этого, несколько месяцев назад, они посетили театр.

Но была и еще одна причина, почему она так взволновалась, когда Сэди помогала ей одеться к балу. И это волнение не имело ничего общего с ее внешностью, хотя в бальном платье из зеленовато-голубого шелка она была на редкость хороша. Ее любимый цвет прекрасно оттенял белокурые волосы, нежную кожу и голубые глаза. У нее было несколько нарядов того же оттенка, но с разными отделками. Это платье было украшено серебряным шнуром. Тонкая серебряная цепочка с маленькими сапфирами обхватывала шею, и светлые глаза Офелии казались темнее.

Но в ее взгляде светилось почти неприкрытое возбуждение. Рейф будет сегодня на балу: она точно это знает. Правда, Офелия сама не понимала, откуда взялась эта твердая уверенность. Даже если он решил куда-то поехать вечером, вряд ли выберет именно этот бал, тем более что не ищет себе жену. И еще в Олдерс-Нест он упомянул, что больше не собирается сопровождать Аманду на вечеринки, поэтому столь грандиозный бал вряд ли его заинтересует.

И все же она чувствовала, что Рейф будет сегодня у Уилкоттов.

Именно поэтому она постоянно искала его глазами.

Стоило Офелии переступить порог бального зала, как присутствующие, словно по команде, смолкли и уставились на нее. Обычно ей очень нравилось быть в центре внимания, но сегодня она почти не замечала взглядов окружающих, занятая поисками Рейфа в толпе. При таком росте, как у него, обнаружить его не составит труда. Но Рейфа нигде не было. Ничего, он обязательно покажется.

– Честно признаюсь: мне очень жаль, что вы не подождали с возвращением в Лондон, пока я не обручусь.

Повернувшись, Офелия оказалась лицом к лицу с Амандой Лок. Сестра Рейфа выглядела настоящей красавицей, несмотря на раздраженное выражение лица. Рубиновое колье, прекрасно гармонирующее с розовым бальным платьем, возможно, было в числе фамильных драгоценностей, которые девушке разрешали брать для выходов в свет. Хотя считалось, что Офелия навещала Локов, все же не мешало познакомиться с другими членами семейства.

– Здравствуйте, Аманда, – улыбнулась она. – Брат вас сопровождает?

– Нет, – буркнула девушка. – Прошлой ночью он вернулся домой, но я ни о чем его не просила. Видите ли, я все еще с ним в ссоре и не желаю даже разговаривать.

– Не злитесь на него. У мужчин должны быть свои секреты. Впрочем, как и у женщин. Вы ведь тоже не все ему рассказываете.

– Все… то есть нет, – покраснела Аманда. – Ладно-ладно, я вас поняла.

– И не завидуйте мне, Аманда. Если попробуете объяснить, каким именно джентльменом увлеклись, поверьте, я сделаю все, чтобы обескуражить его, причем самым грубым образом.

– Но зачем вам это? Ради меня?

– Почему бы нет? Вам, наверное, трудно поверить, но я совершенно не желаю видеть всех лондонских поклонников у своих ног. Видите ли, от этого одни неприятности. И кроме того, не могу же я выйти замуж сразу за всех!

Аманда как-то странно уставилась на нее, прежде чем спросить:

– Вы это серьезно?

– Серьезнее некуда.

– Но в начале сезона, когда все они действительно лежали у ваших ног, вам это, похоже, нравилось.

– Да, я поощряла их, но, скорее, из-за своего отца. Демонстрировала ему, что могу получить любого мужчину в городе. И что ему совершенно не нужно обручать меня с человеком, которого я в жизни не видела.

Аманда сочувственно поморщилась:

– Не знаю, как вам удалось это переносить… я имею в виду до того, как вы встретили Мактавиша и убедились, что он вовсе не уродливое чудовище. На вашем месте я обозлилась бы на родителей… и очень перепугалась.

– Спасибо! Приятно знать, что я не одинока.

– Но ведь даже после знакомства с Мактавишем вы все-таки не захотели выйти за него!

Офелия покачала головой.

– Полагаю, некоторые пары, независимо ни от чего, совершенно не подходят друг другу. К счастью, мы поняли это, пока не стало слишком поздно.

Это была настолько незначительная ложь, причем даже изобретенная не ею, что Офелия без зазрения совести ее повторила. А дальше случилось нечто поразительное: они с Амандой проговорили двадцать минут. Беседу изредка прерывали джентльмены, жаждавшие заполнить их бальные карточки, Аманда наконец призналась, что ей пока никто не нравится, поскольку принять решение оказалось слишком сложно.

– Не уверена, что смогу дать вам достойный совет, но на вашем месте подождала бы, пока любовь все не решит за вас. Рейф упоминал, что вы считаете, будто любовь идет рука об руку со счастьем.

– Да, кажется, я прожужжала ему все уши на эту тему. А вы? Именно так и поступаете? Ждете любви?

– Мое положение немного сложнее. Если я не смогу как можно скорее найти себе мужа, боюсь, мой отец снова вмешается и сам выберет мне жениха.

– Но подобные взгляды так… так… устарели! – рассердилась Аманда. Она явно сочувствовала, причем вполне искренне, в чем Офелия нисколько не сомневалась.

Удивительно! Значит, когда ты добра к людям, они отвечают тебе тем же! Господи, неужели она всю жизнь руководствовалась ложными принципами, намеренно отталкивая людей, которые могли бы стать ее друзьями?

– О Господи, какая встреча! – неожиданно воскликнула Аманда, заглядывая Офелии через плечо. – Сабрина приехала! Нам просто необходимо поздороваться с ней!

Обернувшись, Офелия увидела Ламбертов, тетушек и племянницу, входивших в бальный зал. Сабрину было трудно узнать. Она буквально сияла красотой. А ведь на ней даже не было бального наряда. Всего лишь скромное вечернее платье из светло-зеленого шелка. Подумать только, маленькая йоркширская мышка с каштановыми волосами превратилась в прелестную бабочку. Неужели любовь вершит чудеса?

Но, следуя за Амандой, Офелия бессознательно замедляла шаг. Ей все больше становилось не по себе. Рейф объяснил, как гнусно она обошлась с Сабриной. И зависть отнюдь ее не извиняет!

В душе все сильнее разгоралось сожаление. К тому времени как они подошли к Сабрине, Офелия едва сдерживала слезы. Только бы не заплакать посреди бального зала! Какой позор!

Когда Аманда произносила слова приветствия, Офелия скромно держалась позади. Сабрина, улыбаясь, поздоровалась с сестрой Рейфа, но улыбка померкла при виде Офелии. Однако подошедшая Мэри, которая всю жизнь дружила с тетками Сабрины, отвлекла Аманду. Офелия поспешила обнять Сабрину и прошептать:

– Я воспользовалась вашей добротой и теперь прошу… – Слезы все-таки потекли! – Простите меня. Я не должна была лгать вам насчет Дункана. Наговорила вам столько неправды, и все потому, что не раз ревновала к вам и завидовала. Но хочу сказать только, что горько обо всем сожалею.

Офелия, не дожидаясь ответа, стыдясь текущих по лицу слез, поспешно вышла из зала, прежде чем кто-то заметил, в каком она состоянии.


Глава 32 | Дьявол, который ее укротил | Глава 34